, 19 Августа
Новости
Подробно


«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

01.08.2022, 07:26

Строительная отрасль после сильной встряски возвращается на старые рельсы. Об этом говорит генеральный директор ООО «Домкор Индустрия» Рустем Гайнуллов. Сегодня партнеры потихоньку восстанавливают свои строительные программы. Вместе с тем компания сталкивается с отказами в сотрудничестве со стороны иностранных «друзей», но находит выходы. К полувековому юбилею компании и Дню строителя Гайнуллов поделился с Chelny-biz.ru, какие ключевые проблемы волнуют сегодня строительный бизнес и что с ними делать. Как «Домкор Индустрия» решает кадровый вопрос за счет мигрантов, куда расти Набережным Челнам и как стать более привлекательным городом для жизни, готова ли компания участвовать в восстановлении Донбасса, как она менялась на протяжении 50-ти лет и какое будущее у «панелек» – в интервью руководителя.   

«300 ТЫСЯЧ «КВАДРАТОВ» ЖИЛЬЯ В ГОД – ЭТО И НАША ЗАСЛУГА»

– Рустем Мунирович, 31 июля «Домкор Индустрии» исполнилось 50 лет. В свое время ее предшественник – КПД-240 – гремел на всю страну как главный поставщик материалов на всесоюзную стройку города Набережные Челны. Каковы позиции предприятия сегодня?

– За 50 лет существования наше предприятие проходило разные этапы – и взлеты, и падения. Во времена СССР КПД-240 был флагманом местной стройиндустрии. Как вы правильно заметили, большая часть нашего города строилась из железобетонных изделий, произведенных нашим заводом.

Он был введен двумя очередями проектной мощностью по 120 тысяч кубометров ЖБИ каждая. К сожалению, в кризисные 1990-е, когда стройки по всей стране встали, одна из них была в свое время остановлена. На некоторое время завод даже приостанавливал производство. Но и тогда коллектив не опустил руки: на предприятии наладили крупноузловую сборку автобусов «ЛиАЗ», создали небольшое СМУ, которое построило свинокомплекс для совхоза «Сосновоборский». Даже хлеб пекли в своей пекарне! Зарплату выдавали продукцией. Но люди все равно держались за свою работу – вот такая крепкая команда сложилась на нашем заводе.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

В 2003 году началась новая веха в жизни предприятия. Чтобы вы понимали: на тот момент в Челнах вводилось в среднем 50 тыс. кв.м. жилья, из них всего половина была «многоэтажкой». Все остальное – индивидуальная жилая застройка. Понимая, что такими объемами жилищную проблему не решить, городские власти разрабатывали новые ипотечные программы, привлекали инвестиции, наращивали ввод. И завод включился в эту работу, обеспечивая продукцией как социальные стройки, так и коммерческие.

Поэтому я считаю, что сегодняшняя цифра – более 300 тыс. кв.м введенного жилья ежегодно – достигается в том числе и благодаря «Домкор Индустрии». Мы провели серьезную модернизацию: приобрели немецкие и итальянские линии, и сегодня вместо классической (и до 2000-х единственной!) 83-й серии домостроения производим ЖБИ для пяти новых серий (а с модификациями их десять). Новое оборудование позволяет нам быть гибкими и подстраиваться под любые запросы потребителей. Мы в тренде, в рынке. Работаем как на внутренние потребности холдинга, так и на внешних заказчиков.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«В СТРАНЕ ЕЩЕ МНОГО ЗАВОДОВ, КОТОРЫЕ ПОТЕНЦИАЛЬНО МОГУТ И ДОЛЖНЫ РАБОТАТЬ»

– Сколько таких заводов, как ваш, на территории республики?

– Единицы. К сожалению, и в России их не так много – 250. И только половина из них модернизирована. Те, кто не успел перестроить производство под новые реалии, оказались на обочине.

– Вам же хорошо – конкурентов меньше..

– Не могу согласиться. У каждого из действующих заводов – своя ниша, мы почти не пересекаемся. «Домкор Индустрия», например, заточена в основном на Закамье. Казанский ДСК обеспечивает продукцией стройки столицы Татарстана и близлежащих районов. Да и потом, здоровая конкуренция – это всегда хорошо.

Другое дело, что в отсутствие сильной индустриальной базы те задачи, которые перед стройотраслью ставит президент страны – а это ввод 120 млн кв.м. жилья ежегодно к 2030 году, – крайне сложно будет реализовать. Создавать заводы с нуля? Да, можно, но на это уйдет время.

– Как, по-вашему, будет дальше развиваться ваша отрасль?

– Мы в любом случае надеемся, что отрасль будет поддерживаться государством. В стране еще много заводов, которые потенциально могут и должны работать. Да, они не прошли модернизацию, и в нынешних условиях сделать это будет сложнее. Но у нас в стране потихоньку растут и свои производители оборудования. Стройиндустрия должна развиваться, потому что именно она наравне со строительством – драйвер экономики, который может поддержать тот темп строительства, который задан.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– Какую долю в вашем портфеле занимает продукция для внешних заказчиков?

– Было время, когда мы работали только на объекты холдинга, а сегодня порядка 40% продукции поставляем вовне и готовы увеличивать эту цифру.

– Когда вы в 2010 году пришли сюда работать, что это было за предприятие?

– Было предприятие с морально и физически устаревшим оборудованием, с советскими подходами к управлению, ведению экономики, производству. В работе была одна 83-я серия и 500-600 уникальных изделий для нее. Сегодня, как я уже сказал, – пять серий и 4500 изделий. Это на самом деле было непросто, мы планомерно шли к этому результату 12 лет. И сегодня, я считаю, в России таких заводов, как «Домкор Индустрия», которые производят столь широкую гамму продукции, можно пересчитать по пальцам. Обычно заводы выпускают одну-две серии.

– Какую задачу вы перед собой ставили, возглавив предприятие в 2015 году?

– Основная задача – это развитие современного индустриального домостроения, отвечающего потребностям рынка. Тогда разработка и освоение новых серий как раз были в разгаре. Мало просто поставить оборудование на заводе – надо ведь научиться на нем работать! Причем не как раньше – кувалдами и ломиками, а с применением современных инструментов. Я считаю, у нас это получилось.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«ТЕПЕРЬ НАШИ ПАРТНЕРЫ ГОВОРЯТ: «РЕБЯТА, ВЫ ЖЕ ИЗ РОССИИ? МЫ ВАМ НЕ ПОСТАВЛЯЕМ!»

– Как вы почувствовали на себе ситуацию на Украине?

– Для любого производства, завязанного на импортном оборудовании, это непростая ситуация. На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить нормальную работоспособность предприятия. Это вопросы поставки комплектующих, запасных частей для наших линий, потому что у нас, по сути, ползавода – это европейское оборудование.

Естественно, с ним и возникли проблемы. Обычно у европейцев все четко: мы заказываем запчасть по идентификационному номеру (как VIN-код у автомобиля) – они отправляют. Но теперь наши партнеры смотрят VIN-код и говорят: «Ребята, вы же из России? Мы вам не поставляем». Вот просто отрезают – и все.

Это касается не только оборудования, но и различных компонентов для производства ЖБИ: импортных добавок, инструментов и так далее. На самом деле довольно много таких вещей, с которыми мы получили трудности после 24 февраля. По некоторым позициям – электронике, высокотехнологичному блоку – мы до сих пор в поиске.

– Из каких стран поставлялись комплектующие и материалы?

– Оборудование – немецкое и итальянское. Сварная проволока – японская, добавки к бетонной смеси – немецкие. Инструменты мы использовали производства Германии и США. После случившегося мы активно занялись импортозамещением и думаю, в целом успешно справились: некоторые инструменты и сырье заменили на аналоги китайского, российского производства. Какие-то запчасти успели выкупить в самом начале этих событий с европейских складов и завезти через наших партнеров. Создали даже небольшой стратегический запас, которого хватит на ближайшее время.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– Переплачивать пришлось?

– Да, был короткий период, когда из-за резко возникшего дефицита и взлета доллара и евро нам пришлось переплатить, где-то даже вдвое, за некоторые запчасти. Шли на это сознательно – чтобы не остановилось производство.

– Паники в коллективе вся эта ситуация не вызвала?

– Не было паники. Просто эта ситуация заставила нас активнее двигаться. У всех был нормальный, рабочий настрой, потому что планы есть, задачи надо выполнять. Главное – что есть заказы и объемы. Это значит, что мы не остановимся.

– Были ли среди ваших внешних заказчиков те, кто отказался от планов по строительству в тот сложный период? Как сейчас ситуация развивается?

– В какой-то момент некоторые компании приостановили свои стройки (и, соответственно, прием нашей продукции) и заняли выжидательную позицию – что будет с рынком, с продажами… Но это был короткий период – буквально один-два месяца. В то же время, так как мы активно работали над привлечением новых партнеров, появились дополнительные заказы и объемы. Получилось сбалансированно: кто-то выпал, кто-то новый пришел.

Сегодня предприятия-партнеры потихоньку восстанавливают свои строительные программы, и мы возвращаемся на старые рельсы. Ведем поставки как в города Татарстана, так и за его пределами. В Уфу, например.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– С учетом мер, которые вы предпринимали в разгар кризиса, себестоимость вашей продукции, скорее всего, подросла. А вы цены поднимали?

– Конечно, себестоимость продукции увеличилась. Это связано с ростом стоимости материалов: металл, например, в моменте достигал 90-100 тысяч рублей за тонну (сейчас, правда, упал почти вдвое). Поднялись в цене добавки, цемент, расходники. Так что да, нам пришлось пересмотреть цены на свою продукцию, и мы благодарны партнерам, которые с пониманием отнеслись к этой ситуации.

– Вы участвуете в федеральных или республиканских программах? Есть ли какой-то эффект?

– В этом году мы вошли в федеральную программу «Повышение производительности труда». В рамках нее завод посетят кураторы из Москвы и Казани. Вместе с ними мы детально проанализируем некоторые бизнес-процессы, определим «узкие места» и попытаемся выстроить их более эффективно. Мы уже выбрали блоки, которыми займемся.

Программа предполагает обучение в Москве и Казани, причем получать новые знания будет как топ-менеджмент, так и специалисты. Мы ожидаем, что в результате учебы участники сами смогут анализировать и оптимизировать внутренние процессы предприятия, а завод получит экономический эффект.

Кроме того, после успешного завершения программы у нас будет возможность получить субсидированный кредит под 1% на приобретение оборудования для развития производства. Активная фаза обучения стартует в августе и продлится до конца года.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«СПЕЦИАЛИСТОВ ДЛЯ СТРОЙИНДУСТРИИ В ЧЕЛНАХ НЕТ»

– Обращались ли в «Домкор Индустрию» беженцы Украины?

– Мы принимали участие в помощи жителям ДНР и ЛНР, которые прибыли в Челны. Это порядка 200 человек. Участвовали в организованной городом ярмарке вакансий. Но не скажу, что это имело какой-то эффект. Дело в том, что среди соискателей были в основном металлурги и машиностроители. Тех, кто теоретически мог подойти под наши профессии, – единицы. Ну, и потом многие ведь уже вернулись на родину. Так что большого выбора кандидатов у нас не было. И рады бы принять, но не сложилось.

– Рассматриваете ли вы для себя участие в проектах по восстановлению Донбасса?

– Мы всегда за. Работы наш коллектив не боится. Если предложат, активно включимся в эту программу поставками ЖБИ.

– Ресурсов хватит?

– Если будет какая-то серьезная, перспективная программа, то в течение нескольких месяцев мы сможем значительно нарастить свои мощности и усилить как производственный, так и кадровый потенциал.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– Расскажите о коллективе заводчан. Испытываете ли дефицит кадров, как другие промышленные гиганты?

– На сегодня в «Домкор Индустрии» работает порядка 800 человек. Средний возраст сотрудников – 44-45 лет. Вообще, проблема с кадрами очень серьезная. Нам не хватает специалистов, особенно узкопрофильных: если сварщиков в Челнах еще готовят, то технологов, лаборантов, контролеров ОТК – нет. Есть несколько направлений в Казанском архитектурно-строительном университете, но этого недостаточно. Сегодня мы, по сути, сами берем свежих специалистов, и наши заводские наставники потихоньку их обучают, передают опыт.

Еще одна проблема – престиж рабочих специальностей. Даже те ребята, которые когда-то учились или учатся сейчас, они в итоге потом не идут на производство. Уходят или на шабашки, или в торговлю, или в сферу услуг. Молодежь очень тяжело идет работать на промышленные предприятия.

– В чем видите решение проблемы?

– На мой взгляд, вопрос надо решать системно – через открытие специализированных кафедр, через разработку системы привлечения персонала из стран ближнего зарубежья, через создание условий для внутренней миграции. Чтобы были привилегии для людей, какие-то субсидии, поддержка от государства, и специалисты бы закреплялись на местах. Привлекать, допустим, какими-то «подъемными», пониженной ставкой НДФЛ соискателей из регионов, где есть свободные трудовые ресурсы. Мы со своей стороны готовы участвовать в таких проектах.

– Как повысить престиж рабочих профессий?

– Отдельно взятое предприятие этого сделать не сможет. Это уже, наверное, республиканский уровень или федеральный. В СССР была система распределения, была практика, было закрепление за предприятиями. Может быть, к этому надо вернуться. Понятно, что сейчас время другое, человек отучится и скажет: «Не нужно мне производство! Пойду в торговлю!». И такое может быть. Но начинать с чего-то надо.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

То, что начали проводить конкурсы рабочих профессий WorldSkills, – отлично, и нужно и дальше двигаться в этом направлении. Открывать образовательные учреждения под потребности отрасли, их ведь сегодня просто нет. Да, в КФУ есть факультет ПГС («Промышленное и гражданское строительство» – прим. ред.), но именно для производства специалистов не готовят. Даже те, кто там учится, зачастую не идут в профессию, нет у выпускников такой внутренней потребности.

«У НАС ЕСТЬ УЖЕ ЦЕЛЫЕ ДИНАСТИИ МИГРАНТОВ»

– В последние годы в профессиональном сообществе ведутся дискуссии о решении кадровой проблемы через найм мигрантов. Как относитесь к этой теме?

– Хорошо отношусь. Нам, например, не хватает не только узкопрофильных специалистов, но и в принципе рабочей силы, рабочих рук. Поэтому мы уже несколько лет привлекаем на завод мигрантов. Порядка 10-15% наших рабочих – выходцы из ближнего зарубежья. Для них созданы все условия: мы берем на себя все документальные процедуры, предоставляем им жилье, обучаем специальности.

Поэтому они целенаправленно едут к нам. Есть уже целые династии мигрантов, работающих в «Домкор Индустрии»: сначала приезжают родители, они привозят детей, мужья – жен и так далее. Для нас это, скорее, вынужденная мера. Но оправданная: как-то же надо решать проблему. Москва уже лет 20 идет по такому пути привлечения кадров.

– Мигранты интегрированы в ваш коллектив или живут своим сообществом?

– У них есть сложности языковые: не все хорошо разговаривают на русском. Мы назначаем к ним бригадиров из числа давно работающих здесь земляков: они выступают и в качестве переводчиков, и в качестве наставников. Конечно, сложно порой обучать новичков с нуля, но мы стараемся максимально облегчить им социальную и профессиональную адаптацию, потому что это в наших интересах. Все говорят, что мигранты – трудолюбивые, но по опыту я бы сказал – на 80-90%. И это большинство приезжает именно зарабатывать деньги, они на это замотивированы.

Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»
Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

Думаю, без привлечения работников из ближнего зарубежья ни производство, ни строительная отрасль не смогли бы справиться с дефицитом кадров и теми задачами, которые перед нами стоят.

– Многие предприятия отказываются от их привлечения из-за сложностей с их оформлением. Или устраивают нелегально.

– Мы серьезное, крупное предприятие и с такими вещами не шутим. Мы официально всех трудоустраиваем: обеспечиваем документальное сопровождение, проводим каждого прибывшего через миграционную службу, четко выполняем все требования.

На самом деле трудоустроить мигранта – достаточно дорогая и трудоемкая процедура. У нас в отделе кадров этим занимается отдельный специалист. Мы как-то подсчитали: привезти человека сюда и оформить все документы стоит где-то около 60 тысяч. Плюс жилье. В некоторых случаях мы даже оплачиваем будущему работнику дорогу до Челнов, так как у семьи просто нет денег. Зная об этих подводных камнях, предприятия и отказываются от их найма.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«МЫ ВЫСТРАИВАЛИ ПЕРВУЮ СИСТЕМУ ОБСЛУЖИВАНИЯ КЛИЕНТОВ, ПРИДУМЫВАЛИ ПЕРВЫЕ «ФИШКИ»

– По статистике большинство выпускников школ сегодня уезжают учиться в другие города, и многие не возвращаются. Где учились вы и почему остались жить в Набережных Челнах?

– Хоть я и родился в Зеленодольске, своей родиной считаю Челны, поскольку всю сознательную жизнь с малых лет я жил здесь. Все детство гонял на велике в 42-43 комплексах, знал там каждый уголок. Высшее образование получал в Казани, учился на экономическом факультете КГУ. Там начал работать, получил первый профессиональный опыт и даже успел продвинуться по службе.

Но в Челнах тогда только-только начинался ЖИК – предшественник ДОМКОРа. Рынок жилья в начале 2000-х был, можно сказать, в зачаточном состоянии: дома строились редко, квартиры сдавались в черновой отделке, покупали люди их за «наличку», порой на свой страх и риск. Нашей компании предстояло участвовать в формировании цивилизованного рынка жилья и системы продаж, внедрять много новшеств. Это было интересно, и я вернулся. Начал работать в коммерческом отделе.

Нас тогда в этом отделе было два-три человека. Мы выстраивали первую систему обслуживания клиентов, проводили первые маркетинговые исследования, придумывали первые «фишки» для привлечения внимания, много общались и изучали запросы клиентов. В период становления пришло понимание, что квартира – это не только стены, пол и потолок, а пространство для жизни, и его надо делать максимально удобным. Мы стали задумываться о разнообразии отделки, планировок, эргономике, благоустройстве. Сейчас это кажется чем-то само собой разумеющимся, но тогда клиентоориентированный подход в продажах был для Челнов чем-то абсолютно новым.

Тогда же в 58-м комплексе открылся первый в городе Центр недвижимости ЖИКа – не вагончик, не тесная комнатка, а полноценное пространство, приспособленное для работы службы продаж и при этом организованное в соответствии со всеми стандартами гостеприимства. Тогда это было в диковинку. Нашей целью было «заточить» его работу по принципу одного окна, чтобы сократить документальные процедуры. Поэтому прямо в Центре мы организовали рабочие места для представителей банков, так называемых ипотечных брокеров, ввели многие другие удобные для клиентов сервисы.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– Приятно быть первым?

– Это интересно! Работаешь непосредственно с людьми, чувствуешь, что им надо, где-то даже предвосхищаешь их желания. А когда получаешь хорошие отзывы, это, конечно, профессиональная победа – и твоя, и твоей команды.

«МОЛОДЕЖЬ ДРУГАЯ, И У НЕЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВОЗМОЖНОСТИ НАЙТИ СЕБЯ В НАШЕМ ГОРОДЕ»

– Рустем Мунирович, как думаете, что может сделать наш город более привлекательным для жизни?

– Из тех вещей, которые делаются сегодня, – это программа «Наш двор». Аналогов ей нет нигде за пределами Татарстана. Я считаю, это прорыв. Все-таки наш город достаточно взрослый, дворы не ремонтировались с момента строительства, и необходимость глобального их обновления назрела давно.

Еще очень хорошая тема парков, скверов, создания креативных общественных пространств. Этого хочется как можно больше – все-таки молодежь меняется, она другая, и у нее должны быть возможности показать свои таланты, найти себя в нашем городе, чтобы продолжать здесь жить и работать. В последнее время, я считаю, Челны очень активно развиваются в этом направлении, и серьезная заслуга в этом – мэра Наиля Магдеева и его команды.

По-прежнему востребованными у молодежи остаются спортивные объекты: спортзалы, футбольные стадионы, хоккейные корты. И, кстати, велосипедная инфраструктура. Это же один из самых доступных и при этом полезных видов спорта. Будет здорово, если в него будет вовлечено как можно больше горожан! В соседнем Альметьевске, например, протяженность велодорожек – 115 километров, его уже называют велосипедной столицей России. В Челнах, учитывая размеры города, требуется значительно больше. Словом, необходимо организовывать пространства в унисон с интересами горожан.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– Чем сегодня занимаются ваши дети?

– Сын пойдет в четвертый класс. Занимается футболом и плаванием. А дочка – без пяти минут первоклассница. Она, как и все девочки, более эмоциональная, творческая. Увлекается танцами, пением, рисованием, посещает школу искусств «Да-Да». И сын, и дочь изучают английский язык.

– Устраивают ли вас те возможности образования и развития, которые имеют дети сегодня в Челнах?

– На мой взгляд, в нашем городе достаточно много мест, куда можно водить детей. Главное для родителей – разглядеть интерес, понять, чего ребенок хочет. Мы, например, с дочкой пять разных заведений посетили, пока она выбрала школу «Да-Да». Зато сейчас утром в 8 часов – как штык, готова идти на рисование! Сын тоже на футбол с удовольствием ходит и днем, и вечером.

«ЗАХОДЯ В НАШИ ДОМА, ЛЮДИ НЕ ПОНИМАЮТ, ИЗ ЧЕГО ОНИ СДЕЛАНЫ»

– «Панельки» в народе активно критикуют: плохая шумоизоляция, неровные стены, в целом однотипные дома… Что бы вы ответили критикам панельного домостроения?

– Панель, которая была в 1970-е и которая есть сегодня, – это совершенно разные вещи. Поменялось оборудование, поменялись подходы к производству, поменялись технологии. Обновились материалы. Соответственно у этой продукции совсем другие характеристики, начиная с внешнего вида и заканчивая теплотехническими свойствами. Всем нормам и требованиям, которые устанавливает государство, наши ЖБИ отвечают. Иначе мы бы просто строить не могли!

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

У людей, наверное, сложился стереотип, что панель – это что-то из прошлого. Но сегодня, заходя в наши дома, многие даже не понимают, по какой технологии они построены! Из ЖБИ можно строить так, что уже вообще не отличишь, монолитный это дом, каркасный или панельный. Широкий выбор конструктивных решений позволяет строить дома с различным набором квартир на этаже. Гибкие планировки, оптимальное использование площадей, отсутствие «лишних» квадратных метров – вот такие возможности сегодня открывает современная панель.

Да я думаю, сам факт, что мы поставляем ЖБИ не только в Закамье, но и, например, на стройки под Казанью, в Уфу, уже о многом говорит. Это значит, наш продукт востребован.

– Какие еще направления по стройматериалам планируете развивать?

– Мы не планируем так, что через два года будем делать вот это, а через два года приступим к этому. Нет. Мы постоянно разрабатываем новые продукты, что-то улучшаем в имеющихся, отказываемся от устаревших решений. Это каждодневный труд. Его результаты – на ладони: по домам в ЖК «Тюльпан», ЖК «Дружный», ЖК «Красные Челны», ЖК «Клевер» можно судить, как усовершенствовалась наша продукция за последние годы. Будем и дальше внедрять новые технологии в производство, вы это увидите.

«ПОСТРОИТЬ МОЖНО ВСЕ ЧТО УГОДНО С «ВАУ-ЭФФЕКТОМ», НО…»

– Какие дома вы лично хотели бы видеть в Набережных Челнах по технологии строительства, архитектуре и дизайну?

– Конечно, в мире много интересных проектов жилищного строительства с точки зрения архитектуры и дизайна, есть передовые материалы и технологии, которые хотелось бы перенять. Вопрос – лишь в покупательской способности населения. Можно построить все что угодно с «вау-эффектом», но надо понимать, что и ценник на такое жилье будет соответствующий. Будет ли оно востребовано покупателем? Или будет стоять, как памятник недальновидности застройщика? Такие примеры ведь есть. Я считаю, здесь надо искать баланс между тем, что нужно городу и жителям в плане градостроительной политики и платежеспособностью населения.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

А в сегодняшних реалиях, на мой взгляд, важно создавать дом не только как место проживания людей, а как общественное пространство. Чтобы ценность была не только в квартире, но и в концепции ЖК, инфраструктуре, благоустройстве, в атмосфере добрососедства. Чтобы жители не просто сидели в своих четырех стенах, а с удовольствием выходили на улицу, общались друг с другом, интересно проводили время. Именно к этому стремится «ДОМКОР».

– Ваш взгляд на строительство в городе социальных объектов, культуры и спорта?

– Вы знаете, я хорошо помню времена, когда в Набережных Челнах не строилось вообще ничего. Сколько пустырей с недостроями «украшало» тогда наш город! А то, что было построено, – ветшало и разрушалось на глазах. Поэтому то, что делается сейчас в плане строительства детских садов, школ, театров, парков, бассейнов, я воспринимаю с радостью и благодарностью.

Никогда ведь такого не было. Я тут посмотрел статистику: только за последние 7 лет построено 25 детских садов, семь школ! Обрела свое большое, приспособленное здание татарская драма. А русский театр «Мастеровые» – один из немногих в России, который возводится с нуля. Идет подготовка проектной документации для горбольницы №5, на глазах преображается инфекционная больница. Облагораживаются парки, строятся спортивные сооружения – такое постоянное движение, развитие! И я как челнинец этим горжусь и искренне считаю, что наш город за последние годы рванул вперед.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

– В этом году вы поднимали перед президентом Татарстана вопрос нехватки в Челнах земли под строительство и предложили объединить город с Тукаевским районом. Есть ли подвижки в этом вопросе?

– На самом деле это вопрос с многолетней историей. И он очень непростой с точки зрения геополитики, экономики, инфраструктуры. С другой стороны, у всех заинтересованных сторон есть понимание: городу нужно развиваться. К реке мы выйти уже не можем. Остается расти либо в сторону Заинска, либо в сторону Малой Шильны (и там, и там есть ограничения). А в стороне, противоположной от Камы, – промзона, огромное количество производственных предприятий, в том числе птицефабрика с ее мощнейшей санитарной зоной. При этом потребность города на ближайшую перспективу – порядка 500 га земли под застройку.

Поэтому, понимая озабоченность наших властей, я и озвучил этот вопрос на заседании горсовета с участием Рустама Нургалиевича Минниханова. Пока решения по нему нет, но мы и не ожидали его в ближайшее время – слишком много факторов для всех заинтересованных сторон необходимо учесть. Хорошо уже то, что президент, в принципе, услышал и взял на карандаш обращение города на эту тему.

– Как, кстати, будете отмечать юбилей?

– А мы уже его отмечаем. Начали с открытия Аллеи памяти наших ветеранов, с конца июня проводим целую череду юбилейных конкурсов профмастерства, спартакиаду по нескольким видам спорта. Снимаем документальный фильм о заводе. А завершим большим праздничным мероприятием в ДК «Энергетик», где соберем и будем чествовать несколько поколений заводчан (это более 600 человек), наградим лучших работников. Все-таки «Домкор Индустрия» – предприятие с богатейшей историей, сильными традициями и большим, классным коллективом. Все должно быть красиво.

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

«На ходу пришлось решать задачи, чтобы сохранить работоспособность предприятия»

Ну, и пользуясь случаем, я хочу поздравить строителей города и республики с профессиональным праздником: всем, кто работает в этой непростой, но очень интересной отрасли, выпало большое счастье – проектировать и строить будущее. Желаю коллегам, чтобы это будущее было красивым и успешным!

Сhelny-biz.ru