, 5 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«Я боялся давать показания. Я знал, что Косинов опасный человек»

18.03.2016, 16:59

В городском суде начался допрос подсудимых по делу «игровиков». Накануне свою версию изложили бывшие чиновники: Ильмир Мингараев и Данияр Гумеров. Оба во времена экс-мэра Василя Шахразиева входили в мобильные группы, которые должны были пресекать работу игорных заведений. Допрошенные раскрыли весьма интересные факты: как участники группы сбрасывали телефоны перед выездом, чтобы не было «слива»; как передвигались на машинах плотным рядом, чтобы никто не пристроился. Гумеров также рассказал, как от Косинова и его приближенных поступали угрозы: «кирпич на голову упадет»; и как его душил охранник одного из заведения со словами «привет от хозяина».

«Я ПРЕКРАСНО ПОНИМАЛ, ЧТО НИКАКИМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ НЕ ОБЛАДАЛ»

Допрос начался с Ильмира Мингараева. По версии следствия, мужчина с июня 2013 года по март 2014-го получал взятки от «игровика» Ленара Нуретдинова за предупреждение о предстоящих проверках.

– С 2006 года я начал работать в администрации Автозаводского района города Набережные Челны. В мои должностные обязанности входило поддерживание благоустройства, ликвидация свалок, - начал перечислять Мингараев. - С 2008 года я был назначен членом рабочей группы по выявлению незаконной игорной деятельности. Примерно летом 2012 года во время одной из проверок в 51-м комплексе познакомился с Ленаром Нуретдиновым, который являлся собственником игорного заведения. Мы обменялись телефонами, спустя время, созвонились. У меня возник преступный умысел подзаработать, я сказал Нуретдинову, что являюсь самым главным в префектуре, и от меня зависит, будет ли проводиться проверка.

В этот момент рассказ Мингараева прервал судья, он попросил подсудимого «оторваться от бумаги» со словами «так будет лучше».

– Предложил ему, чтобы он оплатил мне недостающую часть ремонта, - продолжил экс-чиновник. - Летом 2013 года я опять решил его обмануть, чтобы ежемесячно оплачивал по 30 тысяч, и он согласился. Я сам лично прекрасно понимал, что никакими полномочиями не обладал, что относительно предстоящих проверок каких-либо решений не принимал. В мои обязанности лишь входил вызов автомобиля для того, чтобы погрузить оборудование и увезти на склад… Я знаю, что обманул Нуретдинова. И на сегодняшний день ему все возместил.

Как рассказал Мингараев, участники рабочей группы собирались возле здания прокуратуры, а потом вместе выезжали на место.

– А кто именно собирался возле прокуратуры? - уточнил его адвокат.

– Полицейские, прокуратура, сотрудники администрации, с мэрии земельщики - отдел контроля за использованием земли (отдел возглавляла ныне осужденная за мошенничество Эльвира Гарданова, - ред.).

– Кому было известно, в какое время и по каким адресам вы будете выезжать на проверку? - продолжил свой допрос адвокат Мингараева.

– Сотрудникам прокуратуры.

– А вам в какой момент становилось известно?

– Мы узнавали, подъехав только на место.

– Полиция изымает, вы изымаете, вам известен собственник данного заведения, хозяин известен... - начал задавать вопросы экс-начальник ОП Автозаводский Адай Тлегенов. - А администрация принимала какие-либо меры в отношении данного человека? Реакция от администрации была в отношении владельцев этих заведений?

– Один раз было совещание, где собрали всех собственников помещений и попросили их не предоставлять помещения «игровикам».

– Расскажите, были ли такие факты, что непосредственно перед проверкой сдавались телефоны (для того, чтобы участники группы не могли «слить» информацию о проверке, - ред.)? - поинтересовался у подсудимого защитник Данияра Гумерова.

– В бардачок машины складывались.

– Как вы ехали на проверку? Никто не ехал отдельно сзади в своей машине?

– Забивались плотно.

Гособвинение просило в очередной раз уточнить подсудимого, что именно Мингараев пообещал Ленару Нуретдинову (осужден по делу вместе с Дмитрием Косиновым, - ред.) за игорную деятельность?

– Я ему сказал, что буду предупреждать, что не будут проверки.

– Два обещания: предупреждать и не проводить у него проверки? - переспросил старший помощник прокурора Наиль Юнусов.

– Да.

– Или не инициировать у него проверки? Такое было?

– Я даже не помню сейчас точно… Говорил: «у тебя не будет проверок, если что - я сообщу».

– И вы ни разу ему не сообщили?

– Нет.

– Он вам постоянно платил, а проверки проводились...

– Я изначально знал, что так будет.

– А Нуретдинов вам об этом вопросы не задавал? Как это так: я тебе плачу, а ты меня и не предупреждаешь?

– Нет, не задавал.

Гособвинитель ходатайствовал об оглашении показаний бывшего чиновника, которые он давал еще в июне 2014 года. Из них следует, что Ильмир Мингараев занимался пресечением подпольных игровых клубов только лишь в составе рабочей группы. Экс-чиновник, обнаружив сам лично игровые заведения, не обращал на них внимания и никому не сообщал. За все время знакомства с «игровиком» Ленаром Нуретдиновым бывший сотрудник администрации Автозаводского района получил около 240 тысяч рублей, а также 100 тысяч на ремонт.

«КОСИНОВ БЫЛ ЗОЛ, ЧТО Я ПРОВЕРЯЮ ЕГО ЗАВЕДЕНИЯ. ИНОГДА ПОСТУПАЛИ УГРОЗЫ»

Вторым допросили коллегу Ильмира Минграева, экс-чиновника исполкома Данияра Гумерова.

– Я перевелся в город Набережные Челны в январе 2011 года и был оформлен в отдел ЖКХ, - рассказывал суду Гумеров. - Где-то с середины 2011-го года возложили на меня обязанности по проверке игровой деятельности, то есть я входил в состав рабочей группы по пресечению игровой деятельности. В мои обязанности прежде всего входил вызов спецтехники для изъятия игрового оборудования.

– Когда вы познакомились с Косиновым? - интересовался у своего подзащитного адвокат.

– С Косиновым я впервые увиделся во время очередных проверок. В заведении «Корона», расположенном в 3-м комплексе. Мы с представителем прокуратуры с Хайруллиным Алмазом выявили три неработающих монитора и пустые системные блоки. Тогда вызвали участкового и оформили протокол. Мне это не понравилось, на следующий день во время обеда я зашел туда еще и тогда впервые встретился с Косиновым.

Напомним, по версии следствия, бывший сотрудник администрации Центрального района получал денежные средства от юриста Дмитрия Косинова - Ильнара Хайрутдинова, якобы за предупреждение о проверках. По словам Гумерова с юристом Косинова он также познакомился во время проверки интернет-кафе.

– Он представлял интересы собственников помещений, - рассказывал суду Гумеров. - Денежных средств я никаких от Ильнара Хайрутдинова не получал. Как я сейчас понял, он тогда работал на два фронта. Получается, он обманывал и своего работодателя (Косинова), что якобы мне передавал денежные средства. И закидывал мне информацию по игорным заведениям – где и в какое время они работают.

Ранее в ходе судебных разбирательств Ильнар Хайрутдинов уже был допрошен. Тогда выяснилось, что именно он после явки с повинной рассказал о действиях чиновника Гумерова.

Ильнар Хайрутдинов, бывший сотрудник ОБЭП, был нанят Дмитрием Косиновым в качестве юриста в ООО «Евротракс» (по данным системы «Контур-фокус» - 10 видов деятельности, среди которых производство автомобилей специального назначния, - ред.). Если изначально мужчина работал лишь в легальной структуре «игровиков», то в последующем познакомился и с нелегальной. Суду мужчина рассказывал, что Гумеров предложил ему сообщать о предстоящих проверках в обмен на денежное вознаграждение. При этом переписка осуществлялась с использованием кодовых слов: «ЯГУАР», «СУПЕР», «ОБЩЕСТВО» – обозначая тех, кто именно выходит на проверку «игровушек» и из каких структур («ягуар» - прокуратура, «супер» - исполком, «общество» - общественники», - ред).

– Этого не было, – опроверг слова Хайрутдинова Данияр Гумеров. - На самом деле кодирование слов исходило от самого него и для своих же игровых заведений. Он боялся, что вдруг я расскажу Косинову и предложил закодировать эти заведения. «ЯГУАР» – это была «Корона» в 3/01, «ОБЩЕСТВО» – «Шоколад» в РК «Батыр», «СУПЕР» – 42/04 интернет-кафе «Шанс».

– Создавались ли препятствия игровой деятельности? Какие были основания для оговора Косинова и Хайрутдинова вас? - задался вопросом адвокат Гумерова.

– Я состоял в числе рабочей группы, а также сам лично заходил в эти клубы, вызывал помощников прокуратуры. Косинов был зол, что я проверяю принадлежавшие ему игорные заведения. Иногда и угрозы поступали в мой адрес: «Больше всех надо что ли? Из-за тебя пострадает вся мэрия...»

– Уточните, от кого именно поступали вам эти угрозы?

– Такие слова поступили в первый же день от самого Косинова, а потом от Ильнара Хайрутдинова: мол, кирпич на голову может упасть...

– Реальные действия были?

– 15 августа 2012 года был один инцидент в интернет-кафе «Бумер» (ТД «Юмарт»), принадлежавшем Косинову, там душил меня охранник и со словами «привет от хозяина», - рассказывал Гумеров. - Позже об этом я заявлял в полицию, было возбуждено уголовное дело. Я постоянно воспрепятствовал ведению игорного бизнеса и всегда участвовал в проведении проверок, не только по Центральному району.

Однако Данияр Гумеров не стал отрицать факта получения топливных карт от брата-хозяйки кафе-бара «Бухта».

- Он мне передал эти топливные карты в качестве спонсорской помощи, - рассказывал экс-чиновник. - Я взял, так как мне приходилось на своем личном автомобиле много ездить по территориям.

Гособвинителя при допросе подсудимого Данияра Гумерова интересовало, почему он после задержания отказывался давать показания.

– Я отрицал то, что мне предъявляли следователи.

– Вы просто говорили о том, что не виновны и никаких пояснений не давали, так?

– Я боялся давать какие-либо показания, тем более я знал, что Косинов опасный человек, у него в любых структурах есть связи.

Адвокат Дмитрия Косинова также не оставил факт «об угрозах» незамеченным.

– Вы обращались в правоохранительные органы с заявлением о привлечении Косинова к уголовной ответственности?

– Именно на Косинова - нет, в тот момент я не стал указывать его фамилию.

– Во время допроса следователя вы ему заявили, что в отношении Косинова против вас были угрозы?

– Да, заявлял. Я с официальным заявлением обращался, но как видите, этого не отражено в материалах уголовного дела.

Больше всего вопросов было к подсудимому у судьи. Радиса Тагирова интересовало: время знакомства Гумерова с Косиновым и Хайрутдиновым, в какой именно период экс-чиновнику поступали угрозы, зачем он начал держать связь с юристом Косинова.

– В чем заключалась ваши отношения с Хайрутдиновым? - поинтересовался судья.

– Он предоставлял информацию о действующих в городе интернет-кафе, - пояснил Гумеров.

– На каких условиях?

– Он просил, чтобы я ему предоставлял информацию о дальнейших проверках, а он говорил о работе действующих. Особых договоренностей не было.

Со слов Гумерова, он сообщал полученную информацию от Хайрутдинова «незамедлительно» членам рабочей группы, но каких-либо определенных результатов от поступившей информации не было.

– Всегда говорили: хорошо, проверим. А когда будем проверять – в этот же день или через неделю – они не говорили, – отметил экс-чиновник.

– Когда поступила первая угроза? – продолжил допрос судья.

– Где-то в середине 2012 года от Косинова. После этого с Косиновым я уже не виделся, всегда приходил на проверки его представитель - Ильнар Хайрутдинов.

– Первая угроза от Хайрутдинова когда поступила?

– Хайрутдинов начал намекать где-то в начале 2013 года.

– Как он намекал?

– «У Косинова везде связи, могут уволить с работы», «Могут дождаться возле подъезда», «Зачем ты лезешь, проверяшь?»

– И как часто эти угрозы повторялись?

– Пару раз бывали во время проверок, когда я приходил. Обычно он передавал мне слова Косинова. А дальше я побоялся за свое здоровье, семью, и мы уже договорились с Хайрутдиновым.

– После этого угроз не было?

– Если не считать пару колес автомобиля, оставленных во время проверок...

По окончании допроса защитник Гумерова заявил суду два ходатайства об угрозах, которых экс-чиновник сообщил. Адвокат попросил приобщить к материалам дела справку о том, что его подзащитной обращался в правоохранительные органы, и дело было возбуждено в отношении неустановленного лица. Но как следовало из документа, в связи со сроком давности, акт был уничтожен. Из второго ходатайства следовало, что экс-чиновник также писал письмо в прокуратуру города, чтобы изобличить должностных лиц. Ходатайства были судом учтены частично. Суд не приобщил к материалам дела лишь справку, пояснив, что в ней нет сути обращения к правоохранительным органам, так как документ был уничтожен.

Судебное разбирательство продолжается.

Олеся Аверьянова

Суд над «игровиками», часть 1

Суд над «игровиками», часть 2

Суд над «игровиками», часть 3

Суд над «игровиками», часть 4

Суд над «игровиками», часть 5

Суд над «игровиками», часть 6

Суд над «игровиками», часть 7

Суд над «игровиками», часть 8