, 12 Декабря
$ 66,5022
€ 75,6197
Предложения банков
Новости
Подробно


«Хотел маленький дом поставить, летом на природе отдохнуть»

06.12.2018, 20:39

Фигуранты первого громкого земельного дела из папки команды Халиева озвучили суду свои версии. Разбирательство уже близится к концу, стороны готовятся к прениям. Подсудимые вину частично признали. Альберт Халиуллин подтвердил при допросе, что действительно, воспользовавшись дачной амнистией, пытался зарегистрировать права собственности на участки в Боровецком лесу с несуществующими строениями. Но до последнего не был осведомлен в том, что эта территория числится в лесном фонде. Айрат Марданшин пошел по такой же схеме, но о незаконности сделки якобы был не в курсе: все документы готовил ему юрист, который потом вдруг исчез. Версия о совместной афере Марданшина и Халиуллина при получении земель, когда первый якобы по своим личным связям договаривался с чиновниками, развалилась. Халиуллин заявил, что не был знаком с Марданшиным, а последний и вовсе подготовил суду документы, подтверждающие, что в тот период находился на лечении за границей.

«НИ К ХАЗЕЕВУ, НИ К АСЫЛГАРАЕВУ, А ТАКЖЕ К ДРУГИМ ЧИНОВНИКАМ Я НЕ ОБРАЩАЛСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ»

Тукаевский районный суд допросил фигурантов по громкому делу о хищении земель лесного фонда Альберта Халиуллина и Айрата Марданшина. Оба подсудимых пришли подготовленными и подробно рассказывали о событиях и своих действиях, которые вменяет им следствие.

– Я работал юристом и риелтором. В 2011 году мы с моей бывшей супругой решили приобрести участок, чтобы на нем построить дом. В тот период я как риелтор занимался продажей земельных участков, граничащих с Боровецким лесом, и изучил близлежащую территорию по публичной кадастровой карте. Решил себе взять землю, – подробно рассказывал Альберт Халиуллин суду. – Судя по кадастровой карте, данный участок не принадлежал никому, и я решил его оформить на себя. Порядок оформления я знал, так как работал в этой области. Схему нарисовал от руки, отталкиваясь от границ соседствующих земельных участков. Они уже стояли на учете как земли для строительства индивидуального дома. Я подумал: раз соседние участки в этом квартале были с назначением ИЖС, то выбранный мной также будет относиться к данной категории. Кроме того, я также выезжал на место. Наличие растительности и деревьев, я решил, не означает, что земли относятся к лесному фонду. 25 июля 2012 года я от имени своей жены написал заявление на выделение участка для дачного строительства на имя главы Хазеева. Приложил свою схему. Подпись поставила моя бывшая супруга, так как мы планировали оформить участок на ее имя.

Халиуллин обратил внимание на то, что администрацией района был составлен акт выбора земельного участка. Данный документ также был согласован представителем Елабужского лесничества, и никаких замечаний по этому поводу не было. Комиссия рекомендовала предоставление земельного участка под дачное строительство с указанием земель категории сельхозназначения.

«Хотел маленький дом поставить, летом на природе отдохнуть»

Подсудимый также отметил, что уведомление о предоставлении земли в аренду было опубликовано и в районной газете. Халиуллин утверждает, что во время оформления никто ему не сообщал, что участок общей площадью более 3 га относится к лесному фонду. Размер ежегодной арендной платы за год составлял 258 рублей. По словам Халиуллина, он планировал построить дом и баню, остальные участки продать, что в принципе и сделал: семь из 27 были проданы. Как утверждает подсудимый, их средняя стоимость составила чуть больше 100 рублей. Один, кстати, ушел Марданшину.

Но построить какие-либо сооружения для себя мужчина так и не смог, но в декларациях он указал недостоверные данные: на участке строения имеются. По словам Халиуллина, это было сделано для того, чтобы в дальнейшем зарегистрировать землю в собственность. На тот момент как раз действовала дачная амнистия. Однако сделать это ему сразу же не удалось. Тукаевский исполком в ответ на его заявление о приватизации предложил продлить аренду. Тогда он пошел с иском о признании права собственности в суд и выиграл его. Но в июле уже 2013 года Росреестр обратился уже с иском к исполкому о признании недействительным предоставления участка в аренду. Халиуллин сам лично участвовал и только тогда узнал, что участок относится к лесному фонду. Решение суд вынес в пользу Росреестра. Подсудимый заявил, что сразу после решения он прекратил продавать участки и распоряжаться землей. В настоящее время все покупатели добровольно вернули участки, претензий к Халиуллину они также не имеют.

– При предоставлении земельного участка мне, как тогда я считал, были соблюдены все необходимые процедуры и каких-либо нарушений закона с моей стороны не имелись, – обозначил подсудимый. - Хочу подчеркнуть, что ни к главе района Хазееву, ни к руководителю исполкома Асылгараеву, а также к другим чиновникам я не обращался с просьбой оформить тот или иной участок. С Марданшиным я в тот момент не был знаком и поэтому просить его о чем-либо не мог.

«Хотел маленький дом поставить, летом на природе отдохнуть»

«Я ВСЕ ЛЕТО, ОСЕНЬ В БОЛЬНИЦЕ ЛЕЖАЛ. НИКАК НЕ МОГ ЕМУ ПОМОГАТЬ»

Второй обвиняемый по делу Айрат Марданшин, который изрядно волновался, сославшись на здоровье, попросил суд огласить его показания, данные в ходе следствия. Напомним, ему вменяют два эпизода мошенничества в особо крупном размере с землей Малошильнинского сельского поселения. В первом случае речь идет о хищении 10,5 тыс. кв. м земли Боровецкого леса. Согласно второму эпизоду, Марданшин помогал Халиуллину проворачивать аферу последнего.

Согласно показаниям Марданшина, он в начале 2010 года обратился к главе Тукаевского района с заявлением о предоставлении ему участка в Малошильниском сельском поселении. Землю ему предоставили. Позже ему стало известно, что действует дачная амнистия. Оформлением, по словам подсудимого, занимался юрист, который и указал, что на участке имеется строение, хотя такого в действительности не было. Как утверждал сам Марданшин, он не углублялся в суть самих документов, лишь подписывал их. Так участок перешел в его собственность, а в последующем землю он перепродал другому лицу.

– Я три раза спрашивал: «Это законно?». «Конечно, законно», – мне сказали. Спросил, сколько денег надо для переоформления. 25 тысяч взял. Телефон ему дал, а через неделю позвонил и пригласил уже в БТИ. Там меня даже не спрашивали ничего. Есть там дом или его нет. «Подпиши здесь», и все, – вспоминал подсудимый.

«Хотел маленький дом поставить, летом на природе отдохнуть»

– А кто юрист? – интересовался прокурор. Марданшин объяснил, что три месяца его искал, но так и не нашел. – На этом участке одни ямы, – эмоционально продолжил он, демонстрируя фотографии, которые он принес на процесс. – Мы оттуда два КАМАЗа мусора вывезли.

Также мужчина рассказал, что в октябре в 2012 году познакомился с Альбертом Халиуллиным, а уже позже приобрел у него один из участков.

– Как-то я его встретил. Слышал, что он участки продает, сказал ему: «Если по дешевке, тогда возьму». В 2013 году он мне отдал. Ну а что? За 100 тысяч! Там лес, рубить нельзя.

– Для каких целей приобрели? – интересовался прокурор Ильдар Рамазанов.

–   Хотел маленький дом поставить, летом на природе отдохнуть.

Обвинение в том, что Марданшин помогал Халиуллину оформлять документы на участок в Боровецком лесу через свои связи, подсудимый не признал.  

В доказательство этому Айрат Марданшин предоставил медицинские справки. Оказалось, что в инкриминируемый следствием период, когда якобы подсудимые совместно «решали» свои вопросы в Тукаевском исполкоме, Марданшин проходил длительное лечение: сначала в Челнах, Москве, потом в Турции и даже в Германии. Суд все документы приобщил к делу.

– Я вообще никакого отношения не имею. Я все лето, осень в больнице лежал. Никак не мог ему помогать, – отмечал Марданшин.

«Хотел маленький дом поставить, летом на природе отдохнуть»

Подсудимый не скрывал, что давно был знаком с бывшим главой района Василем Хазеевым: «Еще со времен работы в префектуры», как встречался на сабантуе с экс-руководителем исполкома Тукаевского района Расимом Асылгараевым.

После допроса фигурантов уголовного дела суд прервался для подготовки к прениям сторон.

Олеся Аверьянова