, 23 Января
Коронавирус. Заражено: 343 387 829 человек. В России: 10 987 774. В Татарстане: 44 859. В Челнах: 5 871
Новости
Подробно


«По информации, Дмитриев действовал не один. С другими сотрудниками исполкома...»

22.08.2018, 17:10

Экс-чиновник исполкома Дмитрий Дмитриев, которого взяли на взятке в стенах мэрии города полгода назад, мог бы сидеть на скамье подсудимых в компании коллег. Как выяснилось сегодня в суде, оперативники пытались выявить его подельников, но безрезультатно. Сити-менеджер Ринат Абдуллин в своих показаниях заявил, что знать не знал, что его подчиненный получал деньги за незаконную выдачу разрешений. Теперь Дмитриеву грозит семь с половиной лет по трем статьям – такой срок запросило гособвинение. Адвокат настаивает на условке, заявляя, что его подзащитный получил четверть миллиона (в общей сложности) не как должностное лицо, а как обычный мошенник, да еще и не смог воспользоваться большей частью этой суммы.

Судебный процесс, который уже стал показательным для всего чиновничьего братства Набережных Челнов, должен завершиться на этой неделе последним словом подсудимого. А пока: почему оперативники не взяли Дмитриева после первой взятки, на каком основании его уволили из исполкома, и на что надеется защита – в материале Chelny-biz.ru из зала суда.


«ПОЧЕМУ КОГДА ПЕРВЫЕ 50 ТЫСЯЧ БЫЛИ ПЕРЕДАНЫ, ВЫ НЕ ЗАДЕРЖАЛИ ДМИТРИЕВА, А ЖДАЛИ, ПОКА ЕЩЕ ОДНО ПРЕСТУПЛЕНИЕ БУДЕТ СОВЕРШЕНО?»

Директора ПСО «Аспект» Вячеслава Волкова, для которого экс-чиновник Дмитрий Дмитриев якобы и взял 200 тысяч у сдавшего его полиции предпринимателя Виктора Майорова, суд допросил сегодня первым. Мужчина подтвердил, что у него был разговор с тогда еще главным специалистом отдела о выполнении работы для одного заказчика. Правда для кого именно – Волков так и не успел узнать. Чиновника взяли буквально через неделю после разговора.

– Мы с Дмитриевым знакомы по роду деятельности. Где-то за неделю до того, как меня вызвал следователь, 7–8 февраля, мы случайно встретились в коридоре здания исполкома, – рассказал директор проектной организации. – Он подошел с просьбой. Говорит, люди обратились, надо посадить здание, чтобы стройку начать. То есть спроектировать его в границах земельного участка в соответствии с ГПЗУ, чтобы не пересечь никакие коммуникации, чтобы все по закону, чтобы можно было смело начать копать котлован. Я сказал, что сделаю, что нужен градостроительный план, документы на землю. Для кого – не знаю, фамилию не называл. Он (Дмитриев – ред.) сказал, что есть заказчики, и что по времени нужно было оперативно. Как я понял, строители ждали, простаивали. Он сказал, что в дальнейшем нас состыкует, но потом все это произошло…

«По информации, Дмитриев действовал не один. С другими сотрудниками исполкома...»

Напомним, что Дмитрия Дмитриева задержали только после того, как он в третий раз получил деньги от Майорова. По версии обвинения, первый преступный умысел у Дмитриева возник где-то в апреле (с 1 по 25 число) 2017 года – он из корыстных побуждений задумал получить взятку за «заведомо незаконное продление разрешения на строительство». Предприниматель передал чиновнику 50 тыс. рублей. По этому эпизоду Дмитриеву предъявлено обвинение по ч.3 ст.290 (получение взятки) и ч.2 ст. 292 (служебный подлог). Новый умысел у Дмитриева, считает обвинение, возник осенью 2017 года: еще 200 тыс. за «заведомо незаконные действия» – ввод в эксплуатацию здания. Сначала он получил от предпринимателя 25 тыс. рублей, а потом еще 175 тыс. После второй передачи денег чиновника задержали. По второму эпизоду ему вменили ч.5 ст. 290 – получение взятки в крупном размере.

Как сообщил суду следующий свидетель – Ильдар Мухтаров, старший оперуполномоченный по особо важным делам управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РТ, оперативная информация на Дмитриева о взятках начала поступать в отдел с конца 2016 года.

– В ходе отработки информации было установлено, что между Дмитриевым и предпринимателем Майоровым ведутся переговоры о передаче денежных средств за выдачу разрешения и последующий ввод в эксплуатацию строящегося здания на территории производственной базы. Майоров был приглашен, информацию полностью подтвердил и стал сотрудничать, – рассказал старший оперуполномоченный. – У него истек срок разрешения на строительство и он обратился к Дмитриеву для его продления задним числом. Передача взятки 25 апреля 2017 года зафиксирована. Срок разрешения был продлен февралем еще на год. После чего между Дмитриевым и Майоровым состоялся еще один разговор, тот обещал ему в дальнейшем покровительство в получении разрешительной документации.

В январе 2018-го Майоров передал Дмитриеву 25 тыс. рублей, а в феврале – еще 175 тыс., после чего чиновника задержали.

«По информации, Дмитриев действовал не один. С другими сотрудниками исполкома...»

– Когда Майоров к вам пришел и сказал, что Дмитриев вымогает у него деньги, вы сами ему не предложили обратиться к другому сотруднику? – поинтересовался казанский правозащитник Лаврентий Сичинава. – Бог с ним, с Дмитриевым! Подойди к другому, через него оформи…

– Я такого не говорил. Но со слов Майорова и согласно полученной информации, Дмитриев – наиболее опытный сотрудник отдела, который занимается выдачей разрешений, и имеет профессиональный вес в коллективе, и все к нему прислушиваются, поэтому без него этот вопрос бы не решился, – сообщил Мухтаров.

– Вы сказали, что первые 50 тысяч были переданы в апреле 2017 года. А почему вы в тот момент, когда деньги были переданы, не задержали Дмитриева, а ждали, пока еще одно преступление будет совершено? – продолжил адвокат череду вопросов.

– Мы не ждали, когда будет совершено еще преступление, – возразил свидетель и сообщил любопытные подробности. – Согласно информации, Дмитриев действовал не один. Потому что согласовывает разрешение непосредственно не он. Согласно информации, он действовал с другими сотрудниками исполнительного комитета. Для выявления этих лиц проводились дальнейшие мероприятия.

Суд уточнил, подтвердилась ли впоследствии информация о неустановленных лицах, которые действовали с Дмитриевым. Как оказалось, нет… Даже в ходе дополнительных оперативных мероприятий, о которых Мухтаров не стал распространяться подробно, подельников не выявили.

«По информации, Дмитриев действовал не один. С другими сотрудниками исполкома...»

Остался один свидетель – руководитель исполкома Ринат Абдуллин. В суд он, понятное дело, не явился, и его показания зачитал прокурор. Помимо подробного описания структуры и состава отдела градостроительного контроля и разрешений, должностных обязанностей своего бывшего подчиненного Дмитрия Дмитриева (который уволился «по собственному» 23 марта), он подтвердил, что подписывает готовые, подготовленные специалистами документы.

– О том, что Дмитриев получал незаконно денежные средства за незаконную выдачу разрешений, Абдуллин узнал от сотрудников отдела. Ему про это ранее ничего известно не было, – зачитал прокурор.

В итоге, учитывая первое заседание по делу Дмитриева, суд заслушал показания девяти свидетелей (двоих – заочно).

«ИСПРАВЛЕНИЕ И ПЕРЕВОСПИТАНИЕ ДМИТРИЕВА ВОЗМОЖНО БЕЗ ИЗОЛЯЦИИ ОТ ОБЩЕСТВА. ЭТО БУДЕТ СООТВЕТСТВОВАТЬ ПРИНЦИПУ СПРАВЕДЛИВОСТИ И ГУМАННОСТИ»

Гособвинитель Евгений Лизунов в прениях был немногословен.

– Считаю, что вина в указанных преступлениях полностью доказана, подтверждается показаниями Майорова, результатами оперативно-розыскной деятельности. Ваша честь, при назначении наказания прошу учесть личность подсудимого. Он на учете в ПНД, ГНД не состоит, положительно характеризуется по месту жительства, ранее не судим, к административной ответственности не привлекался. Смягчающими наказание обстоятельствами являются наличие малолетних детей, – снисходительно перечислил прокурор.

Он попросил суд признать Дмитриева виновным. По ч.3 ст.290 прокурор запросил для экс-чиновника четыре года лишения свободы, по ч.2 ст.292 – один год и по ч.5 ст.290 – семь лет. Окончательное наказание, подвел черту Лизунов, – семь с половиной лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности на шесть лет. В то же время прокурор попросил зачесть срок меры пресечения: один день под стражей – за полтора дня лишения свободы и два дня домашнего ареста – за один день лишения свободы. Напомним, что Дмитриева взяли под стражу 17 февраля 2018 года, 8 марта его отпустили под домашний арест. Таким образом, порядка 20 дней он провел в СИЗО – они по просьбе прокурора могут быть засчитаны как 30 дней лишения свободы. И еще почти 170 дней с (марта по август) Дмитриев был под домашним арестом, это еще 85 дней, которые мог бы зачесть суд. Итого всего 115 дней из предполагаемого срока.

Адвокат, в свою очередь, обратил внимание суда на квалификацию преступлений. Защита настаивает на том, что Дмитриев получал деньги не как должностное лицо, а как простой мошенник.

– Моему подзащитному вменяются три статьи, субъектами которых могут быть только должностные лица. Я пришел к выводу, что он им не являлся, поскольку не обладал теми полномочиями, которые прописаны в примечании к статье 285 УК РФ. Из материалов дела следует, что 25 апреля 2017 года им были получены 50 тысяч рублей от Майорова за решение вопроса о продлении разрешения на строительство. Те эпизоды, которые имеют отношение непосредственно к получению денег, мой подзащитный в принципе не отрицает. Единственный вопрос – являлся ли он при этом субъектом. То, что он не был должностным лицом, однозначно установлено в ходе судебного следствия в результате допроса свидетелей Мухина, Басыровой, Лутфрахманова и Абдуллина, показания которого были оглашены, – сослался защитник. – Майоров говорит, что у него были все законные основания для получения разрешения. То есть, фактически забирая у него деньги, Дмитриев брал их не как взятку, а вводя в заблуждение Майорова относительно дальнейшего получения документов. То, что мой подзащитный не является субъектом, также подтверждается материалами дела – должностными инструкциями главного специалиста.

В итоге адвокат попросил переквалифицировать деяния Дмитриева. По первому эпизоду – ч.3 ст.290 (получение взятки) на ч.1 ст.159 УК РФ (мошенничество). По ч.2 ст. 292 (служебный подлог) – оправдать, она, считает защитник, автоматически отпадает, поскольку Дмитриев не являлся должностным лицом. По эпизоду с 200 тыс. рублей, за который подсудимому вменяется ч.5 ст.290 (взятка в крупном размере), переквалифицировать на ч.3 ст.30 и ч.3 ст. 159 как покушение на мошенничество с использованием служебного положения.

– Почему покушение? Потому что речь шла о 200 тысячах рублей. Часть денег – 25 тысяч – ему были переданы, что касается остальных 175 тысяч – как видно из материалов дела, этими деньгами он не смог воспользоваться по независящим от него обстоятельствам. Сразу после получения суммы он был задержан, – пояснил свою позицию Лаврентий Сичинава. – Он фактически свою вину признал, дал полный расклад по обстоятельствам дела, является отцом двух малолетних детей. С учетом изложенного я считаю, что исправление и перевоспитание Дмитриева возможно без изоляции от общества, и просил бы назначить меру наказания, не связанную с лишением свободы. Я убежден, что это будет соответствовать принципу справедливости и гуманности, которые прописаны в Уголовном кодексе. Условное наказание соответствовало бы содеянному моим подзащитным, – подытожил адвокат.

Казалось бы, прения окончены и до решения рукой подать, однако тут суд объявил, что по ходатайству подсудимого объявляется перерыв до 24 августа. Эти два дня нужны Дмитриеву, чтобы подготовить последнее слово. Развязка близка.

Анна Перебаскина

Фото: Chelny-biz.ru, Парламентская газета