, 21 Мая
Новости
Подробно


Днём с огнём

23.05.2013, 18:24

В середине месяца на базе по производству джута и джутового каната произошёл пожар, который уничтожил 4 огромных склада, 8 фур сырья и готовой продукции. Пожарные прибыли на место только спустя 40 минут. В итоге база, являвшаяся единственным в Татарстане производителем уникального сырья, сгорела дотла. Виноватых в этом деле искать почти бессмысленно, однако руководители бизнеса не теряют надежды вернуть утраченные позиции – но для этого требуется финансовая помощь…. CHELNY-BIZ публикует историю одной учительницы, которая рискнула и открыла уникальное предприятие, а потом потеряла все.

«ЧТО-ТО МОЖНО БЫЛО БЫ СПАСТИ, ЕСЛИ БЫ ПОЖАРНЫЕ ДЕЙСТВОВАЛИ ОПЕРАТИВНО»

- В этот день нужно было выдавать зарплату, - вспоминает директор производственной базы Елена Барышникова. - Я в офисе подготовила все документы и поехала на производство.  Приехав туда, я услышала, как сработала сигнализация, кто-то побежал посмотреть, что случилось. Начали кричать: «Пожар!» Мы посмотрели наверх и увидели сильное резкое пламя. Возгорание произошло напротив лестницы – там не было ничего, кроме пожарного щитка. Мы вызвали пожарных, долго их ждали. Когда они приехали, то, к нашему удивлению, встали на повороте и не двигались 10 минут. Потом принялись искать место, где можно набрать воду. Когда я позже спросила у них, почему они так медлили, они ответили: «А мы вас искали». Что можно было искать, если пожар был виден невооружённым глазом?


На базе хранилось множество разных материалов – пакля, гвозди, рубероид – которые были в больших количествах закуплены к началу строительного сезона. Помимо них сгорели дорогостоящие станки, компьютеры и система видеонаблюдения. Причина пожара, по мнению Елены, – неисправность проводки. Директор вспоминает, что 8 и 9 мая во время дежурств рабочие жаловались на проблемы с пожарной сигнализацией. За час до возгорания приходили пожарные, чтобы устранить неполадки, а через час после их ухода случился пожар.

 - Это вряд ли мог быть поджог, - рассказывает Елена. - На месте возгорания никого и ничего не было. С курением у нас всё строго. Чужие на это место никогда не заходили. Если бы кто-то и хотел поджечь базу, то гораздо удобнее было бы сделать это ночью, а не в два часа дня. Скорее всего, дело в баке или неисправности проводки. Может быть, её неправильно подсоединили, и пошло перегревание коробки. Я разговаривала с одним пожарным, который говорил, что такое нельзя сделать случайно: там всего два контакта, и даже ученики могут правильно их подсоединить. Это либо безумная глупость, либо специально подстроенная неполадка. Но кому сейчас что докажешь? Все документы сгорели вместе с базой, установку пожарной сигнализации мы оплачивали наличными. Сами пожарные говорят, что доказать чью-то вину будет невозможно. Я не знаю, как эксперты будут работать - там ничего не осталось. Может быть, что-то ещё и можно было бы спасти, если бы пожарные работали оперативно. Слава богу, никто из рабочих не пострадал.

«ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО»

Долгое время до того, как заняться производством, Елена Барышникова работала учителем труда для девочек в общеобразовательной школе. Когда она вернулась из декретного отпуска, её профессию сократили – вместо труда сделали технологию. Вместе с этим уменьшилось и количество часов. Пришлось покинуть привычное место работы.

 - Когда я ушла из школы, муж, который тогда работал в строительной сфере, взял меня к себе в отдел снабжения, - рассказывает Елена. – Мне, педагогу по образованию, пришлось разбираться в совершенно незнакомом для меня вопросе: изучать строительные материалы, отличать плохую доску от хорошей. Позже я открыла своё предприятие - стала заниматься дверями, но дела шли не слишком хорошо. Вместе с тем мы с мужем часто посещали всевозможные строительные выставки – на одной из них 8 лет назад мы и узнали о новом материале, о котором в Челнах тогда никто ещё не слышал.


Джут – это натуральное растение, которое выращивается в Бангладеше. Из него делают сырьё, а из сырья - полотно, которое нарезают в соответствии с желанием заказчика и кладут как утеплитель между брусьями деревянных домов. Материал этот не гниёт, чем выгодно отличается от привычных льна и пакли.

 - Мы стали заниматься куплей-продажей, - говорит Елена. - Но очень скоро это стало нам не интересно. Дело в том, что каждому клиенту нужна разная длина и толщина полотна. Хотелось каждому угодить. Муж изготовил нарезной станок – это позволило нам работать для каждого клиента отдельно. Я сама закупала материалы в других городах, была в дороге по четверо суток, сама стояла и упаковывала сырьё, сама ездила по всем рынкам и уговаривала продавцов – материал был новый, поэтому тяжело входил в оборот. Кто-то просил просто ознакомиться, кто-то хотел реализовывать. Для меня тогда главное было - иметь хотя бы какой-то заказ. Так, понемногу, мы стали работать на все регионы.

Челнинское производство джута и джутового каната - единственное в Татарстане. Поставки велись в Удмуртию, Башкирию, Киров, даже в Нижний Тагил. Год назад Елена выставляла свой материал на выставках в Казани и Нижнем Новгороде. Она признаётся, что это было для неё большой финансовой нагрузкой, но она всё-таки пошла на риск, чтобы достойно представить город.

 - Я считаю, что в наше время выживает тот, кто производит, - говорит Елена. - Перекупка – это всегда множество конкурентов: если ты покупаешь в каком-то месте, то почему другой не может купить здесь же? А вот производство не каждый может запустить. Своя технология – это всегда интересно.

Елена Барышникова не скрывает своих опасений: если упустить момент, из других регионов придут конкуренты. В первую очередь предприниматель обратилась за помощью к московским и петербургским заводам, с которыми имела дело, когда только начинала заниматься перекупкой.

 - Сейчас важно, чтобы всё не остановилось, - говорит она. – Слишком много времени и сил ушло на становление производства, слишком тяжело оно досталось. Но я всё равно налажу его. Я знаю, что отработаю все занятые деньги и встану на ноги.

«МНЕ НУЖНЫ СИЛЫ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДВИГАТЬСЯ ВПЕРЁД»

На следующий день, приехав на место пожара, Елена обнаружила, что пропали и те материалы, которые удалось спасти: медная проволока, металлические медные пластины весом в200 килограммов. Накануне рабочие вытащили их из огня и оставили на земле на ночь – наутро уже ничего не было. Общая стоимость убытков, нанесённых пожаром, сейчас составляет 10 миллионов рублей.

 - Нам сказали: если убытков будет больше, чем на 250 тысяч, то можно завести уголовное дело, - говорит Елена. - Но ведь это значит, что нас замучают бумажками. К тому же, нам, скорее всего, ничего не выплатят – ни один из наших складов не был застрахован, потому что большая часть из них была деревянными. Пожарные уже грозят нам штрафами, а мы не можем доказать, что случившееся – не наша вина.

 

Однако, что случилось, то случилось. Теперь перед Еленой Барышниковой стоит непростой вопрос – где взять деньги, чтобы заново поднять производство. Банки грозят непомерными процентами - а в офисе не хватает даже компьютеров. Она признаётся, что не привыкла просить о помощи и делать это почти не умеет. Даже когда была возможность взять субсидию для бизнеса, предпочла не тратить время на бумажную волокиту и упрашивание чиновников. Теперь же она оказалась в ситуации, неожиданной, но возможной для каждого. Её предприятию нужна не только финансовая, но и юридическая помощь.

 - У меня нет сил «есть» себя за то, что всё сгорело и исчезло, - говорит Елена. - Мне нужны силы для того, чтобы двигаться вперёд.

Анастасия Карабанова

P.S.: CHELNY-BIZ обратился с вопросом о возможной помощи Елене в отдел по поддержке и развитию предпринимательства. На днях состоится встреча с Радмиром Беляевым. Тем, кто желает помочь Елене восстановить производство, публикуем ее номер: 8-917-290-50-83

Видео