, 25 Сентября
$ 73,0081
€ 85,6823
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 231 416 615 человек. В России: 7 376 374. В Татарстане: 26 698. В Челнах: 3 728
Новости
Подробно


«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

30.07.2021, 07:05

Как отразился на пищевом производстве ковидный год, и какие тенденции сегодня наблюдаются на рынке ритейла – накануне федеральным и республиканским изданиям рассказал гендиректор «Эссен Продакшн АГ» Леонид Барышев. Компания показала новые линии по производству кондитерки в Набережных Челнах, которые должны были обеспечить мощный рывок в этом сегменте, но пандемия не дала подняться выше 7% к уровню 2019 года. Предприятие вынуждено менять свои планы, корректировать инвестиционный портфель и ассортимент, учитывая рост жестких дискаунтеров и сниженную потребительскую способность населения. Депутат Госсовета также высказался о кадровом голоде в регионе и необходимости вливать деньги в малые города, чтобы отучившиеся специалисты возвращались, а не «торговали шариками в Казани за 25 тысяч». Почему российские конфеты популярны в Китае, и как «олдскульная школа» победит «хайп» на растительные заменители мяса и молока – выслушал и записал Chelny-biz.ru.

ПРО РАЗВИТИЕ В КОВИДНЫЙ ГОД:

«КОНФЕТЫ, КОТОРЫМИ МЫ ХОТЕЛИ УДИВИТЬ РЫНОК, ОТКЛАДЫВАЕМ НА БОЛЕЕ ПОЗДНИЙ ПЕРИОД»

– Мы провели большую работу в цехе нашего кондитерского производства в Набережных Челнах за период пандемии, сейчас запустили третью очередь. Мы затеяли большую инвестиционную программу еще в 2019 году, и 2020 год ознаменовался построением цеха, поставкой и монтажом  оборудования и частичным запуском. К сожалению, в связи с тем, что у нас были ограничения по ввозу специалистов, мы отложили много запусков и сейчас находимся в режиме постоянного поступления нового оборудования. Так что выручка, которую мы получили в прошлом году, основана на старых линиях, которые были приобретены еще в 2019 году. Тем не менее, мы видим, что кондитерка прирастает. Конечно, меньше, чем нам хотелось бы. Мы рассчитывали на больший рывок, но пандемия стала сдерживающим фактором. Тем не менее, мы приросли на 7%. Сегодня мы видим, что продолжается волатильность рынка, сырьевой рынок до сих пор не «устаканился», и это накладывает на нас какие-то ограничения по маркетингу, цене и ассортименту. Многие конфеты, которыми мы хотели удивить рынок, пока просто не проходят, и мы их откладываем на более поздний период. Тем не менее, у нас запущена линия, аналогов которой в России сегодня нет, – линия десертов с печеньем. Она может выпускать достаточно сложные продукты, которые ориентированы на импортозамещение известных брендов. К сожалению, сейчас этот сегмент находится под давлением покупательского спроса и сырьевого рынка. Поэтому есть необходимость корректировки планов.

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

О БУДУЩЕМ:

«МЫ БУДЕМ ПЕРЕСМАТРИВАТЬ ПОРТФЕЛЬ ИНВЕСТИЦИЙ И АССОРТИМЕНТА»

– Если бы не пандемия, мы бы уже подписали контрактов на порядка 5 млрд. Но она нас остановила. Ожидание улучшений – оно есть, мы видим, что экономика восстанавливается. Но как долго она будет приходить в себя – неизвестно. Сегодня у нас есть желание привезти несколько линий, но нам кажется, что стоит подождать и пересчитать еще раз эту модель. Мы пересматриваем свои планы, мы видим, что по объему мы не сможем поддерживать такую же интенсивность, как в прошлые годы. Будем пересматривать портфель инвестиций и ассортимента. Хотим адаптировать часть ассортимента под жесткие дискаунтеры. Часть – продолжать инвестировать в развитие брендов, расширять свое присутствие на полках. Мы не взяли и побежали в одну сторону, мы в каждом сегменте идем бороться за рынок.  

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»
  

ПРО HARD-ДИСКАУНТЕРЫ:

«МЫ ПРИНЯЛИ РЕШЕНИЕ НЕ УЧАСТВОВАТЬ В ЭТИХ БЕШЕНЫХ ГОНКАХ ПО СНИЖЕНИЮ ЦЕНЫ»

– В розничных сетях мы видим, что потребление уже практически приближается в доковидному состоянию в объемах, но в денежном эквиваленте акцент переходит на более дешевую продукцию. Новое явление ритейла – это жесткие (hard) дискаунтеры. Тот же «Светофор». Сеть показывает самый большой прирост по выручке. Это как раз веяние рынка, которое отражает, что покупатель адаптируется к новым экономическим условиям. И пока ничего другого ожидать не стоит. Снижение покупательского спроса поставило перед нами вопрос – что нам делать на рынке. Мы должны отвечать происходящему и давать продукцию и для hard-дискаунтеров, и для супермаркетов. На соусном рынке мы пока не делаем акцент на hard-дискаунтерах, мы приняли решение не участвовать в этих бешеных гонках по снижению цены, поэтому во многих таких магазинах наша продукция в этом сегменте не представлена. В то же время по конфетам у них полка регулярно ротируется, покупатель быстро реагирует на новинки, и наши «Шокозаврики» в «Светофоре» одним контрактом заполнили одну линию. Но все равно доля дискаунтеров на рынке пока не доминирующая, и мы акцентируем внимание на построении брендовых продаж. Результат там подольше, но он постабильнее. Но я ставлю задачу нашим маркетологам работать по всей структуре. Чем гибче мы подходим к формированию ассортимента, тем удачнее будет стратегия. 

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

О ГОСПОДДЕРЖКЕ В ПЕРИОД «КОРОНАКРИЗИСА»:

«МЫ НИ ОДНОЙ КОПЕЙКИ ОТ ГОСУДАРСТВА НЕ ПОЛУЧИЛИ»

– К сожалению, мы не попали ни в одну программу по поддержке. Мы просили какие-то преференции нашим торговым центрам, которые были закрыты практически весь период пандемии, но понимания не нашли. По критериям программ мы не подходили, потому что поддержка оказывалась малому и среднему бизнесу. Мы – крупный бизнес. Мы не сельхозпереработчики, и к Минсельхозу не относимся, не получаем от него никаких дотаций. И в то же время Минпромторг тоже от нас открещивается, потому что мы производим продукты питания, а не микрочипы. Поэтому мы здесь в «серой зоне». С самого начала компании мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, работали с нуля. 

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

О КАДРАХ:

«НЕ ВАЖНО, КОНДИТЕРКА ЭТО ИЛИ НЕТ – ЛЮДИ, КОТОРЫЕ УМЕЮТ УПРАВЛЯТЬ СЛОЖНЫМИ МАШИНАМИ, ВСЕГДА В ЦЕНЕ»

– Чем сложнее оборудование мы приобретаем, тем сложнее найти специалистов на рынке труда. Увеличивается время подготовки, и каждый работник, которого мы обучили, становится для нас дорог. Дефицит кадров – действительно, в целом большая проблема в Закамском регионе. Она связана с тем, что постоянно открываются новые производства, как в ОЭЗ «Алабуга», так и в ТОСЭР Набережных Челнов. Нам приходится конкурировать с ними именно по зарплате, особенно за квалифицированный технический персонал. Не важно, кондитерка это или нет – люди, которые умеют управлять сложными машинами, всегда в цене. Пока единственный метод у нас – это повышение зарплаты. Мы в очередной раз индексируем ее на 10–20% с августа и с сентября именно на те специальности, которые нам нужно заполнить осенью, чтобы пройти новогодний сезон. Кроме того, мы регулярно обращаемся к правительству, чтобы рассмотреть программу по переселению из других регионов. Необходимо сформировать инфраструктуру временного проживания для тех, кто приезжает в наш регион. Мы видим, что это люди из Башкирии, Удмуртии. Например, строительство общежитий в Елабуге для приезжих с последующим предоставлением социальной ипотеки, квот в новых строящихся домах ГЖФ при президенте РТ.  К сожалению, быстро такие решения не находятся, но все-таки мы составили план, будем двигаться в этом направлении.

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

ОБ ОТТОКЕ МОЛОДЕЖИ:

«СЕЙЧАС ОН РАБОТАЕТ ПРОДАВЦОМ ВОЗДУШНЫХ ШАРИКОВ, ЗАТО В КАЗАНИ»

– Мы сотрудничаем с местным колледжем, там разработали несколько специальностей под нас, и мы надеемся, что ближайший выпуск студентов оттуда мы получим. Сейчас они уже готовы прийти к нам на практику. Мы наблюдаем сегодня, что система отправки на целевое обучение не работает, люди просто не возвращаются. Проблема в том, что есть большая разница между теми же Казанью с Санкт-Петербургом и Елабугой с Набережными Челнами. Молодежь, которая пять лет провела в Казани, неохотно возвращается, старается остаться любыми путями. Здесь проблема комплексная. Бюджетное насыщение малых городов, в которых идет индустриальное развитие, должно быть повышенным, чтобы был приток рабочей силы. Мы одни не можем решить проблему, бизнес все это не потянет. Нужно, чтобы общественные пространства, образовательные учреждения были лучше, проживание более комфортным, тогда мы сможем удерживать молодежь. У меня есть пример, когда в казанском университете обучали студента, чтобы человек приехал с дипломом. Сейчас он работает продавцом воздушных шариков за 25 тысяч, зато в Казани. То есть их не зарплата не устраивает. Слишком расцвела Казань по уровню жизни. Поэтому мы всегда просим внимания к малым городам.  

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

ПРО ЭКСПОРТ:

«В КИТАЕ ЛЮДИ ХОТЯТ ПОКУПАТЬ ИМЕННО РУССКИЕ БРЕНДЫ»

– По «кондитерке» у нас преобладает азиатский рынок. В 2020 году в третьем квартале мы работали с Китаем. Восточная и Западная Европа традиционно покупает соусы. Пока мы видим рост в этом направлении. Три года назад мы подписали контракт по расширению дистрибуции в Европе. В том году наш партнер открыл очередной центр в Италии, сейчас открывает в Англии. Мы видим, что дистрибуция растет. В Америке наш партнер также достаточно хорошо работает. Увеличивается представленность и объем. В Китае люди хотят покупать именно русские бренды. Они считают, что в России кондитерские продукты лучше и вкуснее, чем те, что производятся где-нибудь в Азии. В некоторых случаях они просят нас доработать рецептуру под требования рынка – добавить молока, уменьшить сахара. Бывают какие-то изменения по упаковке – чуть переиграть цвет, чтобы товар лучше соответствовал требованиям рынка.    

«Мы ни одной копейки от государства не получили. Мы чистый greenfield, который вырос в диком поле, с нуля»

О МОДЕ НА РАСТИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕНИТЕЛИ: 

«КАК ПОКАЗЫВАЕТ ПРАКТИКА, ОЛДСКУЛЬНАЯ ШКОЛА ПОБЕЖДАЕТ»

–  Мы видим повышенный интерес к этому сегменту и даже видим, что наши прямые конкуренты работают в этом направлении. Наверное, на этом хайпе сейчас появляется много стартапов. Но в Америке, например, этот ажиотаж постепенно пропадает, начинаются новые исследования: что вреднее - натуральное мясо или его растительный аналог. Как и любой хайп, он имеет свой определенный период. Я думаю, что в течение пяти лет растительные заменители еще будут в тренде. Как показывает практика, олдскульная школа все же побеждает. Ничто не заменит мяса в колбасе. Но по поводу растительного молока, кстати, я более склонен верить, что этот продукт займет рынок. В том же Starbucks, как показывает статистика, продажи немолочных добавок в кофе выше, чем обычное молоко. Наверное, за этим нужно следить. Мы знаем компании, которые этим занимаются, и мы готовы будем произвести.

Chelny-biz.ru