Новости
Подробно


«Я все еще верю в наушники»

15.03.2013, 16:49

Айрат Тагиров успешным бизнесменом себя не считает. Проблемы у предпринимателя - одна за другой: клуб в Казани пришлось закрыть, праздничное агентство уже не приносит былой прибыли, а пляж Sun Dale два года как находится под пристальным вниманием прокуратуры.


«У КАЗАНЦЕВ НЕ ПРИНЯТО ПЛАТИТЬ ЗА ВХОД»

- Айрат, вроде не так давно вы только мечтали о «клубе с наушниками», но вот уже и продаете его. Что произошло? Silent Disco Club не оправдал ожиданий?

- Я бы не сказал, что он не оправдал ожиданий. Моей проблемой стало то, что я не смог найти нормальных работников, в частности, управляющего, который тянул бы этот клуб. Если бы заведение находилось в Челнах, я спокойно занимался бы им и смог бы раскрутить. Но так как клуб располагался в Казани, мне было проще закрыться.

- Управляющий не способен был заполнить заведение?

- Да, у нас была маленькая посещаемость. Я почти сразу хотел назначить на эту должность другого человека, но никак не мог найти замену. Проблема была и в том, что часть населения не до конца понимала формат клуба. В то же время другая часть проявляла интерес к заведению.

- Может быть, банально не хватило рекламы?

- Возможно. Казалось, что о клубе знают все вокруг, но иногда спросишь у кого-нибудь, а в ответ получаешь: «Впервые слышу!». Кроме того, у людей были свои предубеждения. Я читал отзывы от наших посетителей: «Думал, это бред, а пришел – оказалось, так круто!». На самом деле, атмосфера внутри особенная – ведь ни в одном клубе нельзя самостоятельно выбирать музыку.

«Я все еще верю в наушники»

- В Казани была большая конкуренция?

- Заведения там на каждом шагу, из-за чего оплачивать вход у казанцев не принято. Этот город разочаровал меня, людей там избаловали: всё бесплатно, только заходи. У нас посетители в очередях стоят, чтобы заплатить 200-300 рублей. Мне тоже приходилось брать деньги за вход – в том числе, из-за наушников, которые мы предоставляли клиентам. Наушники эти очень быстро изнашивались, за год 10% из них ломалось. 

Я рассчитывал, что платежеспособность в Казани будет выше, но ошибся: народу там много, но большинство – безденежные. Люди в этом городе любят пафос - я же, наоборот, хотел создать заведение другого уровня, с более демократичной атмосферой.

- Почему вы так быстро сдались?

- Я рассчитывал на конкурентное преимущество – подобного клуба в Казани нет. Это должно было быстро распространиться по сарафанному радио. Мы открылись весной, я думал, что маленькая посещаемость – причина несезонности, надеялся, что в сентябре мы «взорвем» публику. Но убыточный период затянулся: обычный его срок - 2-3 месяца, у меня же он длился на протяжении всей работы. Был лишь спад, спад, спад….

Позже я решил организовывать корпоративы. Для тех, кому надоели стандартные вечеринки, новый формат мог бы стать интересной затеей. Я в то время был занят своими делами в Челнах, поэтому не особо отслеживал ситуацию. В итоге, мы никого не нашли.

- Сколько денег вы потеряли?

- По моим подсчетам вышло около четырех миллионов рублей.

- Сколько составлял средний чек?

-100-200 рублей.

«Я все еще верю в наушники»

- Есть ли у вас потенциальные покупатели?

- Мне звонят, но не часто, в основном из других городов. Некоторые интересуются не столько покупкой моего клуба, сколько открытием собственного Silent Disco в том же формате. Уже 3-4 человека расспрашивали меня о дискотеке в наушниках, узнавали, какие препятствия существуют в этом бизнесе.

- Вы им подсказываете?

- Я подсказываю, но предупреждаю, что будет нелегко сломать менталитет. Мы проводили опрос в социальной сети, наблюдали за гостями заведения и пришли к выводу, что 90% посетителей всё нравится. Просто это число необходимо было увеличить, а клуб работал лишь на четверть. Для рентабельности нужна была хотя бы половина загруженности.

- Некоторые поговаривали, что такой формат просто не прижился. И вы даже специально возили челнинцев в Казань, чтобы заполнить клуб…

- Да, я возил челнинцев в Казань. Но я никого не заставлял, люди ездили туда с удовольствием. Мы организовывали групповые поездки через сеть «Вконтакте». Первый раз в Казань поехало 35 человек, все были довольны и хотели отправиться туда снова. Однако, во время второй поездки мы еле заполнили газель. Причины были неясны. Скорее всего, дело в цене – не все могут оставлять в клубе по тысяче рублей в неделю, это дорогостоящее удовольствие. Поэтому энтузиазм быстро пропадал. Но некоторые люди до сих пор спрашивают меня об очередных поездках.

- Вы думаете об открытии подобного клуба в Челнах? Приживется ли он здесь? Ведь его может постигнуть участь казанского заведения…

- Я думаю, что здесь у меня всё получится. Людям нравится эта идея. В Челнах меня многие знают, здесь мне проще вести дела.

- Открытие клуба в Казани – ваш первый опыт работы в столице. Какую подготовку нужно пройти на местном рынке, чтобы выйти на такой уровень и выжить? Не хотите ли вы открыть в столице еще какой-нибудь бизнес?

- Все было бы возможно, будь у меня там хороший специалист. Человеку без связей в Казани работать неудобно. Мой управляющий выполнял лишь минимальный набор функций. Даже когда я попросил его популяризировать клуб через социальные сети, он не мог добавить людей в группу «Вконтакте». В итоге я сам сидел и добавлял всех.

«Я все еще верю в наушники»

- Почему же тогда вы изначально не открылись здесь?

-  Я никогда не любил Казань и поехал туда только потому, что здесь не нашел подходящего места. Там аренда фактически готового помещения стоила в полтора раза дешевле, чем здесь - черновой вариант.

- Сейчас здесь есть подходящее место для открытия заведения?

- Я не буду спешить, немного поработаю в другой сфере. Планирую сделать этот формат модным - организую несколько вечеринок в разных заведениях. На Западе эта тема очень популярна. Когда возникнет спрос, тогда можно будет предлагать. Сейчас мне нужно время, чтобы передохнуть.  Когда-то я хотел открыть Silent Disco в Havana Club, который тогда назывался Butterfly. Руководство этого заведения должно было мне приличную сумму, поэтому я имел возможность взять кафе за долги. Но мы не смогли договориться.

- Как на сегодняшний день вы оцениваете клубный бизнес Челнов?

- В одно время мне казалось, что предложение здесь довольно скудное. Мы привыкли думать так: если ты пришел куда-нибудь и видишь там толпу народа, значит, бизнес идет. На самом деле, весь этот народ просто пришел с тобой в один день - может быть потому, что этот день выходной. Мы ведь не знаем, что было в другие дни. Точно так же я не правильно оценил ситуацию в Казани.

 

«ОДНА ТОЧКА «СЫТНОГО ЛОПСА» ПРИНОСИЛА БОЛЬШИЙ ДОХОД, ЧЕМ DESERT BOTIQUE»

- Несколько лет назад вы достойно вышли на рынок фаст-фуда с брендом «Сытный лопс», разработали собственный продукт, свою рецептуру. Но, проработав чуть больше года, продали бизнес. С чем это связано?

- В этом бизнесе все было замечательно, продукт всем нравился. Я был инвестором, а компаньон занимался всеми организационными моментами. Я пытался вносить корректировки, хотел, чтобы сеть расширялась, и качество держалось на уровне. Мой коллега зацикливался на каких-то мелочах, занимался чем угодно, только не сетью. В итоге, я заметил, что качество стало страдать, вкус изменился. Компаньон всё это отрицал. Через два месяца выяснилось, что в лопсы перестали добавлять какой-то ингредиент. Я негодовал: сколько человек мы потеряли за эти два месяца! Завоевать клиента довольно сложно, а потерять его можно за один раз. Вскоре я понял, что с таким человеком не сработаюсь. С тех пор с компаньонами стараюсь не сотрудничать, потому что каждый тянет в свою сторону - как лебедь, рак и щука.

- Ваш бывший компаньон до сих пор работает в этом бизнесе?

- Нет, он не потянул его, у него, можно сказать, все развалилось. Он продал бизнес за бесценок одному товарищу, который, вроде бы, сейчас неплохо расширяется. Раньше люди выстраивались к нам в очереди. Сергей Акульчев очень удивлялся тому, что одно время моя забегаловка приносила больше выручки, чем его «навороченный» Desert Botique.

 - Тогда почему вы не выкупили «Сытный лопс»?

- Я думал, что момент был упущен. «Сытного лопса» подстрелили на взлете. Да и вообще, пищевой бизнес очень сложный, суетливый - постоянные проблемы с санэпидстанциями, ГОСТами.

- Как вы относитесь к тому, что сейчас владельцы этого фаст-фуда планируют продавать бренд по франшизе?

- А почему «нет»? Я удивляюсь, почему «Ак Батыр» остановился в развитии и не выходит в другие города. Вежде есть ниша недорогого питания, которая является довольно привлекательной. Ведь небогатых людей больше, чем богатых.

 

«СПАИВАНИЕМ МОЛОДЕЖИ Я НЕ ЗАНИМАЮСЬ, АЛКОГОЛЬ У МЕНЯ СТОИТ В ТРИ РАЗА ДОРОЖЕ»

- На протяжении долгого времени у вас были проблемы с прокуратурой города. Как обстоит ситуация на сегодняшний день? Не за горами открытие пляжного сезона, к вам выдвигаются какие-то требования?

- С прокуратурой города у нас большие разногласия. Недопонимание между нами существует из-за наличия на пляже забора: контролирующие органы требуют убрать его, а я считаю, что все законно. Деньги с народа я беру не за право искупаться, а за услуги, которые мы предоставляем. Забор – это, в первую очередь, безопасность для людей и моего оборудования.

Сейчас я хочу предложить компромиссный вариант: оставить забор, а вход сделать бесплатным. Но на входе будут продаваться браслеты, при покупке которых все будет включено - например, лежаки и туалеты. Без браслета – вот вам песок, вот вам речка.

«Я все еще верю в наушники»

-Жалобы на ваш пляж поступают нередко…

-Да, проблем существует много. Утонул ребенок – виноват я. Человек катался на качелях на нашем пляже и упал с них - жалобы снова поступают на меня. Люди ходят пьяные по близлежащей территории - значит, я спаиваю молодежь. Громко играет музыка в машинах, жильцы жалуются, что в Sun Dale шумно….

На самом деле, ребенок утонул не у нас, потому что мы детей без родителей не пускаем. Со звуком у нас тоже все в порядке - приезжала санэпидстанция и проводила замеры. Отвечать за взрослого человека, который упал с качелей, пренебрегая элементарными правилами безопасности, я не могу - голову себе сломать можно где угодно. Спаиванием молодежи я тоже не занимаюсь, алкоголь у меня стоит в три раза дороже. Наш бар всегда полупустой, а люди закупаются, в основном, в «Челны-Хлебе», который работает недалеко от пляжа.

- Как вы решаете все эти проблемы, если не с помощью штрафов?

- Чаще всего эти вещи проходят стороной, не считая этого забора, за который очень серьезно зацепились. Проблемы с ним начались, кстати, как раз с того момента, как в речке утонул ребенок. За этот забор я уже заплатил штраф, понес расходы по демонтажу.

«Я все еще верю в наушники»

- Прошлым летом на пляже появились различные аттракционы. Повысилась ли в связи с этим посещаемость?

- Я все больше понимаю, какой у нас безденежный народ. Спросом пользовались велосипеды. Другие аттракционы, мне кажется, жили проблемно. Поэтому о повышении посещаемости не могу сказать.

- Будете ли вы вводить какие-то новшества в организацию работы пляжа в этом году?

- Планы у меня есть. Хочу сделать более насыщенный звук, поставлю колонки, чтобы он шел в центр, и добавить лежаки. Хочу поработать и посмотреть, какие нападки на меня будут в этом году. В последние два года прокуратура часто беспокоила меня, и я старался сильно не вкладываться в этот бизнес.

У меня были планы купить машину для чистки песка, которая стоит около 700 тысяч рублей, – до сих пор всё убирали вручную. Хотел завести песок - на него тоже необходимо около 2 миллионов рублей. Можно и полотенца выдавать. Были мысли озеленить пляж, поставить искусственные пальмы, ведь у большинства людей нет возможности съездить на море. Я могу создать такую альтернативу, но гарантий успеха пока не вижу.

- Цена за вход не будет расти?

 - Мы почти пять лет держали цену на уровне 50 рублей за вход. В нее много всего включено, причем, время пребывания на территории при этом не ограничено. На пляже множество развлечений, работают аниматоры….

- Почему тогда не поднимаете?

- Люди начинают возражать. Мы подняли до 70 рублей - часть народу сразу отсеялась. Я вообще не люблю поднимать цены, посетители ведь привыкают. Резко повышать стоимость входа до 100 рублей нельзя: народ пугается. Сделаешь 70 - не будет сдачи. В прошлом году в город завезли несколько вагонов десяток, писали в газете, но все равно постоянно были проблемы со сдачей, за нее приходилось давать напитки.

«Я все еще верю в наушники»

- Как вы считаете, могут ли в Набережных Челнах появиться еще платные пляжи?

- Да, могут. Но мы не будем составлять друг другу конкуренцию. Я заметил, что люди ходят на речку по территориальному признаку: большая часть посетителей нашего пляжа живет рядом. Жители 45, 48 комплексов спускаются к лодочной станции, если сделать это место платным, оно так же будет пользоваться спросом, и на меня никак не повлияет.

- У вас сезонный бизнес. Можно ли, проработав в нем сезон, отдыхать весь год?

- Если очень скромно жить, то можно. Но я не могу отдыхать большую часть времени. Из-за этого я и открыл клуб, хотел сделать его альтернативой пляжу: он простаивал бы летом, а пляж – зимой.

 

«РАНЬШЕ МЫ ПРОВОДИЛИ ГРАНДИОЗНЫЕ КОРПОРАТИВЫ, А СЕЙЧАС ВСЕ ПРОХОДИТ В РЕЖИМЕ «ТАМАДА-ДИСКОТЕКА»

- Как на сегодняшний день обстоит ситуация с праздничным агентством?

- Сейчас мы переезжаем, расположимся рядом с пляжем. Я не знаю, стоит ли мне продолжать эту работу дальше. Пока все находится в подвешенном состоянии. Рынок уже не тот, что был до кризиса. Сейчас поменялся уклон, качество предоставляемых услуг упало. Люди почему-то этим довольны.

«Я все еще верю в наушники»

- С чем это связано?

- Когда был экономический рост, открывалось много различных компаний – соответственно, требовались наши услуги по организации презентаций. Сейчас редко что-то открывается. Мы также занимались корпоративами, в одно время было очень модно их организовывать. Раньше люди отдыхали грандиознее: мы делали костюмированные вечеринки, устраивали игры. Каких только развлечений не было! Поросячьи бега, ринг сумо и многое другое. Сейчас все проходит «бюджетно»: заказывают ведущего и музыку. Праздничные агентства работают в режиме «тамада-дискотека», где все обходится в 10-15 тысяч рублей. Наши же индивидуальные заказы обходились в 100 тысяч рублей. Предприятия, после кризиса, привыкли экономить, хотя в Москве и в Казани этот бизнес развивается.

- Может быть, дело в конкуренции?

- Я не думаю так, хотя некоторые фирмы забирают наших клиентов. Сейчас работает много event-агентств, каждый пытается отхватить себе кусок рынка, и выходит, что достаточно не получает никто. Зарабатывают дешевыми заказами, проводя большое количество праздников - в основном, свадьбы. Это мне неинтересно. Я старался предоставлять заказчику все свое оборудование, актеров. Эта работа требует постоянного напряжения, а зарабатывать за нее копейки как-то не привлекательно.

«Я все еще верю в наушники»

- Вы думаете закрыть праздничное агентство?

-Тысяч 50 от этого бизнеса поступает каждый месяц – деньги не лишние.

- То есть наиболее прибыльный в вашем бизнесе - пляж?

- Да.

- Планируете открывать что-то новое?

- У меня есть планы, но пока я не хочу их озвучивать.

- В какой сфере?

- Конечно же, в развлекательной! Что я еще умею? Не могу же я заниматься запчастями. Хотелось бы, конечно, производить что-то, но я уже столкнулся с лопсами и понимаю, как это непросто. Обычно я придумываю идеи, а моя супруга занимается управлением. Однообразная работа, рутина – не для меня. 

 

«МНЕ НЕ СЛОЖНО ВЕРНУТЬСЯ В ТЕЛЕРЕКЛАМУ, ДОСТАТОЧНО НАПОМНИТЬ О СЕБЕ»

- Раньше вы занимались телерекламой, были автором популярного «Татарского проекта». Вы не думаете о возобновлении ТВ-деятельности? Вы же неданов снялись в ролике «С днем рождения». Кстати, это была реклама Fresco?

- Нет, мои знакомые позвали меня делать новый проект, нам необходимо было помещение, и мы выбрали магазин Fresco. Ребята придумали сценарий, а меня использовали в качестве актера. Я лениво подошел к этой теме, поэтому ожидал худшего - тем более, что монтировал ролик не я. Надпись «Fresco» там показали внаглую, за это можно было взять минимум тысяч 50, съемки в помещении столько не стоят.

Также недавно я снял ролик для фитнес-клуба Atlantic (совладелец клуба – родной брат Айрат Тагирова, - ред.). Возможно, скоро снова начну заниматься рекламой.

- От чего это будет зависеть?

- От моего желания, в первую очередь. Потому что если я захочу, то все у меня получится, а если нет – то ничего не выйдет. Мне не сложно будет вернуться в эту сферу, достаточно напомнить о себе - и все начнется заново.

 

Юлия Зайнуллина

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Оставьте первый комментарий