, 27 Января
Коронавирус. Заражено: 359 480 614 человек. В России: 11 305 801. В Татарстане: 46 240. В Челнах: 6 063
Новости
Подробно


«Мне стыдно за наш город. Он был прекрасным, а стал коммунальной квартирой»

18.11.2016, 17:44

В преддверии 2017 года, который объявлен в России и Татарстане Годом экологии, редакция Chelny-biz.ru собрала за круглым столом экспертов в области охраны окружающей среды. Представители надзорных органов и предприятий города обсудили причины экологических болезней Челнов и главное – пути решения проблем в Год экологии и на перспективу. Только о состоянии воздуха эксперты говорили почти час. Почему отступления от генплана и точечная застройка не позволяют городу проветриваться, а порушенная транспортная система заставляет тысячи людей дышать смогом? Кто создал нестерпимую вонь летом, кого винят «Камский Бекон» и «Челны-бройлер», и когда в следующем году ждать новую ароматическую атаку? Об этом и не только в материале Chelny-biz.ru.

Участники:

Оксана Колесова – заместитель начальника Прикамского ТУ Министерства экологии и природных ресурсов РТ;

Сергей Трушков – заместитель начальника отдела экологического надзора Управления Росприроднадзора по РТ;

Разин Батыршин – главный эколог ПАО «КАМАЗ»;

Николай Атласов – коммерческий директор ООО «Проминдустрия», депутат горсовета, член комиссии по градостроительству, инфраструктуре и ЖКХ;

Любовь Семенова – главный эколог ООО «Камский Бекон»;

Оксана Кириченко – инженер по охране окружающей среды ООО «Камский Бекон»;

Владимир Чучкалов – заместитель гендиректора по закупкам и логистике ООО «Челныводоканал»;

Любовь Инчина – заместитель начальника производственно-технического отдела ООО «Челныводоканал»;

Тамара Чучкалова – руководитель группы по связям с общественностью ООО «Челныводоканал»;

Ильдар Валиуллин – ведущий инженер-эколог ООО «Челны-бройлер»;

Елена Воронина – заместитель начальника управления экономического развития и поддержки предпринимательства;

Ильдус Камалов – генеральный директор инженерного центра «Синергия»;

Екатерина Конычева – специалист отдела финансирования и анализа Ассоциации НП «Камский инновационный территориально-производственный кластер» («ИнноКам»);

Альбина Бакирова – коммерческий директор Chelny-biz.ru;

Лилия Павлова – модератор, выпускающий редактор Chelny-biz.ru.

«С ОДНОЙ СТОРОНЫ, МЫ НЕ ДОЛЖНЫ КОШМАРИТЬ БИЗНЕС. С ДРУГОЙ – БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО НАРУШЕНИЙ ИМЕННО СО СТОРОНЫ МСБ»

Chelny-biz.ru: Мы задались вопросом, с чем город Набережные Челны вступит в год экологии? Предлагаем начать беседу с состояния атмосферного воздуха. Как свидетельствует Минэкологии РТ, по уровню загрязнения Челны находятся на четвертом месте среди городов Татарстана с уровнем выбросов в 49,1 тыс. т. Лидируют Казань (106,4 тыс. т), Нижнекамск (75,3 тыс.) и Альметьевск (50,2 тыс.).

Причем, Челны один из немногих городов республики, где подавляющая часть выбросов приходится на автотранспорт, а не на промышленность. 57% вредных веществ вносит транспорт населения, 18% – юридических лиц. Промышленность отвечает за оставшиеся 25% загрязнения.

С 2011 года идет незначительное снижение выбросов от промышленных объектов, выхлопы автотранспорта колеблются то в большую, то в меньшую сторону. При этом в городе регулярно фиксируются превышения ПДК загрязняющих веществ. В течение прошло года, к примеру, 155 случаев, почти все по фенолу и формальдегиду.

Оксана Анатольевна, что в состоянии воздуха в большей степени беспокоит вас?

Оксана Колесова, замначальника Прикамского ТУ Минэкологии РТ: Вы все правильно сказали, основная доля загрязнений приходится на автотранспорт. Надо снижать. Необходимо развивать транспортную логистику в городе, маршруты, дороги. Так, у нас была введена в эксплуатацию дополнительная трамвайная ветка, появились автобусы на газовом топливе. Это тоже вносит свой вклад в охрану атмосферного воздуха. Если в дальнейшем город будет нацелен на решение этой проблемы, то динамика снижения будет продолжаться. Что касается выбросов предприятий, планы по их сокращению у каждой компании есть. Они составляются ежегодно, и все добросовестные организации этим планам следуют и предоставляют отчетность.

Отметим, что основная масса крупных предприятий – в ведомстве Росприроднадзора, а малый и средний бизнес в Челнах курирует именно Прикамское ТУ. С одной стороны, мы не должны кошмарить бизнес. С другой, большое количество нарушений именно со стороны МСБ, и по атмосферному воздуху, и по воде.

«СЕГОДНЯ У НАС СПЛОШНЫЕ СВЕТОФОРЫ. ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, ЦЕЛУЮ МИНУТУ СТОЯТ СОТНИ МАШИН, КОТОРЫЕ ЧАДЯТ!»

Сергей Трушков, замначальника отдела экологического надзора Управления Росприроднадзора по РТ: Я как эколог благодарен тем людям, которые закладывали наш город: это градостроительное решение помогает нам спокойно дышать и не чувствовать воздействия промышленности. Но что творится сегодня? Схема генерального плана по организации движения транспорта в Челнах полностью сломана. На этапе разработки генплана город предполагался без светофоров. Сегодня же у нас сплошные светофоры, а это выбросы от автотранспорта. Представляете, целую минуту стоит толпа, сотни машин, которые чадят! Если мы не вернемся к решению, предложенному нашим первым генпланом, это будет проблема номер один для Челнов. Сегодня все крупнейшие города строят двух-, трех- и даже четырехуровневые развязки. В Челнах предполагались двухуровневые.

Chelny-biz.ru: Вы поднимаете эту проблему в исполкоме? Вас слышат?

Сергей Трушков: Понимаете, законодательством четко определены рамки нашей работы. Вопросы проектировки решаются на уровне общественных обсуждений и экспертиз. Проблему с транспортными развязками могла бы решить организация надземных или подземных пешеходных переходов. Далеко ходить не надо. Район «Пединститута» – что там творится! Второй пример – Орловское кольцо. Это километровые очереди машин, в том числе грузовых. Решается просто – делается пешеходный переход. Эту задачу мы можем решить на уровне города, своими силами.

Разин Батыршин, главный эколог ПАО «КАМАЗ»: Мне стыдно за наш город. Я сам здесь с 1974 года. Говорят: город с широкими проспектами, просторами. Да, он был, конечно, очень прекрасным городом. А сейчас стал коммунальной квартирой. Потому что нигде не пройти, не проехать. Мы все застолбили точечными стройками. Нет продуваемости города.

Лет 15 назад проводили исследование, сколько на одного человека приходится квадратных метров зелени. Выяснилось, что по 10 квадратов. Сегодня, я думаю, гораздо меньше. Зелени в городе нет! В этом году мы более-менее начали сажать деревья, а до этого только рубили. Парк Гренада вырубили, парк Победы вырубили, и дальше рубим. Вот основная проблема – нет зеленых зон. Мы дышим тем воздухом, который остается после автомобилей. Мы строим дома, не думая о том, что в них будут жить люди. Суть проблемы – в подходе к городу как к временному явлению. А это же вопрос вечный. Мы уйдем – город останется.

Chelny-biz.ru: Разин Тагирович, каков вклад «КАМАЗа» в негативное воздействие на окружающую среду?

Разин Батыршин: «КАМАЗ» простроен по технологиям 70-х годов. Сегодня мы системно развиваемся, переходим от старых технологий к новым. По выбросам – Сергей Михайлович (Трушков – ред.) не даст соврать – мы уполовинились. По отходам тоже. Самая главная задача, которую нам удалось решить совместно с надзорными органами (хотя они говорят, что они только контролируют, а на самом деле они побуждают нас к действиям) – мы сумели определить красную черту между городом и «КАМАЗом», разработали санитарно-защитную зону. Где были попытки построить дома, по улице 40 лет Победы, например, «КАМАЗ» не дал этого сделать. Это самая большая победа – мы сумели официально утвердить границы зон, где строительство жилых домов запрещено.

Chelny-biz.ru: Компания Daimler, которая пришла со своими технологиями и стандартами, какие задачи в области экологии перед автогигантом, насколько ужесточила корпоративные требования?

Разин Батыршин: Да, европейские стандарты очень крутые. Благодаря совместной работе с Daimler немножко поменялась идеология экологии. Требования, которые они привезли, более жесткие относительно водного пространства, выбросов и (есть такое понятие) среды обитания рабочего человека в целом, то есть чем он дышит, что ест, как работает. Компания год проводила исследование на территории «КАМАЗа»: бурили 50-метровые скважины, изучали степень загрязнения. Но «КАМАЗ» построен таким образом, что даже при нарушениях, которые иногда бывают, почва под заводами чистая. Воды, которые у нас идут, – чистые.

Кроме того, что хорошо и для нас, и для города, – пришли новые технологии. Что греха таить, мы отстаем по некоторым вещам. Сейчас мы строим новый завод по сборке кабин. Это вообще другая технология! Если кто-то был на «КАМАЗе» в последние годы, вы видели, что завод преобразился, он сейчас другой, не тот, который мы построили. Да, у нас есть проблемы в части литейного завода. Разработана большая программа по очистке выбросов, которую мы внедряем уже пять лет.

«ЖАЛОБЫ СЫПАЛИСЬ НА НАС КАК ГОРОХ. БУКВАЛЬНО КАЖДОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ПОДВЕРГАЛОСЬ КАКИМ-ТО ПРОВЕРКАМ»

Chelny-biz.ru: Справедливо говорят, когда с воздухом все в порядке, его не замечаешь. Как только что-то не то, сразу все чувствуют. В августе и сентябре город был окутан запахом, который люди называли прямо – «нестерпимая вонь». Вы долго не могли определить источник, и поэтому горожане уверены, что проблему хотели просто замять.

Сергей Трушков: Пальму первенства по объему проделанной работы надо отдать Прикамскому управлению Минэкологии, мы были на подхвате. Были разные подозрения. Грешили на «Челны-бройлер». Были жалобы с четким указанием на это предприятие. Мы неоднократно отрабатывали этот вопрос вместе с Ильдаром Талгатовичем (Валиуллин, ведущий инженер-эколог ООО «Челны-бройлер» – ред.). Были жалобы и на «Камский Бекон». В итоге был установлен источник – им оказались не отходы производства, а органические удобрения, которые были произведены из птичьего помета. Когда начали вносить удобрения на поля, этот своеобразный запах стал распространяться. Большой объем удобрений на большой площади и дал стойкий запах. Таким стойким запахом обладают вещества группы меркаптан. Запах сильный, но норматив вредного воздействия на организм очень низкий. То есть воздействие на здоровье человека, на окружающую среду не оказывается.

Оксана Колесова, Минэкологии: Работа действительно была проделана большая. Жалобы сыпались на нас, как горох. Буквально каждое предприятие подвергалось каким-то проверкам, поэтому у бизнес-сообщества, наверное, надо попросить прощения. Но опять-таки без каких-то оснований мы никогда не придираемся. По итогам проверки на предприятиях мы выявили ряд незначительных нарушений, выдали предписания. А что касается запаха, ставший его источником бурт возле Шильнебаша изначально вскрыли садоводы. У каждого, наверное, есть участок в дачном обществе? Видите объявления: «Привезу навоз»? Вот эти предприниматели загружают свои КАМАЗы – и вперед. У меня у самой сосед по огороду привез машину такого «навоза»! Воняло две недели, потом мы уже всей улицей собрались, предъявили хозяину.

Когда этот бурт начали развозить на поля, пошел стойкий специфический запах. Люди говорят: «Поля удобряют каждый год, так почему в этом году так сильно пахло?». Во-первых, в этом году ветра были в нашу сторону. Во-вторых, сказалось жаркое лето. После переговоров все удобрения были вывезены, запах прекратился.

«ОБЪЯСНИТЕ НАМ, МЫ НИКАК НЕ ПОЙМЕМ: ТАМ МЫ ХОРОШИЕ, А ЗДЕСЬ – ПЛОХИЕ, ОТ НАС ЯКОБЫ ПАХНЕТ»

Chelny-biz.ru: В следующем году эта ситуация повторится? Если да, то когда? Чтобы люди знали, когда брать отпуск и уезжать из города.

Оксана Колесова: Конкретно этот бурт уже вывезли, в следующем году будет использоваться другой. Я не могу вам сказать, будет запах или нет. Будем надеяться, что нет. Поля удобрять тоже надо, так ведь? «Челны-бройлеру» свои удобрения тоже надо куда-то девать.

Разин Батыршин, «КАМАЗ»: Можно ремарку? Вы городские жители. Мы, жители Соснового бора, к запаху уже привыкли. Для нас это реальная жизнь. Мы встаем с этим запахом. Для нас это аромат уже. Весь Тукаевский район так живет с запахом бекона.

Любовь Семенова, главный эколог ООО «Камский Бекон»: Хочу сказать следующее. Почему «Камский Бекон», почему «Челны-бройлер»? Мы большие! Нас видно! А вот маленькие фермочки, от которых не пахнет даже, а воняет так, что невозможно подойти, – мы сами на них пишем жалобы. Однако их не видно, а нас видно, на нас можно свалить. Но у нас технология совершенно другая, голландская. У нас все сбросы от свинокомплекса идут на глубине полутора метров. И, кстати, в то время, когда нас с «Челны-бройлером» сильно-сильно, так сказать, полоскали, было совещание при президенте Рустаме Минниханове, наши предприятия были признаны одними из лучших в Татарстане. «Камский бекон» занял первое место по свиноводству, «Челны-бройлер» – по птицеводству. Объясните нам, мы никак не поймем: там мы хорошие, а здесь – плохие, от нас якобы пахнет. Была комиссия, представители МЧС, Роспотребнадзора, ветеринары…

Ильдар Валиуллин, ведущий инженер-эколог ООО «Челны-бройлер»: Если бы запах шел от нас, он бы стоял круглый год. У нас отходы в течение 30–40 дней компостируются на фабрике, потом уже вывозятся на поля. Почему запаха нет тогда?

Chelny-biz.ru: Но ведь запах периодически возникает в течение всего года.

Любовь Семенова: Других источников много!

Ильдар Валиуллин: Мы приглашали журналистов. Каждый год проводятся замеры, показатели не превышают нормы по предельно допустимым выбросам.

Сергей Трушков: Сейчас идет реализация закона, который установил категории предприятий. Данное предприятие будет относиться к первой категории, которое должно будет создать систему мониторинга. Я думаю, что с учетом этого опыта, предприятия, которым поставляют эти удобрения, составят какой-то график и будут учитывать.

Любовь Семенова: Сергей Михайлович, а может, этот запах из Елабуги, с «Сария Био-Индастрис Волга» (производитель кормовых добавок в ОЭЗ «Алабуга» – ред.)?

Сергей Трушков: Нет, «Сария» пахнет чуть-чуть по-другому, поверьте моему опыту (чуть не сказал «носу»). Своеобразный запах на химических предприятиях в Нижнекамске я могу отличить, так же, как и любой запах органического происхождения отличается – что у «Челны-бройлер», что у «Камского Бекона».

«НАМ ПОРА БИТЬ ТРЕВОГУ, ЧТОБЫ В СОСЕДНИХ ГОРОДАХ УЛУЧШАЛИ ТЕХНОЛОГИИ»

Ильдус Камалов, гендиректор инженерного центра «Синергия»: Причем тут это?! Все делали акцент на запах с предприятий. Да там органика! Крестьяне всю жизнь жили рядом с коровами, и все росли здоровые. Не в этом проблема. Я проанализировал всю имеющуюся информацию и пришел к выводу, что самая главная проблема в том, что мы плюнули на наши генеральные планы.

Там помимо оптимизации транспортной схемы были предложения по выносу «грязных» предприятий за черту города. Сколько лет еще мы будем терпеть в самом центре города ЗЯБ, завод строительных конструкций?! 32-й комплекс, Элеваторная гора оказались в заложниках. Там много вредных веществ, которые не имеют неприятного запаха. Это пыль, это цемент, который оседает в легких и оказывает очень вредное воздействие на здоровье населения. Я считаю, сегодня главная задача – взяться за реализацию последнего генерального плана, который был принят в 2006 году. За эти 10 лет мы плюнули на все градостроительные каноны, увлеклись кому-то очень выгодной точечной застройкой.

И еще – недавно открыли производство «Аммоний» в Менделеевске. Я живу в 46-м комплексе, органические запахи до нас этим летом почти не доходили, но были времена, когда некуда было деваться от невозможного едкого запаха из Менделеевска. Мы чувствуем и предприятия из Нижнекамска. Нам пора бить тревогу, выходить на правительство, чтобы в соседних городах улучшали технологии.

Николай Атласов, депутат горсовета, коммерческий директор ООО «Проминдустрия»: Действительно, те вопросы, которые поднимаются сегодня, для нас важные и нужные. Мы все-таки живем в одном городе. Это для нас единая среда обитания. Ильдус Хабибович верно отметил, что соседние города, безусловно, оказывают влияние на нашу экологию. Буквально недавно горсовете вынес на публичные слушания, которые пройдут 20 января, проект решения об экологической экспертизе. Она предусматривает направление наших экспертов, если в соседнем муниципальном районе строится какое-то предприятие, чтобы мы, челнинцы, знали, что там происходит, не нанесет ли это вред нашему городу.

Второе, по этому лету. Запах присутствовал, да. Хочу сказать, что наши городские предприятия формируют бюджет города, дают рабочие места. Естественно, мы их должны поддержать, но в то же время на будущее они должны для себя констатировать факт – размещать удобрения необходимо немного дальше от города. Надо как-то учитывать, наверное, и розу ветров, и другие моменты. Все-таки должны быть какие-то нормативные документы, чтобы от этого не опасного, но неприятного запаха избавлять горожан.

По перекресткам и транспорту – в Год экологии необходимо провести инвентаризацию проблемных мест, где образуются многокилометровые пробки. Необходимы заключения от наших контролирующих органов с результатами замеров, чтобы мы добились включения в бюджет на будущий год выделения средств на реконструкцию этих проблемных перекрестков – будь то установка надземных переходов или какие-то другие решения.

По снижению выбросов предприятий – безусловно, мы видим, что доля загрязняющих веществ от крупных компаний снижается. Но нашей общественности нужно предъявлять доказательства. Можно на базе Минэкологии создать онлайн-ресурс, куда стекалась бы информация от лабораторий и производств, чтобы каждый житель города мог видеть, чем мы дышим. Самим предприятиям организовать такие онлайн-табло на сайтах. Это повысило бы прозрачность отношений между обществом и крупными предприятиями.

«КАК МОЖНО СНИЗИТЬ ВЫБРОСЫ НА 18%? У НАС ЧТО, ПОРОСЯТА ПЕРЕСТАНУТ ДЫШАТЬ ЧТО ЛИ?»

Chelny-biz.ru: Не так давно правительство республики утвердило концепцию развития кластера «Иннокам». Очевидно, что развитие производств даст нагрузку на экологию. При этом у «Иннокама» есть свои проекты в области зеленых технологий. Что они подразумевают?

Екатерина Конычева, специалист отдела финансирования и анализа Камского инновационного территориально-производственного кластера: Разрабатывая документы по развитию «Иннокама», мы уделяли особое внимание вопросам экологии. Сегодня созданы рабочие группы, утверждена стратегия развития кластера до 2020 года. Планируется к 2020 году более чем в полтора раза увеличить объемы промышленного производства. Очевидно, что столь стремительное развитие промышленности вызывает опасения – не будет ли при этом оказано неблагоприятное воздействие на окружающую среду? До 2020 года на территории Камской агломерации предполагается внедрение принципов безотходного производства. Планируется реконструкция и строительство новых очистных сооружений, внедрение экологически чистого транспорта, использование электробусов, внедрение современных технологий утилизации и переработки отходов, создание и развитие рекреационных объектов. Будет продолжена работа по созданию и развитию системы сводных расчетов загрязнения атмосферного воздуха для городов и поселений Камской агломерации. К числу приоритетных направлений относится создание центра компетенций по зеленым технологиям. Среди ожидаемых результатов – снижение выбросов загрязняющих веществ из стационарных источников на 18–20%. Я думаю, что мероприятия позволят…

Разин Батыршин: Сегодня какой объем выбросов по Набережным Челнам? Как можно планировать снижение на 18%, не зная, сколько по факту сегодня? По Нижнекамску, Менделеевску, Елабуге…

Сергей Трушков: Вы говорите 18%. То есть существующие предприятия должны снизить объем выбросов на 18% до 2020 года? Вопрос: «Челны-бройлер», «Камский Бекон», «КАМАЗ» готовы к этому? Вы представляете, что значит «КАМАЗу» на 18% уменьшить выбросы?

Екатерина Конычева: При формировании концепции и при планировании все показания мы собирали. Была проведена огромная работа, все просчитывалось, и за счет реализации тех проектов, которые были приведены…

Сергей Трушков: Это мыльный пузырь. Вот реальный человек, главный эколог «КАМАЗа».

Разин Батыршин: Для того чтобы поменять что-то, нужны огромные деньги. Да, у нас есть программы по развитию производств, есть программы по экологии. Вы их видели? Цифры оттуда брали?

Екатерина Конычева: Мы очень тесно контактируем с «КАМАЗом» и какие-то просчеты без участия предприятия не делаем. Отмечу, что это подписанная концепция, документ по «Иннокаму» есть на сайте Правительства РФ.

Любовь Семенова: Ладно «КАМАЗ», а такие предприятия, как наше? Как можно поставить 18%? У нас что, поросята перестанут дышать что ли?

Екатерина Конычева: Нет, не совсем. Здесь речь идет о реализации таких проектов, как выработка биотоплива, экологически чистый транспорт. Работа по всей Камской зоне.

Ильдус Камалов: Екатерина Сергеевна, пока экологи бастуют, особенно «КАМАЗ» сопротивляется, поставьте задачу не на 18, а на 50% сократить!

Во второй части круглого стола эксперты оценили состояние камской воды, обсудили бесконтрольные сбросы предприятий и парадоксальность требований к сточным водам, которые должны быть чище, чем питьевая вода. О том, готов ли бизнес инвестировать в экологию, как город будет избавляться от мусора, и почему экологи за мегасвалку в Елабуге – читайте в следующем материале Chelny-biz.ru.

Chelny-biz.ru