, 25 Марта
Новости
Подробно


«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

23.02.2023, 17:34

Ко Дню защитника Отечества Chelny-biz.ru решил взять интервью у добровольца, который в эти минуты служит в горячей точке. Это житель Набережных Челнов. Он отправился в зону боевых действий после того, как побывал здесь с гуманитарной миссией. Пообщаться с человеком из первой линии оказалось не самой легкой задачей - только в переписке, с временными ограничениями и многочасовыми паузами. Мы отправляли ему вопросы, а он, когда мог, присылал нам аудио и видео, в основном по ночам. Интервью растянулось на несколько дней. В каждом сообщении редакция слышала то стрельбу, то сигналы рации, то грусть, то смех. И сопереживала. Решили опубликовать как есть, и получился дневник добровольца: о детских рисунках на стене в подвале, о ярких звездах в полной тьме, сильных духом местных жителях и пленных.

ПЯТНИЦА, 17 ФЕВРАЛЯ

Редакция получает первые аудио ответы от добровольца. На все сразу ответить собеседник не может – фронт диктует свои условия. Он дробит свою речь, с перерывом в несколько минут и часов. Рассказывает, как попал в добровольцы, в каких условиях приходится жить.

«Я был в числе водителей фур, их было три, мы перевозили полевую кухню и гуманитарный груз в виде круп, тушенки. Привозили команду Рустама Гатина. Дорога как дорога, не привыкать. Было интересно посмотреть на сам город, потому что я думал, что там руины. Нет, на самом деле город жилой. Автобусы ездят, люди на остановках, много иномарок. Даже такие, которые у нас редко встретишь».

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

«Да, на призыв в рамках частичной мобилизации я так и не попал. Видимо, это и сыграло на то, что я решил пойти сам. В рядах добровольцев оказаться не так сложно. Обучались в Грозном. Там прошли боевую подготовку - теоретическую часть, медицину. Обучили в целом каким-то военным хитростям».

«Здесь хорошее обмундирование, питание, отношение. По поводу первого, у нас, кстати, абсолютно все есть. Оружия тоже много, очень большой оружейный арсенал».

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

«Дома меня ждет семья. Моя жена, двое детей, мать, кошка (смеется), друзья, которые меня сюда провожали, которые ждут, присылают подарки, гостинцы. Меня ждет моя рабочая команда. Всем передаю привет».

Собеседник отправляет в редакцию видеообзор автомобиля, на котором передвигается. Разрешил опубликовать. Прикрепляем.

«Ну что ж, друзья, очередной вопрос. На чем мы здесь передвигаемся? К вашему обзору сегодня уазик. Не простой, а уазик-бронеавтомобиль! Это вот такая бойница. Стекло (стучит по окну) сантиметров пять или шесть. «Лобач» точно такой же. Это все металл, это все металл…».

Дальше еще несколько аудио. Рассказывает, где сейчас находится, и как устроен день бойца.

«Находимся мы на Луганском направлении. Сейчас мы живем в довольно-таки крупном городе - у нас есть и свет, и газ. Нет только воды, она у нас все время привозная. До этого мы жили в подвале одной из пятиэтажек в небольшом поселке. Подвалы тоже были относительно теплые, топили печами буржуйками. Со мной рядом боевые товарищи. Не могу назвать имена, не могу даже назвать каких-то позывных. Такие люди… Скажу одно – из людей, которые меня окружают, можно делать гвозди. Командир у нас хороший».

«Обычный день устроен сумбурно. Неизвестно в какое время разбудят - нужно куда-то ехать, выдвигаться, что-то делать. Лично придут или же по рации вызовут. Какие-то задачи новые. Обед может проходить и в поле. Может быть, мы вернемся сюда же, на расположение, где спокойно перекусим. Может быть, даже время останется отдохнуть немножко. Ночью у нас все в режиме ожидания. Могут поднять, можем сидеть всю ночь и ждать. Собственно, как это происходило на Новый год».

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

«Мы выехали на боевое задание в два часа ночи. Помню, первое, что я увидел, когда мы доехали, вывалившись из кузова грузовика — это очень яркие звезды. Настолько яркие, что я думаю, таких никогда не видел. Страх, холод. Глупо говорить, что не было страшно. Конечно, было страшно. Наверное, только дурак не боится. Был небольшой дождь. Темно. Не было видно абсолютно ничего. Шли без фонарей, ехали даже без фонарей. Нас везли, мы ехали в кузове. Абсолютно темном кузове. Я видел ребят, которые при первых обстрелах вжимались поглубже в блиндаж. В их глазах читались, наверное, только мысли: «Мама, забери меня скорее обратно».

«Снится ли дом? (задумался, вспоминая) Сложно сказать. В самом начале, еще в окопах, снились какие-то отрывки. Не смогу сказать уже, что снилось. А сейчас, после легкой контузии, снов абсолютно нет. Да и сон очень короткий. Обычно очень быстрый, потому что ложимся очень поздно, часа в два-три. Просыпаемся очень рано, в пять-шесть утра. Если повезет, то до восьми (по-доброму посмеялся) спим».

Фото: © РИА Новости / Алексей Майшев
Фото: © РИА Новости / Алексей Майшев

«Случаев, чтобы все хотелось бросить и уехать, не было. Было, когда опускались руки. Когда было настолько, даже не знаю, как назвать… тяжело. Боль утраты. Когда ребята, с которыми ты только недавно сидел, пил чай и разделял одну шоколадку на двоих, на пятерых, на шестерых (в голосе грусть с улыбкой). Один сникерс… Их уже больше нет».

В следующем аудиосообщении голос добровольца ускоряется.

«Чуть позже расскажу про случай чудесного спасения. Есть очень интересные истории, но это, наверное, чуть позже, не совсем удобно».

Голос под конец прерывает резкое оповещение по рации. Связь с добровольцем пропадает. Редакция тревожится за бойца.

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

ПОНЕДЕЛЬНИК, 20 ФЕВРАЛЯ

Журналистам приходят новые сообщения. На этот раз на заднем плане собеседника слышна стрельба.

«По поводу чудесного спасения. Были случаи, когда совершенно случайно мы остались живы только потому, что не успели в машину, либо сидели с другой стороны. Единственную историю, которую могу рассказать - про своего товарища (на заднем плане - громкий выстрел). Когда они выходили с блиндажа и туда прилетел снаряд. Их было пятеро. Один умер, трое раненых, а мой товарищ был в центре. Не знаю, как так получилось, но он остался цел и невредим. Конечно же, с контузией. Разорвало все рюкзаки, какие-то личные вещи, амуницию, пробило гранатомет, а он остался абсолютно цел».

Доброволец присылает видео ответ на вопрос про «развлечения» на фронте.

«- (Собеседник за кадром) Отвечаю на очередной вопрос. Многие спрашивают, а чем вы занимаетесь, когда вам скучно?

– Когда нам скучно…

- Чистим автомат. Тоже своего рода развлечение.

- Нам не бывает скучно».

«Радовать себя приходиться только сладким. Больше всего не хватает. Так как я не курю, мне не хватает только сладкого. Ребятам не хватает нормальных, русских, хороших сигарет. Но мне повезло больше всего, так как город подшефный Татарстану, мне адресно получается переслать какие-то посылки. Буквально месяц назад мне из дома прислали огромную коробку сладкого. Это было… не знаю с чем сравнить. Когда нет ничего, негде это взять, а тут приходит такая огромная посылка. Ребята, наше подразделение, были в шоке от того, что такое возможно».

Фото: Казанский репортер
Фото: Казанский репортер

«Я вижу здесь очень много наших, из Татарстана, фур с гуманитаркой. Буквально вчера, видел штук шесть. Выгружаются здесь, недалеко. Сегодня были в одном из мест, и я вижу, как помещение полностью забито. Вот сам лично подходил, открывал, смотрел, что за коробка – лежит спагетти. Видел, как выгружали картошку, морковку. Ходить там практически невозможно. Приходит очень много всего, вплоть до писем от детей. Не только из Татарстана, из всей России приходит. Но они приходят пачками. То есть пришла пачка – ее раздали. У меня даже на память оставлены пару таких писем с картинками. Понятно, что пишут дети начальных классов. И вроде бы, что они могут написать кроме «Дорогой солдат, мы тебя ждем, возвращайся скорее»? Но есть такие письма, которые прямо трогают за душу. Сам лично видел, как боевая группа пришла с задания. Они всю ночь не спали, вытаскивали ребят на себе. Боевой офицер, краповый берет, человек, который уже участвовал во многих войнах. И вот раздают письма, он берет письмо, читает. Человек между прочим с боевого задания, вывел группу из-под бомбежки. Брутальный мужик под 100 килограммов и видно, как у него на глаза наворачиваются слезы. Любые добрые дела оставляют след на сердце человека. У нас в подвалах, баррикадах, где мы до этого жили, стены были обклеены рисунками детей. Это очень много значит. Так что, любая мелочь, которая кажется, что ничего не стоит, на самом деле стоит многого».

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

В редакцию приходит видео. Наш доброволец показывает манишку своего товарища.

«Ребята, вязальные войска, спасибо вам огромное. Ваши вещи доходят до адресатов. Манишка пришла нашему товарищу. Хорошая вещь - теплая вещь. Спасибо вам огромное. Дай бог вам здоровья! Дай бог вам ниток нескончаемых! (звук перезарядки оружия) Спасибо еще раз».

СРЕДА, 22 ФЕВРАЛЯ

Снова выходит на связь, отвечает на дополнительные вопросы редакции. Про местных жителей и их нелегкую жизнь. Про врагов и пленных.

«Местные жители в основном относятся хорошо. Кто-то с добротой, некоторые с опаской. Ну а как же еще относиться (добрая усмешка), скажем так, к зеленым человечкам с автоматами? Кто-то до сих пор ходит в балаклавах или скрывают лица. Многие военные ходят, не скрывая лица. А что скрывать? Местные рассказывают страшные вещи. Как приходили, грабили… Не зря же они до сих пор боятся военных людей с автоматами. Потому что приходили без всяких слов, бумаг или каких-то других оснований, забирали и машины, и все нажитое добро – деньги, золото. Грузили в машину этих же людей… В общем мародерствовали и выдвигались дальше на другие позиции. Грабили, убивали, насиловали…»

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

«В основном здесь такие же люди, как и везде. Кто-то до сих пор работает – магазины, сервисы… Встают на ноги потихоньку. Частенько встречаемся с работниками магазинов запчастей, автосервисов. Если мы что-то сами не можем сделать, обращаемся в «шиномонтажки», которые до сих пор работают. Как они говорят: «Ни на один день не закрывались от того, что бомбили». Хотя рядышком с этим сервисом находится абсолютно разрушенное от взрыва здание. Видно, что взорвали изнутри. Как рассказывал сам владелец сервиса, в этом здании находились какие-то подразделения, может быть склады. При отступлении его просто взорвали. И также приходили как к себе домой, забирали, все, что им нужно, и заставляли делать необходимые им вещи».

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

«Однажды видел пленного. Случайно. Приехали на позиции, и там его уже вели. Было любопытно посмотреть, что же это за такой боец. Ничем не примечательный молодой человек, не такой, как кто-то может подумать, «крутой боевик» - накаченный или в спецформе. Нет. Мальчишка, гораздо младше меня. Видно было, что он напуган. В глазах беспомощность. Его просто провели мимо меня, больше не видел его. Был еще случай: к ребятам по случайности прямо к позициям вышли двое вражеских солдат. Видимо, заблудились или пешком шли. Соответственно, их перехватили, связали, пленили. Видимо отбились от группы, потому что остальные были недалеко в посадке и уже открыли ответный огонь. Огонь подавили. Тех, кто был в посадке, уже не было видно и слышно».

«Ах, да! Вот еще что вспомнил. Были такие моменты, что в оптику видно вражеские позиции. И они прекрасно знают, что мы их видим, вылезали из окопа и, скажем мягко, танцевали перед нами. Они прекрасно понимали, что мы не будем стрелять, чтобы не выдать свои позиции, «глаза», так скажем. Грубо говоря, издевались».

Фото: © РИА Новости / Евгений Биятов
Фото: © РИА Новости / Евгений Биятов

«Это долг каждого мужчины. Многие из нас, добровольцев, не служили, имею ввиду срочную службу. Мы прекрасно понимаем, что это наш долг. Если не мы, то кто тогда? Если все будут прятаться, уезжать, находить какие-то причины, болезни, то враг подойдет к нашему дому. Могу сказать, что здесь не все так страшно на самом деле. Когда мы ехали, морально готовились к тому, что здесь будет намного сложнее, страшнее, жестче. Но здесь не настолько все печально. Мы обязательно победим, вернемся, и вы будете гордиться нами – своими мужьями, отцами, сыновьями. Надо только набраться терпения и мужества. У нас есть тыл, который поддерживает нас дома: присылает гуманитарку, вяжет носки, конфетки присылает, дети пишут письма (улыбка в голосе). Вот это очень сильно поддерживает, и мы обязательно победим».

Челнинец поздравляет всех с праздником – Днем защитника Отечества.

«Желаю всем защитникам Отечества здоровья, мира, вернуться живыми домой. Ну и всего хорошего! (улыбка в голосе)».

«Первое, что я увидел, когда мы доехали - очень яркие звезды. Таких я никогда не видел…»

«Ну и напоследок расскажу шутку такую. Ребята шутят, что всю жизнь мужик лежит на диване. Что его постоянно жена «пинает», пилит: «Что ты лежишь, сделай что-нибудь по дому». Вот и пришло время что-то делать. Пусть не по дому, пришло время защищать страну. И все мужики встали и пошли…»

Его сообщение прерывает звук рации.

Chelny-biz.ru

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости