, 1 Октября
Новости
Подробно


«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

15.08.2022, 21:00

Инвалиды-колясочники просят о помощи – Челнам остро необходима служба сопровождения маломобильных горожан. Они хотят наслаждаться жизнью на равных со здоровыми, но оказываются в ловушке своих собственных квартир. Даже если удается выйти из дома, во внешнем мире их поджидают крутые пандусы, высокие бордюры, недружелюбный общественный транспорт и такси. Инвалидов штрафуют за частые отказы от вызовов, отбирают коляски в аэропортах и не спешат спускать пандусы в автобусах. Помочь челнинцам некому – у многих пожилые родители, а кто-то и вовсе одинок. На выручку приходят волонтеры, но не на постоянной основе. А поддержка (зачастую физическая) необходима регулярно. Содействовать в создании службы сопровождения может город. О том, как она облегчит жизнь людям, и какой ее видят сами инвалиды-колясочники – в материале Chelny-biz.ru.

С ЧЕМ СТАЛКИВАЮТСЯ ЛЮДИ  

«ТАКСИСТ ГОВОРИТ: «Я ВАС НЕ ПОВЕЗУ, ВЫЗЫВАЙТЕ ДРУГУЮ МАШИНУ» – И УЕЗЖАЕТ»

Обычные прогулки, экскурсии, культурные мероприятия, посещение общественных пространств – это лишь короткий список труднодоступных вещей в жизни челнинцев с инвалидностью. Передвижения по городу, да и просто выход из квартиры превращаются для них в огромное испытание. Люди хотят жить полноценной жизнью, но оказываются один на один со своей маломобильностью. А ждать помощи неоткуда. К тому же «доступная среда» в Челнах, как оказалось, не очень-то и дружелюбная. Люди не могут качественно пользоваться общественным транспортом, службами такси, преодолевать крутые пандусы и высокие бордюры без посторонней помощи. О том, с какими проблемами приходится сталкиваться, они поделились с Chelny-biz.ru.

«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

– Когда заказываю такси, всегда указываю, что есть взрослая инвалидная коляска, нужен пустой багажник. Накануне произошел неприятный инцидент: таксист взял заказ, но всю дорогу я выслушивала речь о том, что коляска поцарапает его машину, а он должен меня везти за копейки, – рассказывает Эльза Ярушкина. – Но я не понимаю – почему, если плачу такие же деньги, как и все остальные, я должна выслушивать это в свой адрес? Ведь он мог отказаться от заказа. Такое часто случается. В этом конкретном случае таксист меня забрал, но бывает и такое, что зимой в мороз вызываешь такси, заранее предупреждая о коляске, таксист на месте говорит: «Я вас не повезу, вызывайте другую машину» – и уезжает. Приходится вызывать несколько машин и в итоге какой-нибудь сердобольный дедушка соглашается тебя довезти. Но мы же не просим делать это бесплатно, мы готовы заплатить ту же сумму, может быть даже больше…

Другую челнинку Алсу Хайруллину оштрафовали за частые отказы от заказов.

– Водители, когда видят, что коляска не поместится в багажник, просят меня отменить заказ. Ему самому это делать невыгодно – падает рейтинг, могут быть штрафы. Но когда я отказываюсь, рейтинг как у заказчика падает и у меня. Бывало, что меня штрафовали за частую отмену или за то, что машина подъехала, а я отказалась. В одном такси получилось объяснить ситуацию поддержке клиентов, деньги мне вернули. В других случаях возврата не было, – рассказала девушка. – Есть, конечно, проблема с колясками. У меня их две: электрическая и обычная. Последняя легко складывается, а вторая монолитная. Ее чтобы поднять, нужно двое мужчин. И не каждый таксист согласится. И вообще редко у кого есть такие багажники. Поэтому для того, чтобы куда-то поехать, мне нужно сопровождение. Я знаю, что в Казани есть социальное такси, оно перевозит людей на колясках за умеренную плату. Тебе не нужно вставать с коляски и пересаживаться. Ты просто заезжаешь, тебя фиксируют, и так же спускаешься. У нас такого нет.

«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

Девушки с горечью говорят о том, что статус маломобильного гражданина, несмотря на их желание жить полноценной жизнью, часто становится непреодолимой преградой при передвижении.

– Меня куда-то зовут, хочется уйти из дома, но я не могу, потому что меня поджидает недоступная среда в подъезде, очень крутой пандус. Настолько крутой, что пару раз у меня опрокидывалась коляска. Без помощи вообще никак. Очень часто приходится просить поддержки у прохожих, когда пользуешься общественным транспортом. У нас почему-то не спускают пандусы. Даже когда просишь водителя, он себе что-то поворчит, но не спустит, – говорит Лилия Лутфрахманова.

– Среда в городе далеко не всегда и везде доступна, – поддерживает ее Анастасия Плеханова. – Даже пандусы – я очень боюсь на них ездить одна. Они зачастую настолько крутые! Нужно, чтобы кто-то подстраховал, иначе я упаду. Пешеходные переходы – я не рискую переходить по ним в одиночестве. В одно лето, когда у меня появилась электрическая коляска, я рискнула прокатиться на общественном транспорте. Это было для меня настоящим приключением – в негативном смысле. С тех пор боюсь это делать. Потому что, когда я садилась в автобус или выходила из него, нужно было кого-то просить о помощи. А помочь, повторюсь, могут лишь мужчины. Если хочешь куда-то прогуляться или поехать на набережную, у тебя два пути: на автобусе или на такси, где опять же нужна помощь, либо попросить кого-нибудь довезти на автомобиле. Я, к тому же, не могу выйти из дома самостоятельно. Панели этажей в лифте вертикальные. Я живу на 13 этаже и просто не могу поднять руку и дотянуться до нужной кнопки. Мне нужно обязательно кого-то просить о помощи. Хочется, чтобы в жилых домах панель была горизонтальной и на доступной высоте.

«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

Лилия Лутфрахманова вовсе оказалась в неприятной ситуации в аэропорту – авиакомпания «Победа» отказалась принимать на борт ее электроколяску.

– К нам часто придираются из-за электрических колясок и в аэропортах. Я не понимаю почему – у нас есть документы, мы заранее говорим, что у нас электрическая коляска, аккумулятор, но каждый раз происходит одно и то же. Недавно был такой инцидент. Надеюсь, такого больше не повторятся. Я летала в Москву авиакомпанией «Победа» на преображение к Гоар Аветисян (стилист, бьюти-блогер – ред.). Мне не разрешили обратно лететь со своей коляской. Я улетела, а коляску мне не отдали. Она осталась в Москве, а я улетела с той, которую мне дали в аэропорту. Мы пытались что-то сделать, но они не шли не на какие уговоры. Говорили: «У вас только два выхода: либо оставить коляску, либо поменять билеты на другую авиакомпанию». У нас не было средств, чтобы менять билеты, поэтому пришлось оставить коляску. Но мне на выручку пришла команда Гоар – они помогли привезти коляску через доставку. Если бы не они, я не знаю, как закончилась бы эта история. Понимание найти сложно.

КАК РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ

«КРЕПКИЕ МУЖЧИНЫ, СПОСОБНЫЕ ПОДНЯТЬ КОЛЯСКУ, ДОЛЖНЫ ПОМОГАТЬ НЕ НА ДОБРОВОЛЬНЫХ НАЧАЛАХ, А ЗА ЗАРПЛАТУ»

Одной из первых проблему отсутствия доступной среды в Набережных Челнах подняла ныне покойная юрист, инвалид-колясочница Олеся Захарова. Девушка всегда подчеркивала, что параллельно с инфраструктурой в Челнах необходимо развивать соцслужбу, в которой бы трудились не подрабатывающие пенсионеры, а профессионалы. Недавно вопрос вновь на общественное обсуждение вынесла Юлия Ахметзянова, директор Фонда «Солнце внутри». Она заявила, что городу нужна служба поддержки инвалидов. Потребность в ней растет с каждым годом. Маломобильным горожанам нужны физически подготовленные люди.

«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

– Давайте говорить прямо – везде нужна именно физическая мужская помощь. Девушкам делать это достаточно сложно. А вопрос сопровождения стоит достаточно остро не только в пределах города, – отмечает Анастасия Плеханова. – Хочется уехать куда-нибудь, где-то побывать. Мы с Фондом ездим на экскурсии в разные города. Недавно были в Альметьевске. Большое спасибо нашим волонтерам, друзьям Фонда. Они взяли на себя физическое сопровождение в пути, выгрузку, погрузку в автобус. Но они не всегда могут прийти на помощь. Будь у нас соответствующая служба, можно было планировать разные маршруты с расчетом на нее.

Эльза Ярушкина поделилась, что ей нужна помощь в быту – у нее двое маленьких детей, с которыми трудно выходить на улицу на коляске. Обычно помогает муж, но вскоре его ожидает операция, после ему нельзя будет поднимать тяжести. Семья таким образом окажется в безвыходной ситуации.

– Все упирается в сильную мужскую помощь. Мы с детьми физически зависим от мужа. После операции он не сможет помогать, а я не смогу даже вывести детей на улицу. Если бы была служба, я могла бы заплатить за то, чтобы мне помогли элементарно сходить с ними на прогулку, – говорит девушка. – Поэтому в службе поддержки должны быть крепкие здоровые мужчины, способные поднять коляску. Они должны помогать не на добровольных началах, а за стабильную зарплату, благодаря которой они смогут содержать свои семьи.

«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

Помощь необходима и людям, которые с трудом, но передвигаются самостоятельно. Им достаточно просто волонтера, который готов сопровождать их на мероприятия.

– У меня ДЦП. Нет коляски, но мне тоже нужна помощь. Начиная с элементарного – подать руку в общественном транспорте, – говорит Наталия Лапшина. – Сейчас я либо пользуюсь такси, либо хожу пешком. Но далеко не уйдешь, поэтому у меня весьма ограниченный список мест для посещения. Сейчас концерты и выставки проходят в онлайн формате, но раньше у меня была проблема – нужен был волонтер-сопровождающий. Человек, который возьмет меня как хрустальную вазу под ручку, приведет в зал, поднимет по ступенькам, усадит, сядет рядом или уйдет. Мне приходилось договариваться, находить людей, у которых схожие интересы. Чтобы человек не сидел и не страдал два часа. Либо искать того, кто бы меня оставил, ушел, через два часа вернулся. Это сложно, не все твои друзья на это согласны. Многие из них работают. Допустим, я взяла такси и приехала, а в зале как? Как подняться, как сесть? Зрители, конечно, готовы помочь, люди в основном неравнодушны. Но если бы я могла позвонить в какую-нибудь службу и попросить сопровождающего, это сильно упростило бы жизнь и расширило мои возможности.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ СЛУЖБА

«ВАЖНО, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК НЕ ШАРАХАЛСЯ ОТ МЕНЯ КАК ОТ ПРОКАЖЕННОЙ»

Юлия Ахметзянова предполагает, что на помощь могли бы привлекать призывников альтернативной службы либо волонтеров, но уже на стабильную зарплату. Таковыми могут стать и неравнодушные горожане – собеседницы издания не раз упоминали, что челнинцы отзывчивы и готовы помогать даже без просьбы. Требования к людям, в которых нуждаются инвалиды, минимальны: небольшая подготовка, знания о механизмах колясок и потребностях маломобильных граждан. Но прежде всего – искреннее желание помогать.

«Нужен человек, который возьмет меня как хрустальную вазу, поднимет по ступенькам, усадит…»

– Каждый случай инвалидности – индивидуальный. Поэтому подготовить всех по одному формату невозможно. Нужно вести личный диалог, спрашивать. Для меня не особо важно знает ли человек, как помогать, я могу объяснить. Для меня важнее, чтобы он не шарахался от меня как от прокаженной. Подготовка – не самый важный критерий. Достаточно желания. Может быть, некоторые люди хотят помочь, но боятся или стесняются из-за того, что не знают, как. Им можно объяснить, – говорит Анастасия Плеханова. – Сопровождение, кстати, актуально для культурных мероприятий. Причем было бы здорово, если сопровождающий тоже будет заинтересован в мероприятии. Чтобы волонтер не мучился, отрабатывая поход, а сам с интересом участвовал в событии. Для меня это помощь, а для него – компания. Может быть, кому-то хочется обсудить мероприятие после, например. Это будет ситуация «win-win», где каждый в выигрыше.

– Волонтер должен быть готовым к диалогу с человеком, которому он будет помогать. Обычно люди, когда видят инвалида на коляске, общаются с ним как с ребенком. А нужно, чтобы человек разговаривал с тобой на равных и принимал каждый твой комментарий, – добавляет Эльза Ярушкина.

Девушки надеются, что проблему всерьез воспримут городские власти. Без их участия и поддержки реализовать предложение будет невозможно.

– Служба поддержки людей с инвалидностью – это очень актуальный и важный вопрос. Эти девушки – участницы проекта «Ничего особенного» (в рамках проекта родилась постановка «Плюс-минус спектакль»). Львиную долю процесса подготовки к спектаклю занимали вопросы с доставкой, транспортировкой. Им всем нужна служба поддержки и сопровождения, чтобы помогали не только физически сильные люди, но и отзывчивые, – говорит Юлия Ахметзянова. – Это, конечно, идеальный вариант, но мы знаем, что такие люди есть. При необходимости мы сможем найти поддержку – позвонить друзьям, автоволонтерам и т.д. Но у них не всегда есть возможность. А нам важно, чтобы эта поддержка была гарантированной круглые сутки. Будет круто, если город поддержит этот вопрос и поможет его решить. Ведь проблема актуальна не только для людей с инвалидностью, но и для их детей и родителей. Нужно объединиться и начать решать эту проблему вместе.

Юлия Шестакова