, 2 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 109 864 человека. В России: 9 669 718. В Татарстане: 38 288. В Челнах: 5 216
Новости
Подробно


«Об этом нужно говорить, чтобы ни у кого не возникало ощущения, что государство помогает слабым хромым предприятиям»

12.01.2016, 12:53

Депутат Госдумы РФ Альфия Когогина в новогодние праздники дала интервью Chelny-biz.ru. Предупредила, без каких мер господдержки рынок автомобилей не заработает в начале года. Рассказала, как планирует поддержать экспорт грузовиков, производителей автобусов и детский технопарк «Кванториум». Поделилась новостью для обманутых вкладчиков «Наследия» и объяснила, почему Наилю Магдееву и исполкому не стоит на нее обижаться.

«СЕГОДНЯ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОНЪЮНКТУРА В СТРАНЕ, КОНЕЧНО, НЕ РАДУЖНАЯ. СТАБИЛЬНОСТИ И РОСТА НЕ ВИДНО»

– Второй подряд год мы встретили в условиях экономической нестабильности и рекордно высокого курса доллара. Именно обвал рубля в декабре 2014-го, в понимании большинства россиян, стал началом кризиса. С тех пор доллар не раз бил собственные максимумы. Альфия Гумаровна, как, на ваш взгляд, пережила этот тревожный год российская промышленность?

– Вы правы, для большинства людей кризис начался в конце декабря 2014 года, но для специалистов, в частности для специалистов автопрома, он начался значительно раньше. Мы видели падение некоторых рынков уже с конца первого квартала 2014 года. Сегодня макроэкономическая конъюнктура в стране, конечно, не радужная. Стабильности и роста не видно. Цифры говорят сами за себя: снижение ВВП – порядка 4%. Каждый процент роста или снижения ВВП – это примерно 300 млрд рублей консолидированного бюджета России и регионов. Для сравнения, консолидированный бюджет Татарстана составляет около 200 млрд. То есть каждый процент падения ВВП – это полтора бюджета Татарстана недополученных доходов.

Реальные доходы населения и реальные зарплаты снижаются. Инвестиции тоже в зоне падения. Строительная отрасль, грузоперевозки в целом по России упали на 7-10%. А ведь от них напрямую зависит рынок грузовых автомобилей. Хороший показатель – производство цемента, мы с ним коррелируем очень четко. Так вот, в 2015 году производство цемента упало на 15%.

А коллапса при этом не произошло! Почему? Все-таки мы смогли в предыдущие годы сформировать очень сбалансированный устойчивый бюджет, у нас хорошие показатели по внешнему долгу, резервному фонду. Это нам позволило принимать меры по стимулированию экономики, реализовать программы импортозамещения и выполнить все социальные обязательства перед населением.

Есть даже некоторые ростки позитива в итогах 2015 года. Например, хорошо себя чувствуют предприятия оборонно-промышленного комплекса. Они выросли на 10-13%. Предприятия сельского хозяйства показали рост порядка 3%. Например, выручка ООО «Челны-Бройлер» превышает 10 млрд рублей, прибыль по итогам года ожидается более 1 млрд. «Камский Бекон» - похожие показатели. Совхоз «Майский» в Зеленодольском районе произвел овощей на 35-40% больше. Это результат импортозамещающих стратегий.

– Насколько адекватными оказались действия правительства в 2015 году?

– Всегда было модно ругать правительство. Я знаю работу правительства изнутри и могу доказать, что оно очень профессионально своевременно и адекватно отреагировало на вызовы конца 2014-го и 2015 года. Я возглавляю в Думе Экспертный совет по инновационному развитию автомобильной промышленности. Нами совместно с министерством промышленности была реализована одна из наилучших антикризисных программ. И правительству Татарстана я хочу дать очень высокую оценку. Мы смогли грамотно поставить вопросы, которые требовали решения в 2015 году, и решили их. Мы успешно реализовали программу поддержки моногородов. По ее результатам Набережные Челны получили серьезные инвестиции из федерального центра в экономику и инфраструктуру. Это была большая работа.

Мы перспективно стартовали в программе создания территорий опережающего развития. Челны одними из первых защитили в Минэкономразвития проект ТОР. Мое мнение – в 2015 году мы смогли эффективно отреагировать и на санкции, и на снижение курса рубля, и на снижение инвестиционной активности.

«ДОСТИЧЬ ПОЛНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОЛУЧИТСЯ В ТЕЧЕНИЕ 4-5 ЛЕТ, НЕ РАНЬШЕ»

– Автомобильная отрасль просела. Индекс промышленного производства «КАМАЗа» - 67,2% (данные за 11 месяцев). Вы как предпочитаете говорить: «КАМАЗ» упал или выстоял?

– За последние 15 лет автомобильный рынок несколько раз переживал и взлеты, и падения. Последним самым удачным годом был 2012-й. Тогда объем рынка (совокупный спрос граждан и предприятий) составлял около 3 млн автомобилей. Для России 3 млн – это минимальный рынок, при котором отрасль загружена и развивается, осуществляются инвестиции. Рынок грузовой техники – примерно 140 тыс. единиц. К 2015 году рынок по отношению к 2012 году сжался практически вдвое – до 1,6 млн. автомобилей. Что такое двукратное падение? Сегодня загрузка автомобильных заводов – около 40%. Это значит, что каждое второе рабочее место не востребовано. Все предприятия автопрома в предыдущие годы достаточно успешно модернизировали производственные мощности, они соответствуют мировым технологиям, но рынок берет меньше.

В 2015 году падение было самым значительным: автомобильный рынок сократился примерно на 35%, рынок грузовых – на 40%. И падение было бы более существенным – до 60%, если бы не своевременно реализованные программы поддержки рынка, спроса. Именно рынка, а не автопрома, поскольку все меры были адресованы конкретному предпринимателю, гражданину, региону, городу. Через программы обновления автопарка, льготного кредитования, льготного лизинга (кстати, впервые в России), развития газомоторной техники государство поддержало желание граждан и предприятий обновить свои автомобили. Об этом нужно говорить, чтобы ни у кого не возникало ощущения, что государство помогает неким слабым хромым предприятиям.

– Как в правительстве оценивают эффективность этих мер? Стоит ли рассчитывать на продолжение программ в 2016 году?

– Каждый рубль, вложенный в программу обновления парка, принес 1 рубль 65 копеек дополнительных доходов в федеральный бюджет. Государство рассматривает эту помощь как некий инвестиционный инструмент.

2016 год, скорее всего, не будет очень благоприятным для автопрома. Хорошо, если мы сохраним объем рынка на уровне 2015 года. Для этого необходимо сохранить все меры господдержки в том же объеме. Если мы не сможем этого сделать, то в начале года рынок автомобилей сам не заработает. Может упасть на 10, а то и на 20%, а это уже будет критично для предприятий, поскольку они достигли минимального уровня загрузки.

Я думаю, что 2016 год будет для автопрома и для «КАМАЗа» стабильным, но без рывка вперед. Хотелось бы видеть к концу этого года некий рост и к 2018-му уже движение к восстановлению рынка. Достичь полного восстановления получится в течение 4-5 лет, не раньше.

– Какие новые программы господдержки автомобильной промышленности обсуждаются сегодня Госдумой и Правительством РФ? Вы сами часто являетесь инициатором новшеств.

– Говорят, если выбрал в жизни формулу счастья, то и живи в рамках нее. Меры 2015 года показали свою полезность и с точки зрения бюджета, и с точки зрения потребителя, и с точки зрения производителей техники. Самое главное – продолжить их в новом году. Конечно же, обсуждаются другие идеи. Я сейчас веду диалог с правительством, министерствами о дополнительных закупках школьных автобусов, благодаря которым мы решим сразу две проблемы. Первая – подвоз детей к школам. Вторая – безопасность. Сегодня перевозкой в стране занимаются порядка 20 тысяч автобусов. Велика доля тех, которым более 10 лет. Мне бы хотелось, чтобы мы изыскали средства на закупку автобусов. Это поддержало бы автопроизводителей. Понимаю, что денег в бюджете может не быть, но для меня важно сформировать у коллег понимание данной меры, чтобы, когда деньги в бюджете появятся, они пошли на реализацию моей инициативы.

Кроме того, возможны меры поддержки нефинансового характера. С самого начала моей депутатской деятельности я во всех инстанциях доказываю, что деньги налогоплательщиков должны быть направлены только на наших производителей. Это честно по отношению ко всем нам. Долго вела споры с министерствами о необходимости установить приоритет отечественной техники в системе государственных и муниципальных закупок. Эта мера не нарушает правила ВТО. Два года понадобилось, чтоб дойти от идеи до реализации: в 2014-м вышло соответствующее постановление правительства. Но мы увидели, что эта мера не имеет того эффекта, на который рассчитывали. Есть обходные пути: многие бюджеты не покупают автомобили напрямую, а арендуют. Поэтому родился новый запрос – убрать эти лазейки, и все, что связано с государственным бюджетом, направлять на отечественного производителя, конечно, если он предлагает конкурентную продукцию.

В 2016 году планирую добиться преимущества отечественной автомобильной техники в закупках государственных корпораций, компаний с госучастием таких, как «Транснефть», «Газпром», РЖД, «Роснефть». Пусть небольшой, но это гарантированный кусочек спроса. Понимание у коллег есть.

«В 2016 ГОДУ МЫ ДОЛЖНЫ ПРИНЯТЬ И ЗАКОН, И ПРОГРАММУ ПОДДЕРЖКИ НЕСЫРЬЕВОГО ЭКСПОРТА. СЕЙЧАС ТАКОЙ ЗАКОН РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ»

– Появилась информация, что в этом году объем правительственной поддержки автопрома может вырасти с 43 до 50 млрд рублей...

– Программа мер ещё не утверждена. Я испытываю осторожный оптимизм, что нам удастся сохранить объем 2015 года – 43,5 млрд рублей. Если будет возможность каким-либо образом его увеличить, то мы точно найдём аргументы для доказательства этой необходимости. Мы с коллегами выявили резервы для повышения эффективности самой антикризисной программы. Должна произойти оптимизация мощностей в машиностроении. Такие есть. Особенно среди предприятий, которые пришли в Россию в режиме промышленной сборки, но не смогли качественно выполнить программы локализации и импортозамещения. Недавно Экспертный совет вышел с предложением к правительству концентрировать меры господдержки вокруг высоколокализованных производств, имеющих высокую добавленную стоимость в России. В этом будет особенность программы 2016 года.

– После девальвации рубля много говорили о перспективах для экспорта российских автомобилей. Насколько производители сумели ими воспользоваться?

– На самом деле в 2015 году объем экспорта вырос, в том числе автомобилей и в том числе КАМАЗов. Но рост должен быть более существенным. Тот рынок, который мы недополучаем в России, нам неплохо бы получить за её пределами. Для автопрома целевые рынки – это Индия, Иран, Куба, Алжир и другие страны. К сожалению, одной девальвации рубля мало. Существующие меры поддержки экспортоориентированных несырьевых производств пока не позволяют нам завоевать внешние рынки. В 2016 году мы должны принять и закон, и программу поддержки несырьевого экспорта. Сейчас такой закон разрабатывается в Министерстве экономического развития. Мы с коллегами по комитету приняли участие в этой работе.

– Каким образом предлагаете поддержать экспорт?

– Существуют и финансовые, и нефинансовые меры. Таможенные пошлины на автомобили на целевых рынках сегодня доходят до 70%. Правительство РФ должно работать над снижением таможенных барьеров. Это первое. Второе – в нашей стране очень серьезные логистические издержки. Чтобы довезти автомобиль до той же Индии, нужно понести серьезные затраты. Нам видится, что могла бы быть какая-то программа компенсации этих затрат. Кроме того, каждый автомобиль проходит амологацию на рынке – получает свой сертификат. Предприятия сами этим занимаются. Государство тоже должно помочь. Вот три достаточно эффективные меры, которые, думаю, будут в новом законе прописаны.

– Для челнинцев поддержка автопрома – нечто само собой разумеющееся. А каково отношение к нему у представителей партий? Есть ли в Думе силы, выступающие против программ поддержки автопроизводителей?

– Есть шутка, что парламент – не место для дискуссий. С точностью до наоборот. Нам удалось сформировать в Думе профессиональную площадку для обсуждений именно промышленной политики, где власть, производители, бизнес могут говорить на одном языке. Дискуссия ведется профессионально без учета того, какую политическую приписку имеют стороны.

«ЕСЛИ МЫ ОСВОБОДИМ ДАЛЬНОБОЙЩИКОВ ОТ ТРАНСПОРТНОГО НАЛОГА, ТОГДА ОНИ БУДУТ ПЛАТИТЬ ТОЛЬКО ЗА ФАКТИЧЕСКИЙ ПРОЕЗД ПО ТРАССАМ, КАК И ХОТЕЛИ»

– Вы выступаете за развитие газомоторной техники в России и дополнительное субсидирование ее покупателей. Насколько успешно ваши инициативы проходят утверждение?

– Проделана очень большая работа. Самое главное – что с 2012 года программа развития газомоторной техники из идеи, пилотного проекта превращается в постоянно действующую программу. В 2015 году она ещё была в перечне антикризисных мер. Я предлагаю правительству сделать ее обязательной на 5 лет.

Знаете, об успехе проекта надо судить по изменяющейся картине городского трафика. К примеру, после того, как город Набережные Челны закупили экологичные, экономичные автобусы большой вместительности на газовом топливе, у нас даже структура пассажирских перевозок изменилась. Недавно у меня была встреча с Наилем Гамбаровичем Магдеевым (подводили итоги года, ставили новые задачи). Потом я вышла из мэрии и решила проехать на таком автобусе. Получила огромное удовольствие. Комфортно, просторно, можно войти и с коляской, и инвалиду. Совсем другие условия, нежели раньше.

Останавливаться в этой программе нельзя. Россия поставила достаточно амбициозные планы по улучшению экологии городов, подписаны соответствующие постановления правительства. Взята очень высокая планка. Например, города с населением более 1 млн к 2018 году должны обеспечить уровень использования газомоторной техники в коммунальной и пассажирской сферах до 50 процентов. Сейчас это всего лишь единицы процентов.

– К вам за поддержкой обратились челнинские грузоперевозчики, не довольные введением платы за проезд по федеральным трассам для тяжелых грузовиков. Вы им ответили, что постараетесь добиться отсрочки ввода платы до конца года. Каким образом?

– Я им обещала, что приложу все усилия, чтобы вместе с коллегами из Комитета по транспорту (это их вопрос) данный статус кво продлить до конца 2016 года. Надеюсь, что у нас получится. Думаю, что исчерпывающий ответ на вопрос грузоперевозчиков дал президент в ходе своей пресс-конференции. Владимир Владимирович Путин сказал, что в кратчайшие сроки правительство должно избавить дальнобойщиков от транспортного налога. Это очень хорошее решение, повышающее эффективность грузоперевозок. Если мы освободим дальнобойщиков от транспортного налога, тогда они будут платить только за фактический проезд по трассам, как и хотели. Причем все выйдут из тени. Что греха таить, у нас достаточно большой процент дальнобойщиков, которые работают без патента и, демпингуя, забирают рынок у тех, кто вынужден платить налоги и белую зарплату.

«ПУСТЬ НЕ ОБИЖАЮТСЯ НАИЛЬ ГАМБАРОВИЧ И КОЛЛЕГИ ИЗ ИСПОЛКОМА, НО ОНИ ТОЧНО НАЧАЛИ ПОЛУЧАТЬ ОТ МЕНЯ БОЛЬШЕ ВОПРОСОВ»

– Недавно все жители Набережных Челнов получили расчетки за квартплату с информацией о вашей общественной приемной. Насколько чаще челнинцы стали к вам обращаться?

– Дело в том, что всенародно избранный депутат оказывает государственную услугу своим избирателям. Не все челнинцы знают о том, что у них есть место, куда можно прийти и задать вопрос, будь то личного характера или связанный с развитием территории. Я с первого дня депутатства веду приём граждан, в течение года в мою приемную обращаются около 300 заявителей (это и личные обращения и коллективные). Вводя это новшество, мы, конечно, ожидали некоторое увеличение количества посетителей. Но оно произошло в 10 с лишним раз! Я очень рада, что больше людей узнали об общественной приемной депутата. Мы стали получать больше вопросов именно местного уровня, поэтому мне приходится чаще обращаться с предложениями и запросами в местную администрацию. Поэтому пусть не обижаются Наиль Гамбарович и коллеги из исполкома, но они точно начали получать от меня больше вопросов.

– Готовы ли вы к наплыву вопросов по коммунальной тематике? Всё-таки не ваш прямой профиль…

– Когда я только баллотировалась в Госдуму, предполагала, что буду заниматься чисто промышленной политикой. Но независимо от того, в каких комитетах работают, депутаты изучают и вопросы ЖКХ. Коммунальная тема, наверное, исчезла бы с повестки дня, если бы для населения «всё стало бесплатно»: и газ, и электричество, и вода, и услуги, и ремонт. Понятно, что это из области фантастики в квадрате. Вопросы ЖКХ всегда стоят в топе вопросов, волнующих людей.

Конечно, можно направить в эту сферу очень много критики, но я бы хотела обратить внимание, что именно за время работы Государственной Думы шестого созыва сделано очень много для сферы ЖКХ. Приведу несколько примеров. Впервые нам удалось федеральным законом (никогда такого не было) ограничить рост совокупного платежа. Второй пример. Людей три года назад очень раздражала плата за ОДН. Нам удалось навести порядок – заставили правительство принять постановление, которое упорядочило взимание платы за ОДН. Третье – совсем недавно мы приняли в первом чтении законопроект, освобождающий от платы за капитальный ремонт людей пожилого возраста старше 80 лет на 100 процентов, старше 70 лет – на 50% в случае, если они живут одни. Я уже не говорю о жилищных субсидиях. Мы знаем, что, если семья тратить больше 22% дохода на коммунальные платежи, то государство доплачивает разницу.

«МЫ УДОСТОВЕРИЛИСЬ, ЧТО УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ЗАВЕДЕНО, И НИКТО НЕ СПУСТИТ ЕГО НА ТОРМОЗАХ»

– Недавно к вам обратились обманутые вкладчики компании «Наследие». Вы прорабатывали их вопрос?

– Люди были встревожены. Им казалось, что ничего не делается, следствие не ведётся. Они хотели, чтобы я как депутат взяла под контроль данное дело. У нас состоялись коммуникации с руководством УВД. Мы удостоверились, что уголовное дело заведено, и никто не спустит его на тормозах. Нас информировали, что у компании есть признаки финансовой пирамиды. Сейчас проводится бухгалтерская экспертиза фирмы. Именно по заключению этой экспертизы можно будет квалифицировать действия руководства «Наследия» как мошенничество. Дело планируют передать в суд в начале 2016 года.

– В конце декабря вы были на открытии детского технопарка «Кванториум» в ИТ-парке. Планируете участвовать в его развитии?

– Прекрасный проект. Это то место, где рождаются инновации в детском мозгу. Детвора сегодня удивительно творчески сконструирована. Особенно мальчики 10 лет и старше. Они себя уже чувствуют частью будущего, уверены, что через 20 лет, когда они будут управлять этой страной, по дорогам будут ездить беспилотные робомобили, управлять искусственный интеллект, услуги будут оказываться машинами, причем машинами, которые принимают решения быстрее и эффективнее, чем люди. «Кванториум» – яркое, красивое доказательство того, как можно эффективно работать в связке всем ветвям власти. Это проект федерального Агентства стратегических инициатив, министерства образования РФ и правительства РТ. Когда сложились наши побуждающие мотивы и немного финансов, получился прекрасный храм детского инженерного творчества. Моему младшему сыну, к сожалению, только исполняется семь. Я его хотела записать в «Кванториум», но боюсь, знаний у него пока не хватит.

Думаю, что участие в работе «Кванториума» обязательно буду принимать. Там есть еще вопросы, которые надо решать. Рустам Нургалиевич Минниханов после открытия сказал: построить мы можем что угодно, но те люди, которые будут преподавать, и будут решающей основой успешности или неуспешности проекта. Я уже обратилась к Сергею Анатольевичу Когогину и предложила поучаствовать в проекте знаниями компании. У нас на «КАМАЗе» самые лучшие конструкторы, инженеры. Если бы они имели возможность несколько часов в неделю преподавать детям, а «КАМАЗ» бы им за это доплачивал, это было бы здорово. Уровень преподавания должен быть высочайшим. Я хочу вместе с Сергеем Анатольевичем и замом по развитию Гумеровым Иреком Флоровичем посетить «Кванторум» и подумать, как это реализовать.

«Я ТОЧНО ПЛАНИРУЮ УЧАСТВОВАТЬ В ПРАЙМЕРИЗЕ В КОНЦЕ МАЯ. А ТАМ БУДЕТ ПОНЯТНО, ДАДУТ ЛИ МНЕ ПРАВО УЧАСТВОВАТЬ В ВЫБОРАХ ИЛИ НЕТ»

– С какими результатами вы подходите к завершению срока депутатских полномочий?

– За эти годы благодаря обращениям челнинцев нам удалось добиться решения многих серьезных проблем на федеральном уровне, принять новые федеральные законы. Перечислю некоторые. Несколько лет назад было много вопросов по игорным заведениям. Люди были возмущены тем, что Уголовный кодекс не разрешает закрывать эти заведения, достаточно сложно было доказать наличие игорного бизнеса. Мы со своими коллегами – комитетом по борьбе с коррупцией – разработали законопроект и приняли его. Сегодня правоохранительные органы не имеют никаких проблем по борьбе с этой чумой.

По просьбе наших и других региональных СМИ изменили законодательство о рекламе: отменили ограничения на трансляцию местной рекламы. В прошлом году я была соавтором этого законопроекта.

Как-то во время посещения «Камского Бекона», года три тому назад, мы услышали, что после вступления России в ВТО отрасли животноводства, в частности свиноводству, грозит сжатие. Увеличение импорта, с одной стороны, и подорожание комбикормов, с другой, сделали бы отрасль абсолютно нерентабельной. Мы смогли ещё в 2014 году доказать правительству (именно депутаты это сделали) и выделить из федерального бюджета существенные субсидии для животноводов: дотации на 1 кг живого веса и на закупку комбикормов. Благодаря этой мере удалось сохранить поголовье и выйти на некую рентабельность. Сегодня я уже говорила вам, что «Камский Бекон» является очень эффективным предприятием. Благодаря тому, что тогда мы помогли сохранить поголовье.

В республике Татарстан уже несколько лет успешно реализуется программа капитального ремонта школ. Я обратилась в министерство финансов и лично беседовала с министром образования Российской Федерации на тему вывода этой программы на федеральный уровень. Из послания президента мы услышали, что средства в размере 50 млрд рублей дополнительно будут выделены на капитальный ремонт школ. В масштабах страны это небольшая сумма, тем не менее, она существенно поможет республиканскому бюджету. В республике, во всяком случае, удвоится объем капитально отремонтированных школ.

Мы с коллегами участвовали в изменении закона о долевом строительстве. Благодаря обращению избирателей, ввели несколько эффективных инструментов регулирования в этой сфере. В том числе, систему обязательного страхования.

Последний самый яркий пример – это программа моногорода. Вы знаете, что в 2014 году, когда о кризисе ещё никто не говорил, наши избиратели почувствовали, что в моногородах через какое-то время может остро встать вопрос сохранения рабочих мест. Тогда я во время отчета правительства перед депутатами Госдумы обратилась с этим вопросом к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Была сформирована программа поддержки моногородов, и республика Татарстан смогла очень успешно войти в нее. Этот путь не был лёгким. Дело в том, что нам до этого предстояло изменить Постановление Правительства РФ и исключить из него два обязательных критерия для присвоения статуса моногорода. Набережным Челнам могли не придать данного статуса, поскольку в нашей республике высокий коэффициент бюджетного обеспечения, и уровень занятости находится на низком уровне. Мы доказали Правительству, что эти показатели не отвечают сегодняшним вызовам. В результате мы получили новую методику определения монопрофильных городов. Так что, знаете, я бы сказала, что работа с избирателями в ходе личного приема, общение с трудовыми коллективами, с журналистами являются неким источником вдохновения для меня и источником информации для законодательных инициатив.

– Планируете ли вы вновь баллотироваться на новый срок?

– Я точно планирую участвовать в праймеризе в конце мая. А там будет понятно, дадут ли мне право участвовать в выборах или нет, в какой форме – по спискам или по одномандатному округу. Конечно, я бы хотела продолжить свою депутатскую деятельность и хотела бы пройти выборы по одномандатному округу, напрямую, глаза в глаза общаясь с каждым избирателем. Это моё мнение, а там всё решат итоги внутрипартийного голосования.

Chelny-biz.ru