, 4 Декабря
Новости
Подробно


«У него была цель – как можно больше продать, каким способом, уже не так важно»

15.11.2022, 23:52
Фото: открытые источники

Спор бывших партнеров разгорелся вокруг известной в Набережных Челнах клиники инфузионной терапии Clean Clinic. Тимура Исламова, известного в Татарстане как общественника, который работал с наркозависимыми, обвинили в воровстве проекта и предъявили ему «акт недобросовестной конкуренции». Как выяснилось, он и его давняя знакомая вместе запустили проект, но позже у Исламова оказалось более 40 клиник, а у автора идеи Юлии Мущининой всего две. Исламов шустро зарегистрировал на себя товарный знак, развил масштабную сеть и теперь через контору, которая зарегистрирована на дочь, требует компенсации. В конфликте разбирался Сhelny-biz.ru.

СУТЬ КОНФЛИКТА

«ОНИ ПОТРЕБОВАЛИ СНЯТЬ ВЫВЕСКУ, МОЛ «ТЫ НЕ CLEAN CLINIC, ЭТО ВСЕ НАШЕ»

Челнинская инфузионная клиника Clean Clinic оказалась втянута в конфликт вокруг своего логотипа. Компания пытается доказать в суде, что некий московский конкурент украл проект, а истинный автор бренда зарегистрирован в автограде. История кажется запутанной на первый взгляд, но является крайне типичной для бизнес-разборок.

Итак, два ООО – «Чистая клиника» и «Клин Продактс» – работают под одним брендом Clean Clinic. Первая – родом из Челнов, вторая – с пропиской в Москве и внушительной сетью по всей России. Обе используют в логотипе голубую птичку. И, как оказалось, не чужие друг другу. «Чистая клиника» принадлежит Юлии Мущининой. Организация работает в Челнах и Казани. Владелица «Клин Продактс» – Ксения Исламова, но по информации Chelny-biz.ru, конечный бенефициар клиники – Тимур Исламов, известный в Челнах и Татарстане как учредитель благотворительного фонда. Он работал в свое время с ВИЧ-инфицированными и наркозависимыми, но в 2018 году признан иноагентом (об этом чуть ниже). Мущинина и Исламов когда-то работали вместе, а теперь расположились по разные стороны баррикад.

Фото: clean-clinic.net
Фото: clean-clinic.net

Челнинская клиника подала иск в суд по интеллектуальным правам. Дело в том, что «Клин Продактс» зарегистрировал товарный знак с логотипом, похожим на тот, что использовала «Чистая клиника». Компания потребовала признать действия правообладателя «актом недобросовестной конкуренции». Здесь объясняли, что используют товарный знак еще с 2019 года, он размещен на фасаде и использовался с самого начала в доменном имени, а конкурент его «приватизировал».

Тимура Исламова, судя по документам суда, привлекали для развития франшизы клиник, но позже сотрудничество было прекращено. По информации источника издания, товарный знак, как и идея создания клиники подобного рода, действительно, принадлежит Юлии Мущининой. Исламов взялся развивать франшизу и якобы обещал ей некий процент. При этом развитием он занимался не сам, привлек профессионалов, чтобы масштабировать проект. Они договорились о процентах, исполнители упаковали идею, сделали презентационные материалы и начали работать. На тот момент инфузионная терапия еще не была так развита, и работа пошла неплохо. Брокеры получали процент с паушального взноса, процент с оборота франчайзи получал Тимур Исламов, а точнее ООО «Клин Продактс» под руководством тогда еще Маргариты Блохиной, рассказал источник издания.

Фото: clean-clinic.net
Фото: clean-clinic.net

– В какой-то момент они заявили, что исключают челнинскую клинику из сети. Она исчезла с сайта. А ведь это клиника, с которой все началось. Когда проводились первые сделки по продаже франшизы, покупателей приглашали именно туда. У Тимура с Маргаритой свой кабинетик в Москве появился уже позже. А они решили убрать челнинскую клинику, мотивируя это тем, что Юля якобы «ничего не делает», – поделился наш собеседник. – Они потребовали от Юли снять вывеску, мол «ты не Clean Clinic, это все наше». Она отказалась. Тогда и последовал суд. Кстати, дизайнер логотипа на суде сначала сказала, что сделала его для Тимура, а потом отказалась от своих слов. Это есть в протоколе суда.

В суде истец настаивал на том, что ответчик, регистрируя знак, просто хотел недобросовестно получить преимущество, вытеснить конкурента с рынка и предъявить претензии истцу. Ответчик, в свою очередь, заявил, что истец пытается уйти от ответственности за незаконное использование товарного знака, а его доказательства противоречат друг другу. Также «Клин Продактс» отмечает, что «истцом не доказана вся совокупность общих признаков недобросовестной конкуренции, в частности, стороны не являются конкурентами», а в материалах дела «не представлены доказательства широкого использования обозначения» товарного знака «Чистой клиники».

Фото: clean-clinic.net
Фото: clean-clinic.net

Суд в итоге так и не удовлетворил иск. Он согласился с аргументами «Клин Продактс» и посчитал недоказанным, что в действиях московской компании есть вся совокупность признаков недобросовестной конкуренции.

Кстати, с командой, которая развивала франшизу, Тимур Исламов, по рассказам источника издания, тоже расстался не очень хорошо. Когда было продано более 40 франшиз, Исламов якобы заявил, что процент, по которому они работают, ему не интересен. «Клин Продактс» перестал платить вознаграждение, решил расторгнуть договор и продолжить работу самостоятельно. Компания метила на рынок Москвы.

МНЕНИЕ СТОРОН

 «ВСЕ БЫЛО ОСНОВАНО НА ДОВЕРИИ, МЫ ДАВНО ЗНАЛИ ДРУГ ДРУГА, ДРУЖИЛИ СЕМЬЯМИ И ЕЛИ ЗА ОДНИМ СТОЛОМ»

Сhelny-biz.ru связался с Юлией Мущининой, директором «Чистая клиника». Она рассказала изданию, что идея создать клинику инфузионной терапии пришла к ней в 2019 году, но само воплощение проекта она была вынуждена заморозить на полгода. Именно в этот непростой период перед автором задумки возник Тимур Исламов, с которым Мущинина на тот момент была знакома более 15 лет. Он предложил ей свою «дружескую» помощь – развить сеть клиник по франчайзингу до немыслимых масштабов.

Фото: clinic116.ru
Фото: clinic116.ru

– Был разработан логотип – птичка, придумано название компании. Когда продукт начал вырисовываться, в Челны как раз приехал Тимур Исламов. Мы с ним встретились в кафе, он предложил мне собрать «коробку» и начать продавать франшизы. Тогда мы договорились обо всех условиях, обсудили его процент за продвижение и пожали руки, – поделилась с Сhelny-biz.ru Юлия Мущинина. – Все было основано на доверии, так как мы давно знали друг друга, дружили семьями, ели за одним столом. Соответственно, никаких договоров с ним подписано не было. У каждого была своя задача, я в тот проект вообще не совалась. Тревожные звоночки появились в 2021 году, когда пошли первые продажи. Мне менеджеры начали рассказывать, что франшиза была продана в таком-то городе, я об этом узнавала от третьих лиц. Потом у нас с Исламовым возник конфликт, когда выяснилось, что на буклете значилась его фамилия как основателя сети Clean Clinic. Соответственно, у меня возникли вопросы. Тогда он ответил, что он не думал, что мне была важна публичность. Интуиция мне подсказывала, что здесь происходит что-то не ладное, так быть не должно.

Исламов, как рассказывает предпринимательница, в тот момент смог выкрутиться и сослался на брокеров по франчайзингу: им-то виднее, чья фамилия должна будет красоваться на информационных материалах. К слову, именно брокеры по франчайзингу занимались, в том числе и рекламной продукцией, а Исламов выступал всего лишь связующим звеном. По информации Мущининой, документально его присутствие в делах компании отмечено не было.

Фото: clean-clinic.net
Фото: clean-clinic.net

– В сентябре 2021 года, когда у нас все переросло в открытый конфликт, я попросила Исламова не продавать франшизы в Набережных Челнах и в Казани, чтобы самой в последствии открыть клиники в этих городах. Предложила ему разбежаться. Мне было интереснее работать внутри клиники, так как я понимаю и вижу результаты наших программ. В челнинскую клинику за 2021-2022 год к нам вернулось 65% клиентов. Это такая же конверсия, как в продуктовом магазине, очень хороший показатель, – продолжила Мущинина. – В октябре мой юрист звонит и говорит, что фирма ООО «Клин Продактс», которая расположена в Москве и зарегистрирована на дочь Исламова (Ксения Исламова – прим. ред.), подала заявку на патент фирменного знака, а затем подала иск на меня. Исламов вообще по бумагам нигде не проходит. Когда я у него спросила – кто подал иск? Он ответил, что «конечно же я». Тот суд мы проиграли, так как не было достаточного состава недобросовестности от «Клин Продактс», что они запатентовали этот знак злоумышленно. Дизайнер (а ее нашел Исламов), который делал птичку, в суде сказала, что она подписала документы задним числом. Понятно, что они развили сеть до больших масштабов, должны же они что-то объяснять своим партнерам, которым продавали свои франшизы. Когда мы с ним расставались, на его счету была большая сумма, на тот момент он продал больше 40 франшиз. Здесь у него была цель – как можно больше продать, каким способом, уже не так важно.

«Прощание» между бывшими знакомыми прошло не совсем гладко. Исламов, хлопнув дверью, через фирму «Клин Продактс», которая зарегистрирована на его дочь, запатентовал товарный знак с птичкой. А вдогонку подал иск на автора идеи, потребовав с нее деньги за использование теперь уже его логотипа.

Фото: открытые источники
Фото: открытые источники

– Когда мне юрист сказал, что ООО «Клин Продактс» подал заявку на патент, мы решили дождаться, когда они получат сертификат, чтобы посмотреть, какими их будут дальнейшие действия. Буквально в феврале они получают сертификат и через пару дней они подают в суд на мою клинику, якобы я работаю под их названием и просили с меня около двух миллионов рублей, – продолжила Мущинина. – Стратегия юриста была такая: доказать недобросовестность, затем ее аннулировать. Там было много нюансов, например, нужно было доказать, что знак был узнаваем в Набережных Челнах и другие моменты. Сейчас мы будем оспаривать авторство, что автором идеи была я, а труд был коллективным. Да, Clean Clinic вышел на международный рынок, но это заслуга брокеров. Да, красиво упаковали капельницы – это дизайнерская работа. Это тяжелая история. Я внутренне уже приняла для себя решение, что даже если я выиграю, то дальше работать под этим знаком я не буду, так как это не мое по энергетике. Мне не составит труда работать под другим названием. Один из пациентов мне сказал: «Юля, мы к тебе приходим не за названием, а за результатом». Я не хочу выплачивать штраф, так как я не считаю, что должна ему два миллиона за то, что якобы его вывеской пользуюсь. Это обман. Я так полагаю, что процесс, который идет, может затянуться на два-три года.

Сейчас на сайте ООО «Клин Продактс» значится 49 открытых филиалов в разных городах, от Астрахани до Южно-Сахалинска, деятельность фирмы развернулась даже в Турции – там, по данным сайта открыт один офис. А Юлия Мущинина сейчас владеет двумя офисами – по одному в Челнах и Казани.

Фото: clean-clinic.net
Фото: clean-clinic.net

При подготовке публикации Chelny-biz.ru пытался связаться с Тимуром Исламовым, но телефон абонента сегодня оказался недоступен, а на сообщения реакции не последовало. Тем не менее, издание готово предоставить ему возможность высказать свою позицию.

КТО ТАКОЙ ТИМУР ИСЛАМОВ

Тимур Исламов стал известен в Челнах как общественник в конце 90-х, когда в городе пошел резкий рост ВИЧ-инфицированных. Как правило, большинство выявленных были люди наркозависимые – суровая реальность того периода. Исламов на общественных началах стал работать с больными, которые хотели завязать, среди них были и девушки, занимающиеся проституцией. Он оказывал психологическую помощь, создавал всякого рода профилактические клубы, тесно сотрудничал с местным СПИД-центром и наркодиспансером. Даже организовал в городе бесплатную раздачу медицинских шприцов, поскольку в основном наркозависимые заражались через использованные иглы. Эту идею критиковала общественность, но Исламов и его единомышленники смогли убедить медицинское сообщество в такой необходимости. Вот что о тех годах рассказывал сам Исламов:

«Это был конец 90-х, и когда на телефон доверия звонили родители наркоманов, я с такими же консультантами приходил к ним домой и пытался помочь – тогда люди элементарно не знали, что это за проблема и что с ней делать. В день мы ходили к 1–2 семьям. Объясняли, что происходит, направляли в госдетокс – никаких «реабилитаций» тогда в регионе не было».

Фото: ТК Эфир
Фото: ТК Эфир

Параллельно с учебой Тимур Исламов работал координатором в нескольких благотворительных организациях, издавал газету, проводил рок-фестивали, создавал социальную рекламу и некоммерческий центр-коммуну. Потом он попал в Америку. В 2005, после учебы за границей, создал на родине частный благотворительный фонд, но американский след дал знать о себе спустя годы. В 2018-м его проект признают НКО-иноганетом, а причиной станет сомнительное иностранное финансирование. Потом он займется новым аналогичным проектом, но уже в Москве.

Сейчас Тимур Исламов не живет в России, по последним данным, предприниматель находится в Турции.

Chelny-biz.ru

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости