, 8 Февраля
Новости
Подробно


«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

14.12.2022, 19:56

В Набережных Челнов сегодня начался суд над бывшим депутатом горсовета Ринатом Нурисламовым и его «подельниками» - командой, которая, как утверждает следствие, нанесла ущерб вкладчикам в 622 миллиона рублей. Два ряда скамьи подсудимых, плачущий младенец в суде, массовый отказ от защиты, госпитализация самого возрастного фигуранта и философский настрой Нурисламова. Подробности первого заседаний от журналистов Chelny-biz.ru. 

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ЗАСЕДАНИЯ

FAMILY LOOK НУРИСЛАМОВЫХ, ТРОЕ ВКЛАДЧИКОВ И БОЛЕЮЩИЙ ГРУДНИЧОК

Первое заседание по уголовному делу «Наследия» началось с опозданием на 40 минут. В здание суда заранее начали активно подтягиваться адвокаты и пострадавшие. Последних, кстати, сегодня здесь не ждали – еще на пропускном пункте выяснилось, что слушания должны были пройти без их участия, а в зал могут пропустить лишь пятерых из них. Прошли трое пожилых вкладчиков.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Один из них рассказал Chelny-biz.ru, что, вложившись в «Наследие», потерял 4,5 миллиона рублей. Виталий Васюкин принес деньги в 2013 году. По его словам, вклад был единовременным. Он отметил, что разбирался с «Наследием» и в Арбитражном суде.

- Я квартиру внучке хотел купить в Казани. Вот и не получилось… - рассказал мужчина изданию уставшим от разбирательств голосом.

Дамир Газизуллин, второй пострадавший, заявил, что поверил громкой рекламе «Наследия».

- Была же громкая кампания! Сумму вложил меньше миллиона. Зачем вложил? Ну, без денег жизни не бывает… Кушать, пить надо. Выплаты никакие в итоге не получили, - пояснил мужчина. - Сегодня не пускали сначала, сказали, что только слушания. А нас будут приглашать позже. Потерпевших пока не опрашивают.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Примерно в одно время с пострадавшими к зданию суда подъехал сам Ринат Нурисламов. Сходу комментировать что-либо изданию он отказался. Пока суд решал организационные вопросы, к залу заседания подходили СМИ, защитники и сами фигуранты. Некоторые настойчиво прятались от камер, скрывались за спиной адвоката. Нурисламов вместе с женой, кстати, от камер не таились. Многодетные супруги прибыли в стиле family look – в одинаковых бежевых спортивных костюмах. До заседания искали Ильдара Нигматуллина – он, кажется, опаздывал.

В зал в первую очередь пригласили СМИ и адвокатов. Из фигурантов дела на заседание явились только девять человек. Они плотными рядами заняли две скамьи подсудимых.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Напомним, что в целом по делу проходит 11 человек в возрасте от 34 до 43 лет: это сам Ринат Нурисламов, Роза Хасанова, Ильдар Нигматуллин, Антон Иоффе, Гульшат Нурисламова, Рашит Хасанов, Елена Самойлова, Василий Чернышев, Гузель Гилязева, Гузель Сулейманова и Венера Нурисламова. В обвинении - сразу пять статей УК РФ: организация и участие в преступном сообществе, легализация и отмывание денег или имущества, преднамеренное банкротство, клевета, мошенничество в крупном и особо крупном размерах. 

Отсутствовали свояченица Нурисламова Роза Хасанова и его тесть Рашит Хасанов. Бывший бухгалтер «Наследия» не смогла прийти из-за болезни новорожденного ребенка. Об этом суду доложила ее адвокат, отметив, что Хасанова «занимается урегулированием данной проблемы». Тесть Нурисламова также не приехал в суд по болезни. Его адвокат приложила к ходатайству выписку из медкарты.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

- Она подтверждает невозможность посетить данное заседание в связи с состоянием здоровья, - пояснила защитник.

- Он сейчас в больнице находится? – поинтересовалась судья Виктория Бондарева.

- Из выписки непонятно. Но подчеркнуто – амбулаторно. Значит, нет.

Позже адвокат покажет другую справку, об этом ниже.

Подсудимые не возражали против присутствия СМИ и фото/видеосъемки. Обвинительные заключения они получили больше месяца назад и, судя по всему, были готовы к публичности всех деталей дела и личных данных. Так, в ходе заседания было озвучено, что кто-то до сих пор проживает в Челнах, некоторые переехали. Большинство из них безработные. Один из фигурантов является топ-менеджером в банковской структуре, другая – экономистом в челнинской компании. Супруга Нурисламова, например, работает менеджером у ИП. А сам он официально безработный.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Пара заминок произошла с Ильдаром Нигматуллиным, который, по версии следствия, является одним из ключевых фигурантов. Сначала он получил замечание от судьи – за опоздание.

- Почему опаздываете? – поинтересовалась судья.

- Я пришел вовремя, просто паспорт не отдал, - объяснил задержку фигурант.

Немного позже суд пытался разобраться, почему он отказывается от защиты. Напомним, что в целом у большинства обвиняемых по делу «Наследия» - адвокаты по назначению. Кто-то остался с предварительного следствия, кто-то из коллегии адвокатов №1. Защитников в частном порядке себе нашли только Гузель Гилязева и Гузель Сулейманова.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

- В связи с чем отказываетесь от адвоката? – спросила судья у Нигматуллина.

- Могу сам себя защитить, - уверенно ответил мужчина.

- У вас имеется юридическое образование?

- Высшее.

- Считаете, что сами можете себя защитить?

- Да.

Суд, кстати, в ходатайстве ему отказал – Нигматуллин не учел момент, что обвиняется по статье, срок наказания по которой может превысить 15 лет, поэтому по закону адвокат назначается в обязательном порядке.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»


После зачитывания прав обвиняемых и пострадавших объявили об отложении заседания по ходатайству Розы Хасановой (из-за болеющего ребенка), таким образом разделив его на две части.

В вынужденном перерыве Chelny-biz.ru удалось пообщаться с несколькими подсудимыми. Они, в целом, были немногословны и старались использовать обтекаемые фразы. Общаться с журналистами отказалась Венера Нурисламова, которая пришла на заседание с блокнотом и все время что-то фиксировала. Другой фигурант, который попросил «лишний раз» не указывать свою фамилию из-за возможных проблем с репутацией, в беседе с изданием отметил, что отрицает вменяемые статьи.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

- У меня есть своя позиция - отношения к этому я никакого не имею. Из компании я вышел в 2013 году и больше участие в ее деятельности не принимал. К сожалению, все эти факты не были учтены следствием. Меня, таким образом, под одну гребенку с остальными участниками и неучастниками посадили на скамью подсудимых.

Сам Ринат Нурисламов ответить на вопросы издания все же согласился. Его вместе с супругой корреспондент застал за изучением документов. Нурисламов пояснил, что пришел в «рабочем настроении».

- Надо отвечать на вопросы, вставать, садиться. Вот это все, - сказал он, объясняя, что подразумевал под словом «рабочее настроение», а также дал расплывчатый ответ, что планирует говорить в свою защиту. - Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить. Тезисы какие-то есть, чего-то пока нет. Все будет видно по ситуации.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

ВТОРАЯ ЧАСТЬ ЗАСЕДАНИЯ

ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ ФИГУРАНТА, ПЛАЧУЩИЙ МЛАДЕНЕЦ В СУДЕ И МАССОВЫЙ ОТКАЗ ОТ ЗАЩИТНИКОВ

На вторую часть заседания Роза Хасанова все же подошла, но с грудным ребенком на руках. Сказать, что для малыша тяжело далось времяпровождение, не сказать ничего. Судья в один момент была вынуждена объявить перерыв на пять минут, чтобы женщина смогла успокоить плачущего ребенка.

На продолжение заседания не поленился и пришел потерпевший Виталий Васюкин.

Рассмотрение уголовного дела начали с установления личности Хасановой. 43-летняя челнинка в разводе, имеет на иждивении двух детей 2007 и 2022 года рождения. На данный момент работает ООО «АЖС» бухгалтером, но сейчас в декрете. К слову, ту же должность она занимала и в «Наследии».

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

- Хочу написать ходатайство об отказе защитника, - заявила она, качая на руках младенца.

- Вы отказываетесь от защитника, да? – уточнила судья.

- Да.

- В связи с чем?

- Ну, это не связано с моим материальным положением. Буду сама себя защищать, - поделилась Хасанова, добавив, что имеет высшее экономическое образование.

Несмотря на поддержку ее адвоката, ей отказали в удовлетворении ходатайства.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

- Ваша честь, - обратился к судье Нурисламов с документом в руке. - Хотел бы подать ходатайство также в отказе защитника в суде. По тем же основаниям. То есть это не связано с моим материальным положением.

На вопрос, есть ли еще среди фигурантов желающие, откликнулись все, чьи адвокаты назначенные. Девять фигурантов из 11 заявили, что готовы защищать себя сами. Защитников намерены сохранить только Гузель Гилязева и Гузель Сулейманова, которых они наняли самостоятельно.

Адвокаты поддержали своих подзащитных. Гособвинение ответило коротко – на усмотрение суда.

Судья отказал им в удовлетворении ходатайств, по вышеприведенным причинам – фигурантам обязателен адвокат, исходя из обвинений.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Следующим вопросом стали меры пресечения в отношении Хасановой и Нигматуллина. У обоих запрет определенных действий. У экс-бухгалтера срок должен закончиться 27 декабря, у второго 23 декабря. Гособвинение ходатайствовало о продлении той же меры на три месяца.

В «один голос» подсудимые и их защитники просили отказать в удовлетворении и назначить им подписку о невыезде. Однако суд решил не менять меру пресечения и продлить на три месяца до 7 февраля 2023 года, так как «подсудимые могут скрыться или оказать давление на потерпевших и свидетелей», которые даже не были допрошены по уголовному делу.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Единственным фигурантом, который не явился в суд стал Рашит Хасанов. Его адвокат предоставил документы со скорой помощи о вызове. Его госпитализировали в Балтасинскую ЦРБ с острым воспалением. Как отметил врач, по словам адвоката, Хасанов нетранспортабельный. Предполагаемых сроков сторона защиты назвать в суде не могла.

Обоюдным решением пришли к решению отложить судебное заседание в связи с болезнью Хасанова до утра 16 января 2023 года.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

По официальной версии следствия, подсудимые работала шесть лет - с 2009 по 2015 годы. Соучастники открыли ООО «Набережночелнинская Сберегательная компания Наследие» и еще девять фирм, которые действовали по принципу финансовой пирамиды. Жертвами стали люди преимущественно преклонного возраста.

Принимали вклады в 13 городах России, обещали высокий доход. Деньги выводили через договоры займа с аффилированными компаниями, а их потом намеренно банкротили. До того, как преступная деятельность была пресечена силовиками, были обмануты 2 046 человек. Это жители Татарстана, Башкортостана, Марий-Эл, Удмуртской республики, а также Московской, Самарской, Тюменской, Нижегородской, Челябинской, Свердловской областей и Пермского края. Сумма ущерба по уголовному делу составила более 622 млн рублей. Свою вину обвиняемые не признают.

Объем уголовного дела составляет 1128 томов. Ожидается, что судебное разбирательство растянется на несколько лет. При этом некоторые из представителей стороны защиты считают, что суду удастся справиться за год.

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

«Что-то придется говорить. Либо не придется. Буду либо говорить, либо не говорить»

Chelny-biz.ru

 

Не теряйте связь с новостями.
Telegram