, 22 Мая
Новости
Подробно


«После ее задержания сразу девять сотрудников Росреестра уволились. Когда 30 сделок в день регистрируешь, где-то что-то можешь пропустить»

06.05.2015, 13:46

Материал Портала Предпринимателей о судебном разбирательстве по делу ОПГ так называемых «черных» риэлторов разделило читателей на «за» и «против». После публикации в редакцию обратился адвокат одного из участников по данному делу Фарит Канцеров. По словам юриста, его подзащитная Надия Каюмова, ранее работавшая государственным регистратором, более полутора лет незаконно находится под стражей. В настоящее время в отношении нее инкриминируется два эпизода мошенничества в особо крупном размере, получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями. Защитник заявляет, что Каюмова получила статус обвиняемой «из-за нежелания давать компрометирующую информацию в отношении бывшего руководителя». Портал Предпринимателей решил выслушать вторую сторону этого «запутанного дела».

- Фарит Эльгизович, вы говорили, что вас возмутила публикация на нашем ресурсе по итогам судебного заседания.

- Не столько публикация, сколько сама ситуация. Дело в том, что за 20 лет моей практики это первый случай, когда абсолютно не виновный человек, порядочная женщина столь длительное время находится в заключении. Моей подзащитной, Надии Каюмовой, которую уважает весь ее трудовой коллектив, вменяют совершение нескольких преступлений, а именно мошенничество, получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями, по обвинению в которых она содержится под стражей более полутора лет. Кроме нее на скамье подсудимых еще три женщины – Гафурова, Назипова и Кокорева. Гафуровой вменяют 15 эпизодов мошенничества в особо крупном размере, но, тем не менее, она находится под домашним арестом. Назипова, у которой аналогичные преступления, что и у моей подзащитной, также находится под домашним арестом. Кокорева – под подпиской о невыезде, так как ухаживает за больным. Из четырех женщин, трое находятся на свободе, и никто из них не скрылся и давление на свидетелей не оказывает. Однако следствие почему-то предположило, что именно Каюмова, находясь на свободе, может оказать какое-то давление на свидетелей, либо скрыться.

- Как выглядит версия произошедшего со стороны защиты?

- Со слов моей подзащитной, после задержания от неё потребовали изобличающие показания в отношении себя и её коллег, в особенности против руководителя Росреестра по городу Набережные Челны. Ее убеждали, что как только она даст требуемые показания, ей изменят меру пресечения. В противном случае ей предъявят обвинение по ряду статей. Позже все обвинение было основано на показаниях двух человек (осужденных ранее по данному делу - бывшего специалиста Росреестра Евгения К., и бывшего руководителя риэлторской фирмы Ирины М.). Они, зная, что им грозят длительные сроки, заключили досудебные соглашения и дали неправдивые показания в отношении моей подзащитной.

- Какие моменты следствия вы считаете сомнительными?

- По первому эпизоду с квартирой Филатовых следствие указывает, что Каюмова, являясь на тот момент специалистом Росреестра по городу Набережные Челны, действовала в организованной группе. Якобы умысел Каюмовой и всей преступной группы был направлен на завладение чужим имуществом, а именно квартиры Филатовых. Но при этом при совершении преступления, ранее согласованного между участниками группы, одна из них, Ирина М., передает ей взятку в сумме 3 000 рублей. Возникает вопрос: для чего? За совершение действий, направленных на достижение общей цели? Также стоит учесть, что сделку по квартире Филатовых в конечном итоге зарегистрировал государственный регистратор Назипов, который не обнаружил нарушений законодательства.

- Получается, на момент заключения сделки по квартире Филатовых Каюмова не была в должности госрегистратора?

- Она являлась специалистом, в должности государственного регистратора еще не работала, должностной регламент изменен не был, на тот момент Каюмова не могла регистрировать сделки. Сделку регистрировал Назипов, который по делу не то, чтобы не привлечен к уголовной ответственности, он даже не допрошен. Каюмовой вменяют то, что она вынесла заключение на основании документов, несоответствующих закону, тогда на каком основании Назипов зарегистрировал сделку?

- Каюмовой инкриминируют два эпизода мошенничества в особо крупном размере. По второму вы так же категорично настроены?

- По версии следствия, Каюмова при сделке по квартире семьи Нежуты также находилась в составе преступной группы, однако риэлтор Ирина М. почему-то передала 100 тыс. рублей не Каюмовой, которая уже должна была проявить себя при совершении сделки с квартирой Филатовых четыре месяца назад, а другому участнику ОПГ – Евгении К., чтобы впоследствии она привлекла к совершению преступления мою подзащитную. Все это выдумки бывших участников ОПГ Ирины М. и Евгении К., под давлением сотрудников правоохранительных органов, чтобы «привязать» к делу государственного регистратора, придав группе организованность и солидность в виде наличия ее участников в государственных структурах на должностных местах. Стоит отметить, что после задержания Каюмовой сразу девять сотрудников Росреестра уволились. Потому что знают, когда 30 сделок в день регистрируешь, где-то что-то ты можешь пропустить, а потом через два-три года к тебе придут и скажут, что когда-то ты взял деньги.

- Вы, как защитник Каюмовой, какие действия приняли?

- В декабре прошлого года я обратился в отдел по особо важным делам СУ СК по РТ. Мне сообщили: чтобы изменить меру пресечения, нужно хотя бы Каюмовой признать халатность в своих действиях. Я оставил ему жалобу с доказательствами невиновности моей подзащитной, после этого поехал в следственный изолятор в Мензелинск и сообщил об этом разговоре своей подзащитной. Каюмова приняла решение согласиться для того, чтобы выйти на свободу, так как у неё престарелые родители. После чего она заявила ходатайство о ее допросе, и оговорила себя в халатности надеясь на обещание следствия, что ей изменят меру пресечения. Моя подзащитная указанный протокол допроса подписала, надеясь, на обещание следствия, что ей изменят меру пресечения. Однако 26 декабря, когда её повезли на продление меры пресечения, нам вручили ходатайство о том, что органы предварительного следствия решили продлить ей меру пресечения в виде заключения под стражу. Таким образом, они ввели мою подзащитную в заблуждение.

- Однако в настоящее время Каюмова вину не признает?

- Она отказалась от своих показаний. В ходе судебного процесса на вопрос суда о том, признает ли она виновной себя в совершении инкриминируемых ей преступлений, сообщила, что ничего подобного не совершала. Кроме того, у нас имеется подтверждение ее невиновности. Дело в том, что, вменяя ей нарушения закона о государственной регистрации, следствие исходило из законодательства, которое существует на данный момент. В 2007 году все документы, которые регистрировала Каюмова и по которым вынесено заключение о возможности регистрации сделки, соответствовали требованиям закона. Однако следствием были допрошены работники Росреестра по Удмуртской республике, из которых двое сообщили, что действия Каюмовой не соответствовали требованиям закона.

- Почему по делу были допрошены работники Росреестра Удмуртской республики?

- Они привлекались в качестве экспертов. Работники Росреестра Татарстана законность действий моей подзащитной подтвердили. Поэтому следователи решили, что Каюмову прикрывают и поехали в Ижевск, где допросили нескольких работников. Одна из них подтвердила законность действий Каюмовой, но по каким-то обстоятельствам эта женщина не проходит по делу свидетелем. Еще одна работница Росреестра Удмуртии нашла недочеты, но при этом не на какой закон не ссылается. Согласно УПК РФ, есть перечень недопустимых доказательств, среди которых показания свидетеля, который не может сообщить об источнике своей осведомленности, является не допустимым доказательством. В данном случае свидетель не подтверждает свои доводы нормой закона.

- Какие действия вы планируете предпринять для того, чтобы доказать невиновность своей подзащитной?

- В ближайшее время в суде будут рассмотрены те эпизоды, которые вменяются моей подзащитной. Мы представим доказательства её невиновности, в зависимости от результатов будем решать, что делать дальше. С нашей стороны будут допрошены несколько свидетелей защиты, оглашать их фамилии и должности сейчас я не буду. Я надеюсь на справедливое решение суда, который восстановит справедливость, и «смоет пятно» с репутации порядочного человека. Куда могла, она уже обращалась. Я за правду, я хочу, чтобы невиновное лицо оказалось на свободе.

Олеся Аверьянова 

Видео