, 20 Августа
$ 66,8757
€ 76,1848
Предложения банков
Новости
Подробно


«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

02.08.2018, 13:24

Показательный судебный процесс над мелким чиновником исполкома стартовал в суде Набережных Челнов. Целый отдел градостроительного контроля и разрешений полным составом вызвали в качестве свидетелей по делу бывшего коллеги – экс-главного специалиста Дмитрия Дмитриева, которого задержали еще 15 февраля этого года. Громкое (потому что впервые за долгие годы судят действующего (до задержания) чиновника) дело, наконец, дошло до суда. И, вероятно, развязка ожидается уже в этом месяце. Дмитриев признал вину и дожидался первого заседания уже не в СИЗО, а под домашним арестом. Правда, как уточнил он в суде, признал частично. Бывший чиновник сознается в том, что получил деньги, однако утверждает, что не в качестве должностного лица, а это несколько меняет ракурс. Более того, он заявляет о провокации со стороны предпринимателя Виктора Майорова, который передал ему сначала 50, потом 25, а потом еще 175 тысяч рублей в стенах мэрии.

Как исполкомовские клерки налево-направо прикрываются именами «старших товарищей», как разрешения на строительство в исполкоме продлевают «задним числом», и почему Дмитриев не отказался от денег – в материале Chelny-biz.ru из зала суда.

«МЕНЯ СМУТИЛО ЭТО, НО Я ДУМАЛА, ЧТО, ВИДИМО, ТАК И ДОЛЖНО БЫТЬ. У МЕНЯ НЕ БЫЛО ОПЫТА»

Троих сотрудников отдела градостроительного контроля и разрешений, который входит в структуру управления архитектуры, градостроительного и жилищного развития исполкома Набережных Челнов, суд решил заслушать первыми из пяти присутствующих свидетелей и отпустить их на рабочие места. Тем более что эти трое – полный состав отдела, согласно данным официального сайта города.

Прежде всего, представитель гособвинения Гульнара Набиуллина напомнила суть дела. Дмитрия Дмитрева задержали 15 февраля этого года. Этому предшествовала долгая история индивидуального предпринимателя Виктора Майорова, который еще в 2015 году арендовал землю на территории БСИ, получил разрешение на строительство, которое затем, в декабре 2016 года, попытался продлить. По его утверждению, в этот момент он и столкнулся с мздоимством в исполкоме.

По версии обвинения, преступный умысел у Дмитриева возник где-то в апреле (с 1 по 25 число) 2017 года – он из корыстных побуждений задумал получить от Майорова взятку за «заведомо незаконное продление разрешения на строительство». 25 апреля при встрече с бизнесменом у себя в кабинете он дал указание специалисту отдела – Басыровой (которая якобы о намерениях Дмитриева знать не знала) внести ложные сведения в документ.

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

Та, в свою очередь, как сказано в материалах дела, указала «задним числом» в документе дату 8 февраля 2017 года. За это Майоров передал Дмитриеву взятку в размере 50 тыс. рублей. По этому эпизоду экс-чиновнику предъявлено обвинение по ч.3 ст.290 («получение взятки») и ч.2 ст. 292 («служебный подлог»). Но на этом история не закончилась. Новый умысел у Дмитриева, считает обвинение, возник осенью 2017 года: еще 200 тыс. за «заведомо незаконные действия» – ввод в эксплуатацию здания. Сначала он получил от предпринимателя 25 тыс. рублей, а потом еще 175 тыс. После второй передачи денег чиновника задержали. По второму эпизоду ему вменили ч.5 ст. 290 – получение взятки в крупном размере.

Первым судья Ильдар Адгамов вызвал главного специалиста отдела, где прежде служил Дмитриев, – Динара Лутфрахманова. За ним за трибуну встал начальник отдела Владислав Мухин. После суд пригласил Динару Басырову. Всех подробно расспросили о должностных обязанностях бывшего коллеги и иерархии в отделе, чтобы понять, мог ли он вообще давать кому-то какие-либо указания и поручения, и как заявители распределяются между специалистами. Лутфрахманов пояснил, что подготовкой проекта документа для того или иного заявителя специалисты занимаются в зависимости от загруженности, конкретного распределения не существует. Он также расписал схему: сначала обращение поступает в канцелярию, затем руководителю исполкома Ринату Абдуллину, потом начальнику управления Ильмиру Исхакову, после – Мухину, который распределяет работу среди специалистов. И обратно документ проходит аналогичный путь. Итоговую подпись и печать ставит Абдуллин. Что интересно, сроки продления разрешения на строительство специалист ставит собственноручно в уже подписанном сити-менеджером документе. По крайней мере, такая практика существовала на тот момент. Вот Динара Басырова и написала дату, которую ей сказали.

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

– Я устроилась в исполком недавно, выполняла все поручения. На тот момент я думала, что это очень важно. Он (Дмитриев – ред.) выше меня по должности, больше знает, и я придерживалась его слов, – рассказала суду 24-летняя девушка. – На тот момент я видела Майорова первый раз. В начале апреля 2017 года он обратился к Дмитриеву, пришел забрать разрешение. Оно уже было подписано Абдуллиным, стояла печать. Но к нему не было приложено заявление или другие документы, в связи с чем у меня возник вопрос, какую дату продления я должна указать. Дмитриев сказал: указать с 8 февраля 2017 года.Меня смутило это, но я думала, что, видимо, так и должно быть. У меня не было опыта работы в этой сфере.

«ОН СКАЗАЛ, ЧТО ТЕПЕРЬ ЭТО НЕ ТАК ПРОСТО, ЧТО ТЯЖЕЛО БУДЕТ ПРОДЛИТЬ РАЗРЕШЕНИЕ. ОН ДАЛ ПОНЯТЬ, ЧТО ЭТО БУДЕТ СТОИТЬ 50 ТЫСЯЧ»

Сам Дмитрий Дмитриев на протяжении допроса свидетелей сидел спокойно, скрестив руки на груди и внимательно слушал их ответы. Только когда Басырову начали засыпать вопросами, он хотел-было высказаться, как он пояснил «в ее защиту», но судья остановил подсудимого. Дмитриев воспользовался возможностью задать вопросы свидетелю лишь когда в зал пригласили второго «главного героя» истории – предпринимателя Виктора Майорова, из-за которого экс-чиновник оказался на скамье подсудимых. Но сначала его подробно расспросили обвинитель и защитник.

– Как получилось, что вы пропустили срок действия разрешения на строительство? – поинтересовалась Набиуллина.

– Долго тянулась работа, не продлевали, – пояснил он.

Майоров затруднился назвать ряд дат, когда он бывал в исполкоме, причину, по которой он пропустил срок продления разрешения на строительство, и причину, зачем он обратился к Дмитриеву вместо того, чтобы действовать по регламенту.

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

– Он сказал, что теперь это не так просто, что тяжело будет продлить разрешение. Он написал мне сообщение про 50 тысяч. Выразился по-другому, но дал понять, что это будет стоить 50 тысяч. Я согласился, – рассказал суду предприниматель.

Майоров рассказал также, что Дмитриев предложил ему помощь при последующем оформлении ввода здания в эксплуатацию и озвучил сумму в 200 тысяч рублей. В полицию предприниматель обратился еще во время первого случая со взяткой в 50 тыс.

– Вы обращались с законной просьбой, написали заявление. Вы какой-нибудь отказ получили? Нет? – расспросил казанский адвокат подсудимого Лаврентий Сичинава. –Если вы считаете, что ваше обращение было законным, что вам мешало обратиться в прокуратуру, обжаловать незаконное бездействие органов местного управления в суде. Зачем надо было идти к Дмитриеву и партизанскими методами решать этот вопрос?

– У меня много знакомых директоров, ИП-шников по городу. От многих я слышал, что задерживает исполком продление разрешения. И жалобы они писали…

– Давайте мы не будем апеллировать к другим директорам, у них свои вопросы! – призвал адвокат.

Очередь дошла до Дмитриева. Он сообщил суду, что очной ставки между ним и Майоровым не было, и у него не было возможности задать вопросы предпринимателю.

– Когда вам в первый раз не продлили разрешение на строительство, была ли у нас беседа, выезжали ли мы к вам на производственную базу? Для чего? Что я сказал? – уточнял у свидетеля обстоятельства экс-чиновник исполкома.

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

– Что вам не нравится.

– Что не нравится? Что нужно сделать фундамент! Были такие слова?

– Фундамент был.

– Была опалубка. Говорил ли я, что надо поднять хотя бы на 50 см, чтобы показать фотографию, чтобы руководитель исполнительного комитета увидел, что осуществляется строительство? Вы высылали фотографии и показывали, что получилось. Было такое? Я сказал, что этого достаточно и можно обращаться в исполнительный комитет. Было такое?

– Было.

– Я не понимаю, почему вы утверждаете, что я просил деньги за незаконный ввод в эксплуатацию административного здания. Мы в разговоре обсуждали вопрос будущего строительства склада и в том числе ввод в эксплуатацию административного здания, где завершалось строительство. Был ли разговор о том, что необходимо внести изменения, чтобы ввести объект, потому что фасад в действительности не соответствовал существующему проекту?

– Был.

Суд по ходатайству адвоката и гособвинитиеля зачитал протокол допроса Майорова «в связи с противоречиями», которые возникли в ходе допроса на заседании.

«Поскольку я не успел достроить помещение на арендованном участке, и понимал, что к сроку завершения разрешения на строительство не успею, в декабре 2016 года я приехал к Дмитриеву для консультации, каким образом продлить разрешение на строительство. Он мне пояснил, что власть в городе поменялась, продление получить будет сложно, но он постарается мне помочь. Он пояснил, что без проблем сделает документ «задним числом». Я понял, что Дмитриев намекает на финансовую благодарность. <…> Понимая, что я попал в безвыходную ситуацию, я решил дать взятку, поэтому обратился в правоохранительные органы».

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

«В октябре 2017 года я вновь пришел в исполком, встретилсяс Дмитриевым и сказал, что собираю документы для ввода в эксплуатацию здания, на что он сказал, что в общем порядке получить разрешение не получится. Сказал, что, если при Василе выдавалипросто так, то сейчас просто так не получишь. Он сказал, что если я заплачу 200 тысяч рублей, то он мне будет помогать со всеми документами, оказывать покровительство».

– С чего вы решили, что Дмитриев намекал на финансовую благодарность в 50 тысяч рублей? – уточнил адвокат у свидетеля.

– Он мне написал конкретную сумму, – ответил Майоров.

«ОН ГОВОРИЛ: «Я ТЕБЯ ОТБЛАГОДАРЮ ЗА ВСЕ ТРУДНОСТИ, КОТОРЫЕ Я ТЕБЕ ДОСТАВЛЯЮ». Я ПОСЧИТАЛ, ПОЧЕМУ НЕТ?»

Планировалось выслушать еще одного свидетеля – сотрудника полиции, однако он не явился в суд. Его вызовут на следующее заседание, а пока показания дал сам подсудимый.

– Я признаю, что да, действительно получил денежные средства в размере 50 тысяч рублей, – ответил Дмитриев на вопрос своего защитника и пояснил обстоятельства дела по первому эпизоду относительно служебного подлога, который ему вменяют. – У нас сложилась такая практика (еще до Владислава Владимировича Мухина). Часто к нам обращались, когда разрешение на строительство уже месяца два–три назад было просрочено. Мы ставили срок от той даты, когда оно закончилось, чтобы не было разрыва. Басырова как новый сотрудник этого просто не знала. Но если поднять все архивы, такая практика шла. Потому что надзорным органам не объяснишь. Разрешение как паспорт должно действовать постоянно. Да, когда Басырова спросила, какую дату ставить, действительно, я сказал ей писать ту, которой закончилось. У нас практика такая была, мы шли навстречу людям. Если уж человек начал строительство, не разворачивать же его: «извини, до свидания, у тебя разрешение просрочено, делай что хочешь». Он вложил свои средства. Он должен теперь заново подавать документы, заново собирать бумаги. Можно спросить у бывших сотрудников, моих бывших коллег, они подтвердят мои слова. Все сотрудники, которые были допрошены сегодня, – они пришли позже, а я больше 10 лет уже работаю. Это обычная практика.

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

Как уточнил Дмитриев на вопрос судьи, никто впоследствии этот документ не оспаривал.

Мужчина пояснил суду, что был простым исполнителем, что проверял комплектность документов, поданных заявителями, и не принимал никаких решений, а докладывал руководству и беспрекословно исполнял поручения начальства.

Майоров, рассказал подсудимый,впервые обратился в исполком в 2015 году, принес документацию, разработанную ООО «Реал». Тогда он получил первое разрешение на строительство административного здания – сдал полный перечень документов, ему выдали разрешение. В течение полутора–двух лет он продолжал общение с Дмитриевым в том числе по теме строительства и рассказал, что хочет расшириться и возвести на участке склад.

– Я ему говорил: «Почему ты в тот же «Реал» не обратишься?» – «Дим, ты же быстрее сделаешь, у тебя есть знакомые». Действительно, есть. Почему нет, если просит хороший знакомый? Он прислал фотографию. Я сказал ему, что около 200 тысяч понадобится, чтобы сделать всю проектную документацию. И, конечно, сказал, что тогда у него не будет проблем в получении и разрешения на ввод, и разрешения на строительство, раз все документы будут в порядке. Я опытный специалист, у кого, как не у меня спрашивать совета, если он меня знает? Это логично.

Дмитриев договаривался о проекте с руководителем компании «Аспект» Вячеславом Волковым, который, по его словам, и назвал сумму в районе 200 тыс. рублей. Майоров, как пояснил подсудимый, сам просил его взять на себя переговоры и передачу денег.

«Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?»

– Он специально приезжал ко мне на работу. Я понять не мог, зачем он это делает. Он целый год мне постоянно названивал. Я теперь понимаю, что он провоцировал меня на что-то, – заявил подсудимый. – Сколько раз я говорил: «Почему ты сам не обращаешься?» – «Дим, ты же лучше знаешь, может тебе подешевле сделают?». Есть обычные мужские отношения. Люди часто помогают друг другу в разных случаях.

При этом вознаграждение Дмитриева за помощь с проектом не обговаривалась. В отличие от первого случая.

– Он тогда меня спрашивал сам: «Как тебя отблагодарить?» – «Сам как думай». Шла переписка: «50 хватит?» – «Да, хватит». Я вел его, объяснял, что делать, чтобы никто не отказал. А в принципе, не обращаясь ко мне, он так же мог в исполнительный комитет обратиться. Мы были хорошие знакомые, он думал, я больше в этом разбираюсь.

– Вы могли отказаться? – спросила гособвинитель Гульнара Набиуллина

– Мог, – кивнул Дмитриев.

– А почему не отказались?

– Я потратил свое время, ездил с ним в Казань. Где только я не был, чего только не делал!Он говорил: «Я тебя отблагодарю за все трудности, которые я тебе доставляю». Я посчитал, что если человек, как хороший знакомый, хочет отблагодарить, то почему нет.

Гульнара Набиуллина уточнила, менял ли Дмитриев свои показания.

– Я вначале вину отрицал, а потом признал, что действительно принимал денежные средства от человека, – ответил он. – Я тогда как раз из Чистополя вернулся. А впоследствии я вышел с ходатайством, что вину признаю частично, по второй части, что я тогда не являлся должностным лицом. Я теперь понимаю, как это все по закону…

Суд над Дмитриевым продолжится через 20 дней. Он будет дожидаться его под домашним арестом, который экс-чиновнику продлили «с запасом» – на три месяца.

Анна Перебаскина