, 19 Мая
Новости
Подробно


«Даже для «физиков» денег не хватит. Пиши – не пиши, получишь дырку от бублика!»

13.04.2017, 14:12

В Челны «погорельцам» банков приехала лидер казанской инициативной группы Александра Юманова. Встреча состоялась вечером в ТПП после того, как суд вслед за ТФБ признал банкротом ИнтехБанк. Встретились обсудить дальнейшие действия. Челнинцы настаивают на том, что две крупные группы пострадавших клиентов должны координировать свои действия, чтобы не вышло, как в басне Крылова. Например, выяснилось, что Казань уже наняла адвокатов. Зато в Челнах активнее идет работа по формированию 10-процентного пула кредиторов. Во многом за счет рекламы на улицах. Казань добивается создания фонда помощи при президенте РТ, а Челны – личной встречи с президентом (надеются на содействие Наиля Магдеева). Впрочем, особых иллюзий люди не питают. Кто надеется на «хоть какую-то костью», а кто видит лишь «дырку от бублика», – услышал корреспондент Chelny-biz.ru.

«ЕСЛИ МЫ СТАНЕМ КОНКУРСНЫМИ КРЕДИТОРАМИ, НАМ ВСЕ РАВНО КАКУЮ-ТО КОСТЬ КИНУТ. ЗАДАЧА – ПОЛУЧИТЬ ЭТУ КОСТЬ»

В Торгово-промышленной палате Набережных Челнов собрались 13 предпринимателей – членов инициативной группы пострадавших вкладчиков ТФБ и ИнтехБанка, один представитель из Нижнекамска и трое – из Казани. Казанцы, правда, приехали на час позже, зато расставили точки над «i» по некоторым из прозвучавших ранее вопросов.

– Обсудим, каким образом действовать дальше, – обозначил тему встречи член инициативной группы Ильнур Мавлявиев. – Мы собрались для того, чтобы поговорить о планах, спланировать следующие шаги.

– Да, времени совсем не осталось, – прозвучало за столом переговоров.

– Времени еще целый год, – улыбнулся гендиректор НКЦ «Аудитор-Ч» Леонид Иванов, имея в виду срок конкурсного производства.

– Сейчас самое главное – собрать 10-процентный пул кредиторов, – высказал точку зрения член инициативной группы Ильдар Нигматуллин. – В Казани уже создали ООО, с точки зрения оформления представительства инициативной группы в АСВ, это самый оптимальный вариант. Если, например, мы, «юрики» и «физики», оформим доверенность на имя какого-нибудь Иванова, а он… – начал было Нигматуллин, но тут же осекся, поскольку за столом сидел Леонид Иванов. – А он, Сидоров, окажется плохим человеком, поменяет свою позицию, начнет разводиться с женой и ему будет не до этого, его переманят правительственные структуры и так далее… С фирмой гораздо проще. Сидорова можно уволить, если его заподозрили. ООО удобнее, с точки зрения безопасности самого проекта и участия в процедуре банкротства в качестве конкурсного кредитора. Конкурсный кредитор обладает определенными правами и полномочиями, статусом, к нему прислушиваются. Если мы станем конкурсными кредиторами, нам все равно какую-то кость кинут, и задача нас всех – объединившись, получить эту кость.

Речь зашла об оформлении доверенностей от участников пула кредиторов – как и на чье имя, если это будет ООО.

– Доверенность пока обсуждать рано, – высказался гендиректор «Аудитор-Ч». – Я и фирма – мы сейчас изучаем опыт работы конкурсных управляющих тех банков, которые банкротят. Предложение – собрать практику и составить дорожную карту, памятку по шагам: как работать с конкурсным управляющим, какие письма писать, куда и как идти.

«ДАЖЕ ДЛЯ «ФИЗИКОВ» ДЕНЕГ НЕ ХВАТИТ, А ДЛЯ «ЮРИКОВ» – ПИШИ – НЕ ПИШИ, ВОЗДУХ ПИНАЙ – НЕ ПИНАЙ – В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОЛУЧИШЬ ДЫРКУ ОТ БУБЛИКА!»

Иванов основательно подготовился к встрече – озвучил ряд мер, которые сейчас необходимо принять.

– Ситуация такая, что даже для «физиков» денег не хватит, а для «юриков» – пиши – не пиши, воздух пинай – не пинай – в результате получишь дырку от бублика! – эмоционально заявил он.

Иванов оперировал данными Центробанка о том, что стоимость имущества ТФБ оценивается в 77 млрд рублей, а его обязательства в 118 млрд. Подсчеты говорят о том, что средств для выплат кредиторам третьей очереди – юрлицам – не остается.

– У меня ряд конкретных предложений, – продолжил гендиректор «Аудитор-Ч». – Первое – инициативной группе надо добиваться встречи с президентом Татарстана. Через Нагуманова мы не добьемся, через Здунова не добьемся, через Магдеева – можем добиться, если объясним для чего это надо.

Какие вопросы можно решить на уровне президента, он также расписал. Прежде всего, создать фонд и предложить компаниям, которые сыграли свою роль в крахе ТФБ, внести туда деньги.

– Президент для себя все давно решил, – высказались участники встречи. – Изначально, с 22 декабря, в Казани в инициативной группе были ребята, которые говорили: «Где президент? Мы хотим с президентом работать!» Но безрезультатно.

– Он обозначил позицию в начале. До банкротства у Нагуманова и Здунова была задача снять напряжение, и они справились. Тогда философия была одна, сейчас философия другая, – возразил Иванов. – Тогда другие варианты кроме санации не рассматривались.

Вместе с этим, считает бизнесмен, надо работать на федеральном уровне: написать в МВД, ФНС, Следком, ПФР и рассказать о формализме действий республиканских органов. Если Москва или президент Татарстана начнут давить, работа пойдет, уверен он. Иванов предложил подключить к этой работе депутатов. Сам он держит связь с помощником депутата Госдумы от КПРФ Юрия Синельщикова.

– Он из силовиков и готов эти письма отправлять. Если есть другие депутаты, которых можно подключить, буду только «за» – чем больше, тем лучше. Может быть, и наши, в том числе Когогина, тоже включатся в работу. Когда другие начнут работать на ее территории, она тоже будет заинтересована, – считает Леонид Иванов.

Возникла идея принять участие в Съезде предпринимателей в Нижнекамске. Инициативная группа формулирует вопросы, которые можно было бы поднять в присутствии министра экономики Татарстана Артема Здунова, председателя правления ТПП РТ Шамиля Агеева и других.

– Нужно присутствовать, вопрос в любом случае будет в протоколе. Вопрос актуальный и мы, где можем, там должны поднимать его, – поддержали бизнесмены. – Нам нельзя останавливаться, нельзя делать передышку.

«МЫ СЕБЯ ДОЛЖНЫ ПОЗИЦИОНИРОВАТЬ ТАК: «ДАЙТЕ НАМ ДЕНЕГ, МЫ ЗАСТАВИМ ИХ РАБОТАТЬ»

Инициативная группа как раз начала составлять перечень вопросов, когда к встрече присоединились казанцы: лидер инициативной группы Александра Юманова, Руслан Титов, Ким Гатаулов.

Челнинские «погорельцы» хотят спросить о ходе расследования уголовных дел, о том, на какой стадии предложения по законопроекту о страховании юрлиц, о положении пострадавших в других регионах…

– Предложение, однозначно, хорошее, – включилась в обсуждение Александра Юманова. – Вопросы давно поставлены, надо решать. Очень сложно организовать встречу со Здуновым. Мы вышли на Общественную палату, при ней будет создана рабочая группа. Нас введут в нее. Преимущество сомнительное, но оно есть: не мы будем ходить к Здунову. На заседаниях рабочей группы при Общественной палате руководители министерств и ведомств по приглашению обязаны присутствовать. Это просто еще одна форма общения с властью.

Казанцы также рассказали о том, как продвигается работа по созданию фонда помощи.

– Идея была такая – раз власти участвовали в обоих банках, были акционерами, значит, несут ответственность. Поэтому мы просили власть посодействовать пострадавшим, – пояснил суть Руслан Титов. – В Министерстве юстиции нам предложили создать благотворительный фонд. И такой в итоге появился – фонд Булата Бакеева. Слышали о нем? Но мы – инициативная группа – от такой идеи отказались, потому что благотворительный фонд – это просто фонд, который любой из нас может создать. Ни правительство, никакие государственные структуры его финансировать не могут, соответственно, этот фонд ничего нам не дает. С нашей стороны было предложение создать аналог ГЖФ, который действительно бы работал. Единственное, чего мы хотели добиться от власти, – чтобы они захотели нам помочь. Мы просим, чтобы они пошли навстречу, чтобы создали фонд при президенте, при правительстве. Этот фонд должен быть создан либо указом президента, либо какими-то актами. Если он будет с названием «при президенте», значит, его не смогут оставить пустым, какая-то работа должна начаться.

– Мы просим создать этот фонд с тех пор, как был отзыв лицензии. В первый раз мы озвучили идею на встрече с Халиковым в ТПП, – добавила Юманова. – Сначала ее восприняли в штыки, потому что мы сказали: «Дайте нам денег». Потом мы поняли свою ошибку. Мы себя должны позиционировать не так, что «дайте нам денег, раздайте между бедными, и мы разбежимся», а так «дайте нам денег, мы заставим их работать». Что на них купим, те же активы. Вчера мы были на заседании арбитражного суда по ТФБ. АСВ переоценило активы банка, ТФБ считал, что они стоят 178 млрд, АСВ насчитал 71 млрд. Мы понимаем, что сейчас выкинь на рынок активы на 71 млрд, их никто за эти деньги не купит. Рыночный механизм сработает. Наполнили бы фонд деньгами, что-то могли бы купить мы, что-то не очень качественное. Здание, например. Мы его улучшаем, сдаем в аренду, продаем. Много механизмов есть.

«СЕЙЧАС ЗАДАЧА – ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП К ДОКУМЕНТАМ И КАЖДУЮ НЕДОБРОСОВЕСТНУЮ СДЕЛКУ ОСПАРИВАТЬ»

Создание фонда и пула кредиторов – два параллельных пути, по которым сейчас работают активисты. Но времени остается все меньше.

– Со вчерашнего дня банк банкрот. У нас 30 дней, чтобы успеть принять участие в первом собрании кредиторов, – подчеркнула Юманова.

– По закону конкурсный кредитор принимает заявления о включении в реестр кредиторов в течение 60 дней, – дополнил Иванов. – А то, что он в течение 30 дней должен провести первое собрание, – это другой момент…

– Наша цель – принять участие в первом собрании, поэтому мы говорим, что все должны подать в течение 30 дней. Чтобы все одной большой дружной толпой пришли на первое собрание кредиторов.

Казанская группа уже позаботилась о юридическом сопровождении. Представлять интересы пострадавших будет коллегия адвокатов «Фиалко и партнеры».

– Мы созвали знакомых юристов, юрфирмы, которые тоже оказались в числе потерпевших. Со всеми беседовали, тестировали, проголосовали и выбрали коллегию, которая специализируется на банкротстве, – рассказала руководитель инициативной группы. – Адвокат вчера на первом заседании суда был. Мы нашли тех, кто уже подал требования кредиторов 4 и 9 марта, выдали ему доверенность и требование. Хотели, чтобы судья сделал нас стороной дела. Судья отказал. Адвокат подаст апелляцию. Даст это результат или нет, увидим потом. Сейчас наша задача – сформировать пул, войти этим пулом в конкурсный комитет, получить доступ к документам и каждую недобросовестную сделку оспаривать.

Отметим, что по предварительным данным о пуле, которые озвучил челнинец Ильнур Мавлявиев, в городе пока собралось требований на сумму около 3–4 млрд.

«ЕСЛИ МЫ БУДЕМ ДЕЛАТЬ, КАК ЛЕБЕДЬ, РАК И ЩУКА, ТО НИЧЕГО НЕ ДОСТИГНЕМ»

– Кто мы, что мы, как будем взаимодействовать? И вообще – у нас цель одна или нет? – поставили вопрос члены челнинской инициативной группы.

– Есть такой момент, что когда создаются ОООшки, принимаются определенные решения, нанимаются юристы – эти решения до нас не доходят. Вопрос о координации, – уточнил Мавлявиев. – Не так, что вы у себя решили, и через некоторое время нам сообщаете. Мы тут сами что-то делаем…

– Настало время усилия объединять, – поддержал Леонид Иванов. – Должна быть единая инициативная группа, которая бы включала и Казань, и Челны, и Альметьевск, и Нижнекамск. С единым списком людей и распределением полномочий. Одна подгруппа занимается реестром, другая – другой темой и доводит до сведения всех. Если мы будем делать, как лебедь, рак и щука, то ничего не достигнем. Сейчас необходимо административным путем, через президента, включить кого-то из инициативной группы в комитет кредиторов. Но у вас есть один минус – вы политически связались не с теми людьми, – обратился он к Юмановой, имея в виду оппозиционные силы, участвующие в акциях «погорельцев».

Когда речь зашла о политике, участники встречи земетили, что с высказываниями надо быть осторожнее, ведь в зале присутствует журналист. Но Александра Юманова сама решила обозначить позицию:

– С самого начала наш союз мы позиционировали вне политики, движений и партий, – ответила она. – Когда рядом с нами появился Марсель Шамсутдинов, лидер регионального отделения «Парнаса», такой же пострадавший, мы поняли, что это нам не на руку. Теперь рядом со мной Марсель не сидит.

Далее обсуждение продолжилось за закрытыми дверями.

Анна Перебаскина

Видео