, 5 Июля
Новости
Подробно


«Самое страшное, что они до сих пор делают эти операции. Но пострадавшие никогда не обратятся с претензиями. Им уже некогда, они борются за свою жизнь»

16.01.2015, 19:14

В редакцию Портала Предпринимателей обратился челнинский предприниматель, супруга которого погибла, по его мнению, в результате халатности врача частной клиники «Эсперто». После удаления родинки у женщины прогрессировал рак. С требованиями проверить работу учреждения, запретить подобные операции и возбудить уголовное дело в отношении врача медучреждения родственники погибшей не раз обращались в различные инстанции, однако добиться результатов пока не удалось. Столкнувшись с бездействием контролирующих и надзорных органов, близкие погибшей решили обозначить проблему во всеуслышание общественности.

- Моя супруга сделала операцию по удалению родинки, и в конечном итоге это привело к ее смерти. Когда мы стали разбираться, выяснили, что такие операции должны делать только в специализированных учреждениях, а не в косметологических салонах, - начал свою речь муж погибшей женщины. - Мы даже получили разъяснение специалиста Минздрава России о том, что такие операции нельзя проводить без консультации врача- онколога.

Как выяснилось, Альбина Бадретдинова обратилась в частную клинику «Эсперто» весной 2012 года, когда родинка стала расти, воспаляться и кровоточить. При осмотре челнинке сразу же был поставлен диагноз – «пигментный невус» (доброкачественное скопление пигментных клеток на коже). При этом, как утверждала сама Альбина, без проведения каких-либо дополнительных методов исследования. Позже это подтвердила и экспертиза, которая было проведена ижевскими судмедэкспертами. Согласно анализу, предварительные исследования должны были включать в себя осмотр с помощью лупы с большим увеличением, взятие мазков, консультацию врача-онколога. После операции, которую выполнил врач «Эсперто», Альбине выдали материал удаленного невуса для обращения в последующем для гистологического обследования в Набережночелниский филиал ГАУЗ «РКОД МЗ РТ». Здесь, исследовав материал родинки, не выявили онкологического заболевания.

В сентябре 2013 года состояние Альбины стало резко ухудшаться.

«Я обнаружила увеличение лимфоузлов и сразу же обратилась к врачам, - в одном из заявлений писала потерпевшая. – Мне назначили обследование и выявили онкологию. Тогда же врачи стали интересоваться причинами такого быстрого развития болезни, потому что еще совсем недавно не было вообще никаких симптомов. Когда я рассказала им про удаление родинки, то сразу же провели анализ того материала, который получила в «Эсперто». Я в шоке узнала, что уже тогда была онкология <…> Врач клиники «Эсперто» фактически сделал онкологическую операцию, а потом лаборант в онкодиспансере неправильно провел анализ».

Уже при повторном исследовании удаленной родинки в 2013 году установлено, что у Альбины была злокачественная опухоль – узловая веретеноклеточная мелонома. Этот вид имеет особо злокачественный характер и очень быстро метастизируется в другие органы независимо от состояния общего здоровья пациента. При этом данная опухоль может длительное время не проявлять клинические признаки поражения органов и систем человека, но как только ее потревожишь- дает очень быстрое распространение по организму. В данном случае прошло больше года. На тот момент, как была выявлена опухоль, у Альбины рак прогрессировал уже до четвертой стадии.

В последующем были заявления в Росздравнадзор и в республиканскую прокуратуру. Экспертиза ведомства выявила, что при осуществлении в 2012 году деятельности в ООО «Май» (клиника «Эсперто») отсутствовала лицензия по виду работ «хирургия». При этом было отмечено, что не соблюдается порядок оказания медпомощи населению по профилю «косметология». Конкретно - в части этапности проведения исследований, а также в части ведения медицинской документации. Так, было установлено, что журнал записи амбулаторных операций, медицинская карта больного, а также регистрации больных велись в нарушение требований Минздрава (не произведена оценка жалоб пациента, не составлен, необходимый план обследования и лечения, нет описания операции, отсутствуют данные предоперационных диагностических исследований, в журнале регистрации не выставлен диагноз, вид обезболивания, описание операции, фамилия хирурга, операционной сестры и т.д.).

К слову, экспертиза также выявила, что кабинеты клиники не были оснащены должным образом. При этом, как сообщается в представленных документах, по заверенной руководителем клиники информации, износ оборудования и техники клиники составляет 100% (!). Экспертам организацией не был представлен документ об исправности и годности к эксплуатации медицинского оборудования и техники.

- Росздравнадзор выходил с нами на связь, говорили, что клиника не может производить такие операции. То есть прежде чем сделать такую операцию, которая непосредственно связана с онкологией, нужно проверять. А фактически это делают в косметологической клинике, удаление – это хирургия! Да, у них есть какие-то лицензии, но получается так, что существует порядок оказания этой услуги, а он не был соблюден, - продолжил муж Альбины. – Ограничились лишь устными объяснениями. Мы думаем, что письменных разъяснений ни Минздрав, ни Росздравнадзор нам не дадут, так как они этой фирме выдавали лицензии на осуществление деятельности, должны контролировать деятельность клиники…

По его словам, частная клиника отделалась лишь административным штрафом, который был составлен на врача, проведшего операцию. «Не сделав никаких выводов», как считает муж Альбины и ее близкие, «Эсперто» и вовсе расширило свое присутствие в автограде, открыв в городе еще один дополнительный офис.

- Самое страшное, что они до сих пор делают эти операции. Но пострадавшие никогда не обратятся с претензиями. Им уже некогда, они борются за свою жизнь, - с досадой отмечают родственники погибшей. - Не у каждого есть время и ресурсы заниматься такими вопросами. Думаю, мы единственные, кто дошли до возбуждения уголовного дела. Мы проделали огромный труд, запрашивали кучу документов, обращались в Израиль... Тем не менее, это не дало никаких результатов, потому что система законодательства в части привлечения к ответственности врачей несовершенна. Мы задали вопрос экспертам, правильно ли была проведена операция. Нам отвечают, что на основании карточки пациента, которую заполнял врач клиники, он сделал ее правильно. Как?! Врач, конечно, никогда не напишет, что он ошибся или что-то сделал неправильно. При этом странно, что Минздрав на эти вещи никак не реагирует, несмотря на то, что человек умер, а пока он умирал - государство тратило гигантские средства на то, чтобы попытаться как-то его лечить. Вы же понимаете, что препараты стоят больших денег. При этом получить такую возможность имеют не все – жесточайшая бюрократия. Все сделано для того, чтобы не выдать лекарства.

После выявления рака Альбина прошла дорогостоящее лечение в Израиле, где девушке сообщили, что шансов на выздоровление нет. Если бы операция была проведена с учетом всех установленных требований, а также вовремя был поставлен правильный диагноз – все могло быть иначе.

Через пять месяцев после выявления болезни, в апреле 2014 года, Альбины не стало.

Родственникам Альбины удалось добиться возбуждения уголовного дела в отношении врача Соловьева, однако довести его до суда не удалось. Опять же все упирается в то, что врач, по его же документам, все сделал правильно и противоречивые выводы экспертизы не могут дать однозначный ответ – виновен или нет.

Муж Альбины обращался в Горсовет (заявление было отправлено в адрес председателя постоянной комиссии по здравоохранению, социальным и жилищным вопросам Ляле Камалетдиновой).

- Все объяснили - тишина…не позвали, ничего не спросили. Это тоже было большим разочарованием.

Впрочем, как заявила Порталу Предпринимателей сама Камалетдинова, вопрос ей знаком, его в начале минувшего года даже разбирали на заседании профильной комиссии.

- Пациенты должны знать, что надо ходить не в частные, а в государственные учреждения, где все как положено. Здесь очень сложная ситуация, - говорит Ляля Камалетдинова. - Понимаете, люди приходят, чтобы сделать это в короткие сроки, а государственная медицина подходит к таким вопросам более тщательно, мы не торопимся. Сначала берем анализы, дожидаемся результатов, а потом уже принимаем решения… Мы доводили до сведения всех членов комиссии и ждали решения прокуратуры, но нам его не прислали. Конечно, случай сложный, тем более что он со смертельным исходом, но ведь обвинять кого-то мы не можем. Это решают следственные органы.

Дозвониться до гендиректора клиники «Эсперто» нам не удалось. Однако, из допроса ее в качестве свидетеля известно, что она проводила осмотр пациентки, признаков воспаления или злокачественности на момент осмотра установлено не было, образование не кровило, не было воспалено. И только на основании внешнего осмотра они имеют право проводить такие операции. Также, как сообщала тогда гендиректор «Эсперто», Альбина посещала клинику, где ей проводились косметологические процедуры, однако жалоб на состояние здоровья, на качество предоставления услуг она не предъявляла.

Тем временем эксперты подтвердили, что повреждение опухоли, неправильное или частичное ее удаление, особенно мелономы, ведет к быстрому ее метастазированию в другие органы. При этом - без выражения клинических проявлений поражения органов ткани человека. И данный факт знают все врачи вне зависимости от их профиля.

Впрочем, доказать вину сотрудника клиники «Эсперто» до сих пор так и не удалось. Да и разве в этом дело – женщину, у которой осталась шестилетняя дочь, уже не вернешь.

- Частная клиника, государственная - лицензированию подлежат все, требования одинаковые ко всем, - говорят родственники Альбины. - Почему тогда допускаются «поблажки» частникам, почему нет контроля за их деятельностью? А мы, простые граждане, доверяем выданным государством лицензиям и тому, что клиника даже просто работает. Значит, у них все в порядке, их не закрыли, никакой информации о допускаемых в клинике нарушениях нет… Мы хотели обратить внимание Росздравнадзора, Минздрава и Горсовета на существующую проблему, которая требует незамедлительного решения и принятия действенных мер для того, чтобы не допустить причинение порой непоправимого вреда здоровью наших граждан.

Лилия Хамитова