, 27 Января
$ 75,6354
€ 91,6701
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 100 839 430 человек. В России: 3 774 672. В Татарстане: 15 707. В Челнах: 1 620
Новости
Подробно


«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

14.12.2020, 08:00

«Маска есть? Хорошо. Роспотребнадзор не дремлет», – встретила Chelny-biz.ru главврач «Танара» Лариса Танова. Откровенный разговор о коронавирусе состоялся в стенах клиники, которая сегодня принимает большие потоки пациентов. Люди столкнулись с осложнениями на фоне пандемии – у кого-то последствия «ковида» и неправильного лечения с обилием антибиотиков, у кого-то панические атаки и запущенные из-за самоизоляции хронические болезни. «Сейчас мы пожинаем плоды массового заболевания», – говорит Танова. Картина действительно противоречит официальной, считает она: «Мы видим, что человек перенес не просто вирусную инфекцию, он перенес «ковид». О том, как встретить коронавирус во всеоружии, о недопонимании с горздравом и первых последствиях пандемии – в нашем интервью с главврачом.  

«МНЕ КАЖЕТСЯ, ЭТО СИНДРОМ, ОСТАВШИЙСЯ С СОВЕТСКИХ ВРЕМЕН, КОГДА НАДО БЫЛО ПОКАЗЫВАТЬ КРАСИВУЮ КАРТИНКУ. ОТРАПОРТОВАТЬ, ЧТО «МЫ МОЛОДЦЫ»

– Лариса Юрьевна, как вы, главврач частной клиники, видите ситуацию по коронавирусу в Набережных Челнах: совпадает ли картина с официальной?

– Думаю, я не открою тайну: всегда нужно умножать официальные цифры на три, на пять, а то и на 10. Разумные люди, которые живут в Набережных Челнах, тоже понимают: не всем же ставят коронавирус, не всем делают ПЦР, не у всех в первые дни проверяют антитела. Люди идут с условным диагнозом «вирусная инфекция». Но в период эпидемии у врачей установка – относиться к больным с любой непонятной вирусной инфекцией как к коронавирусной. «Ковид» действительно вытеснил сейчас другие инфекции. Мы это видим и по клинике, и по течению заболеваний. Он маскируется под все, что угодно (чего не наблюдалось у предыдущих вирусных инфекций). 

– Статистика по смертности в Челнах тоже вызывает вопросы – которую неделю цифра не растет.

– Со смертностью, на мой взгляд, также есть некая лукавинка. Если человек ушел из жизни от инсульта, и у него выявлен коронавирус, он идет как сопутствующее заболевание. А причиной фиксируется сердечнососудистое заболевание. Но, по мнению многих врачей, именно коронавирус простимулировал в этом случае инсульт, стал толчком и причиной. Считаю, что цифра выше. Но доказать что-то, мы, конечно, не можем. 

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– Почему, на ваш взгляд, людям не транслируют реальную картину происходящего?

– Мне кажется, это синдром, оставшийся с советских времен, когда надо было показывать красивую картинку. Отрапортовать, что «мы молодцы». Хотя что здесь такого? Ну да, болезнь. В каком-то регионе меньше заболевших, в каком-то больше, но не от того, что они «безголовые», не соблюдают режим. Просто ситуация так сложилась. Есть, например, мощные суперносители, которые могут заразить не два–три человека, а полторы тысячи. Как вычислить этих людей – никто не знает. Они могут появиться в любом городе. Считаю, нужно говорить правду, какой бы неприятной она не была.

– А о чем говорят результаты тестирования на коронавирус в вашей клинике?

– Сложно судить. Когда появляется сомнительный или положительный результат, он отправляется в Казань, там его перепроверяют и ставят вердикт. Так бывает, что наши сомнительные или положительные результаты становятся отрицательными. Не знаю, так это или нет, но такое бывает.

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

«НЕ БЫЛ ЗАДЕЙСТВОВАН РЕСУРС ЧАСТНЫХ КЛИНИК. МЫ ПРЕДЛАГАЛИ ГОРЗДРАВУ. НЕ ХОТЯТ»

– Как вы можете оценить организацию работы горздрава в условиях пандемии? Сегодня много критики звучит в адрес власти от горожан. Что следовало бы сделать иначе?

– Не могу сказать, что в Челнах все сделали неправильно. Правильно, что перестроили работу госпиталей. Может, чуть пораньше это надо было сделать, кислород завести. Но никто не предполагал, как повернется ситуация. Как говорится, человек силен задним умом: «вот, надо было бы…». Но, на мой взгляд, все же не был должным образом задействован ресурс частных клиник. Мы с моим заместителем, Александром Николаевичем Зотовым, приходили в горздрав и предлагали помощь: «Задействуйте нас!». Мы же видим, что очень сложно пробиться в поликлинику больным с другими заболеваниями. Сейчас, когда коронавирус, действительно, не до гипертоников, не до язвенников. Да и им самим как-то опасно приходить в поликлинику, потому что коридоры полные, как бы ни старались развести потоки. Люди с хроническими заболеваниями остались за бортом. Мы предлагали горздраву как-то перераспределить нагрузку, составить договор с частными клиниками. Не хотят. 

– С предложениями, просьбами к вам не выходят? 

– Инициатива всегда только с нашей стороны. По идее, ее должен проявлять горздрав, ведь мы территориально находимся в его «епархии». Сменилось много руководителей, но интереса как не было, так и нет. Первое время, когда Александр Николаевич занял пост моего заместителя (а это уже более 10 лет), он, как бывший главный педиатр города по старой памяти ходил на планерки в исполком. Потом нас оттуда аккуратно «попросили». Поэтому мы, конечно, не в курсе их проблем, планов. Хотя частные клиники, я считаю, могли бы принести существенную помощь городу.

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– Палки в колеса не вставляют?

– Нет, такого нет. Мы подчиняемся непосредственно министерству, местный горздрав на нас влияния не имеет. Инициативам тоже особо не препятствуют. Но мы хотели бы более плотного контакта. Хотя некоторые врачи говорят: «Зачем тебе это вообще надо?».   

– Могут ли частные клиники как-то помочь в борьбе непосредственно с пандемией? 

– Я, как эксперт Общественного совета при Минздраве РФ, подготовила предложение по программе восстановления после коронавируса. Сейчас мы принимаем план, люди проголосовали, мое предложение оказалось в числе значимых. У нас есть зал ЛФК, реабилитологи, массажисты, инструкторы, ингаляторы. Можно как-то задействовать эти ресурсы. Как собирается горздрав оздоравливать ту массу людей, которая прошла через реанимацию? Поликлиники сейчас переориентированы, и возможности собирать людей, заниматься с ними нет. Есть мы. Вопрос цены можно решить, мы готовы работать по ценам ОМС. Но нам сказали, это долгий процесс, нужно собирать документы… Я не понимаю, почему. Приказ или распоряжение министерства подключить желающие частные клиники к работе мог бы решить вопрос. Но нет, так и не позвали. И тогда, весной, не обратились бы, если бы мы сами не напросились. У меня есть врачи, которые работали в «красной зоне», мы их не удерживали, отпускали. Эту работу надо делать всем миром. Ресурс частных клиник, я считаю, недооценен как в Челнах, так и по всему Татарстану.

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– Что бы вы рекомендовали горздраву сегодня?

– Я бы собрала всех участковых докторов и дала бы жесткое распоряжение о том, чего нельзя делать с больными, которые заболевают «ковидом». Нельзя назначать антибиотики с первых дней! Нельзя травить такое огромное количество людей! Они потом очень тяжело выходят из этого состояния. Причиной тому может быть, в том числе, колоссальное количество препаратов (а они все токсические). Антибиотики уничтожили микрофлору, и где тогда будет вырабатываться клеточный иммунитет? Кто-то думает об этом или нет?! Пациенты становятся тяжелее либо выздоравливают, «несмотря на лечение». Это не моя инструкция, существует девятый протокол Минздрава. Ни в одном из протоколов не сказано, что человеку с первого дня надо назначать антибиотики.

 «ПАНИКА ЗАХЛЕСТЫВАЕТ, МОЗГ ОТКЛЮЧАЕТСЯ, КАК ЗОМБИ, ИДЕТ В АПТЕКУ И НАБИРАЕТ ВСЕ, ЧТО МОЖНО И НЕЛЬЗЯ»

– Люди сегодня боятся. Логика простая: чем больше лекарств, тем лучше... 

– Действительно, индуцированного стресса становится все больше и больше. Я абсолютно уверена – это утяжеляет состояние больного. И когда у человека «сносит крышу», грубо говоря, и он предпринимает неправильные действия. И врачам, которые прописывают антибиотики пачками, тоже страшно. Для перестраховки они, бывает, назначают все, что знают: «Все возможное я сделал». Потому что судят не за то, что ты «перебрал» в лечении, а за то, что ты «недобрал». Я считаю, что свою роль в утяжелении состояния играют неправильные первые действия специалистов. Или самих людей, которые бегут в аптеку и скупают препараты. 

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– То есть занимаются самолечением. А потом они обращаются к вам?

– Я всегда на связи, на телефоне, мне постоянно поступают такие обращения. Кто-то делает уколы в живот, а потом у них кровотечение. Люди, вы в своем уме?! Сколько бы консультаций мы не проводили, сколько бы прямых эфиров не записали, все равно! Как только проблема коснется человека лично, паника захлестывает, мозг отключается, как зомби, идет в аптеку и набирает все, что можно и нельзя. Пациенты иногда прямо выпрашивают, чтобы я выписала антибиотики: «У меня 38 температура!». Не надо этого! Ни на второй, ни на пятый, ни на седьмой день! Только в стационаре и только в реанимации. У антибиотиков очень маленький спектр показаний. Эту проблему я вижу не только сейчас, в пандемию. Она существует уже десятки лет. Только два хрипа услышат в легких или «жесткое дыхание» и начинаются антибиотики! Это нереальный, фантастический масштаб! Назначение антибиотиков, уничтожение микрофлоры, утяжеление состояния больных. При «ковиде» это ярко видно.  

– Мы можем дать инструкцию, как все-таки следует действовать в нынешних условиях?

– Во-первых, к «ковиду» надо готовиться. Как? Не сидеть и бояться: «Ой, коронавирус!». Займись ты здоровым образом жизни, начни гулять на улице, делать зарядку, дышать – обеспечь себя кислородом! Двигательный режим, дыхательная гимнастика, много сырой воды. Вода разжижает кровь, улучшает лимфоток, и тогда лимфоциты – клетки, которые первыми приходят на помощь – работают нормально. То, что витамины нужны, даже не обсуждается! Витамин D у всех сейчас ниже плинтуса. Как люди встретят «ковид»? Витамин C тоже отвечает за клеточный иммунитет. Его дефицит у детей, по последним данным, до 85%. Нужно проверить свой ферритин, он необходим, чтобы человеку хватало энергии. В наше время уже глупо не проверить хотя бы свое железо и хотя бы витамин D и при необходимости восполнить, чтобы даже в случае болезни, степень ее тяжести была бы меньше. И витамин C, и витамин A важны. Мы встречаем вирус носоглоткой, и иммунная система слизистых должна быть хорошей, чтобы не пропустить вирус. Возрастным людям надо обратить внимание на свои хронические заболевания. При сахарном диабете – привести в порядок сахар. Люди с крупной фигурой в большей опасности, они тяжелее болеют. Лишний вес – это не просто вопрос красоты, и вирус это показал. Ну, и мыть руки, не трогать лицо – эти рекомендации никто не отменял.

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– А пропить противовирусные?

– Я бы советовала подключать их уже при контакте с больным, когда есть подозрение, что вы могли заразиться. Тогда надо усилить меры. Когда человек заболевает, включить больше витаминных комплексов, натуральных противовирусных. Природа создала все необходимое. Тот же кошачий коготь (растение лиана, - ред.), например. Сейчас глупо не прибегать к тому, что использовали наши бабушки. Это безопасно, эффективно. Хорошо, что есть стационары, больницы, реанимации и ИВЛ, но человек должен думать о том, как туда не попасть и уделять больше внимания профилактике. 

– Лариса Юрьевна, насколько действенны предписания Роспотребнадзора? Дистанция, маски. 

– Дистанция – это верно. Вирус не летает как птица, полтора метра – и он падает на землю. Ее, кстати, бесполезно обрабатывать дезсредствами, мы через ноги не заражаемся, и подняться оттуда он не может. А вот через маску он пролетает без проблем. Маска скорее приучает к дисциплине. «Я ношу маску, я дисциплинирован», – показывает человек. 

– Как только у человека возникает подозрение, что он заразился коронавирусом, первым делом он бежит на КТ. Это…

– Это бессмысленное занятие. КТ делать не надо. Ну, обнаружите вы 5%, 20%, 25% поражения, и что? Это никак не поменяет тактику действий. КТ показывает пневмонит, не бактериальную пневмонию. Это разные вещи. 

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– Со временем страх, индуцированный стресс, о котором вы говорили, не ослаб?

– Я думаю, нет. Просто тогда это было в новь, а теперь о заболевании говорят везде, это касается всех. У кого-то коронавирус подхватил сосед, у кого-то брат, сват и так далее. Это поддерживает страх. И когда рассказывают и показывают страшилки о том, что может произойти, человек ассоциирует себя с тем, кто лежит в реанимации. Так устроен наш мозг. Срабатывает гормон стресса кортизол – и сразу температура, сахар, давление повышаются, сердцебиение усиливается, головная боль появляется… Есть более «толстокожие» люди, а есть более восприимчивые. Как правило, женщины. Как можно, например, нормально измерить дыхание, когда человеку страшно? И количество панических атак, кстати, увеличилось. С ними приходят ко всем специалистам, даже к гинекологу. 

– У вас проводится исследование на антитела? Можно ли сделать вывод, насколько защищены сегодня челнинцы? 

– Исследование проводится, но оценить ситуацию по городу мы не можем. Вся информация стекается в Казань. Но мы видим такую картину: человек переболел в апреле или перенес тяжелую форму, а антител нет. И в этом случае он может заболеть повторно. И что еще мы видим: нет параллели между тяжестью заболевания и количеством антител. По идее, чем сильнее вирусная нагрузка, тем лучше должна быть иммунная защита, но такого нет. Пролежал в реанимации, а иммунная система плохо сработала. Либо человек переболел в легкой форме, на ногах, с хорошим иммунным ответом, и у него антитела очень хорошие выработались. Это опять же связано с профилактикой. Подготовленный человек легче перенесет болезнь, и ответ будет лучше. 

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– Можно ли уже как-то оценить последствия пандемии? Какие осложнения есть у переболевших?

– У всех индивидуально, но есть приблизительная общая картина. Астенический синдром – когда нет сил, головокружение, слабость – в 90–95% случаев. Это не встречалось при других вирусных инфекциях в такой выраженной форме. Поражения со стороны сердечнососудистой системы – около 50% переболевших. Со стороны нервной системы (головные боли и прочее) – порядка 70%. Проблемы с почками (сначала мы их не видели, потом стали понимать связь) – около 20%. Кожные проявления только летом стали видны. У кого-то зрение падает. С памятью вообще сплошь проблемы! Сейчас идут проблемы с суставами, пациентов все больше. Сначала думали, совпадение, но эксперты говорят, что «ковид» дает осложнения и на костную систему. 

– Вы сами переболели? 

– Меня пока Бог миловал, не заражалась. Но зарекаться не стоит. 

«РАБОТЫ ПРИБАВИЛОСЬ И У НЕВРОЛОГОВ, И У ЭНДОКРИНОЛОГОВ, И У ТЕРАПЕВТОВ, И У КАРДИОЛОГОВ… ПОЖИНАЕМ ПЛОДЫ МАССОВОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ»

– Как пандемия и вызванный ей «коронакризис» сказались на вашей клинике? 

– Конечно, пандемия нас коснулась. Весной все было непросто. Народ был напуган, все разбежались по домам. Хотя по факту на тот момент в инфекционной больнице лежало всего девять человек. Но это был правильный шаг, это было сделано не из-за того, что было опасно, просто нужно было выиграть время, подготовить медицину, подготовить стационары. Нам удалось сохранить кадры, наших врачей, несмотря на то, что потоки резко упали, в три раза. Пришлось закрыть стоматологию, без работы остались косметологи, массажисты и другие специалисты. Дальше, в конце весны–начале лета мы видели более серьезные соматические заболевания. Дисциплинированные люди сидели дома, не приходили на прием и как следствие – их состояние ухудшалось. Гипертоникам, например, следовало откорректировать препараты, но они оставались дома. Как они перенесут «ковид» со своим давлением? 

«Цифры называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей реально коснулся коронавирус»

– Сейчас, как мы понимаем, нагрузка на все, в том числе частные медучреждения, значительно выросла. Насколько большой поток пациентов, и с какими жалобами они приходят теперь?  

– Потоки большие. В основном, терапевтического плана. Много «постковидных» пациентов. С подозрением на «ковид» мы можем принимать только онлайн. Это разрешено и даже приветствуется. Человек может позвонить, врач выходит с ним на видеосвязь, пациент при нас измеряет температуру, показывает, доктор общается с ним. Если симптомов коронавируса нет, он может прийти на прием. Мы сейчас работаем в основном с последствиями коронавируса. Работы прибавилось и у неврологов, и у эндокринологов, и у терапевтов, и у кардиологов… Пожинаем плоды массового заболевания. Цифры, может, называют другие, но по последствиям можно судить, скольких людей это реально коснулось. Мы видим, что человек перенес не просто вирусную инфекцию, он перенес «ковид». Обычная вирусная инфекция не дает такие ухудшения со стороны соматических заболеваний. 

– Вы говорили о новой программе для восстановления. Что она включает и насколько востребована сегодня?

– Мы взяли хорошего инструктора по ЛФК, разработали комплексы с озонотерапией, с массажем. Есть интерес, но таких потоков нет. Мне казалось, это будет востребовано. Пока петух не клюнет, мы не обращаемся, а когда стало лучше – мы забываем. А вообще коронавирус должен привести людей к осознанию, что ведение здорового образа жизни – это гарантия долголетия. Мне кажется, что эта ситуация как-то перестроит мозги людей на правильное питание, на биологически активные добавки, витамины. Я оптимист, и я очень надеюсь, что происходящее все же как-то изменит ситуацию. И я скажу вам, что в последнее время к здоровому образу жизни приходит больше людей, чем это было раньше.  

Анна Перебаскина 

Фото: Chelny-biz.ru, nabchelny.ru, пресс-служба прокуратуры РТ, Константин Михальческий / РИА Новости, Агентство городских новостей Москва