, 4 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«Если бы мне 10 лет назад сказали, что люди будут платить за бег…»

29.06.2017, 08:54

Мода на бег, катализированная несколько лет назад компаниями Adidas и Nike, растет, как снежный ком, и охватывает регионы России, говорит директор популярного Казанского марафона, один из самых успешных спортивных продюсеров Татарстана Вадим Янгиров. В этом году он организует в республике целую серию летних забегов. Так, в августе в Челнах состоится красочный марафон, аналог Color Run, куда могла бы приехать любительница бега Ольга Шелест. Многократный марафонец, вице-президент федерации легкой атлетики Татарстана и участник проекта ТОП-10 молодых предпринимателей Набережных Челнов в интервью Chelny-biz.ru рассказал о становлении своего спортивного бизнеса, раскрыл кухню модных беговых марафонов: почему приезжают звезды уровня Веры Брежневой и Басты, сколько вкладывают спонсоры, почему удается работать с «Татнефтью», но не складывается с «КАМАЗом». О тонкостях спортивного маркетинга, по которому Янгиров даже диссертацию защитил, в материале Chelny-biz.ru.

«В СПОРТИВНОЙ СТОЛИЦЕ РОССИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОЙ СИЛЬНЫЙ МАРАФОН»

– Вадим, вы позиционируете себя как спортивный продюсер. Есть музыкальные продюсеры, а спортивных - единицы. В чем ваше принципиальное отличие от спортивного менеджера, более распространенной и понятной специальности?

– Продюсер создает проект, продукт. В моем случае создаются спортивные проекты. Чем отличаются эти два специалиста: менеджер управляет, продюсер создает. В Казани, кстати, есть Дирекция спортивных и социальных проектов, нас часто сравнивают с ними, путают. Но на самом деле, они занимаются реализацией, управлением большими, глобальными спортивными проектами, такими, как Универсиада, чемпионат мира по водным видам спорта, Кубок Конфедераций и т.д. Мы по сравнению с ними кратно меньше, но у нас свои проекты, мы их сами создаем, придумываем и сами реализовываем.

Мы – это я и моя команда – Центр реализации спортивных проектов «Новый спорт». В нашей команде сейчас на постоянной основе работает чуть более 10 человек. Количество временных сотрудников в момент организации проектов достигает до 40. Это только организационный комитет. Понятно, что еще есть специфические позиции, такие, как судьи, волонтеры, охрана, стюарды и т.д.

– «Новый спорт» вы создавали в Набережных Челнах. Как выводили компанию на столичный, республиканский рынок?

– Я сам из Набережных Челнов. В 2013 году мы провели первый Набережночелнинский марафон. Привезли кенийского спортсмена – это вызвало большой интерес и определенный ажиотаж. Это был наш первый опыт в организации спортивных мероприятий. Затем запустили проект «Школьная Футбольная Лига», который в Челнах проводится ежегодно. Это профессиональная лига для детей, где есть свой рейтинг бомбардиров, персональная статистика, западная и восточная конференции, фан-клубы и даже матчи звезд. Были велосоревнования – велорейсинг на Дне молодежи. В том же 2013 году нам удалось заявить в Казани о желании провести марафон. Это, понятно, затянулось. И в 2015 году состоялся первый возрожденный Казанский марафон. Почему возрожденный? Потому что в советские годы он проводился, в 1990-е, даже в 2000-е годы еще проводился, но все шло на убыль, пока мода на бег не пришла в Россию вновь, и люди не начали активно бегать.

– Все наслышаны о Казанском марафоне…

– Да, Казанский марафон – наш флагманский проект. С него, можно сказать, мы и начали. В первый год собрали 2600 участников, в прошлом году было 8800, в этом достигли почти 10 тысяч участников. Я считаю, что в спортивной столице России должен быть свой сильный марафон. В этом году Казань стала беговой столицей благодаря данному марафону.

– Как вам удается делать популярное шоу из такого, казалось бы, монотонного мероприятия, как марафон? Почему раньше беговые соревнования не набирали столько участников?

– Мы предлагаем качественный сервис. Люди хотят праздник, хотят модные футболки, качественное питание на финише, медали. А раньше это было так: флажком махнули и побежали.

«В ЧЕЛНАХ ПРОЙДЕТ КРАСОЧНЫЙ ЗАБЕГ. В МИРЕ ЕСТЬ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ ОПЫТ COLOR RUN»

– Вы запустили в Татарстане целую серию забегов под брендом TATAR.RUN. В каких городах вас ждут?

– Мы запустились в прошлом году. В 2017-м выросли уже до семи забегов. Ближайший – «Ночная Казань» – состоится 8 июля. Затем стартует тур по городам Татарстана. 30 июля бежим в Нижнекамске, 12 августа – в Набережных Челнах и 2 сентября в Альметьевске. Закрыть сезона планируем 8 октября Казанским полумарафоном.

У каждого марафона есть свои особенности. В Казани забег пройдет ночью. Каждому участнику будут выдаваться фонарики на лоб. Мы постараемся сделать интересное мероприятие, связанное со светом. В Нижнекамске будет цветочный полумарафон, где девушкам на финише длинной дистанции будет вручаться цветок роза, мужчинам – венок победителя. В Челнах пройдет красочный забег. В мире есть очень интересный опыт Color Run. Мы решили попробовать это в моем родном городе. Будет очень много краски. У каждого в стартовом пакете, поэтому, я думаю, что здесь будет интересно.

В Альметьевске пройдет музыкальный марафон. Там, кстати, будет и дистанция в 42 км. Обычно в городах кроме Казани организуем полумарафоны, но в Альметьевске в этом году решили организовать полный. Сейчас в России наблюдается рост предложений для бегунов, и уже старты конкурируют друг с другом за участников.

– У вас были сложности при организации забега в Нижнекамске, пришлось сменить дату проведения. Сейчас вопрос полностью решен?

– У нас изначально была запланирована дата в июне, но, к сожалению, не получилось окончательно договориться. Мы вместе сели за стол и обсудили, что мероприятие будет лучше перенести на 30 июля. В этом году Нижнекамск празднует 50 лет со дня выпуска первой продукции НКНХ. Вот к этому решили приурочить соревнование, чтобы первый нижнекамский полумарафон стал знаковым событием.

– Понятно, что для города так лучше. Но что думают об этом участники? Ведь сократился восстановительный период между марафонами.

– Во-первых, мы ориентируемся на любителей. Они бегают не столько на результат, сколько на участие. Между соревнованиями после «Ночной Казани» три недели, после Нижнекамска – две, после Набережных Челнов – три недели до Альметьевска. В принципе, если смотреть мировой опыт, этого достаточно. К примеру, в Чехии между стартами всего одна неделя.

Безусловно, был некоторый негатив в связи с тем, что мы перенесли марафон, но мы отработали практически с каждым участником. Мы вернули стартовый взнос всем, кто попросил. С некоторыми участниками пошли на дополнительные расходы. Так, одной девушке надо было менять билет на самолет. Мы оплатили издержки, которые она понесла. Это наша репутация, мы ею очень дорожим и готовы идти на финансовые расходы, которые возникают по нашей вине.

«ПРИГЛАСИТЬ ЗВЕЗДУ - ВЕРУ БРЕЖНЕВУ ИЛИ НЮШУ - НАМНОГО ПРОЩЕ, ЧЕМ СОБРАТЬ ТЫСЯЧУ ЧЕЛОВЕК НА СТАРТ»

– И все-таки как вам удается собирать тысячи людей на коммерческие старты? Кто эта аудитория участников? Откуда они?

– На Казанском марафоне мы собрали почти десять тысяч заявок, на финише было около девяти тысяч человек. Понятно, что это топовый забег в России, второй после Московского марафона. На забегах в Нижнекамске, Челнах и Альметьевске мы ставим себе планку около одной тысячи человек. Так и наберется. Казанский полумарафон, который пройдет осенью, наберет примерно три тысячи человек. Мы ориентируемся на спрос – это то, количество людей, которых мы действительно соберем.

Если говорить о географии участников, то на Казанском марафоне из десяти тысяч человек 60% были иногородними. Во внутренних забегах по Татарстану приезжих участников, я думаю, будет примерно 40%. Можно посмотреть, кстати, заявки по Набережным Челнам. Больше всего людей едет к нам из Казани. Сами челнинцы на втором месте, дальше Альметьевск, Нижнекамск, Ульяновск, Москва, Самара, Можга, Чистополь, Нефтекамск, Елабуга, Уфа, Новотроицк, Королев, Нижний Новгород, Екатеринбург, Зеленодольск, Октябрьский.

– В Казанских марафонах непременно есть приглашенные звезды, депутаты, первые лица республики. Приезжали Нюша, Вера Брежнева. Как и чем привлекаете участников такого уровня?

– На самом деле это намного проще, чем собрать тысячу человек на старт. У нас есть социальная часть, под которую всегда приезжает какая-то звезда. Это только на Казанском марафоне. Пригласить депутатов Госдумы – не сложно. Бег сейчас в моде. И для них самих достаточно хороший PR-инструмент. Министр по делам молодежи и спорту РТ Владимир Александрович Леонов нас всегда поддерживает. Большое ему спасибо!

Намного сложнее поднять народ, который в 90-е сидел на диване, и вдруг нужно начать бегать и платить за это. Но тенденция показывает, что мы движемся в правильном направлении. Не скажу, что все сделали мы. Но есть мода, которая работает.

– А сколько стоит приезд звезды на марафон?

– Не могу ответить, но мы не делаем на это упор на самом деле. Есть – хорошо, нет – не страшно. Вера Брежнева к нам приезжала, Баста, Стас Пьеха, в этом году Нюша. Эльмира Калимуллина всегда с нами. Спасибо ей! Мы никого не просим, а лишь предлагаем наш продукт. Мы хотели привезти Ольгу Шелест на полумарафон в Набережные Челны, на ее родину, тем более что она сама бегает. Но у нее отпуск.

– При проведении массовых мероприятий часто возникают разговоры об «обязаловке», принуждении к участию. Вам приходилось?

– У нас категорически нет административного ресурса. Тем более что есть стартовый взнос. Это наша принципиальная позиция: никого силком, никаких нагонов, никаких приписок. Как есть, так есть.

«ЭТО БОЛЬШОЙ БИЗНЕС, ЭТО ВЫГОДНО ВСЕМ. ЕСТЬ, НАВЕРНОЕ, ЕДИНСТВЕННЫЙ НЕГАТИВ – ПЕРЕКРЫТИЕ ДОРОГ»

– Вы в спорте с детства. Как пришли к тому, чтобы сделать его своим бизнесом?

– Я профессионально занимался легкой атлетикой в детстве. Кандидатом в мастера спорта стал, но понял, что олимпийским чемпионом мне не быть, поэтому ушел в студенческий актив, в организацию различных мероприятий и поиски себя. Если бы мне 10 лет назад сказали, что люди будут платить деньги за то, чтобы их научили бегать… А сейчас это практически самый успешный бизнес в России в области здорового образа жизни, в части бега точно. К примеру, школа бега Love running, которая имеет франшизу в 60 странах мира. Я бы никогда не подумал, что за семь недель можно отдать 12 тысяч рублей, чтобы тебя научили бегать.

Вот из этого сделали целую индустрию. Как это произошло? Здесь, я думаю, совокупность многих факторов. Все-таки выросли доходы населения в стране. Люди начали задумываться не только о том, что бы поесть. Стало больше тех, кто в поисках саморазвития. И начался бег. Самое простое, самое доступное.
Я уверен, ведущие мировые спортивные компании, такие, как Adidas, Nike и другие, провели экономические исследования и, увидев эту тенденцию, сделали небольшой катализатор в виде событий. И в 2012 году в первый или во второй раз в Москве прошло мероприятие We Run Moscow, мероприятие компании Nike, где раздавали футболки. Да, кто-то пришел только за футболкой и не побежал, но половина пробежала. Они собрали тогда около 7-8 тысяч человек, и дело пошло. Тогда был дан первый толчок. Потом Adidas стал партнером московской серии забегов – это был второй толчок. В 2013 году состоялся первый Московский марафон, и вот эта волна пошла, как снежный ком. Сейчас она докатилась до регионов.

– Вы сами многократный участник различных марафонов.

– Я в 2013 год пробежал свой первый марафон. Когда я профессионально занимался легкой атлетикой, никогда не бегал на длинные дистанции. 1,5 км, 800 м – это чистой воды легкая атлетика. В 2013 году у меня был рекламный проект с компанией Adidas, я пробежал свой первый марафон, без помощи тренера с прибором от Adidas. Это было в Праге, и вот тогда я подсел на марафоны. Приехав в мае из Праги, уже в августе провел старт здесь, в Набережных Челнах.

– Можно ли сказать, что там вы поняли, как на марафонах можно зарабатывать?

– Да, я увидел, что это большой бизнес, это выгодно всем. Есть, наверное, один единственный негатив – перекрытие дорог. А в целом мы делаем социально полезное спортивное мероприятие, привлекаем туристический поток в тот или иной город. Это здоровье населения, пропаганда, праздник.

– Вы много путешествуете. Копируете увиденное на зарубежных соревнованиях?

– В науке это называется бенчмаркетинг. Наверное, у меня получается копировать. Хотя это не хорошее слово. Но отчасти это так и есть. Я посмотрел, как там делается, изучил, в конце концов, кандидатскую диссертацию защитил на тему спортивного маркетинга и пытаюсь внедрять какие-то технологии спортивного бизнеса здесь. Считаю, что в этом как раз есть потребность.

«МЫ НАШЛИ ВСЕГО ДВУХ ДЕНЕЖНЫХ СПОНСОРОВ. ЭТО БЫЛИ ТАТФОНДБАНК И «ТАТНЕФТЬ»

– Давайте, перейдем к цифрам. В какие суммы обошлись Казанский марафон и другие забеги?

– Я называю эти проекты государственно-частным партнерством. Когда мы в первый раз проводили марафон в Казани, заявили о том, что привлечем частные инвестиции или спонсорские средства. В первый год мы хотели привлечь 50% и на этих условиях договорились с государством. Получилось так, что мы нашли всего двух денежных спонсоров. Это были Татфондбанк и «Татнефть». Но этого не хватило, чтобы покрыть заявленные 50%. И в этот момент нам как частным инвесторам пришлось достать деньги из своих карманов, чтобы провести это мероприятие и выполнить все условия.

В прошлом году нам удалось привлечь коммерческих партнеров, но не удалось выйти в плюс. В этом году это был минимальный символический плюс, с точки зрения бизнеса. Но притом, что мы государственную часть расходов уменьшили до 35%. В нашем приоритете эту долю оставить на отметке 25%. Но тут важно правильное понимание: количество участников растет, расходы и затраты тоже, причем не только от количества, но и от уровня проведения мероприятия.

В этом году нас обязали практически на всех перекрестках выставить противотаранную технику для безопасности участников. Кстати, в Европе такого я не видел, но мы знаем, что там происходит, и я полностью за безопасность. Это нам стоило дополнительно почти полмиллиона рублей. 115 машин надо было не просто выставить, их надо было еще найти. В этом помог исполком Казани, нам предоставили технику на условиях ниже рыночных. Но, так или иначе, это расходы, которые несем мы – организаторы.

Общая сумма проекта Казанский марафон составила около 22 млн рублей. Соответственно старты в других городах стоят намного меньше. На все шесть остальных забегов выделено меньше, чем на один казанский. Марафон – это все-таки флагманское мероприятие. За счет него мы приобретаем постоянное оборудования, которое потом используем на забегах. Нам партнер изготовил стартовую арку, флаги, столы, стулья.

В этом году на Казанском марафоне титульным партнером являлся «АК БАРС Банк», и на челнинском тоже он будет. В Альметьевске – «Татнефть». В Нижнекамске договорились, что партнером станет «Нижнекамскнефтехим».

– А что «КАМАЗ»?

– Там сложнее. Родной город, а у меня все не получается выстроить здесь отношения с коммерческими партнерами, убедить их в эффективности. Думаю, время придет. Мы не ходим и не просим. У нас есть четкая позиция, что за партнерский пакет есть определенное коммерческое предложение, и есть ряд позиций: титульный партнер, генеральный и официальный.

Три категории партнеров присутствуют на брендинге, и на это есть определенная цена. Вот буквально вчера мы не смогли договориться с одной из компаний по Набережным Челнам и Нижнекамску, потому что они хотели зайти за меньшую цену. Казалось бы, что жалко что ли распечатать лишние баннеры и поставить? Нет, спортивный маркетинг не работает таким образом. Он работает, когда ты четко отрабатываешь то, за что получаешь деньги. Либо, допустим, приходит спонсор, готовый выложить за титульное партнерство на челнинском марафоне 2 млн рублей, а я понимаю, что не отработаю эти деньги. Я ему скажу: давай в первый год в четыре раза меньше сделаем и будем поступательно двигаться. Это знаете, как цена контакта в рекламе. В данном случае для данной компании цена контакта будет слишком высокой. Им выгоднее разместить рекламу где-то в другом месте, чем прийти ко мне на следующий год. Иначе они же сами потом скажут: мы не получили эффекта от сотрудничества с тобой. Мне этого не надо, я выстраиваю долгосрочные отношения.

У нас есть ограничения по количеству партнеров. Максимальное количество, присутствующих на брендировании, не превышает 10. Что делать если придет 11-й? Я скажу: давай, на следующий год.

– У вас были такие случаи?

– Нам предлагали привезти звезду бесплатно за то, что мы разместим логотип компании. Но мы отказались.

«ЕСТЬ ЗАДУМКИ ПЕРЕНЕСТИ УСПЕШНЫЙ ОПЫТ ПРОВЕДЕНИЯ В ТАТАРСТАНЕ МАРАФОНОВ НА ДРУГИЕ ВИДЫ СПОРТА»

– Какие еще проекты реализуете и планируете?

– Мы не бросаем «Школьную Футбольную Лигу». Хотим ее в этом году параллельно запустить в Казани. В Набережных Челнах этот проект также остается. Спасибо партнерам, которые в определенный момент сказали: «Вадим, без разницы, где ты сейчас живешь, но «Школьная Футбольная Лига» в Набережных Челнах должна быть». И благодаря им, проект продолжает реализовываться.

Также у нас в зачаточном виде много других спортивных проектов. Это и тематический сайт по легкой атлетике runners.ru. С него, можно сказать, началась моя деятельность. Мы сейчас его реорганизовываем. Когда-то это был самый популярный сайт по легкой атлетике. Как «Спорт-Экспресс» рассказывает про футболистов, мы также рассказывали про Усэйна Болта (ямайского бегуна, восьмикратного олимпийского чемпиона и 11-кратного чемпион мира – ред.) и российских легкоатлетов. Самый пик пришелся на 2011–2012 годы. Но потом профессиональная легкая атлетика стала менее интересной. Теперь большая часть аудитории захотела бегать сама. Мы решили ориентироваться на нее и перепрофилируем сайт для любителей.

Есть задумки также перенести успешный опыт проведения в Татарстане марафонов на другие виды спорта – циклические, прежде всего, где та же самая аудитория. Потому что бегуны не только бегают, зимой катаются на лыжах, участвуют в заплывах. Если бы в России было много любительских велосипедных гонок, они бы и там участвовали. Плюс триатлон. Это те виды спорта, к которым мы сейчас присматриваемся. У нас есть проект, который пока существует только на бумаге, но это довольно серьезный шаг вперед. Есть еще много других новых направлений, о которых пока не хочется просто говорить, лучше показать на деле.

– Что думаете о триатлоне, который тоже пользуется популярностью?

– Вот только недавно Евгений Скобеев провел в Челнах Камский триатлон. Я думаю, что если наш проект все-таки будет поддержан правительством республики, и будет дана отмашка, то мы и с Евгением объединим усилия, и с ребятами, которые сейчас делают в Казани триатлон. Только тогда можно получить один большой сильный продукт, как Ironman в мире.

– Сколько еще, на ваш взгляд, продлится мода на бег?

– В ближайшие пять-десять лет она будет расти и развиваться. Опять же это связано с экономическим ростом. Хотя у нас любят кричать: «Плохо живем». Всегда так будут кричать. Второй фактор – это мода на здоровье. Она поддерживает интерес к бегу.

Олеся Аверьянова

Использовано фото: Казанский репортер, РИА Новости, gazeta.ru, Татар-информ, vk.com, sobaka.ru