, 1 Декабря
Новости
Подробно


Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

01.11.2022, 19:38

ОПС, 11 фигурантов, две тысячи потерпевших и свыше полумиллиарда рублей ущерба – с таким итогом следствие завершило работу над уголовным делом крупнейшей в истории Набережных Челнов финансовой пирамиды. Силовики готовятся к грандиозному судебному старту над «Наследием» Рината Нурисламова - объемное обвинительное заключение наконец передали Фемиде. Chelny-biz.ru ознакомился с материалами дела и узнал, как депутат горсовета сколотил команду мечты, зачем тасовал учредителей, как выводил деньги через аффилированные конторы и на чем погорел. Версия следствия – в материале издания.

К ЧЕМУ ПРИШЛО СЛЕДСТВИЕ И ПОЧЕМУ ВСЕ-ТАКИ ОПС

По делу проходит 11 фигурантов в возрасте от 34 до 43 лет: Ринат Нурисламов, Роза Хасанова, Ильдар Нигматуллин, Антон Иоффе, Гульшат Нурисламова, Рашит Хасанов, Елена Самойлова, Василий Чернышев, Гузель Гилязева, Гузель Сулейманова и Венера Нурисламова. В обвинении - сразу пять статей УК РФ: организация и участие в преступном сообществе, легализация и отмывание денег или имущества, преднамеренное банкротство, клевета, мошенничество в крупном и особо крупном размерах. 

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

По официальной версии следствия, банда работала шесть лет - с 2009 по 2015 годы. Соучастники открыли ООО «Набережночелнинская Сберегательная компания Наследие» (далее по тексту «Наследие» - ред.) и еще девять фирм, которые действовали по принципу финансовой пирамиды. Принимали вклады в 13 городах России, обещали высокий доход. Деньги выводили через договоры займа с аффилированными компаниями, а их потом намеренно банкротили. До того, как преступная деятельность была пресечена силовиками, были обмануты 2 046 человек. Это жители Татарстана, Башкортостана, Марий-Эл, Удмуртской республики, а также Московской, Самарской, Тюменской, Нижегородской, Челябинской, Свердловской областей и Пермского края. Сумма ущерба по уголовному делу составила более 622 млн рублей. Свою вину обвиняемые не признают.

Главным фигурантом и организатором ОПС считают экс-депутата горсовета Набережных Челнов Рината Нурисламова. Основателю «Наследия» грозит от 15 до 20 лет лишения свободы.

Впервые статью ОПС Нурисламову и фигурантам пытались инкриминировать несколько лет назад. Сторона защиты тогда настаивала на 159-й статье УК РФ – «мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, связанное с неисполнением договорных обязательств» (имеет среднюю тяжесть), но спустя время она утратила силу. Адвокаты же утверждали, что ярлыком ОПС Нурисламова пытались дольше держать под стражей.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Силовики все же настаивают: у «Наследия» все признаки ОПС. Участники действовали по хорошо разработанной схеме, их объединяли единые цели и задачи, сообщество имело четко выстроенную и устойчивую иерархию. Между соучастниками ОПС соблюдались правила конспирации и дисциплина, они были сплочены и имели тесные связи между собой. Нурисламов, а также остальные 10 фигурантов, считают следователи, осознавали, что создали финансовую пирамиду и ОПС.

КАК НУРИСЛАМОВ «СКОЛОТИЛ» КОМАНДУ

Точкой отсчета в создании ОПС следствие считает октябрь 2009 года. Именно тогда в голове Рината Нурисламова родилась идея сколотить финансовую пирамиду. Депутат горсовета собирал команду из ближнего круга – пошел по близким родственникам и знакомым, которые владели нужными знаниями. Следствие считает, что все фигуранты знали о преступной природе фирмы еще на этапах «собеседований» с Нурисламовым. Людей он выбирал по моральным характеристикам: лидерские качества, активность, исполнительность и самое главное – преданность и способность беспрекословно и своевременно выполнять его указания. Хронология формирования команды и порядок распределения обязанностей подробно отражены в материалах дела.

Первым, к кому пришел экс-депутат, был Антон Иоффе, друг и бывший партнер из «Ипотечной финансовой компании» (далее ИФК). Подельники зарегистрировали юрлицо с уставным капиталом в 10 тысяч рублей и начали работу. Позднее его переименуют по предписанию ФАС: с «Набережночелнинская ипотечно-финансовая компания» в «Набережночелнинская сберегательная компания Наследие». Но сути дела это не меняет.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Гендиректором стал сам Нурисламов, но делил управленческие обязанности с Иоффе. Мужчины почти сразу подобрали себе офис в «тюбетейке» (бизнес-центре «2.18»). Заимев кабинеты, пошли дальше – чтобы люди считали контору серьезной, создали незатейливые бланки векселей для вкладчиков. Печать заказывали в типографиях Москвы и Санкт-Петербурга – все по-взрослому. 

Иоффе отвечал за маркетинговое развитие компании. Создавал проекты и буклеты для привлечения вкладчиков. В частности, с 2009 по 2013 год был директором «Параллель-Инвест» и «Меридиан-Инвест» («Полезная газета»). Юрлица совместно с партнером они создали для того, чтобы прокручивать деньги вкладчиков под видом промо «Наследия». Кроме того, Иоффе был учредителем филиалов фирмы в Самаре, Ижевске, Уфе, Перми, Тюмени, Химках, Челябинске.

Иоффе, к слову, фигурировал в нескольких эпизодах с займами у «Наследия». В период с 2010 по 2013 год он занял у фирмы не менее 11,2 млн рублей - якобы для проведения строительных работ, на самом деле – для вывода денег. Кроме того, Иоффе, будучи директором «Параллель-Инвест», получил от конторы займ в более 8 млн рублей - под предлогом инвестиций в «Полезную газету» и выдачи зарплаты работникам, от имени директора «Меридиан-Инвест» - 1,6 млн рублей. Все эти займы он оформлял по указанию Нурисламова. Чтобы не возвращать деньги, все вышеуказанные фирмы преднамеренно обанкротили и закрыли в 2015 году – опять же по указанию начальника.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Другого подельника Нурисламов нашел тоже по прошлому проекту. Предложение возглавить одно из направлений компании поступило Елене Самойловой - женщина согласилась и получила клетку специалиста по работе с клиентами. Заключала договоры, занималась рекламой, в том числе ее размещением в СМИ: телевидении, газетах, соцсетях. Оформляла и рассылала поздравительные письма вкладчикам, чтобы повысить лояльность к фирме. Являлась директором филиала в Ижевске. Кроме того, Самойлова в качестве ИП также одолжила у «Наследия» 3,6 млн рублей.

Следующим стал двоюродный брат Нурисламова – Ильдар Нигматуллин. Нурисламов, как считает следствие, разглядел в нем активного управленца и пообещал ему постоянный доход и карьерный рост. Молодого человека устроили менеджером отдела регионального развития. Кузен в разное время занимал должности регионального менеджера, начальника отдела регионального развития, гендиректора «Наследия». Участвовал в организации структурных подразделений, курировал их деятельность, занимался организацией проверок, открывал расчетные счета, проводил собрания и инструктажи сотрудников. Являлся директором во вновь созданных юрлицах в Химках, Уфе, Челябинске, Перми, «Нижегородская СКН». Нигматуллин также получал займы в «Наследии» на сумму в 685 тысяч рублей.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Видимо, идея семейного подряда показалась Нурисламову проверенной и удачной, и он привлек к работе супругу Гульшат и ее сестру Розу Хасанову. Посвятил их в планы, предложил взять на себя вопросы кадров, бухучета и контроля денежных средств. Сестры согласились. Супруга заняла клетку замгендиректора по кадрам, а свояченица, по характеру скрытная и немногословная, - бухгалтера. Сестры имели прямой доступ к финансовой базе. Помимо основных обязанностей должны были следить за поведением и конспирацией сотрудников, оповещать Нурисламова о суммах, поступивших от вкладчиков, считает следствие.

В «низшей касте» сообщества состояли Венера Нурисламова, Гузель Сулейманова, Гузель Гилязева и Василий Чернышов. Женщины несмотря на то, что они, по версии следствия, заслужили доверие Нурисламова в силу служебных и родственных отношений, не могли свободно распоряжаться деньгами вкладчиков. Но при этом были в курсе схем и планов компании. Напрямую подчинялись Хасановой, Нурисламовой и Нигматуллину.

Своей родной сестре Венере Нурисламов доверил новый филиал в Казани, она получила там должность гендиректора.

Бывшую коллегу Нурисламова Гузель Гилязеву тоже завлекли деньгами. Приняли старшим специалистов по работе с клиентами (позже работала техническим помощником гендиректора, руководителем отдела микрофинансирования). Организовывала собрания, оформляла поздравительные письма вкладчикам, консультировала клиентов, подписывала договоры займов и выдачи денег. В один период занимала должность гендиректора лизинговой компании и ряд офисов в разных городах.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Гузель Сулейманова появилась в команде спустя несколько лет. До этого с семейным подрядом Нурисламовых была незнакома. Ее собеседовала супруга предпринимателя, предложила работу менеджера отдела регионального развития. Доросла да директора филиалов в Уфе, Челябинске, Перми.

Василия Чернышова в фирму привел Ильдар Нигматуллин, посулив ему клетку менеджера во вновь созданной «Лизинговой компании «Первая финансовая» (которую учредили для отмывания денег через фиктивные сделки и обмана вкладчиков – мол, их взносы уйдут по предоставлению имущества в лизинг). Мужчине даже обещали дать кресло главы «Наследия». Которое он в итоге и получил при кадровой перетасовке.

Родственники, которых можно было привлечь в фирму, закончились на тесте Нурисламова – Рашите Хасанове. Его, в отличие от остальных, официально трудоустраивать не стали, но он был готов к участию в любых фиктивных сделках, говорится в материалах дела. Тесть зарегистрировался в качестве ИП, организовал производство плетеной мебели «Ива-мебель» - на развитие взял займы у «Наследия» и казанского филиала. Участвовал в фиктивных сделках с головной фирмой, «Лизинговая компания «Первая финансовая» и ИП Хасанова Р.Ф. - для их якобы последующего преднамеренного банкротства. Хасанов напрямую подчинялся зятю, а также управленцам, занимавшим вторую ступень в руководящей иерархии.

А вот линейный персонал – это специалисты по работе с клиентами - не знал о двойном дне фирмы. В их задачах было общаться с вкладчиками - консультировать, оформлять н документы (векселя, акты приема-передачи к ним, соглашения о выплате процентов, приходные и расходные кассовые ордера) и принимать деньги.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

КАК РАЗВИВАЛАСЬ СЕТЬ

«Прародителем» «Наследия» стала «Ипотечная финансовая компания», которую в 2005-2006 году учредили матери Рината Нурисламова и Антона Иоффе совместно с челнинскими бизнесменами Рисхатом Сабирзяновым, Равилем Сафиуллиным и ныне покойным Владиславом Абзаловым. Уставный капитал составлял 1,5 млн рублей, собственники имели равные доли. Позже Нурисламова передала сыну свою часть, тот стал акционером и директором. С этого и начался путь компании к банкротству, а Нурисламова – к уголовному преследованию. Здесь он впервые опробовал схему с вкладами.

Фирма, как следует из свидетельских показаний одного из бывших партнеров, изначально оказывала людям посреднические услуги в получении ипотеки. Этим занимались примерно полтора года. Прибыли такая работа практически не приносила, поэтому Нурисламов предложил перепрофилироваться и брать у людей деньги под 22% годовых. А потом одалживать их «проверенным» клиентам под более высокие проценты, залог транспорта или недвижимости, а также выкупать недвижимость по более низким ценам для дальнейшей продажи. Разница в процентах и вырученные деньги должны были обеспечить выполнение обязательств перед вкладчиками. Офис ИФК располагался в здании банка «Девон-Кредит». Услугами компании пользовались в основном пенсионеры, желавшие сохранить и приумножить свой скромный капитал.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

В 2006-2007 годы Нурисламов купил на деньги вкладчиков участок в 1 га с небольшим домиком на территории нацпарка «Нижняя Кама». Приобрели его от имени компании, но позже права передали физлицу. Другим учредителям Нурисламов сказал, что это нужно для уменьшения налоговой нагрузки на компанию. Парню доверяли, поэтому подозрений не возникло. Домик успели застраховать и он «вовремя» сгорел. В тот момент между учредителями и Нурисламовым уже начал назревать конфликт. Сабирзянов и Абзалов подозревали его и Иоффе (который был заместителем) в утаивании доходов компании и незаконном выводе денег. На защиту будущих фигурантов уголовного дела тогда встали их матери.

Потом на участке построили три домика (предполагалось, что тоже на деньги вкладчиков), их планировали сдавать в аренду как бани. Нурисламова неоднократно просили предоставить документы, но тот их скрывал. Банный бизнес пошел в гору, но учредителям Нурисламов и Иоффе докладывали, что дело только выходило в ноль. Партнеры начали сомневаться в друзьях еще больше.

Позже, в 2007 году, на деньги компании купили два участка в Орловке. Земля принадлежала сначала ИФК, а когда фирма обанкротилась, ее выкупила подконтрольная Нурисламову «Лизинговая компания «Первая финансовая».

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

В 2008 году, следует из свидетельских показаний, Нурисламов и Иоффе решили завладеть контрольным пакетом акций в компании, чтобы ослабить влияние других учредителей и получить возможность свободно управляться юрлицом - путем дополнительной эмиссии в капитал. Даже нашли подставное лицо. Фирма спустя время обанкротилась. К слову, ранее Chelny-biz.ru писал, что в 2014 году, еще до возбуждения уголовного дела, бывшие партнеры Сабирзянов, Сафиуллин и Абзалов направили жалобу на имя президента РФ Владимира Путина, обвинив Нурисламова и Иоффе в мошенничестве. Мол, те нанесли ущерб в особо крупном размере и пытались увести деньги путем предъявления фиктивных требований на многомиллионные суммы.

Ближе к 2009 году молодые предприниматели Нурисламов и Иоффе в итоге решили уйти на вольные хлеба и создать свою собственную «кормушку». Тогда-то и появилась головная компания «Наследие». Согласно материалам дела, спустя год партнеры начали развивать сеть по всей России. Причем десяток из них «наплодили» в Татарстане и регионах по указке Нурисламова свояченица Роза Хасанова и кузен Ильдар Нигматуллин – как считает следствие, чтобы выводить деньги под видом займов. Всего были открыты два десятка х офисов: пять - на территории республики, три в Свердловской области, по два – в Челябинской, Московской, Самарской областях, по одному – в Пермском крае, Нижегородской и Тюменской областях, а также в Удмуртии, Марий Эл и Башкортостане.

Фото: Kazanfirst.ru
Фото: Kazanfirst.ru

Помимо этого, партнеры пополнили портфель активов компаниями «Мередиан-Инвест», «Параллель-Инвест» (которые занимались рекламой пирамиды), создали общественно-политическое издание «Свободная трибуна», народный еженедельник с бесплатным распространением «Полезная газета». Также регистрировались ИП, которые были взаимосвязаны с деятельностью «Наследия». Плюс для того, чтобы отмыть деньги вкладчиков под видом лизинговых сделок, в январе 2013 года Нурисламов создал ООО «Лизинговая компания «Первая финансовая». Среди учредителей значился сам Нурисламов, а также «Наследие» в его же лице. Немного позже он подарил свои доли в компаниях Хасановой и Нигматуллину. До 2015 года гендиректором являлась Гузель Гилязева.

КАК ПРИВЛЕКАЛИ И ОБМАНЫВАЛИ КЛИЕНТОВ

«Наследие» развернуло масштабную рекламную деятельность на территории России. Зазывали, в основном, пенсионеров, которым предлагали выгодные условия. Пострадавшие позже утверждали, что реклама «Наследия» звучала практически «из каждого утюга», чем и подкупала вкладчиков – они думали, что компания серьезная, надежная, раз работает постоянно и всегда на слуху.

Потенциальные вкладчики обращались по двум адресам – офисы СКН и ИФК, отмечают следователи. Там специалисты по работе с клиентами консультировали их по вексельным программам, убеждали вложить деньги под проценты и гарантировали прибыль. При этом «применяли психологические приемы» - рассказывали, что у конторы есть резервный и стабилизационный фонды для выплаты процентов. На все сомнения, как рассказывали вкладчики на допросах, парировали, что компания много лет успешно работает в регионах, а деньги выгодно инвестируют в разные отрасли экономики – в частности, в лизинг и производство плетеной мебели. Это, мол, и позволяло выплачивать вкладчикам повышенные проценты. В психологической обработке клиентов участвовали не только штатный персонал, но и сам Нурисламов с союзниками, считает следствие.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Когда клиенты доходили до «теплого» состояния, менеджеры приступали к оформлению документов. Вкладчики считались держателями векселя, а компания обязалась выплачивать проценты в зависимости от программы, которую они выбрали - от 19% до 38% годовых. Это на тот момент значительно превышало предложения в банках. Срок погашения векселя составлял от 3 до 24 месяцев.  

Когда срок вклада заканчивался, клиентов убеждали его продлевать. Это было нужно для жизни пирамиды – деньги из оборота не изымались, просто заполнялись документы о якобы выдаче средств с процентами и тут же оформляли новый вклад. Если люди отказывались, контора все же выплачивала. По версии следствия, это делали, чтобы прикрыть систематическое хищение и пресечь обращения в полицию. Сработало – в благонадежность фирмы верили и несли сюда все больше и больше денег. Число выданных векселей тоже росло.

Следствие считает, что Нурисламов и его партнеры уже тогда знали, что долго продолжаться деятельность «Наследия» не сможет - рассчитаться со всеми вкладчиками было бы невозможно. Клиенты, естественно, не догадывались, что основную часть их денег похищали, а им возвращали то, что после них вложили другие такие же люди. В «Наследии», по версии следствия, скрывали от граждан, что доход и прибыль организации формируются исключительно за счет взносов новых клиентов. А контора - ничто иное, как «финансовая пирамида», которая, достигнув «критического уровня», неизбежно разрушится, оставив ни с чем последних вкладчиков.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

КУДА УХОДИЛИ ДЕНЬГИ

622 миллиона рублей. Даже если сложить всю недвижимость, автомобили и другие предметы роскоши, которыми владели учредители, это в разы больше причиненного ущерба. Где деньги «Наследия» — это главный вопрос, который интересуют наблюдателей, но однозначного ответа на него нет. Где в конечном итоге оседали отмытые миллионы – неизвестно.

Сам Нурисламов утверждал, что отошел от дел в 2013 году и куда делись деньги после его ухода – не в курсе. Но сторона обвинения все же придерживается сценария, где антагонистом выступает именно он, а все его действия считают преступным умыслом. Бизнесмен предпочитает называть себя жертвой – мол, его из фирмы под угрозами расправы «ушли» «серые» бенефициары из криминальных и силовых структур. Об этом он заявлял на судебных заседаниях, о которых писал ранее Chelny-biz.ru. Они же якобы после его ухода привели «Наследие» к краху. Угрожали и семье предпринимателя, поэтому супруги собрали детей, чемоданы и переехали в Казань. А бразды управления перешли в руки некоего «криминального авторитета». Нурисламов при этом подозревал в сговоре Станислава Кузнецова, который стал конкурсным управляющим «Наследия» в 2015 году. Он, мол, имея за плечами опыт в силовых структурах, за крупный гонорар сначала обеспечил защиту от проверяющих органов, а потом организовал банкротство.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Нурисламов тогда выдал список «предполагаемой верхушки» группировки: лидер – криминальный авторитет Колдун, Кузнецов, Нигматуллин, Чернышов и новый глабвух «Наследия». Данная группировка, по его словам, пользуясь тем, что вкладчики доверяют компании, стали похищать деньги и выводить их на Украину в ООО «Алтан Групп». Компания действительно была зарегистрирована в Киеве, в учредителях значились Нигматуллин и челнинское «Наследие» (долю в нем контролировал Кузнецов). Уставный фонд составлял 2 млн гривен (который согласно закону Украины и России формировали и пополняли только безналичным способом со счета «Наследия»).

Основатель «Наследия» заявлял на заседаниях, что озвученные люди пытались заставить его взять вину на себя. Якобы Кузнецов четыре раза передавал ему через сотрудников изолятора предложения о сделке. Он каждый раз отказывал и тогда ему и начали подвязывать статью ОПС.

Свет на то, что происходило с деньгами после доставки в киевскую «Алтан Групп», ранее пролила Роза Хасанова. В беседе с представителями СМИ она утверждала, что украинская контора была лишь промежуточным этапом – деньги далее уходили в оффшоры на Кипр. Там средства вкладчиков аккумулировались для инвестиций в гостиничный бизнес. Хасанова вторила Нурисламову - якобы после ухода зятя ситуацию контролировали Нигматуллин и Кузнецов. В частности, Нигматуллин выводил деньги вкладчиков через фиктивные займы, которые существовали только на бумаге. Потом либо переводил их в «Алтан Групп», либо забирал наличными, конвертировал в валюту и снова отправлял в Киев. Конторой, кстати, руководил Анатолий Смирнов, гражданин Украины (он, по версии следствия, был одним из участников фиктивных договоров цессии с «Наследием»). Кузнецов, говорила Хасанова, начал появляться в челнинской фирме незадолго до обрушения пирамиды. А когда начались проблемы с выплатами, Нигматуллин предложил обанкротить фирму. «Шабашка» якобы выпала Кузнецову за внушительный гонорар.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Сам же Нигматуллин от своей основной роли в этом открещивается. На допросах, которые есть в материалах дела, он утверждал, что примерно в 2012-2013 годах зарегистрировать фирму в Киеве предложил именно Нурисламов. Якобы для выдачи займов. Учредителями стали «Наследие», экс-депутат и еще один человек. Позже в состав собственников вошел сам Нигматуллин. Он рассказывал, что они якобы даже летали вместе с Нурисламовым и другим учредителем в Киев. Но он просто поехал посмотреть столицу, а что там делали коллеги – не знает. Нигматуллин утверждал, что впоследствии Смирнов отчитывался ему о том, как работает компания. О переводе денег не знал, ничего в Украину не возил. Все вопросы о деятельности ООО «Алтан Групп» до ухода решал Нурисламов. Нигматуллин стал генеральным директором компании только в декабре 2013 года.

КАК РУХНУЛА ПИРАМИДА

Обрушение пирамиды произошло по классическому сценарию – люди перестали получать деньги. Причем не только в Челнах, но и в других городах, где были расположены офисы компании. Задержки по выплатам процентов начались в январе-феврале 2015 года. Об этом тогда подробно писал Chelny-biz.ru.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Вкладчики, среди которых много пенсионеров, стали подавать иски в суд и писать заявления в полицию. Наиболее активными на первых порах были обманутые вкладчики в Казани, Самаре и Набережных Челнах. В автограде крах компании отметили массовыми пикетами – в 2015 году у здания бизнес-центра «2.18» собралась толпа разъяренных людей. По словам потерпевших, ранее к «Наследию» не было никаких нареканий. Но в 2015 им в «грубой форме» начали отказывать в возврате вложенных денег. А позже офисы компании и вовсе закрыли свои двери. Векселедержатели обвиняли в своих бедах Рината Нурисламова, который, как утверждают они, управляет финансовым проектом, несмотря на то, что в учредителях компании его фамилия не значится.

Некоторым пострадавшим в итоге удалось выиграть суды, но деньги было взять уже не с кого - с сентября 2015 года финансовая компания вступила в стадию ликвидации, а спустя год была признана банкротом. Конкурсный управляющий Станислав Кузнецов сразу заявил, что у должника есть только офисное помещение, которое числится на балансе, и «дебиторка» на 68 млн рублей. Остальные активы компании пропали.

Уголовное дело по факту хищения денег возбудили в сентябре 2015 года. В ходе расследования в нем объединили похожих 11 дел, возбужденных в 13 субъектах России. Правовая экспертиза признала деятельность «Наследия» и других организаций Нурисламова финансовой пирамидой. Позже, в 2017 году, появилась статья ОПС.

Нурисламов и его наследие: разбитое dreamteam, главарь ОПС и полмиллиарда долгов

Нурисламова объявили в розыск. Нашли через пару лет, в апреле 2017 года, в Казани. Задержали. Срок ареста продлевался неоднократно – следователи объясняли это «особой сложностью уголовного дела». В итоге бывший депутат горсовета просидел за решеткой четыре года, вплоть до июня 2021 года. Суд смягчил меру пресечения бизнесмена до домашнего ареста. Основатель пирамиды, кстати, знакомился с материалами дела несколько лет – ему предстояло изучить 1,3 тысячи томов. За все время следователи ГСУ МВД по РТ пытались ограничить сроки 11 раз – но суд признавал медленное чтение бывшего предпринимателя законным, а доводы следствия, что фигурант затягивает данный процесс, не подтверждались.

Таким образом, следствие по делу крупнейшей в истории автограда финансовой пирамиды длилось несколько лет. Какое уголовное «наследие» получит Ринат Нурисламов и его криминальный dreamteam - вероятно, станет известно нескоро. Судебный процесс может растянуться на несколько лет.

Юлия Шестакова

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости