, 21 Октября
$ 77,7780
€ 91,5603
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 40 678 946 человека. В России: 1 431 635. В Татарстане: 7 899. В Челнах: 880
Новости
Подробно


«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

27.05.2020, 16:47

Сегодня 17 лет с момента трагедии, которая потрясла город – в этот день в 2003 году пропали гендиректор компании «КАМАЗ-Металлургия» Виктор Фабер и его экономист Наталья Стародубцева. С внезапным исчезновением руководителей такого масштаба автограду тогда пришлось столкнуться впервые. Расследуя дело, силовики разоблачили банду, о которой ранее ничего не было известно - «Тагирьяновские» годами оставались самыми законспирированными и уже успели к тому моменту лишить жизни несколько человек. Лето 2003-го еще не раз потрясет правоохранительный блок и еще долгие годы будет держать город в страхе – тела Фабера и Стародубцевой найдут на острове в Мамадышском районе, а потом будут искать Булата Баязитова… Свидетели тех событий до сих пор вспоминают произошедшее с болью в сердце, а некоторые отказываются говорить вслух – слишком тяжела была утрата. Как ловили врага и что осталось за кадром - вспоминают глава УВД Файзулла Хусниев, который участвовал в спецоперации, и Васил Каюмов – коллега Фабера, бывший гендиректор Завода микролитражных автомобилей.

«ФАБЕРУ И СТАРОДУБЦЕВОЙ ЗАВЯЗАЛИ ГЛАЗА И, УСАДИВ В «УАЗИК», В СОПРОВОЖДЕНИИ ДВУХ АВТОМОБИЛЕЙ С БОЕВИКАМИ ОТВЕЗЛИ НА БЕРЕГ КАМЫ»

27 мая 2003 года. Рано утром генеральный директор «КАМАЗ-Металлургия» 44-летний Виктор Фабер сел за руль своего автомобиля Toyota Land Cruiser и как обычно поехал на работу. По дороге забрал коллегу, начальника департамента экономики Наталью Стародубцеву. Их путь проходил через Боровецкий лесной массив. Фабер успел по пути сделать несколько звонков, сообщил помощнику, что из-за срочных дел уезжает в Казань. Окончательно связь с ним прервалась 29 мая. В тот день топ-менеджер сообщил о необходимости перевести крупную сумму со счетов «КАМАЗа-Металлургия» в московский Содбизнесбанк.

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

«...Менеджеры даже не подозревали, что каждый их шаг тщательно отслеживается, а в лесу установлено несколько «постов» (всего в похищении были задействованы десять человек)», – напишут спустя годы в книге «Бандитский Татарстан». - Через несколько минут после того, как Фабер заглушил двигатель, рядом остановился милицейский «уазик» с «группой захвата». Переодетые в форму ОМОНа преступники распахнули двери иномарки и, наставив на жертв автомат, потребовали выйти. Фаберу и Стародубцевой завязали глаза и, усадив в «уазик», в сопровождении двух автомобилей с боевиками отвезли на берег Камы. Олег Дацко, угрожая убийством, потребовал за освобождение 30,7 миллиона рублей. Затем пленников усадили в моторную лодку и переправили на стоявший на фарватере «Граф».

Новость об исчезновении руководителей такого масштаба повергла город в шок. Вокруг происшествия стали появляться слухи, газеты пестрили громкими заголовками, «КАМАЗ» объявил вознаграждение о местонахождении Фабера. 30 мая руководство автогиганта обращается с заявлением в органы внутренних дел, где возбуждают уголовное дело по статье 126 УК РФ «похищение человека».

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

Правоохранительные органы, которые еще не разобрались с пропажей другого крупного коммерсанта – Евгения Корнева, директора компании «Автомастер» - теряются в догадках.

Поначалу исчезновение Фабера и Стародубцевой даже связывают с проверкой, которую незадолго до этого провело на автогиганте контрольно-ревизионное управление Министерства финансов. Тогда сообщалось, что в сентябре 2002 года Фабер списал $1 млн дебиторской задолженности немецкой фирмы Profuna на убытки «КАМАЗа» (мотивировал истечением срока исковой давности). В акте ревизии значилось, что эта операция могла быть проведена в личных интересах заместителя гендиректора. Но эту версию отвергли сразу. Позже руководство МВД Татарстана подтвердило: исчезновение Фабера и Стародубцевой не добровольное – преступники требовали выкуп.

Сыщикам удается выяснить, что средства были переведены на разные счета и позже обналичены. Через долгий кропотливый труд оперативники выходят на след получателей. Начинаются громкие задержания, и становится ясно, что за столь кровожадными преступлениями стоят участники преступной группы «Тагирьяновские».

«У нас есть достоверная информация, что Виктор Фабер и Наталья Стародубцева были убиты фактически в первые дни захвата. Преступникам удалось получить крупную сумму денег, и после этого они расправились с заложниками», – сообщает тогда СМИ министр внутренних дел республики Асгат Сафаров.

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

Коллеги, горожане испытывают шок, узнав о гибели генерального директора ОАО «КАМАЗ-Металлургия» Виктора Фабера. Становятся известны и детали хладнокровного убийства Евгения Корнева. С ним, Фабером и Стародубцевой похитители расправились одним выстрелом в голову каждого, а тела захоронили на островках.

Всех похоронили осенью. Прощание с Виктором Фабером состоялось 1 октября. По площади перед ДК «КАМАЗа» беспрерывным потоком шли тысячи людей с венками и цветами.

«КОГОГИН ПРИЕХАЛ В ПРОКУРАТУРУ, СПРОСИЛ, ЧТО НАМ НЕОБХОДИМО И ПРЕДОСТАВИЛ ВЕРТОЛЕТ»

Впервые после трагедии о пережитом вспоминает Файзулла Хусниев, бывший тогда начальником городского УВД. К тому моменту он работал на посту полгода. На его счету – разоблачение целого ряда преступных групп, в том числе самой громкой ОПГ «29 комплекс». Сейчас Хусниев является советником гендиректора по безопасности ПАО «КАМАЗ».

- Меня назначили начальником УВД в начале 2003 года, - рассказывает Хусниев. - К тому моменту почти полгода считался без вести пропавшим директор компании «Автомастер» Евгений Корнев – трагедия с ним случилась в сентябре 2002-го. До назначения в Челны я работал начальником управления уголовного розыска республики, и уже тогда у меня были сомнения по поводу его исчезновения. После того, как пропали Фабер и Стародубцева, все стало ясно.

Поначалу отрабатывались разные версии. Могла быть просто служебная командировка, ведь они были руководителями предприятия. Ко мне тогда лично обратился «безопасник» литейного завода Игорь Юрьевич Жихарев – с ним вместе мы работали в камазовской милиции в конце 80-х годов. Позже мы собрались у прокурора города, у Илдуса Саидовича Нафикова, стали разбираться и выяснилось, что никакой командировки не было. Я доложил министру, Нафиков по своей линии, тут же подключились из ФСБ – тогда еще начальник Николай Зайцев и его заместитель Сирень Галиакберов. Мы поняли, что дело не простое - Фабер и Стародубцева исчезли не по своей воле.

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

Было возбуждено уголовное дело, и почти сразу в прессе появилась информация, что директор «КАМАЗ-Металлурги» и его экономист сбежали. Якобы похитили деньги предприятия и улетели к брату Фабера в Германию (у него действительно там жил родственник). Потом нам сообщили, что эту статью оплатили преступники, но насколько это правда, сказать не могу. Тем не менее, мы решили, что нас, таким образом, хотят сбить с толку. Помню, глава администрации Рашид Хамадиев пригласил к себе и показал газету «Челны ЛТД»: «Кого вы там ищете? Вот же, они уже скрылись с деньгами за границу». Я сказал, что мы отрабатываем все версии. Может, этот номер газеты даже сохранился. У меня есть свой альбом с прессой того времени, храню, как память, но пока не открываю. С одной стороны, интересно, с другой – больно: это ведь человеческие судьбы, страдания…

После информации об исчезновении двух сотрудников «КАМАЗа» сразу же подключился Сергей Анатольевич Когогин, он был шокирован происходящим, лично вникал в дело, предоставил необходимые документы. Было видно, что ему тоже тяжело оценить ситуацию: нас примерно в одно время назначили, то есть совсем недавно, а Фабер уже работал несколько лет. И тут разговоры о побеге, о хищении денег. Сейчас Сергей Анатольевич знает всех от и до - это назначенные им люди… Когогин приехал в прокуратуру, спросил, что нам необходимо и предоставил вертолет.

Мы подняли материалы дела по Корневу, изучили и по горячим следам облетели город, острова, лесной массив, всю Закамскую зону. Отрабатывали сухопутный путь, подключили волонтеров. ГИБДД проверяли по транспорту, так как и Корнев, и Фабер исчезли на своих машинах. У директора «Автомастер» была база рядом с «Дубками», все следы вели туда. Фабер жил примерно в том же районе, его коттедж был рядом с Боровецким лесом. Эта территория была в центре нашего внимания. Задействовали весь личный состав, все оперативные службы. Конечно, мы проверяли и ту информацию, что была в газете. Все были в «ударе», в том числе и руководство «КАМАЗа»: как так, могли ли они сбежать? Но был факт: человек не приехал на работу.

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

От Фабера был звонок, потом эти перечисления... До последнего надежда была в то, что мы найдем их живыми, никто не думал, что они уже мертвы. В голову даже не приходило. Мы искали не деньги, мы искали людей… Спустя время, мы получили оперативную информацию о том, что Фабера и Стародубцевой больше нет в живых. Их тела закопали на острове в районе села Соколки в Мамадышском районе. Как сейчас помню: мы с Ренатом Закиевичем Тимерзяновым стояли на берегу, ждали лодку, чтобы доплыть к месту. Шел сильный дождь, никогда его не забуду, и нам пришлось вернуться…

Сложности были в том, что параллельно мы работали по другой банде – ОПГ «29 комплекс». На тот момент более 30 человек были уже арестованы. Они вели себя очень агрессивно, работали московские адвокаты. Настоящая головоломка была, много вопросов. И поначалу даже думали, что это дело рук оставшихся на свободе участников банды – пытаются запутать нас похищениями, чтобы отвлеклись от них. В июле, вы помните, нас ожидало очередное шокирующее известие: пропал известный в городе предприниматель Булат Баязитов. Мы еще тогда не знали, что ко всем преступлениям причастны «Тагирьяновские».

В тот период велась большая работа по всем городским бандам: ОПГ «Боксеры», «40 комплекс», «30 комплекс», «48 комплекс». Мы потом только вышли на «Тагирьяновских». Все отрабатываемые лица вели скрытый образ жизни. До Тагирьянова мы задержали Дацко, Данилевича, Бобкова и Хузина. По Тагирьянову я сам лично получил оперативную информацию. Помню, как вчера, позвонил доброжелатель и сказал: «Вы ищете Тагирьянова? Сидит в «Мясном ударе» в Казани с каким-то милиционером». Я позвонил моему бывшему заместителю (он после меня в Казани остался начальником уголовного розыска республики) Иванову, говорю: «Владимир Викторович, человек, который мне срочно нужен, сидит там». У него был обед, сидел один в кабинете. Я ему: «Бери пистолет и беги к нему, задерживай этого товарища». Отправил по факсу ему фото Тагирьянова, он уехал к месту вместе с водителем. Задержали в итоге обоих, вторым оказался замначальника или начальник линейного отдела.

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

«ЭТО БЫЛ ВОЛЕВОЙ ЧЕЛОВЕК, ЕГО НЕВОЗМОЖНО БЫЛО СЛОМАТЬ, ЗАСТАВИТЬ БЕЗВОЛЬНО ПОДЧИНЯТЬСЯ»

Васил Каюмов, который в то время работал генеральным директором ОАО «Завод микролитражных автомобилей», рассказал, как камазовцы переживали трагедию. На предприятии тогда усилили меры безопасности - к топ-менеджерам приставили по охраннику.

– Некоторое время было полное непонимание происходящего, все были в неведении, - вспоминает Каюмов. - Было много разной информации: распространялись слухи, в том числе и самые абсурдные - что они сбежали с деньгами завода, что уехали в командировку... Когда Фабер вышел на связь и сообщил, что нужно срочно перечислить средства на счета «Содбизнесбанка», стало понятно, что за их исчезновением могут стоять криминальные структуры. Подключились силовые структуры. На «КАМАЗе» тут же были усилены меры безопасности. В особенности в отношении тех руководителей, которые имели доступ к финансам. Необходимо было обезопасить всех, кто находится в зоне риска. У многих топ-менеджеров тогда появилась дополнительная охрана. Примерно год-полтора это продолжалось, потом постепенно сошло на нет, и охрана осталась только у высшего руководства.

Все были шокированы произошедшим, но сказать, что испугались – нет, не могу, держались стойко. Не все знали о существовании «Тагирьяновских», были на слуху «двадцатьдевятники», другие банды. Преступные группы всегда интересовались «КАМАЗом», это ни для кого не секрет. Были и другие инциденты, в частности, по Заводу микролитражных автомобилей. Криминальные структуры тогда хотели установить влияние над ЗМА. Пытались проводить свои схемы через людей, внедренных на завод, но была жесткая позиция. Когда они поняли, что не удается воздействовать, решили припугнуть. Дело доходило до конкретных нападений, но это были лишь элементы устрашения.

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

Виктор Викторович в этом отношении тоже был достаточно самостоятельным руководителем. Это был волевой человек, его невозможно было сломать, заставить безвольно подчиняться кому-либо. Не зря он сначала производством командовал, потом его поставили во главе литейного завода, а позже руководителем «КАМАЗ-Металлургия». Возможно, были какие-то проблемы с преступным миром, учитывая, что в литейном производстве использовались дорогостоящие компоненты. Но Фабер никогда не рассказывал, что есть угрозы.

Мы до последнего надеялись, что они живы, и их спасут. Фабера провожали в последний путь с ДК «КАМАЗа», было много народу, казалось, что собрался весь город… Каждый год 19 мая, когда у Вити день рождения, мы приезжаем на кладбище, вспоминаем его. Для нас, коллег, его родных – это серьезная утрата.

Это были отголоски 90-х, хоть и на дворе стоял уже 2003-й год – не самый приятный этап развития нашей страны. Криминальный мир не хотел уступать…

«КАЖДЫЙ ДЕНЬ? БЛИЖЕ К СВОБОДЕ»

«Тагирьяновских» называют одной из самых жестоких банд в Набережных Челнах, на ее счету свыше 20 убийств. Преступники получили по заслугам, но осуждены были только через несколько лет – в 2007 году. Главаря, Эдуарда Тагирьянова, и еще троих участников группировки приговорили к пожизненному заключению. Остальные члены банды получили от 6 до 25 лет лишения свободы. Да, некоторые уже на свободе…

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

Слух о кончине Тагирьянова не подтвердился в очередной раз. Хладнокровный лидер мотает срок в колонии особого режима «Торбеевский централ» посреди российского глухого леса, вблизи мордовского поселка. Это зона считается самой закрытой в России для осужденных пожизненно. В камерах «Торбеевского централа» заключенные сидят по одному или двое, за ними круглосуточно следят камеры видеонаблюдения. Зэки не сидят без дела: в специальных камерах работают швейные цехи - шьют рабочую одежду и форму для силовиков. Кстати, у Тагирьянова имеется специальность закройщика верхней одежды: в 80-е он работал в ателье, а позже сам шил кожаные куртки, которые пользовались бешеным спросом.

Олег Дацко, организовавший похищение Фабера и Стародубцевой, сейчас находится в колонии в Пермском крае. Название тюрьмы «Белый лебедь» по одной из версий произошло из-за способа перемещения заключенных по территории: наклонившись вперед с закинутыми за спину руками. К слову, в декабре 2017 года здесь произошел пожар – загорелось трехэтажное кирпичное здание. В качестве возможной причины называли поджог и неисправность в электрооборудовании. У Дацко на свободе остались сын и супруга.

Киллер «Тагирьяновских» Сергей Бабков, от выстрела которого скончался Виктор Фабер, был направлен в «Черный дельфин». В интернете можно найти его доклад, датированный весной 2018 года. Заключенный открыто признает, что на нем две смерти: «У меня лично два трупа. Один – генеральный директор «КАМАЗ-Металлургия». Было похищение, требовали 1 млн долларов».
Убийца рассказал, что страшнее всего в пожизненном заключении: «Осознание, что на всю оставшуюся жизнь останешься здесь. Я уточню: маньяки и педофилы действительно заслуживают смертной казни. Я себя не сравниваю с маньяком». Отвечая на вопрос о том, как проходит каждый день, киллер дает неоднозначный ответ: «Каждый день? Ближе к свободе». Бабков получил пожизненный срок…

«Мы до последнего надеялись, что найдем их живыми. Никто не думал, что они уже мертвы»

Олеся Аверьянова

Фото: business-gazeta.ru, aviaport.ru