, 17 Августа
$ 65,9961
€ 73,2227
Предложения банков
Новости
Подробно


«Банда тратила на подготовку по 200 тысяч рублей. В итоге более профессиональных киллеров Челны еще не знали…»

14.10.2015, 16:10

Chelny-biz.ru публикует отрывок из новой книги зампредседателя Верховного суда РТ Максима Беляева и старшего помощника руководителя следственного комитета РТ Андрея Шептицкого – «Бандитский Татарстан». В последней главе - «Умная собака кусает молча», автором которой является Шептицкий - описывается преступная деятельность «одной из самых кровожадных шаек из когда-либо существовавших в республике» – челнинской банды «Тагирьяновские». Сотрудник следкома подробно расписывает криминальную жизнь ОПС, выдавая ранее неизвестные факты: где и как любил отдыхать Эдуард Тагирьянов, при каких условиях был убит топ-менеджер компании «КАМАЗ-Металлургия» Виктор Фабер, сколько всего было жертв на счету «Тагирьяновских»?

Книга уже поступила в продажу и пользуется популярностью у горожан. Стоит сказать, что это не последнее произведение Максима Беляева и Андрея Шептицкого. В скором времени авторы планируют выход новой книги, где возможно будет описана история еще одного ОПС Набережных Челнов, получившего известность под названием «29 комплекс».

Пока же авторы согласились поделиться частью произведения с читателями Chelny-biz.ru.

«Летом 2007 года в спортивном зале Советского РУВД Казани завершился один из самых громких судебных процессов над представителями организованной преступности Татарстана – бандой «Тагирьяновские». Группировка численностью в несколько десятков человек прославилась на всю Россию похищением и убийством руководителя крупнейшего литейного производства мира, гендиректора ОАО «КАМАЗ-Металлургия» Виктора Фабера. Однако исключительность банды и ее 42-летнего лидера Эдуарда Тагирьянова отнюдь не в этом. Простой челнинский закройщик создал принципиально новую форму оргпреступности, не идущую ни в какое сравнение с существовавшими ранее…

Личность главаря одной из самых кровожадных шаек из когда-либо существовавших в республике и по сей день окутана завесой тайны. В Набережные Челны он переехал из рабочего поселка Корпачево Челябинской области в начале семидесятых годов еще подростком вместе с родителями, которые строили Нижнекамскую гидроэлектростанцию и КАМАЗ. Первое время семья ютилась в вагончике, потом получила квартиру в 10-м комплексе челнинского поселка ГЭС. Однако вскоре их постигло несчастье: отец Тагирьянова с редким именем Октябрист получил срок за убийство. Пытаясь хоть как-то поддержать мать и младшего брата, маленький Эдик ловил рыбу на Каме и продавал на рынке. Тагирьянов стал весьма искусным удильщиком и на всю жизнь сохранил страсть к рыбалке. Спустя годы, в конце 1990-х, он с любовницей уехал в 10-дневный тур по Австралии, но через три дня бросил подругу и вернулся в Набережные Челны. Свой поступок он объяснил тем, что в Южном полушарии нет ничего, что могло бы заменить ему рыбную ловлю на родной Каме. Уже будучи арестованным, он умолял следователя вывезти его порыбачить, обещая за это любые деньги.

«Банда тратила на подготовку по 200 тысяч рублей. В итоге более профессиональных киллеров Челны еще не знали…»

Подростком Тагирьянов носил волосы до плеч и отказывался их стричь, к тому же часто дрался со сверстниками. В связи с этим он состоял на учете в детской комнате милиции, а в дальнейшем привлекался к уголовной ответственности. Бездельником не был, но всегда старался работать только на себя и даже осуждался за тунеядство. После получения неполного среднего образования, в конце 1980-х, Тагирьянов пошел работать в ателье «Элегант», где получил специальность закройщика верхней одежды. В дальнейшем, купив необходимое оборудование, стал шить на дому кожаные куртки, которые в начале 1990-х годов пользовались бешеным спросом. Одежду продавал на Комсомольском рынке, где впервые столкнулся с криминальным миром. Как вспоминал Тагирьянов, к нему подходили «взрослые дядьки» и отбирали куртки либо часть выручки. С тех пор он возненавидел людей, пытавшихся что-то отнять. Позже портной расширил бизнес, одним из первых организовав в Набережных Челнах швейный кооператив «Пчелка».

Первым участником бригады и будущим заместителем Тагирьянова стал судимый за изнасилование житель 10-го комплекса Набережных Челнов Геннадий Безуглов (Геша). Освободившись из колонии города Менделеевска, он встретился с Тагирьяновым, в то время уже считавшимся преуспевающим бизнесменом, и попросился на работу. Но в ответ получил неожиданное предложение – шить одежду самому. Предприниматель выделил Геше кредит на покупку оборудования и тканей, нанял учителя. Безуглов стал отменным портным и любил повторять, что шеф помог ему в самый сложный момент жизни.

В начале 1993 года Тагирьянов предложил начинающему швейнику заняться реализацией оптовых партий водки и подобрать для этого надежных ребят. Безуглов собрал команду из друзей детства, которые в последующем и стали печально известными «тагирьяновскими», – Олега Дацко (Дыца) и Алексея Новикова. С одним он учился в параллельных классах, с другим сидел на зоне. Помимо них, он вовлек в группу друзей и одноклассников младшего брата – Николая Казакова, Сергея Бобкова (Нос) и Альберта Хузина (Берт).

Продажа водки приносила огромные барыши. Говорили, что багажники машин Тагирьянова часто были доверху набиты купюрами. Коммерсант щедро делился с подчиненными деньгами и подарками – например, покупал всем машины модной в то время модели «ВАЗ-2109». Наличности было столько, что, как говорил Дацко, «открываешь бардачок автомобиля и оттуда сыпятся деньги». Солидную прибыль Тагирьянов получал и из различных развлекательных заведений Набережных Челнов, учредителем которых был.

«Тагирьяновские» в полном составе на челнинской базе отдыха «Дубки». 2002 г. Главарь банды в красном, с сигаретой
«Тагирьяновские» в полном составе на челнинской базе отдыха «Дубки». 2002 г. Главарь банды в красном, с сигаретой

После он обосновался в Москве и переключился на работу с дочерним предприятием ОАО «Газпром» – ЗАО «Газпром-Авиа»: занимался выбиванием долгов предприятия, возвращая их главным образом авиационной техникой и комплектующими. В Москве он жил на широкую ногу, часто посещал увеселительные заведения, не вылезал из казино и в итоге заработал игровую зависимость, которая в последующем сыграла роковую роль. К 2001 году Тагирьянов проигрывал такие суммы, что уже не мог прокормить своих сотрудников.

…Первые преступления «тагирьяновские» совершили в 1995 году. В основном вымогали деньги у не расплатившихся за поставленную водку. Тех, кто отказывался, убивали. Тагирьянов говорил Безуглову, что если простить хоть одного должника, то возвращать деньги перестанут все, так что наказание того или иного коммерсанта было не только делом чести, но и «производственной» необходимостью.

Одним из постоянных клиентов в водочном бизнесе был житель Челябинска Никоноров. Водку он брал регулярно и много – отгружали «КАМАЗами». Клиент рассчитывался вовремя и в полном объеме, поэтому пользовался доверием. Но однажды, взяв на реализацию крупную партию товара на сумму около 70 тысяч долларов США, не расплатился, объяснив это падением продаж (позже выяснилось, что аналогичным образом он «кинул» партнеров из Черкесска, Москвы и Барнаула). С ним неоднократно пытался договориться об оплате Безуглов, но эффект получился обратный: Никоноров скрылся.

В результате Тагирьянов и Геша «подставились» перед поставщиками, и последний вынужден был возместить ущерб. Чтобы вернуть деньги и не опозориться перед шефом, Безуглов предложил похитить младшего брата Никонорова, учившегося в одном из институтов Челябинска, и получить за него выкуп. Летом 1999 года по указанию Геши «старшие» группировки Сергей Бобков (Нос), Альберт Хузин (Берт) и Николай Казаков отправились в уральскую командировку. В деканате института, представившись сотрудниками милиции, они попросили личное дело Никонорова-младшего и, изучив фотографию, уехали. Утром, когда студент вышел из дома и направился на предэкзаменационную консультацию, его затолкали в «восьмерку» с татарстанскими номерами и вывезли из города. В заложника насильно влили бутылку водки, так что проснулся он только в Набережных Челнах. Здесь преступники сообщили о долге старшего брата и пообещали отпустить в случае погашения.

«Тагирьяновские» на Мамаевом кургане в Волгограде
«Тагирьяновские» на Мамаевом кургане в Волгограде

Парня держали на съемной квартире в 27-м комплексе, приставив к нему двух сторожей – Казакова и Хузина. Несмотря на все меры предосторожности, на 13-й день они все-таки проворонили студента. Один из преступников ушел спать в соседнюю комнату, а второй пил пиво и смотрел с Никоноровым телевизор. День был жаркий, и после пятой бутылки охранник заснул. Пленник, воспользовавшись случаем, сбежал.

«Тагирьяновские» объехали все Челны и даже пригородные трассы, но вернулись ни с чем. Беглец же, добравшись до автовокзала, попросил у прохожей жетон и, позвонив отцу, рассказал о похищении. Через некоторое время парня задержали сотрудники линейной милиции, приняв за бомжа. По его просьбе они позвонили в Челябинск отцу. Тот указал на особую примету сына – два вставных зуба. Убедившись, что это он, Никоноров-старший попросил милиционеров закрыть сына в камере до его приезда.

После побега брата должник окончательно пропал из поля зрения «тагирьяновских» и те уже потеряли надежду вернуть долг. Безуглов обещал шефу, что так этого не оставит. Отмщение затягивалось, главарь постоянно справлялся об этом, добавляя, что если будут решать вопросы с такой скоростью, им вообще лучше ничего не поручать.

Установить местонахождение Никонорова удалось только в 2000 году. Он, как выяснилось, все еще проживал в Челябинске и имел продовольственный магазин. Проследив за торговой точкой, киллеры выяснили адрес должника и на следующий день застрелили мужчину, когда тот шел на автостоянку.

Подобных эпизодов в истории группировки было множество. Но самое парадоксальное, что в криминальном мире Челнов «тагирьяновских» никто не знал. Это название придумали в правоохранительных органах в начале расследования, чтобы хоть как-то называть неизвестную доселе банду.

До 2003 года Эдуард Тагирьянов считался весьма успешным предпринимателем, имевшим, по разным данным, от 20 до 30 сотрудников. Большинство – выходцы из 10-го комплекса Набережных Челнов. Они даже оканчивали одну и ту же школу № 1. Лидер группировки был человек нежадный. Много денег тратил на женщин и вообще любил погулять. Со своими «сотрудниками», например, регулярно выезжал на отдых – на рыбалку или в Абхазию. Много времени друзья проводили на его двухпалубном теплоходе «Граф», ходившем по Каме.

Хотя правила в группировке были жесткими, к подчиненным Тагирьянов относился отнюдь не как к расходному материалу, скорее наоборот – с отеческой заботой. Знавшие характеризовали его как приятного в общении, хорошо и убедительно говорившего человека. «Лучше сегодня с другом пропить свой рубль, а завтра с ним заработать три», «Больше всего в жизни надо бояться жадных людей, так как жадность порождает бедность», – поучал подопечных закройщик.

Арсенал «тагирьяновских»
Арсенал «тагирьяновских»

В отличие от других группировок, эту можно было беспрепятственно покинуть, как сделал в дальнейшем Безуглов, открыв в Москве макаронную фабрику. В принципе, в будущем «тагирьяновские» планировали стать неким сообществом коммерсантов, каждый из которых вел бы личный бизнес, но в случае опасности готовых объединиться и встать на защиту своих интересов с оружием в руках. Кстати, «старшие» активно готовили себе смену – молодых участников банды чуть ли не насильно заставляли учиться в московских вузах, причем на средства Тагирьянова. Еще молодежь возили на различные экскурсии. Например, «тагирьяновские» всей бандой посетили мемориал «Мамаев курган» в Волгограде.

Неудивительно, что все держались за своего босса. Один раз даже бросились на милиционеров, попытавшихся задержать его (он находился в федеральном розыске по обвинению в хулиганстве). Всем, чем располагали участники банды, они были обязаны Тагирьянову – бизнесмену, имевшему личную группировку (даже самые молодые ее участники получали по 5 - 6 тысяч рублей в месяц, по состоянию на 2000 год очень хорошие деньги). Только об этом никто не знал. В криминальной среде их считали обычными коммерсантами.

Между тем арсеналу челнинцев могла позавидовать любая преступная группировка. Во время следствия у них изъяли три гранатомета, ручной пулемет, 22 автомата Калашникова, карабин, 26 пистолетов, 41 глушитель, 14 оптических прицелов, 29 магазинов, 36 боеприпасов к подствольному гранатомету, семь с половиной тысяч патронов, полтора килограмма пластида, пять магнитных радиоуправляемых мин и аммонит.

В действительности арсенал был намного больше – просто «тагирьяновские» после очередного убийства сбрасывали оружие, никогда не используя дважды. Еще на балансе банды состояло несколько десятков комплектов милицейской формы, бронежилеты, сигнальные маячки, жезлы, наручники и 13 автомобилей, в том числе два «уазика», а также оборудование для прослушивания телефонных переговоров и рации. Некоторые числились сотрудниками ульяновского частного охранного предприятия и поэтому спокойно разгуливали с огнестрельным оружием.

Это была банда новой формации. Ее участники не нуждались в криминальном авторитете и вообще чурались уголовной романтики. «Хадитакташевские», «жилковские», «двадцатьдевятники» и другие группировки, зародившиеся много лет назад, рано или поздно были «расформированы» правоохранительными органами: известность делала их уязвимыми.

В милиции на «тагирьяновских» практически не было никакой оперативной информации. Знали только, что есть такой предприниматель Тагирьянов и рядом с ним держится группа парней из 10-го комплекса. Разработку вел всего один сотрудник подразделения по борьбе с организованной преступностью. Прекрасно осведомленные об этом бандиты в свою очередь также наблюдали за ним. За умеренную плату им удалось достать служебную справку МВД, из которой стало понятно, что о деятельности группировки мало что известно. Тем не менее ими был проработан вопрос о возможной ликвидации оперативника, если он слишком близко подойдет к их разоблачению.

Люди Тагирьянова по возможности старались не воевать с местными мафиози. Основной принцип их банды: «Чужого не надо, но своего не отдадим». Их лидер периодически получал предложения от местных бандитов пойти к ним под «крышу». Коммерсант не возражал, но просил небольшую отсрочку. В итоге через несколько месяцев новоявленная «крыша» уничтожалась, как это произошло в 1998 году с Олегом Вавиловым, одним из криминальных авторитетов Челнов, который имел неосторожность наехать на «тагирьяновских». От него сначала откупились, а через три месяца похитили, вывезли на фарватер Камы, где надели на плечи рюкзак с пятью блинами от штанги, связали и бросили в воду.

«Тагирьяновским» было кого убивать. Сначала они расправились с лидерами мелких группировок, базировавшихся в родном комплексе, их было не меньше десятка. Преступления готовились очень тщательно. Банда тратила на подготовку по 200 тысяч рублей. В итоге более профессиональных киллеров Набережные Челны еще не знали…»