, 9 Декабря
Коронавирус. Заражено: 267 578 014 человек. В России: 9 895 597. В Татарстане: 39 850. В Челнах: 5 351
Новости
Подробно


«Это мой новый советник по экономическим вопросам», - ответил тогда Хамадеев. Я просто молчал и слушал, впитывая каждое слово»

30.06.2015, 17:11

Эдуард Фаттахов, глава Пенсионного фонда Набережных Челнов, в публичном поле появился в первой половине нулевых, во времена правления Рашита Хамадеева. Тогда неожиданно для всех молодой и никому неизвестный человек занял пост советника главы города по экономическим вопросам. Тут же его окрестили «хамадеевским». Позже, уже при Ильдаре Халикове, Фаттахова назначили на должность помощника мэра, а вскоре он и вовсе возглавил Пенсионный фонд автограда. В интервью Порталу Предпринимателей Эдуард Фаттахов рассказал, как приходилось работать при мудром Хамадееве и современном Халикове, рассказал, как работается с пенсионерами и поделился мыслями по поводу строительства в Челнах университета третьего возраста.

«ЭТО БЫЛО АБСОЛЮТНО НЕОЖИДАННО ДЛЯ МЕНЯ. НА ТОТ МОМЕНТ Я ПРЕДСТАВЛЯЛ СВОЮ ЖИЗНЬ СОВСЕМ ИНАЧЕ»

- Эдуард Рафаилович, в исполкоме Набережных Челнов вы появились во времена Рашита Хамадеева. Причем неожиданно. И вас тут же назвали «хамадеевским».

- Всех, кто работал при Алтынбаеве, называли «алтынбаевскими, при Хамадееве – «хамадеевскими». Я занимал должности и при Ильдаре Халикове, и при Василе Шайхразиеве, сейчас при Наиле Магдееве. Это не принципиально. Важно, что мы приходим работать не на конкретного человека, а на население города.

- Вы были советником по экономическим вопросам главы города, причем заняли эту должность в 25 лет. Разговоров на этот счет было много.

- В 25 лет я пришел работать в больничную кассу. До этого два года подряд проходил здесь практику, мою работу никто не оплачивал, но мне было интересно. После окончания учебы меня пригласили к трудоустройству, в ревизионный отдел, который был только что создан. Я начал работать ревизором, это был 2001-й год, тогда главой города был Рашит Саитович. Он лично контролировал финансы, а больничная касса – это бюджетные деньги: закупка медикаментов, зарплата врачей, питание больных в стационарах, мягкий инвентарь. Тогда мы проверяли все медучреждения на целевое использование бюджетных средств: как тратятся деньги, на что, как хранятся медикаменты, как списываются и т.д. Здесь мы, конечно, очень сильно помогли сэкономить средства городского бюджета. Я лично приходил докладывать о результатах работы в исполком.

Помню, я доложил о ситуации, рассказал, что обнаружил, озвучил свои предложения. Хамадеев послушал меня и пригласил в понедельник к себе в кабинет. Я взял все документы, думал он меня пригласил по этому же вопросу, и пошел с утра к нему… Помню, у него как раз было аппаратное совещание. Мы зашли с ним в кабинет, он посадил меня рядом с собой. Геннадий Егорович Емельянов (первый заместитель главы города - ред.) спрашивает Хамадеева: «Рашит Саитович, а что за молодой человек с вами? Вы нам его не представили». «Это мой новый советник по экономическим вопросам», - ответил тогда Хамадеев. Я просто молчал и слушал, впитывая каждое слово. Когда совещание закончилось, Хамадеев попросил меня остаться. Я у него спрашиваю: «Рашит Саитович, а что мне делать?». Он мне говорит: «В понедельник ко мне с заявлением». На тот момент у меня была проверка, я быстро ее завершил и пришел в понедельник в исполком. В этот же день мне дали задание проверить предприятие «Татэлектромаш». С этого все и началось.

- То есть для вас назначение было неожиданным?

- Это было абсолютно неожиданно. На тот момент я представлял свою жизнь совсем иначе. Когда я работал в больничной кассе, я проверял больницы. Там был такой беспорядок в плане учета и контроля средств. Тогда я дал себе слово, что моя жизнь будет посвящена именно этому направлению. Я хотел навести порядок в этой сфере. И вот только я подумал, меня унесло в другую стихию.

- Что входило в обязанности советника мэра по экономическим вопросам?

- Я делал справки для мэра по разным направлениям. Запрашивал информацию у управления торговли, экономики, земельного. Анализировал ее и доводил информацию до Хамадеева, чтобы он имел общую картину, был погружен в проблему. Сегодня я и сам требую от своих специалистов, чтобы они от меня ничего не скрывали, потому что в противном случае я могу принять неправильное решение, а значит пойду по ложному пути. Будучи советником, я должен был довести до него объективную информацию - это было главное.

- При Хамадееве вы поработали некоторое время еще и начальником учета жилого фонда…

- Как-то мы с Рашит Саитовичем шли по коридору мэрии, стоит толпа народу - пришли оформлять документы на приватизацию. Хамадеев тогда, помню, спросил кто начальник учета жилого фонда, а там на то время как раз никого не было. «Давайте дадим это дело Эдуарду, пусть порядок наведет», - сказал он. Так я стал начальником управления жилого фонда.

- Вас, молодого, не пугала ответственность: были советником главы города, потом возглавили управление?

- Чтобы не бояться ответственности, надо быть честным перед собой. Для начала нужно определиться, с какой целью ты идешь работать. Если с нехорошей - люди начинают бояться, сомневаться. Мне бояться было нечего, тем более я заручился поддержкой руководства города, которое пригласило меня на работу. Понятно, если бы я сам пришел и сказал, что хочу здесь работать, меня бы начали испытывать, а здесь меня пригласили, а значит поддержат.

- Чему вы научились у Рашита Хамадеева?

- Рашит Саитович научил меня быть мудрым. Сейчас вспоминаю его деятельность и понимаю, что во многом он был прав.

- Начальником управления вы проработали чуть меньше года, были ли у вас конкретные идеи относительно этого направления?

- Вообще у меня была идея из управления учета жилого фонда сделать управление жилищной политики. Для этого я периодически встречался со своими татарстанскими коллегами, обсуждал перспективы, прорабатывал задачу. Мне хотелось, чтобы было понятно, что мы сегодня строим. Тогда не было анализа: какое жилье хотят люди, сколько нужно, какая часть населения должна жить за городом и так далее. Такую работу, конечно, проводили и до нас, но потом она сошла на нет. Мы подняли всю информацию, хотели реанимировать.

- Судя по всему, воплотить идею в жизнь не удалось?

- Нет. Только я к этому вплотную подошел, меня перебросили на другую работу. Не стало Рашита Саитовича, мэром стал Ильдар Шафкатович, его первым заместителем - Василь Гаязович. Я подчинялся Шайхразиеву. Как-то с утра зашел к нему с документами, он говорит, что меня на прием приглашает Ильдар Шафкатович. Я зашел к мэру, он мне тут же сообщил, что принято решение назначить меня его помощником. Думаю, что на эту должность рекомендовал Василь Гаязович. Мне сразу же дали кабинет и первое поручение. Но какое-то время мне пришлось занимать две должности - начальника управления учета жилого фонда и помощника мэра.

- Чем приходилось заниматься в должности помощника мэра?

- Всем, что связано с мэром города: почта, формирование распорядка дня и так далее. Я должен был работать на опережение. С Ильдаром Шафкатовичем я был знаком с тех времен, когда он работал финансовым директором на «КАМАЗе». Меня всегда удивлял этот человек: быстрый, энергичный, оперативно принимал решения, оптимист. Эти качества я перенял от него.

«ОБЩАЯСЬ С НИМИ, Я ПОНЯЛ, ЧТО ОНИ ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ НЕНУЖНЫМИ. ЭТО ИХ ЗЛИТ, ОТСЮДА ИДЕТ НЕГАТИВ. Я РЕШИЛ, ЧТО НУЖНО ИМИ ЗАНЯТЬСЯ»

- Эдуард Рафаилович, в вашей профессиональной биографии была Казань – вы недолго возглавляли отделение ПФР. Однако вы не стали перевозить семью, то есть знали, что вернетесь в город?

- В одно время было очень много жалоб по работе Пенсионного фонда в Челнах, население жаловалось на очереди. Тогда Ильдар Шафкатович предложил установить в клиентских офисах камеры, чтобы он сам лично мог видеть, что происходит. А потом он мне предложил возглавить Пенсионный фонд, и я уехал в Казань, чтобы подучиться. У меня было пять месяцев, чтобы понять всю пенсионную систему и вернуться в Челны.

- Какую задачу руководство города ставило перед вами?

- Конечно же, первоочередной задачей стояла ликвидация очередей, информирование населения. Мы начали создавать контакт-центр, аналогов которого нет во всей России. Сегодня структура ежедневно обрабатывает от 800 до 1000 звонков. Раньше все эти люди, которые звонят, занимали очереди с четырех утра и стояли целыми днями. А ведь это в основном немолодые люди.

Вообще я благодарен руководству республики, Марселю Мукатдисовичу Имамову (управляющий отдалением ПФР по РТ - ред.) за особое отношение к Челнам. Благодаря такому вниманию нам купили здание, и теперь мы сидим не в пяти как раньше, а в одном.

- Насколько мне известно, ПФР Набережных Челнов сейчас входит в пятерку лидеров по России, а когда-то занимало 44-е место. Как вам удалось добиться столь высоких результатов?

- Таких успехов удалось достичь благодаря организации работы, правильной мотивации сотрудников, маленькой национальной идее, вокруг которой можно объединить коллектив. Мы нашли эту идею, что дало рост результатам. Когда к нам приезжают гости, все говорят, что это самое мотивированное управление, которое когда-либо видели.

Мне иногда даже жалко своих сотрудников. Не хочется, чтобы они забывали о личной жизни, поэтому у меня все работают строго до 17.00. Но в исключительных случаях и только по служебной записке я могу кому-то продлить рабочий день. Однако здесь нужно смотреть: возможно, если кто-то не успевает, плохо работает, а значит нужно проанализировать – может, кто-то выполняет двойную работу… Я даже специально начал ребят на работу принимать - для того, чтобы выдать замуж девчонок.

- Эдуард Рафаилович, можете ли вы оценить, каким Пенсионный фонд был до вас, какой он сейчас и каким вы его видите в будущем?

- Я не могу судить работу прошлого руководителя, Веры Александровны Осетриной. Ее заслуга в том, что она стояла у основания, выстроила систему. Поэтому наполовину работа была выполнена, мне оставалось кое-что доработать.

- Сейчас вы особое внимание уделяете пенсионерам, успешно работает университет третьего возраста.

- Я являюсь председателем местного отделения Союза пенсионеров России. Совместно с Файрузой Зуфаровной (Файруза Мустафина - ректор НИСПТР- ред.) мы организовали университет третьего возраста. Понимаете, наши пенсионеры ведь когда учатся, живут этим. Женщины достают платья, делают прически, ходят как на праздник. Это ведь лучше, чем сидеть дома или возле подъезда и кого-то обсуждать? Такой человек проживет дольше, чем тот, кто вел пассивный образ жизни.

- Скольких пенсионеров вам уже удалось обучить?

- За семь лет мы обучили более 8 тыс. человек. Обучение проходит во всех школах города, два раза в неделю. Преподаватели – школьные учителя, если у школы нет преподавателя, мы приглашаем студентов пединститута или педколледжа. Они обучают пенсионеров компьютерной грамотности абсолютно бесплатно. На начальных этапах учителя тоже занимались бесплатно, потом президент республики выделил нам грант, и мы начали выплачивать зарплату.

- Работать с пенсионерами очень сложно?

- Мне всегда приходится контактировать с пенсионерами. Общаясь с ними, я понял, что они чувствуют себя ненужными, отстраненными от всего. Это их злит, отсюда идет негатив. Я решил, что нужно ими заняться. Мы стали в торжественной обстановке вручать пенсионное удостоверение, где разъясняем, что они вступают в новую жизнь. Мы начали их чуть-чуть перестраивать, чтобы не было этого негатива, чтобы они занялись собой.

- Есть определенные планы в этом направлении?

- Построить университет третьего возраста. Чтобы каждый пенсионер смог себя там найти, где для них всегда будут открыты двери. Для этого я уже сделал первый шаг, в пенсионном фонде в 32-ом комплексе у меня стоит компьютерный класс и класс занятия здоровьем. Работают они целыми днями. Пенсионеры приходят, когда хотят, учатся: сколько было возможности, столько и сделал.

«ПЕНСИОННОГО ФОНДА НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ВИДНО, НО ОН ДОЛЖЕН ВЫПОЛНЯТЬ СВОЮ РАБОТУ»

- Как-то в своем выступлении вы отметили, что собираетесь запустить услугу оплаты долгов при помощи интернета. Речь шла, ествественно, о бизнесе. Какова ситуация в этом направлении?

- Все это уже реализовано. Узнать свою задолженность можно через портал госуслуг и там же оплатить. Я вообще за то, чтобы не трогать бизнесменов. Как бы ни цинично это было сказано, они являются сегодня экономическими единицами и чем больше они работают, тем больше будет пользы нам всем. Пенсионного фонда не должно быть видно, но он должен выполнять свою работу.

- А сколько сегодня в Челнах должников?

- У нас на учете состоит 16 тыс. индивидуальных предпринимателей, 8 тыс. из них должники, задолжавшие от нескольких тысяч рублей до сотен тысяч.

- Какова ситуация с так называемыми «мертвыми душами»? Они не раз «портили» вам статистику…

- Мы их разыскиваем, всех приглашаем к себе. Им кажется, что если они не занимаются деятельностью, то ничего не должны ПФР. Вообще мне хочется сделать перерегистрацию «мертвых душ». Всех, кто не ведет деятельность более пяти лет, взять и снять с учета. Понимаете, они просто копят долги. Мы подготовили инициативу на имя Альфии Гумаровны Когогиной, обратились с письмом, где расписали все, что хотим. Она взяла вопрос на проработку.

- Долги ведь при этом не спишутся?

-Нет, но они хотя бы не будут расти, а это уже плюс.

- А какова сумма долга на сегодня?

- 422 млн рублей.

- Эдуард Рафаилович, если бы вам предложили возглавить ПФР в другом городе, к примеру, навести там порядок, уехали бы?

- Если бы мне мой руководитель сказал, что надо ехать, я бы поехал. Но решить такие проблемы и научить их работать я бы мог и на расстоянии. Все это решается. Сегодня я прохожу учебу в Москве. Меня спрашивают: куда пойдешь, как закончишь учебу? Я буду работать там, где работаю сейчас, а знания, которые приобрету в Москве, привезу в Челны.

- Вы ведете достаточно активную спортивную жизнь: хоккей, плавание, бег. Переживали ли за провалы ХК «Челны» и возникшие у них финансовые проблемы?

- Я очень переживаю за команду. Челны - крупный город, Нижнекамск меньше по населению, но у них есть команда, которая играет в КХЛ. Мне бы хотелось, чтобы у нас была такая же команда. Ведь это не для того, чтобы ходить и смотреть хоккей, а для молодежи. Понимаете, если молодой парень начинает играть, и видно, что хорошо, его здесь не оставят: увезут в Нижнекамск, Казань. А зачем? Мы все говорим, что нужно привлекать молодежь, а напортив, идет отток. Он уехал, уехали родители. А кто остался? Это неправильно. Хочется, чтобы было больше интеллигенции, спортсменов. Город не должен состоять только из работников «КАМАЗа». Должен быть театр, спортивные учреждения. Ледовых дворцов у нас в городе не хватает. У меня сын занимается хоккеем, и я знаю, что не хватает льда.

Лилия Хамитова