, 18 Ноября
$ 65,9931
€ 74,9022
Предложения банков
Новости
Подробно


«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

02.07.2018, 10:02

К масштабному оформлению Казани к Чемпионату мира по футболу приложили руку челнинские дизайнеры и архитекторы. Компания «ИнтерМедиаСервис» Антона Явхуты изготовила для столицы множество новых разработок и архитектурных форм, которые стоят в том числе возле фан-зоны. В интервью Chelny-biz.ru Антон Явхута, гендиректор некогда сугубо рекламной компании, рассказал, как перепрофилировал за последние годы бизнес. Сегодня большую долю доходов ему приносят инновационные разработки, в том числе для команды Наталии Фишман и «Архитектурного десанта». Бизнесмен предрек закат «наружки» в ее сегодняшнем виде, предупредил о заложенной «рекламной бомбе замедленного действия» и заявил о планах установить в Челнах современные медиафасады. Почему Антон Явхута считает, что любой компромисс власти и бизнеса по застройке центра будет «плохим», и о многом другом в интервью Chelny-biz.ru.


«СЕЙЧАС УЖЕ МОЖНО ОТКРЫТЬ ТАЙНУ, ЧТО МЫ СПРОЕКТИРОВАЛИ ПОЛ СПЕЦИАЛЬНО ПОД ЭТОТ ОБЪЕКТ»

В разгаре Чемпионат мира по футболу, к подготовке которого вы тоже приложили руку. «ИнтерМедиаСервис» участвовал в оформлении Казани, установил, например, необычные шары в честь команд-участниц. Недавно открылась набережная озера Кабан, для которой вы разрабатывали элементы. Как создавались эти проекты?

– Здесь надо разделять объекты, которые непосредственно касались Чемпионата мира, и объекты благоустройства Казани, сдача которых просто приурочивалась к турниру, потому что очень хотелось показать многочисленным гостям знаковые места города, а не строительные заборы. К чемпионату мы оформляли улицу Декабристов, где находится фан-зона. Там установлены 32 шара из фибробетона, которые символизируют единство стран-участниц.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Кроме того, мы сделали на Декабристов навигацию. Появилась идея вместо классических стрелок или указателей изготовить арт-объекты, по которым можно не только ориентироваться, но и прикольно с ними сфотографироваться. Так появилась идея использовать нестандартное сочетание материалов: например, зеркальную нержавейку, дерево, тут же ультрафиолетовую печать на черном металле, ночную RGB подсветку. Мы хотели добиться такого эффекта, когда навигация гармонично сочетается с пространством, частично растворяясь в нем. Зеркальная нержавейка как раз создает такой эффект. В мире нет прямых аналогов, насколько я знаю. Это наша совместная разработка с Кариной Давлетьяновой, представителем «Архитектурного десанта». Насколько я знаю, оформление получило высокую оценку горожан, гостей и властей. Понравилось и Метшину, и президенту. Установка объектов навигации в Казани продолжится и после чемпионата, во второй очереди реконструкции улицы Декабристов.

Антон Михайлович, как удалось получить этот заказ к чемпионату? Очевидно, что претендентов было много.

– У нас большая история взаимоотношений с «Архитектурным десантом». Она началась три года назад, когда в Набережных Челнах шла реконструкция парков Комсомольский и Сидоровский. Тогда я впервые столкнулся с командой Наталии Львовны Фишман, помощника президента республики. На тот момент «ИнтерМедиаСервис» в городе был довольно известен, и когда встал вопрос об исполнителях, пригласили нас. Не могу вспомнить, кто конкретно рекомендовал, мне сказали: «Срочно приезжай». Я очень рад этому случаю. Наталия Львовна тогда только входила в дела, это был ее первый год в Татарстане. Она произвела на меня очень сильное впечатление. Нестандартно ставились задачи, сами задачи были необычные. Я сразу понял, что их решение – это возможность получить новый опыт, повысить профессиональный уровень, это стимул к развитию. Есть задачи, которые являются рутиной, которые выполняем, чтобы зарабатывать, а есть такие, которые еще и приносят профессиональное, моральное удовлетворение.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

В 2016 и 2017 году работали с командой Наталии Львовны над набережной Тукая, для которой мы разработали яркую стилистику, основанную на литературных образах Габдуллы Тукая. Появились уникальные элементы: скульптуры и навигация, световая инсталляция под мостом, входная группа на набережной в виде деревьев, которые ночью выполняет функцию фонарей, перголы с качелями. За работу на этом объекте мы получили от президента диплом «Покровитель общественных пространств».

Для набережной озера Кабан вы также разрабатывали малые архитектурные формы. Выделяются красные скамейки.

– Долгая была реконструкция, но результат превзошел все самые смелые ожидания. Первоначальными авторами проекта были китайцы. Там, кстати, трудилась целая группа архитекторов, в том числе известная в Челнах плеяда Сафиуллиных. Мы установили красные скамейки, которые светятся в темноте. Они стали фишкой.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Мы «зашивали» в некоторых местах берега в панцирь из полигональных металлических панелей. Где-то они выполняют чисто декоративную функцию: через перфорацию идет подсветка. Где-то в панели встроены скамейки, люди могут присесть, прилечь, почитать… Красиво смотрятся, а за счет своей полигональной формы заслужили у архитекторов название «стелсы». Есть такая военная технология придания объекту «невидимости». Кроме того, мы готовим систему навигации для второй очереди реконструкции.

Появится еще один интересный объект на озере – образовательный павильон из стекла. Это большой прозрачный куб, который обрамляют «стелсы» из перфорированного металла в той же полигональной стилистике. А пол будет представлять из себя полноценный интерактивный экран высокого качества. На нем будут транслироваться данные о температуре и составе воды, живности, о количестве людей, посетивших озеро. Можно все что угодно показывать!

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Это тот самый экран, который вы в апреле показали в Instagram,и держали в секрете заказчика?

– Совершенно верно. Сейчас уже можно открыть тайну, что мы спроектировали пол специально под этот объект. Оказалось, что наши световые панели намного дешевле импортных аналогов.

Что-нибудь подобное мы в Челнах увидим?

– По Челнам я пока не знаю, какими объектами будем заниматься дальше. Мы почти все завершили по площади Азатлык. Какие-то объекты планируются во второй очереди, но контракт пока не подписан. Хотели бы поучаствовать в реконструкции бывшего РК «Колизей» и парка вокруг. Им тоже занимается команда Наталии Львовны Фишман. Зная их креативный подход, уверен, будет что-то невообразимое. Но пока нас не приглашали.

«ПОСТАВЩИК ДОЛЖЕН ПРОХОДИТЬ ПО ЦЕНАМ, ПО СРОКАМ. КАК В ИТОГЕ РЕШАЕТСЯ… НАВЕРНОЕ, ГДЕ-ТО ПРОСЯТ ПОДВИНУТЬСЯ ПО ЦЕНАМ»

У вас много конкурентов на рынке Татарстана в борьбе за проекты общественных пространств. Чем берете заказчиков?

– Рынок очень конкурентный: есть компании казанские, челнинские, из небольших городов. Помимо «Архитектурного десанта» и Наталии Львовны очень много людей принимает участие в определении подрядчиков. Заказчиком является Главинвестстрой РТ. Исполком каждого города, района, конечно, заинтересован поддерживать своих производителей, поэтому конкурировать в других городах сложно. Там мы можем зацепить клиентов только качеством и исполнением сроков (а сжатые сроки, знаете, очень важны).

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

В прошлом году при реконструкции бульвара Тинчурина в Набережных Челнах была довольно показательная история с казанским подрядчиком «Веселый дворик», который сорвал поставку малых архитектурных форм. Мэр города Наиль Магдеев часто подчеркивает, что будь подрядчик местный, его легко найти и спросить за недоделки, а к иногородним компаниям, пришедшим через тендер, инструментов нет.

– Конечно, исполкому, который давно проверил каких-то местных исполнителей, проще работать с ними. Они в любом случае зависят от власти. Другое дело – что тут и возможности продвижения ограничены: поставщик должен еще проходить по ценам, по срокам. Как в итоге решается… Наверное, где-то просят подвинуться по ценам. Там, где местные производители не могут предложить адекватных условий, проигрывают. Это тоже нормально. Если бы мы везде легко получали заказы, были бы слабее, чем сейчас. С каждым годом нам удается делать более интересные вещи в меньшие сроки по более низким ценам.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Над какими общественными проектами работаете сейчас?

– Завершаем изготовление объектов навигации, элементов декора для городских поликлиник и попробуем поучаствовать в тендере на вторую очередь. В Татарстане, вы знаете, запущена программа «Дружелюбная поликлиника». В рамках нее работаем в Чистополе, Заинске, Челнах, Казани. Всего более 40 поликлиник. В прошлом году во всех капитально ремонтируемых учреждениях Челнов - взрослых и детских – мы работали. В Казани около 20 объектов выполнили. А пилотной была поликлиника в Зеленодольске, ее торжественно открывали президент РТ и глава Сбербанка Герман Греф. Многие вещи, созданные нами, стали эталоном для других компаний. Сейчас подрядчиков очень много.

В Казани в этом году будем оформлять новую школу в Кировском районе. В прошлом году работали над мегашколой в Азино. Элементы декора делаются не только ради красоты. Они должны нести образовательную, воспитательную функцию. Для азинской школы нас просили сначала оформить пейзажи республики со знаковыми объектами: Кремль, Кул-Шариф, мост «Миллениум». Мы сказали: вы что, это же скучно! И тогда родились ребусы, пословицы, поговорки в нестандартной подаче на русском и татарском языках, которые в том числе воспитывают любовь к национальной культуре. Вся борьба вокруг обязательности изучения языков в школе исходит из того, что детям это было, наверное, не интересно. Надо бороться за их внимание. В этом ключе мы и потрудились в школе.

«НУЖНО ДЕСЯТЬ РАЗ ПОДУМАТЬ, ПОТЯНЕМ ЛИ ИНВЕСТИЦИИ С ЗАПУСКОМ НОВОГО ПРЕДПРИЯТИЯ»

С командой Фишман вы много экспериментируете. Это же всегда риск, издержки. Насколько для вас эти творческие изыскания затратны, были ли потери?

– Потери, безусловно, есть. Я не могу сказать, что каждое сотрудничество приносит сиюминутную прибыль, но мы работаем на перспективу: получаем опыт, осваиваем новые технологии, иногда под конкретные проекты закупаем оборудование. Недавно участвовали в программе «Лизинг-грант», 30% стоимости субсидировало государство.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

У вас сейчас три производственные базы в Набережных Челнах. Планируете расширяться, заявляться в резиденты ТОСЭР?

– Просчитываем варианты. Экономическая ситуация тяжелая, у бизнеса очень пессимистические ожидания. Будет ли новый кризис, не знаю, но то, что произойдет стагнация с перспективой изменения ситуации в худшую сторону – наверняка. Нужно десять раз подумать, потянем ли инвестиции с запуском нового предприятия или стоит ли объединять все производства на одной большой площадке. Мы сейчас в процессе принятия этого решения.

Есть ТОСЭР Нижнекамска, где гораздо ниже уровень стартовых вложений резидентов…

– И этот вариант тоже рассматриваем.

Сейчас в «2.18» находится наше экспериментальное производство, где мы разрабатываем новые виды изделий, выпускаем небольшие партии, отрабатываем технологии. Своего рода лаборатория. В дальнейшем на производственных базах запускаем в серию. Другое дело – что серия не всегда бывает. Многие объекты уникальны, и таких большинство. Для нас, производственников, это тяжело. Но как люди творческие мы все понимаем.

«ОНИ В ТАКИХ СЛУЧАЯХ ПРИВЛЕКАЮТ ИНОСТРАННЫЕ КОМПАНИИ, ХОТЯ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ВГЛУБЬ СВОЕЙ СТРАНЫ, В ТАТАРСТАН, ЧЕЛНЫ»

Значительная доля вашей деятельности – коммерческие заказы: вывески, навигация, фасады, подсветка.

– На этом рынке конкуренция еще более сложная. Мы делаем очень много вывесок для города, для республики. Проекты по навигации в торговых центрах. Один из последних – SunriseCity. Там же мы установили рекламную стелу, самую высокую в городе –32 метра.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Где за пределами Челнов работаете?

– По всей республике, плюс пытаемся выйти на рынки других регионов. В Москве мы уже немного работали. Общаемся с архитекторами в Питере. Речь тут идет не о вывесках, а о таком нашем направлении, как архитектурная подсветка и медиафасады. В городе очень мало зданий, которые имеют красивую художественную подсветку. В Питере, Москве это давно стало нормой, в Казани очень активно развивается. В Казани, например, здание цирка мы оформили «умной» подсветкой. Объект за счет изменения параметров подсветки информирует горожан о погоде на следующий день, так сказать, на языке света. Условно говоря, если ожидается похолодание, то динамика меняется, цветовая гамма меняется на более холодную, если тепло – то наоборот. Если ураган, то все интенсивно моргает, бурлит. Такой интересный арт-объект получился прямо напротив Кремля, очень сложной была разработка програмного обеспечения, чтобы все корректно работало.

В столицах, в том же Петербурге, вы конкурируете с местными игроками за счет цен?

– За счет цен прежде всего, потому что уровень зарплат, уровень аренды и ряд других параметров, которые делают цену конкурентоспособной, в нашу пользу. Во-вторых, как показала практика, нет ничего такого, что умели бы столичные производители, чего не умеем мы, провинциальная компания. Более того, есть ряд приемов, технологий художественной подсветки, которые мы уже освоили, а они нет. Они в таких случаях привлекают иностранные компании, хотя можно посмотреть вглубь своей страны, в Татарстан, Челны, найти тех, кто справится не хуже, но сделает гораздо дешевле.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Среди всех направлений деятельности что вас сегодня кормит?

– В чистом виде наши рекламные направления дают порядка 30-40% дохода. Все остальное – это новые направления, которые мы освоили, пытаясь дифференцировать бизнес в кризисные годы – в 2009-м и 2014-м. Тогда-то начали заниматься малыми архитектурными формами, медиафасадами, архитектурной подсветкой. Уже около 60% доходов компания получает от них. Инновационные направления дают прибыли чуть выше, чем традиционные, пусть даже рисков больше.

«НОЧЬЮ ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЮТ ИЗ СЕБЯ НАШИ ДОМА? ЭТО ЧЕРНЫЕ ГРОБЫ»

У вас осталось не так много рекламных конструкций. Помним, как вы в 2016 году по требованию прокуратуры демонтировали перетяжки над проспектами. Сегодня один из самых заметных ваших объектов – экран на мосту возле мэрии – вызывает много жалоб по поводу расположения и яркости. Будете что-то менять?

– Вопросы возникают, с моей точки зрения, оттого, что в Челнах очень мало архитектурно-художественной подсветки, Челны – темный город. Днем мы видим красивые проспекты, зеленые деревья, спорную архитектуру, но мы, по крайней мере, ее видим. Ночью что представляют из себя наши дома? Это черные гробы, только окна горят. С моей точки зрения, это не красиво и не соответствует общемировому опыту. Если мы едем в успешные города – Гонконг, Сингапур, Нью-Йорк, то видим обилие иллюминации, светодиодных экранов, рекламы. Выходит, что там мы восхищаемся, а возвращаясь в родной город, начинаем критиковать даже небольшие нововведения. Я считаю, что это с непривычки. Как только появится два, три, четыре таких экрана, как только появится архитектурно-художественная подсветка, ситуация изменится. Тех людей, которые предъявляют претензии, я тоже понимаю, потому что город спроектирован неграмотно. Нет центра, а весь город - это спальный район.

Что касается того, слепит ли экран глаза. Санэпидемстанция замеряла уровень освещения. Оказалось, что он влияет на восприятие человеческого глаза не больше, чем фонари вдоль проспектов. По нормам мы везде проходим.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

И ГИБДД претензий не предъявляет?

– ГИБДД всегда реагирует на жалобы жителей. И мы тоже, потому что исполком каждый раз просит сделать повторные замеры яркости. Под давлением жалоб, которые мы считаем необоснованными, еще сильнее убавили яркость экрана. Она сегодня составляет в ночное время 14% от возможной, было 28%.

Экран окупается?

– Он доходный, но скажу честно, окупаемость отстает от плановых показателей. Думали, будет лучше.

«ФИРМЫ ОЧЕНЬ ОПРОМЕТЧИВО СОГЛАСИЛИСЬ НА УСЛОВИЯ ИСПОЛКОМА. ЦЕНЫ КАТАСТРОФИЧЕСКИ ЗАВЫШЕННЫЕ. ЧЕЛНИНСКИЙ РЫНОК НЕ ПОТЯНЕТ ИХ»

Планируете дальше сокращать количество рекламных конструкций? Не пришло время уходить из этой сферы?

– У нас их и так мало. На городской аукцион по рекламным щитам мы не заявлялись, потому что посчитали это невыгодным. Фирмы очень опрометчиво согласились на те условия, которые предложил исполком. Я считаю цены на конструкции катастрофически завышенными. Мы знаем челнинский рынок, знаем, что он не потянет этих цен. Они получились на уровне или даже выше казанских. Очень много случайных компаний стало собственниками. Все кто хотел заработать на наружной рекламе, уже заработали в лихие 90-е и не очень лихие 2000-е. Сливки все сняты, сейчас зарабатывание на рекламных поверхностях - очень тяжелый труд, поверьте мне.

Мы бы хотели расширить сеть медиафасадов, светодиодных экранов, но не будем, конечно, ставить их на городской земле, потому что это не выгодно. Правильнее договариваться с владельцами коммерческих зданий по поводу фасадов. По этому пути пошли некоторые компании в Казани.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Действительно, земельных споров в городе много. Последняя история со стелой возле ТЦ «Омега» из той же серии. Исполком требует снести конструкцию, которая оказалась на муниципальной земле без аукциона. Вы были одним из авторов, владельцев стелы и заблаговременно вышли из проекта. Как видите разрешение конфликта?

– Мы решили в свое время с группой соинвесторов построить этот объект. Это было вызвано тем, что световые короба на фасаде «Омеги» не нравились тогдашним властям, считалось, что здание слишком пестрое, его хотели разгрузить. Было рекомендовано убрать рекламу с фасадов, оставить только якорных арендаторов. На тот момент самым современным форматом были такие стелы. Инвестором стал не торговый центр, а группа частных компаний. Мы стелу установили, но в дальнейшем по непонятным причинам требование разгрузить фасад от лишней рекламы было снято. В результате спрос на рекламные площади был существенно ниже ожидаемого, и мы решили выйти из проекта. Собственники продолжили зарабатывать и достаточно хорошо.

Если дойдет до сноса…

– Есть вопрос юридический, а есть человеческий. Юридически, наверное, прав город, который требует сноса. Земля больше не принадлежит «Омеге», она городская, а размещение объектов на муниципальной земле возможно только по аукциону. Это закон. Но есть собственники, которые достаточно много инвестировали. В условиях, когда наша экономика переживает не самые лучшие времена, этот бизнес работает, люди имеют рабочие места, платятся налоги. Это объект общественно полезный, и хорошо бы найти форму, как его сохранить. Это моя позиция. Как это сделать - я с ходу предложить не могу. Переносить стелу ближе к «Омеге» - очень затратно, и тогда объект уже не будет так хорошо просматриваться с проспектов, что скажется на финансовых показателях проекта.

«ВЕСЬ РЕКЛАМНЫЙ БИЗНЕС В ГОРОДЕ ПОСТРОЕН НА ИСПОЛЬЗОВАНИИ ГОРЮЧИХ МАТЕРИАЛОВ. СВЕЖА В ПАМЯТИ «ЗИМНЯЯ ВИШНЯ»

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

До сих пор не поставлена точка и в истории со сносом рекламных щитов, демонтировать которые требует УФАС.

– С моей точки зрения, ситуация медленно движется к завершению. Незаконные конструкции постепенно демонтируются, новые хозяева вступают в права, старые цепляются за прошлое. Я знаю, как это обидно, потому что сам демонтировал рекламные перетяжки по требованию прокуратуры. Но деваться некуда. Мое глубокое убеждение - конструкции 3х6 м отомрут сами по себе, потому что будут развиваться более инновационные форматы рекламы, как медиафасады, например.

Я хочу вам сказать, что заложена рекламная бомба замедленного действия, которая, может сработать в любой момент.

Какая?

– Весь рекламный бизнес в городе построен на использовании горючих материалов, на всех фасадах и рекламных конструкциях есть риск. Что сейчас используют? На фасадах – панели из аллюкобонда, который хоть и являются слабогорючим, но все же горючим. В рекламных вывесках – пластик, акрил, поликарбонат. Свежа в памяти «Зимняя вишня», недавно в Казани горел ТЦ «Порт». В ряде регионов пожарные уже взялись за фасады. Мы готовимся к тому, что решения будут приняты соответствующими органами. А они будут приняты. Теоретически можем прийти к тому, что все вывески окажутся незаконными. Наверное, в дальнейшем будут использоваться нержавеющая сталь, металл, некоторые иные негорючие материалы. Мы уже закупили оборудование и тестируем опытные образцы. Сможем быстро предложить городу безопасную альтернативу. Кстати, при проектировании государственных объектов, о которых мы говорили, горючие материалы уже постепенно заменяют негорючими. На коммерческих этого пока не наблюдается.

«МЫ СЕЙЧАС ПРОДОЛЖАЕМ ТОНУТЬ В ТОМ БОЛОТЕ, КОТОРОЕ СФОРМИРОВАЛОСЬ БЕЗ НАС»

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Что бы вы хотели привнести в архитектуру Набережных Челнов?

– Я бы хотел придать городу достойный ночной облик, я уже говорил об этом. Не потому, что хочу на этом заработать. Моя гражданская позиция всегда выше, чем позиция бизнесмена. Я хочу, чтобы мой город был красивым, чтобы люди радовались, фотографировались, выкладывали в соцсети. Ну и хотелось бы, чтобы было больше не точечной застройки, а концептуально проработанных районов. Если один белый, то другой может быть цветным. Почему нет? Если один с элементами сталинского классицизма (я знаю, у Алмаса Идрисова были такие идеи), то другой может быть хай-тек в чистом виде.

В не утихающем споре вокруг цветных домов Алмаса Идрисова вы на чьей стороне?

– Я считаю, что Идрисов действовал в рамках тех задач, которые ему поставили новые городские руководители. Наверное, они прежде проанализировали мнение горожан. Если стояла задача преобразить облик Челнов и сделать более красочным, то архитектор Идрисов справился хорошо. Были найдены решения, в том числе по сочетанию цветов, которые я считаю очень грамотными и удачными. Надо отдать должное, он сделал это в сжатые сроки. Мне трудно комментировать деятельность такого мэтра, как Алмас Идрисов, потому что он в своем деле крупнейший специалист. Мое личное мнение – если изначально архитектор запроектировал здание белым, то, может, и не стоило трогать.

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Нерешенным остаются вопрос застройки центра города. Очень спорный. Как вам проект Александра Дембича? Что, на ваш взгляд, там должно появиться?

– Я внимательно слежу за ситуацией. Повторю, город спроектирован неправильно, потому что спальная зона размазана на всю территорию. Мое глубокое убеждение – в центре не должно быть жилых домов. А дома там предполагаются. Поэтому мы сейчас продолжаем тонуть в том болоте, которое сформировалось без нас. Здесь должны быть объекты культурного досуга, бизнеса, офисные центры, музеи, театры, аллеи. А жить все-таки надо ближе к окраине.

В проекте Дембича социальные объекты, скажем так, в формате у дома.

– Сейчас ищется компромисс между интересами города и владельцев земли. Два центра силы торгуются. Любой компромисс будет плохой, это мое убеждение. Если бы это было юридически возможно, то городу надлежало выкупить эту землю и продавать ее инвесторам под объекты конкретного назначения в рамках единой концепции.

«ОТ ЧЕГО-ТО Я ОТКАЗЫВАЮСЬ, ЕСЛИ ЭТО НЕ СОВПАДАЕТ С МОЕЙ ГРАЖДАНСКОЙ ПОЗИЦИЕЙ. УЖЕ МОЖЕМ СЕБЕ ЭТО ПОЗВОЛИТЬ»

«В городе заложена рекламная бомба замедленного действия, которая может сработать в любой момент»

Вы работаете при третьем мэре. Насколько вам комфортно с новой командой? В чем, на ваш взгляд, принципиальная разница в подходах глав города?

– Я и Хамадеева немножечко застал. Конечно, чувствуется разница в подходах. Не могу сказать, что один лучше или хуже. Наверное, показатель прочности позиций компаний – что она не подвержена влиянию изменений во власти. Власть меняется, а компания успешно существует. Мы выполняем задачи, которые ставит каждая новая команда. Что-то мне может нравиться или не нравиться как гражданину, от чего-то я отказываюсь, если это не совпадает с моей гражданской позицией. Сейчас мы уже можем себе это позволить. В основном поручения адекватные, мы с удовольствием за них беремся.

Вообще в нашем городе тяжело работать. Да, есть плюсы - продукция выходит более конкурентоспособная по цене, потому что ниже средний уровень зарплат и аренды производственных площадей. Но у нас очень сильный кадровый голод. Две большие проблемы – дизайнеры, архитекторы и конструкторы, технологи.

Об этом сейчас говорит каждый руководитель.

– Большинство вузов, к сожалению, выпускает высококвалифицированных безработных. Это люди, которых приходится обучать буквально с нуля. Плюс они избалованы, приходят с большим количеством требований. Я начинал работать в 1998-99 году, будучи студентом. Был готов несколько месяцев бесплатно работать ради опыта, связей. А нынешнее поколение начинает разговор с зарплаты. Это первый момент. Второй – 99% всех талантливых людей высасывают, как воронка, Казань, Москва, Санкт-Петербург. Я знаю, что руководство города озабочено тем, как удержать мозги внутри города. Наша компания, со своей стороны, пытается погружать их в интересные проекты, чтобы чувствовали свою причастность. Но и материальных стимулов никто не отменял. На некоторые ключевые позиции, как дизайнер, архитектор, конструктор, нам приходится держать уровень зарплат выше, чем в Казани. Если будут такие же, уедут в Казань, потому что там больше возможностей. Бывали случаи, когда приходилось приглашать специалистов из других городов, при этом мы оплачивали им жилье, выдавали авансы на два месяца вперед. Мы поддерживаем таланты, потому что, сами видите, какие у нас задачи, требования заказчиков. Почему-то получается так, что у нас находят себя самоучки. Они трудолюбивы, у них горят глаза. Для таких редких «самородков» двери нашей компании всегда открыты, а рабочее место мы под них найдем!

Chelny-biz.ru