, 31 Марта
$ 77,7325
€ 85,7389
Предложения банков
Новости
Подробно


«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

20.12.2019, 21:51

Очередная шокирующая история с подкидышем приключилась в автограде. Челнинская семья на протяжении трех лет на «птичьих правах» воспитывала чужую дочь, но потом ее изъяли. Биологическая мать девочки нашла новых родителей через соцсети и сама привезла ребенка в автоград непонятно откуда. По крайней мере, так утверждает Юлия Снегур, которая и приютила малышку еще осенью 2016 года. Женщина рассказывает, что подкидышу было от роду полгода. По ее словам, тогда «мать-кукушка» находилась в тяжелой жизненной ситуации, а ей пришлось воспитывать девочку на основании нотариальной доверенности. Потом нашлась родная бабушка и обвинила Снегур в киднеппинге. В ситуации разбиралась Гузель Удачина, омбудсмен по правам ребенка, а на фоне ее проверки (совпадение?) уволилась Роза Гернер, начальник отдела опеки и попечительства. Подробности в материале Chelny-biz.ru.

«Я ГОВОРЮ: «В ЧЕМ ПРОБЛЕМА НАЙТИ СЕМЬЮ, ГДЕ РЕБЕНОК ОБРЕТЕТ СЧАСТЬЕ?». А МНЕ: «А ТЫ БЫ ВЗЯЛА?»

Юлия Снегур воспитывала почти три года чужую девочку, но потом ее изъяли, отдали бабушке и увезли в Омскую область. Малышку подбросила женщина, с которой та познакомилась случайно в соцсетях – ей было всего лишь полгода. Сейчас Снегур пытается вернуть ребенка и бьет по всем фронтам. Накануне она пришла на прием к заместителю руководителя Следкома Татарстана Ильясу Масаллимову, чтобы попросить о помощи.

История Юлии Снегур неоднозначная и тянет на сценарий фильма. По ее словам, все началось еще в 2016 году, когда она отреагировала на новость в одном из городских пабликов «Вконтакте».

«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

– Была статья о том, что женщина выкинула своего ребенка и он умер. Я взяла и прокомментировала ситуацию, что зачем надо было выкидывать на улицу, чтобы он умирал, можно было сдать в детский дом. На что мне ответили, мол, если отдашь в детский дом, алименты будешь всю жизнь платить. Я говорю: «А в чем проблема найти семью, где ребенок обретет счастье?». А мне говорят: «А ты бы взяла?». Ну если бы ко мне под дверь подкинули - да, я бы взяла. Я боговерующий человек и раз мне бог принес ребенка, я должна нести этот крест. И мне этот комментатор: «Пиши адрес». Ну я и взяла написала и забыла об этом. Через некоторое время мне «Вконтакте» пишет девушка. Стала жаловаться на свою сложную жизненную ситуацию, что ее мама не родная, ее удочерили, родом из Дагестана. Что она забеременела от кого-то, что он этого ребенка не признал. Я посоветовала этой девушке сдать тест на ДНК и подать на алименты. Так мы с ней иногда переписывались. Через какое-то время общение почти прекратилось. Она мне показывала ребенка, которого родила. Говорила, что ей он не нужен, и она готова его выкинуть куда угодно. Я ее уговаривала, чтобы такого не делала. «Если уж надумаешь, то в детский дом, ну или в конце концов вези ко мне», – вот такую фразу я ей сказала. Это было где-то в мае 2016 года. В ноябре в ночь с 23 на 24 мне звонок в дверь. Я открываю, а она мне: «Вы меня помните? Я точно решила - мне ребенок не нужен». Ну я ее пустила, и мы стали разговаривать. На тот момент я еще не знала, что у нее есть старшая дочь. Ее лишили родительских прав. Она мне говорит: «Давай я тебе напишу расписку и пойду». Я ей ответила, что мне ее расписка не нужна, потом будет кричать, что я похитила ее ребенка. «Так дело не делается, либо мы вызываем полицию, либо идем в нотариальную контору и ты составишь доверенность», - предложила я ей. Мы в итоге поехали туда, я ее предупредила: «Если ты на протяжении трех месяцев не приедешь за ребенком, я иду в отдел опеки». Мы с ней все это время общались. Примерно в январе я ей звоню: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Ты что? Я же тебе его отдала. Я уже думала, что ты готовишь документы на удочерение», – эмоционально делилась женщина своей историей.

«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

 «БАБУШКА СООБЩИЛА СОТРУДНИКАМ ОПЕКИ, ЧТО Я ЯКОБЫ ИМ ПООБЕЩАЛА ДЕНЬГИ ЗА РЕБЕНКА, НО НЕ ОТДАЛА, А БИОЛОГИЧЕСКУЮ МАТЬ УБИЛА»

По словам Снегур, когда в ее семье появился подкидыш, своих детей было уже двое. Спустя время, она забеременела третьим.

– Девочка не могла даже держать бутылку, не ползала, она даже не плакала, – отмечает Снегур. – Я была вынуждена пойти в органы опеки. Сразу сказала, что готова удочерить, что ее мама напишет согласие. Сотрудники опеки дали направление на обследование меня и девочки. Там выясняется, что у ребенка ППЦНС (Перинатальное поражение центральной нервной системы), дистрофия – это с учетом, что я еще ребеночка откормила, и туберкулез. Я это вываливаю в органы опеки, а они мне: «Идите-идите, за полгода окончания доверенности подойдете».

По словам челнинки, доверенность на ребенка была составлена на три года. Девочка полностью прошла лечение у фтизиатра, с двух лет посещала специализированный детский сад.

– Проходит 2,5 года. Я иду в опеку, сообщаю, что мама до сих пор не изъявила желания забрать ребенка. Говорю им: «Давайте ее уже удочерять». Сколько уже она росла у меня на птичьих правах. Мои дети стали ее называть сестрой, вся родня приняла. А они мне: «Вы к нам не обращались никогда».

«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

Челнинка утверждает, что ей удалось доказать через прокуратуру города, что органы опеки и попечительства допустили нарушения.

– Ребенку уже три года. Она знает нас как единственных родителей, как маму и папу. Органы опеки 14 мая этого года вместе с бабушкой девочки приходят в садик и забирают ее тайком от меня. Хотя я проходила все обследования, и с моей стороны не было выявлено никаких отклонений. Вы представляете, бабушка сообщила сотрудникам опеки, что я якобы им пообещала деньги за ребенка, но не отдала, а биологическую мать убила. И как будто бы сама ездила за ребенком в Москву.

В итоге девочка была передана бабушке. По словам челнинки, ребенок сейчас проживает в ветхом доме, где нет даже газа. Дом отапливается печкой.

– Единственная ошибка, которую допустили органы опеки и попечительства, что не стали выяснять личность и все обстоятельства, прежде чем передали ребенка бабушке, – считает женщина.

Сейчас она намерена вернуть девочку в свою семью. При этом, как известно Снегур, биологическая мать девочек жива и ее жизни ничто не угрожает, разве только, что девушка «боится свою мать». Челнинка hассказывает, что со старшей внучкой была подобная ситуация.

«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

– Первую дочь они продали в другую семью. При том, что покупателей нашла бабушка. Точно так же ребенок воспитывался в другой семье до трех лет, а потом, бабушка приехала и сказала: «Если вы мне внучку мою не отдадите, я вызову полицию и скажу, что вы ее похитили». У меня получилось немного иначе, я оформила нотариальную доверенность, поэтому бабушка приехать и сказать до истечения трехлетнего срока, что я похитила ребенка, не могла, - утверждает Снегур.

Кроме того, эта же бабушка якобы писала обращение мэру Набережных Челнов Наилю Магдееву, где сообщила, что у Снегур был сговор с ее дочерью о купле-продажи ребенка и обвинила ее в намерении похитить. Челнинка считает, что ее таким образом оклеветали. Она уже направила обращение главе СКР Александру Бастрыкину. Женщина настаивает на возбуждении уголовного дела по клевете и мошенническим действиям со стороны бабушки. Поскольку у каждой стороны своя правда, Снегур просит провести судебную психофизиологическую экспертизу с полиграфом в отношении ее лично и остальных.

- Бабушка все три года пользовалась денежными средствами, которые ежемесячно полагаются на ребенка, хотя по факту воспитывался в нашей многодетный семье, – считает Снегур. - Чем она отличается от биологической матери, которая так же не интересовалась судьбой и здоровьем внучки? У бабушки периодически меняются показания: то она была не в курсе, так как утрачена связь с дочерью, то она якобы периодически с ней общалась. Но умалчивает, что дочь неоднократно к ней приезжала.

«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

«НОТАРИАЛЬНАЯ ДОВЕРЕННОСТЬ НА ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ РЕБЕНКА НЕ ДАЕТ ПРАВА УСЫНОВЛЕНИЯ ИЛИ НАХОЖДЕНИЯ РЕБЕНКА В ЧУЖОЙ СЕМЬЕ»

Chelny-biz.ru обратился за официальным комментарием в отдел опеки и попечительства Набережных Челнов. Там подтвердили, что 19 января 2017 года Юлия Снегур действительно обращалась с заявлением «о постановке на учет в качестве кандидата в опекуны над несовершеннолетней». Тогда челнинка представилась дальней родственницей девочки, также сообщила, что мать ребенка находится в трудной жизненной ситуации и проживает в Москве.

– Специалистом отдела опеки была проведена консультация. Маме ребенка рекомендовано обратиться с заявлением для оформления письменного согласия по оформлению опеки над ее дочерью, но обращений не последовало. Была оформлена нотариальная доверенность о представлении интересов несовершеннолетней на три года. 11 апреля 2019 года Снегур обратилась повторно. Подтвердить родство с ребенком не смогла, связь с матерью девочки утрачена. Нужно отметить, что нотариальная доверенность на представление интересов ребенка не дает права усыновления или нахождения ребенка в чужой семье, – пояснила начальник отдела опеки и попечительства Эльвира Валеева. – В связи с вновь выявленными обстоятельствами органами опеки была организована розыскная работа матери и родственников девочки с целью передачи в кровную семью. По результатам запросов была найдена бабушка несовершеннолетней, проживающая в Омской области, девочка передана на воспитание. Сейчас ребенок живет с бабушкой и сестрой в Омской области. Условия для воспитания и проживания созданы, ребенок адаптируется.

«Я ей пишу: «Ну что, кукушка, за ребенком-то едешь?». Она мне: «Я же тебе его отдала»

Интересно, что Снегур, пытаясь вернуть девочку, обратилась к Гузель Удачиной, уполномоченной по правам ребенка. Омбудсмен провела проверку, и вот что выяснилось. Снегур действительно приходила в органы опеки и ей действительно сказали подтвердить родство, чтобы удочерить малышку, но потом на протяжении двух лет за девочкой никто не следил. То есть факт того, что в чужой семье растет чужой ребенок, был зафиксирован органами опеки, но далее никаких действий не было предпринято. Удачина видит в этом нарушение: халатность специалистов привела к глубокому психо-травмирующему состоянию ребенка, ведь девочку изъяли, когда она уже привыкла к новой семье и приняла маму и папу за родных. Мэру Наилю Магдееву было направлено заключение о нарушении и принятии мер. Главе было велено усилить контроль за службой, чтобы впредь таких ситуаций не было.

Проверка проводилась Удачиной летом этого года, свой вердикт омбудсмен вынесла в сентябре. Роза Гернер, начальник отдела опеки и попечительства, которая работала в те самые годы, уволилась в конце августа. Связаны ли эти факты между собой – история умалчивает.

Олеся Аверьянова