, 15 Июля
$ 63,0204
€ 71,0114
Предложения банков
Новости
Подробно


«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

24.04.2019, 20:41

Разбирать запутанную историю многодетного отца, предпринимателя Андрея Орлова приехал в Набережные Челны Конституционный суд Татарстана - сегодня здесь прошло выездное заседание с участием представителей Минстроя, республиканской прокуратуры и других ведомств. Семья с 11 детьми никак не может получить сертификат от государства на жилье только по одной причине: отец прописан отдельно от остальных, хотя и живут вместе. Орлов рассказал журналистам, что написать жалобу решился после семейной трагедии: младший сын, которому всего полтора года, впал в кому.

Чиновники при этом утверждают, что у него были шансы расшириться, а он не воспользовался. Да и вообще – проблема с пропиской, по их мнению, ничего не стоит. Подробнее о разбирательстве – в материале Chelny-biz.ru

Андрею Орлову 41 год, он частный предприниматель, у которого есть своя пекарня. Мужчина – отец 11 детей: старшему - 20, младшему – 1,5 года. Последний ребенок Орловых с декабря находится в коме.

– В ноябре прошлого года он заболел, был кашель. Думали: кашель – и кашель. И в итоге попали в больницу. Менингит, отек мозга, кома. Уже пять месяцев почти. Ему, когда он попал в больницу, в начале декабря, исполнился год, – поделился с журналистом Chelny-biz.ru Орлов до начала судебного заседания.

Он рассказал, что его семья верующая, живет очень скромно, в съемной квартире: 13 человек в 60 квадратных метрах. Здесь зарегистрирован только глава семьи, все остальные – у тещи. Из-за этого он не может встать в очередь на сертификат, который позволит улучшить жилищные условия. По постановлению Кабмина РТ положена совместная регистрация всех членов семьи, а она в его случае невозможна. Теперь Орлов требует отменить через суд конкретный пункт в документе, на который якобы ссылаются чиновники, когда ему отказывают.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

В суде выяснятся некоторые подробности, из-за которых, казалось бы, крайне несправедливая ситуация становится неоднозначной. Но об этом чуть позже. 

Заседание было открытым и проходило в конференц-зале нового Дома правосудия. За процессом наблюдали городские и республиканские СМИ, преподаватели и студенты КФУ, а вел заседание председатель Конституционного суда РТ Фархат Хуснутдинов. Как признался Орлов журналисту Chelny-biz.ru до начала слушаний, он удивлен таким вниманием к его жалобе. Мужчина был смущен и изрядно волновался.

На заседании истец рассказал, что его семья уже с 2013 года стоит в очереди на улучшение жилищных условий. В прошлом году они подали заявление на получение сертификата. Но из-за того, что Орловы прописаны в разных квартирах, им отказали.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

– Когда мы вставали на учет, все были прописаны по одному адресу. Но потом так сложилась жизнь, что переехали в съемную квартиру, - рассказал он с трибуны.

Когда нет своего жилья, прописаться в одном (в чужом) месте невозможно, настаивал Орлов. Получается, замкнутый круг.

– Жалоба моя в чем… Я хотел бы поблагодарить правительство, Кабинет министров. Очень хорошая программа. Выразить благодарность от всех многодетных семей, которые уже улучшили свои жилищные условия, и тех, кто еще улучшит. Но обнаружилась вот такая недоработка что ли в этих правилах. Это противоречит Конституции, статье 28, которая гарантирует равенство прав граждан независимо от имущественного положения. И в нашем случае, на мой взгляд, норма нарушает эту статью.

Судьи логично поинтересовались у мужчины, почему не заявилась его супруга, ведь она и дети прописаны вместе. Орлов ответил, что был такой вариант, но семья получила отказ. У заявителя уточнили, в какие детсады, школы и поликлиники ходят дети, он сказал, что по месту жительства. У него также интересовались, почему сам не может зарегистрироваться по месту прописки супруги и детей. Он ответил лишь, что прописан в съемной квартире, за которую платит 20 тыс. в месяц. Орлов рассказал, что до переезда в съемную «двушку», они жили в собственной «трешке», но ее пришлось продать. Квартира при этом, как скажет позже представитель Минстроя РТ, была получена по молодежной программе.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

– Накопились большие коммунальные долги, и мы остались без собственного жилья, – рассказал мужчина. – Когда большая семья, приходят счета по 10 тысяч и больше. И чтобы не повторилась такая ситуация, я хотел оформить субсидию в съемной квартире. У многодетных семей есть льготы.

– А жена с детьми почему не может прописаться там, где вы зарегистрированы? – спрашивали судьи.

– Собственник отказал в регистрации.

Собственником при этом оказалась теща. Об этом ниже.

Далее суд передал слово ответчику по делу - ведущему советнику юротдела Минстроя РТ Фарида Мухамадиева. Она рассказала, что по федеральному законодательству таких льгот для многодетных вообще нет. Решение вопроса (в том числе с финансовой стороны) – за регионами. Так, в Татарстане многодетные могут заключить договор социального найма или претендовать на безвозмездную субсидию, чтобы купить жилье. Это право подтверждается сертификатом.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

По ее словам, в 2016 году у Орловых подошла очередь на субсидию. На имя Андрея Орлова с составом семьи 12 человек был оформлен сертификат. Размер субсидии рассчитали в соответствии с правилами – исходя из норматива общей площади жилого помещения 18 кв.м. на каждого члена семьи. При этом, как положено, вычли 66,2 кв.м другой квартиры, которую они получили по «молодежке». Размер субсидии в итоге составил 5 млн 60 тыс. рублей.

– Сертификат был получен Орловым, – обозначила Мухамадиева. – Первоначально он согласился его получить, сумма его устроила. Но потом отказался. Он стал оспаривать размер субсидии и не представил этот сертификат в Госжилфонд. Сертификат был аннулирован, а средства перераспределены гражданам, которые были в резервном списке.

В следующий раз Орлов заявился только на 2018 год. Его включили в сводный список и в список получателей сертификатов. Но он почему-то написал заявление об исключении.

В 2019 году исполком включил в список его супругу с семьей в 12 человек. Однако при поверке министерством выяснилось, что нет заявления от Орловой. И действительно, на учет вставал Орлов, а не его супруга. Поэтому женщину не включили в список получателей сертификатов на 2019 год.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

Мухамадиева доложила, что Орлова с 11 детьми зарегистрирована у родителей, а Орлов в другой квартире площадью 64,8 кв.м. При этом собственник этой квартиры… его теща. Как так получается, что в одной квартире матери прописаны внуки, а в другую их перевести не получается – Орлов объяснять отказался. Мужчина сказал, что не хочет обсуждать публично семейный конфликт. 

– Вообще непонятно, к чему эти манипуляции, – возмутилась Мухамадиева. – Полагаем, что у Орлова есть все шансы прописаться по одному адресу со своей семьей и нормально реализовать свое право. И постановка на учет супруги не понятна в данной ситуации. Это первый случай с 2008 года, чтобы граждане обращались с заявлениями о том, что требование правил о совместной прописке мешало бы им реализовать право на жилье. И непонятно, как многодетная малоимущая семья может быть прописана в разных местах. Считаем, что оспариваемое положение не противоречит действующему законодательству, не нарушает права граждан, законы и пересмотру не подлежат.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

Далее председатель суда Фархат Хуснутдинов дал слово представителям законодательной, исполнительной и судебной власти. Интересно, что практически все поддержали Орлова: совместная регистрация не может быть единственным доказательством совместного проживания, нормы нужно совершенствовать.

В своем заключительном выступлении Андрей Орлов обозначил, что у него не было сомнений, что его семья могла получить сертификат. Жалобу он написал сразу после трагедии с младшим сыном. Ребенок находится в ДРКБ, врачи благоприятных прогнозов не дают. 

– Мы совершили ошибку и решили, что улучшение жилищных условий – это самое главное для нас. На самом деле – это наши дети и их здоровье. Заболел наш ребенок, кашель. Мы думаем: ладно, кашель, справки собрать важнее, – поделился судом личной трагедией Орлов. – Почему я обратился? Я бы не хотел, чтобы какая-нибудь семья получила такую подножку, столкнулась с таким препятствие. Очень прошу исправить это положение. Я бы сейчас и вовсе отказался от этого сертификата, если бы мне сказали, что можно вернуться назад и заботиться о ребенке лучше.

«Мы решили, что жилье – это самое главное. На самом деле – дети. Заболел наш ребенок…»

На этом процесс завершился. Конституционный суд Татарстана взял перерыв до оглашения решения.

 

Олеся Аверьянова