Еще новости
Подробно


В Нижнекамске дольщики «молодежного» дома не могут вернуть свои вложения

03.11.2023, 07:22

В Нижнекамске дольщики, которое вложились в строительство «молодежного» дома не могут вернуть свои деньги. Дом на Вахитова-23 строился с привлечением бюджетного финансирования, но из-за банкротства застройщика два незавершенных блока были реализованы с торгов. Объект будет достраивать другая компания.

Недострой выкупило и завершит ООО Специализированный застройщик «Современное строительство». Но, как выяснил Chelny-biz.ru, здесь остались дольщики, которые вложились в коммерческие помещения и остались с пустыми руками.

Часть дома успешно завершена, но два блока стоят без движения уже несколько лет (как было с домом 65/03 в Набережных Челнах). Блок «Б» подняли, но так и не доделали. Блок «А» – вовсе на уровне свай. Застройщиком выступало ООО «Молодежное строительство». Сегодня компания в процедуре банкротства. Заказчиком была общественная организация «Объединение молодежного строительства РТ». Здесь строили квартиры для молодых семей. И, как говорят инвесторы (рядовые жители, пенсионеры), они никак не могли предугадать, что проект с господдержкой так обернется для них.

Так, пенсионер Марс Арсланов заключил договор в 2017 году. Он вложил 2,7 млн рублей, хотел сдавать недвижимость в аренду.

– Нас пять дольщиков – два в блоке «А» и три в блоке «Б». Мы имели несчастье инвестировать свои деньги в коммерческую недвижимость на первом этаже. Те, кто заключал договоры на жилье, с ними вопрос в период подготовки к банкротству решался – людям дали квартиры в других блоках. А эти два в результате банкротства ушли с торгов, – рассказал он.

Дольщики не стали заявляться в реестр требований кредиторов. Жители не верили, что дойдет до такого. Застройщик уверял, что никто не даст обанкротить объект, который возводится за бюджетные деньги. Кроме того, сам закон тогда менялся.

– Это был период, когда в законодательство о банкротстве вносили изменения, переходный период, смысл новшеств до конца не был понятен. Тогда мы, посоветовавшись, решили не заявляться в реестр кредиторов. Наша очередь – четвертая. Если дом реализуют, что нам останется? Скорее всего, ничего, – продолжает Арсланов. – Сейчас нам во всех инстанциях в ответ чиновники пишут: «Вы, коммерсанты, на свой страх и риск свои средства вложили в проект, этот проект обанкротился, в соответствии с законом вы должны были встать в очередь, вы в очередь не встали, поэтому вы сами виноваты и свободны». Да, тогда всем было бы хорошо: люди вошли в реестр, сумма распределилась, им не хватило и все на этом. Мы, блок «Б», решив, что так нам ничего не светит, пошли по другому пути – попытались получить наши помещения в натуральном виде, через суд, и он признал за нами право собственности. Но потом компания, которая выкупила дом, подала иск в Арбитраж с требованием исключить записи о регистрации наших договоров долевого участия из федерального реестра. Сейчас они исключены.

Аналогичная ситуация еще у двоих инвесторов, которые совместно в 2018 году вложили по 2 млн в нежилое помещение площадью 111 кв.м на первом этаже в блоке «Б». Дом тогда был в высокой степени готовности, сомнений у людей не было, они собирались заняться малым бизнесом. Участие госфинансирования опять же вселяло в них уверенность. В какой-то момент стройка встала, им объяснили, что нет финансирования из Казани. Пошли разговоры о нецелесообразности достраивать дом.

– В один «прекрасный» день одна из компаний-инвесторов подала на банкротство ООО «Молодежное строительство». Чтобы достроить объект, по подсчетам застройщика, нужно было порядка 20 млн. Мы никак не ожидали, что Казань не найдет 20 млн и «похоронит» блок «Б». Как ни говорят сейчас о поддержке малого бизнеса, оказывается, что закон о банкротстве не учитывает интересы людей. В исполкоме разводят руками: «Куда вы смотрели?», ссылаются на коммерческие риски. Но мы думали, что идем в тандеме с государством, – рассказывает Гюзель Хусаинова. – Правительство республики отрапортовало в Москву, что проблема с обманутыми дольщиками решена, что их нет. Но это не потому, что люди получили свои помещения. Просто по решению Арбитражного суда записи о наших договорах долевого участия в Регпалате исключили, ссылаясь на закон о банкротстве.        

Как сообщил Chelny-biz.ru председатель региональной общественной организации «Объединение молодежного строительства РТ» Валерий Бородкин, предусмотренные квартиры по молодежной программе семьи получили несколько лет назад, и с тех пор объединение к стройке отношения не имеет. А схожие названия РОО и ООО не говорят об их связи.

– Все, кто должен был получить жилье в этом доме в рамках закона РТ «О государственной поддержке молодых семей в улучшении жилищных условий», его получили в сданных частях дома. Первый блок был сдан в 2013 году, еще два – в 2017-м. Про коммерческие помещения я не могу ничего сказать. Это отношения застройщика и инвесторов. Мы не имеем и не имели никакого отношения к застройщику, – подчеркнул он. – Не с нашей подачи он выбрал такое название. Наша организация создана в 1995 году. Компания, которая работала в Нижнекамске – гораздо позже. Насколько мне известно, сейчас там новый застройщик.

В итоге объект ушел с торгов за 36,8 млн рублей (блок «Б» площадью 7,5 тыс. кв.м. готовностью 65% и блок «А»).

– Это был проблемный дом. В отношении застройщика было введено конкурсное управление. По закону имущество оценили и выставили на торги. Любой человек имеет право купить выставленный лот. Мы заявились и купили объект через торги. Все законно, – рассказали изданию в компании, которая выкупила долгострой. – Перед дольщиками и инвесторами отвечает бывший руководитель компании и конкурсный управляющий. Какие могут быть вопросы к покупателю?

Не теряйте связь с новостями.
Telegram
Комментарии

Оставьте первый комментарий