, 21 Января
Коронавирус. Заражено: 343 387 829 человек. В России: 10 987 774. В Татарстане: 44 859. В Челнах: 5 871
Новости
Подробно


«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

11.01.2022, 22:00

«Это же история! Она покрывается пылью, разрушается, и тихонечко все о ней забудут», – сокрушаются коренные жители Набережных Челнов, глядя на то, что происходит с улицей Центральной. Островок, представляющий историческую ценность, безвозвратно теряет свою самобытность. Здесь сохранилось около 20 старинных построек. Здания обшивают современными материалами, обклеивают вывесками об аренде и продаже, открывают бани или (и не понятно, что хуже) вообще никак не используют, что приводит к постепенному разрушению. Один из действительно старых объектов – бывшую собственность купца Стахеева – выкупил Центр лечебной педагогики «Чудо-дети» Аси Кисловой. Депутат горсовета обещает сохранить его исторический облик. Считается, что оно принадлежало наследнику династии - прототипу Кисы Воробьянинова. Чем интересно здание, как Стахеевы держали в руках хлебный рынок Прикамья, золотые прииски и нефтяные промыслы, как развивалась улица Центральная, о ее богатом прошлом и удручающем настоящем – в материале Chelny-biz.ru.

ИСТОРИЯ ЗДАНИЯ НА ЦЕНТРАЛЬНОЙ

«ВИЗУАЛЬНО ХОТИМ СОХРАНИТЬ ФАСАД, СДЕЛАВ СОВРЕМЕННЫЙ АПГРЕЙД. ВНУТРИ ВСЕ ОБНОВИМ»

Новую жизнь вот-вот обретет здание 19-го века на Центральной улице Набережных Челнов. Его выкупил Центр лечебной педагогики «Чудо-дети» депутата горсовета Аси Кисловой. Невысокая беленая каменная постройка стоит в одном ряду с новоделом «Лад Пассаж», свадебным салоном и зданием «Аква-Регион» и сильно выбивается из него. Фасад не обшит современными материалами. Здесь нет ни одного окна, только массивные металлические двери.

В историко-краеведческом музее Chelny-biz.ru рассказали, что это был хлебный амбар купца Стахеева. Здание служило одним из многочисленных складов предпринимателя позапрошлого столетия. До недавнего времени его занимал магазин «Запчасти». Внутри все давно реконструировано под нужды бизнеса, который обитал здесь в разные годы. Интерес для историков представляют разве что стены из бутового камня. Новый собственник рассчитывает открыть в этих стенах реабилитационный центр.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

– Мы приобрели помещение в кредит. Для нашей организации, конечно, это очень большая финансовая нагрузка, но мы на это пошли. Это помещение девятнадцатого века в свое время принадлежало купцу Стахееву. Мы хотим его отремонтировать и создать там условия для реабилитации и социализации взрослых, – рассказала Ася Кислова. – Это будет такой же реабилитационный центр, как «Чудо-дети», где будут оказывать медицинские и социальные услуги, но для взрослых. Визуально хотим сохранить фасад здания (это каменная кладка), сделав современный апгрейд. Внутри все обновим.

Реабилитационный центр разместится на площади порядка 500 кв. м. Сметная стоимость ремонта – свыше 10 млн рублей. Ряд работ на объекте уже выполнен. Центр планируют открыть в этом году, согласование с профильными министерствами есть.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

– Этим проектом мы сделаем несколько важных моментов. Во-первых, реставрируем историческую ценность. Во-вторых, создадим условия для помощи тяжелобольным людям с инвалидностью от 18 лет и старше. В-третьих, дадим им возможность, овладев профессиональными навыками, развиваться, трудоустраиваться, жить полноценной жизнью, – отмечает Кислова.

НАСЛЕДИЕ СТАХЕЕВЫХ В ЧЕЛНАХ

«СТАХЕЕВЫ СИЛЬНЕЕ ГУБЕРНАТОРА, ОНИ ПОЧТИ ЦАРСТВУЮЩИЙ ДОМ»

Хлебный амбар на Центральной – лишь крупица наследия рода Стахеевых в Набережных Челнах. Елабужские купцы в свое время сделали большой вклад в развитие территории Закамья.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

История рода Стахеевых насчитывает более 150 лет и обрывается в 1918 году, когда их собственность была национализирована. Торговую деятельность в Елабуге предприниматели начали в XVIII веке и прошли путь от купцов третьей гильдии до крупнейших российских монополистов, отмечают в историко-краеведческом музее Челнов. Они внесли вклад не только в развитие отечественной коммерции, но и культуры, градостроительства и благотворительности. Так, на счету Стахеевых в Челнах – Вознесенский (Боровецкий) собор на проспекте Чулман и Космодемьянская (Орловская) церковь.

Первым миллионером в этой купеческой династии стал Иван Иванович Стахеев (1805–1885). В делах фирмы соучаствовал его родной брат Дмитрий. Весь хлебный рынок Прикамья был у них в руках. Фирмы вели оживленную хлебную торговлю с Англией, Францией, Германией, Голландией и другими странами. Стахеевы имели золотые прииски, нефтяные промыслы, пароходства, железнодорожные вагоны, пристани, заводы и фабрики, мельницы и сотни магазинов по всей России. Они первыми в России начали торговать автомобилями Форда.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Сын Дмитрия Стахеева Николай, судя по сохранившимся данным, и владел зданием, которое выкупила Ася Кислова. Считается, что Николай Дмитриевич, известный золотопромышленник, племянник Шишкина и ценитель искусства, стал прототипом Кисы Воробьяниного после того, как авторы «Двенадцати стульев» взяли у него интервью. Он скончался в Монте-Карло в 1933 году.

Если Елабугу представители династии рассматривали как родовое гнездо, то в Набережных Челнах они видели транспортно-промышленный и торговый центр края. Здесь создали мощное складское хозяйство, крупяно-мукомольные предприятия внесли свой вклад в строительство огромного речного элеватора (третьего в России по объемам зернохранения – после новороссийского и самарского). В народе элеватор называли «стахеевским». Один из Стахеевых – Федор Васильевич, инженер по образованию, проектировщик и создатель электростанции в Елабуге первым провел частичную телефонизацию Мензелинского уезда и Челнов, построил здесь комбинированный лесопильно-стружечный и мукомольный завод. Набережные Челны как речной торговый порт в начале XX века по объемам отправляемых грузов мало в чем уступали другим на Каме, даже губернским центрам – Перми и Уфе.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Стахеевы настойчиво добивались цели протянуть от Самаро-Бугульмииской железной дороги ветку до Набережных Челнов. И, вероятно, построили бы, если бы не события 1917 года. Про состояние Стахеевых говорили: «Ежели продать Елабугу со всеми ее домами, церквами, лавками, то все равно денег выручишь меньше, чем у Стахеевых... они сильнее губернатора, они почти царствующий дом».

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

УЛИЦА ЦЕНТРАЛЬНАЯ. ПРОШЛОЕ

ОТ КРЕСТЬЯНСКИХ ДОМОВ К КОММЕРЧЕСКОМУ ТРАКТУ

Была у Стахеевых и собственность на Центральной. Естественно, не один амбар. Улица, кстати, в свое время называлась Дворянской. В самом начале 19 века она была застроена простыми крестьянскими домами, но со второй половины столетия, с развитием пароходства и хлебной торговли, ее облик сильно изменился. На улице появились многочисленные каменные и полукаменные, кирпичные и полукирпичные строения. Самые добротные постройки принадлежали купцам, главным образом, иногородним. Здесь находились по два Торговых дома «И.Г.Стахеев и сыновья», дома Тихомирова, Гладкова, Халфина и др. Они располагались на арендованной у крестьян земле и использовались в качестве лавок, магазинов, пекарен, трактиров, пивных и т.д. При домах имелись разнообразные хозяйственные постройки: хлева, амбары, сушилки, навесы, подвалы, мастерские, бани.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

На Центральной появились административные и общественные здания: земская больница и аптека, почтово-телеграфная контора, помещения вольного пожарного общества, квартиры земского начальника… Улица была также частью коммерческого тракта. По ней направлялись в уездный город Мензелинск. Многие дома на Центральной использовались как постоялые дворы для прибывающих в Челны торговцев, служащих, транзитных пассажиров.

В 1919–1921 годы по решению органов Советской власти была проведена национализация имущества бывших купцов и торговцев. Склады и базарную площадь заняли артель «Металлист» и прядильно-ткацкая фабрика. В бывшем доме Халфина располагались Российское транспортное страховое общество, Комитет общественного спасения, роддом, наркологический диспансер. Стахеевские хлебные склады приспособили под хлебозавод, тракторно-механическую школу. В доме ТД «И.Г.Стахеев и сыновья» в разные годы размещались отделение милиции, машинно-счетная станция и детская библиотека.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

В годы Советской власти на улице построили целый ряд новых зданий: районный Дом культуры и кинотеатр «Огонек», отделение Госбанка, двухэтажное здание средней школы (не сохранилось). С началом строительства Нижнекамской ГЭС более половины улицы попало в зону затопления. С середины 1970-х гг. началось планомерное разрушение каменных и деревянных построек, в том числе церкви. На оставшейся части улицы (от здания Госбанка до пересечения с проспектом Мусы Джалиля) планировалась мемориальная зона старой части города. Разработанная концепция «Старые Челны» (1979) предусматривала сохранение и воссоздание в первозданном виде исторических объектов. Однако уникальный проект не был реализован, а облик старого города безвозвратно утерян. В 1989–1992 на месте стоявшей здесь аптеки с каменным складом воздвигли мечеть «Тауба», в последующем – новые офисные здания.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

УЛИЦА ЦЕНТРАЛЬНАЯ. НАСТОЯЩЕЕ

«МЫ ПРОСТО ДОЖДЕМСЯ, ЧТО ТАМ РУХНУТ ВСЕ ПЕРЕКРЫТИЯ, И БУДЕТ НЕСЧАСТЬЕ КАКОЕ-ТО»

Из-за строительства Нижнекамской ГЭС старых домов осталось не так много. Не все здания сохранили свой первоначальный вид, основная часть подверглась реконструкции.

Состоянием Центральной улицы сегодня обеспокоены коренные жители Набережных Челнов. Они помнят ее совсем другой, и видят, что исторически важная часть автограда приходит в упадок.   

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Альберт Петров, председатель общественной организации «Челнинское землячество», депутат горсовета, гендиректор УКС «Камгэсэнергострой»:

– Я и с мэром разговаривал по этому поводу. Во-первых, есть прекрасное здание бывшего Госбанка. Это здание 1930-х годов постройки. Был единственный государственный банк в Челнах. Сегодня здание потихоньку теряет вид. Туда заселили службу УФСИН. Я разговаривал с начальником этого управления. Для них это не совсем удобное помещение по месту расположения. Особенно неудобно их клиентам. Да им такие площади и не нужны. У них не очень большое количество сотрудников. А это прекрасное капитальное здание! Но, к сожалению, в администрации отмели этот вопрос. Хотя, я считаю, для этой службы можно было найти помещение где-то в городе. А это здание надо бы использовать по назначению, оно бы заиграло! Условно – отдать под музей городской, его филиал там прекрасно было бы разместить. Но не получается. Здание бы отремонтировать, фасады привести в порядок. Я боюсь, что в последние 30 лет никто там ремонтом не занимался. Просили меня помочь фасад подлатать, но это не серьезно.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Петров отмечает, что улица Центральная и набережная в целом не так активно посещаются, как могли бы.

– Народу мало ходит, потому что там кроме мечети нет ни одного нормального объекта. Надо оживить эту улицу. Музей или театр – под культуру отдать. И народ бы там появился, и сама улица ожила бы, и сквер заиграл, – считает собеседник редакции. – Второе здание – бывший Дом культуры, где библиотека, кинотеатр были. Туда в свое время заехал филиал Нижегородского лингвистического университета. Его закрыли, сегодня здание пустует, приходит в негодность. Мы просто дождемся, что там рухнут все перекрытия, и будет несчастье какое-то. Точно так же можно было бы подремонтировать. И зал там хороший зрительный, и библиотека там у нас была прекрасная, и кинотеатр «Огонек». Его тоже можно было бы под культуру использовать. И жизнь бы там появилась, и не рушились бы здания. Тоже написали письмо… Видимо, никому не хочется из молодых ребят заниматься этими делами.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Что касается инициативы центра Аси Кисловой, Петров ее поддерживает:

– Хорошее дело, если получится. На эту улицу надо внедрять жизнь! Можно было бы заставить всех владельцев привести объекты в порядок. Конечно, душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют. Я все идеи и планы поддерживаю. Любые объекты массового посещения заработают – и улица заживет. А то столько денег угрохали, такую прекрасную набережную сделали, а она… Ну, летом еще более-менее старушки ходят и мамы с детьми.

Коренная челнинка, экс-директор ДК «Энергетик» Гульзада Рзаева также положительно оценила тот факт, что у здания появился новый хозяин, но при этом беспокоится за его облик.

– Если они не будут ломать, портить внешний облик, то это будет хорошо, – прокомментировала она Chelny-biz.ru.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Как оказалось, Рзаева тоже поднимала вопрос сохранения исторического наследия. А буквально на днях обсуждала его с депутатом горсовета Тагиром Сунгатуллиным, директором компании «РБР 16».

– На улице Центральная есть бывшее здание горкома партии. Впоследствии оно стало зданием санэпидстанции Челнинского, а потом Тукаевского района. Расположено в очень хорошем месте. Мы хотели посмотреть его изнутри. Но там есть хозяева, и пустят они или нет – вопрос. Как бы то ни было, мы сошлись во мнении, что необходимо сохранить эту улицу в первозданном состоянии. Хотя бы сделать ремонт и использовать как экспонат, как музей Старых Челнов. Там есть бывшее здание Госбанка, которое охраняется государством, левее еще объект и рядом здание Дома Пионеров, горкома партии, пожарной части. Когда Челнинское землячество только давало первые ростки, мы думали, что когда-нибудь, сохранив это все, сделаем историческую «начинку». Но сейчас мы даже не знаем, к кому относятся объекты. Мы горим желанием, чтобы была пристань, чтобы останавливались пароходы, и люди заходили в историческую часть города, как в Елабуге, и смотрели, какие здесь были дома. И стахеевские, и другие. Роддом (дом Халфина) у нас в таком состоянии… Во дворе баню сделал предприниматель. На встрече коренных челнинцев я его встретила, предупредила, чтоб он ничего не делал с этим зданием. Это же история! Она покрывается пылью, разрушается, и тихонечко все о ней забудут. Я хочу с этого лета, дай бог мне здоровья, хоть раз в неделю лично проводить экскурсии по Центральной. Мы должны сохранить историю, – считает Рзаева.

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Проблема в том, отмечают эксперты, что у улицы нет «хозяина», ответственного за ее состояние. Нет человека, который бы взялся и навел здесь порядок. А пока его нет, город продолжает терять свою и так невеликую историческую часть.  

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

«Душа болит за эту улицу. Самое страшное – эти бесхозные здания дряхлеют…»

Анна Перебаскина  

Фото: Chelny-biz.ru, музей истории города