, 19 Ноября
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

07.11.2017, 18:35

Генеральный директор «КАМАЗа» Сергей Когогин, который до сих пор обходил социальные сети стороной, сегодня дал интервью в прямом эфире Instagram. Общение с журналистами корпоративных СМИ приурочили к юбилею генерала: на следующей неделе ему исполнится 60. Когогин больше часа отвечал на вопросы журналистов и подписчиков. Ощутимо превалировали вопросы личного характера: про первый заработок, воспитание детей, табуретку, собранную с сыном, отношение к поднятию пенсионного возраста… Знает ли гендиректор «КАМАЗа» нынешние цены на колбасу, какое кино предпочитает, и какие качества больше всего ценит в людях, а какие не приемлет – услышал журналист Chelny-biz.ru.

«Я ПОНИМАЛ, ЧТО ЭТО НЕ КОНФЕТКА. НО СТАЛО ЯСНО, ЧТО КОМПЛЕКС ПРОБЛЕМ ЯВНО ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ХОТЕЛОСЬ БЫ»

– 15 лет назад вы приехали на «КАМАЗ». Помните ли свой первый рабочий день?

– Это было 29 апреля. Длинные майские праздники позволили мне обойти своими ногами весь «КАМАЗ». Я был членом совета директоров предприятия, и у меня не было необходимости вникать в суть работы компании второй раз. Мне повезло, практически за 10 дней я смог оценить текущее состояние дел. Я понимал, что это не конфетка. Но стало ясно, что комплекс проблем гораздо больше, чем хотелось бы. Много лет работал над ними шаг за шагом, и все получилось. Это очень интересная работа: масштаб задачи, уровень сложности.

– Почему, будучи во власти, вы выбрали бизнес?

– Власть – это не мое. На работе госчиновника у меня как раз был такой период, когда нужны были нестандартные решения и хватка предпринимателя.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Вы представляете наши автомобили первым лицам государства. Когда Владимир Владимирович испытывает КАМАЗ, что испытываете вы?

– Волнение. Чтобы ручка не оторвалась (смеется). С нашими машинами все в порядке. Владимир Владимирович – из категории тех людей, которые не только слушают, но и слышат. Ему, наверное, не так сложно показывать новую технику. Он правильно воспринимает. Вслух он оценок не давал. Но видно, что произошли серьезные изменения, что КАМАЗ сегодня – совсем другая машина.

– Говорят, что в России невозможно вести бизнес. У вас такой тупик был когда-нибудь в жизни?

– Никогда. Я считаю, что в России можно вести бизнес. Наши партнеры ведут здесь свои дела. Это десятки иностранных компаний, которые пришли с инвестициями, и их все устраивает, они работают.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Большое количество совместных предприятий появилось именно в период вашей деятельности на «КАМАЗе». Было сложно их создавать?

– Нужно было умение убеждать. Ты должен понять партнера, он должен понять тебя и, в конце концов, поверить. 15 лет назад это было очень непросто. Первое СП, которое мы создали, было с ZF (ООО «ЦФ КАМА» – ред.). Оказалось, что я пришел вовремя с правильным предложением.

– Была ли вообще альтернатива привлечению иностранных компаний?

– Нет. Я, даже не задумываясь, могу ответить. Предприятие было не в состоянии работать без такого объема инвестиций.

«Я ДУМАЮ, ЧТО ЭТО ОДИН ИЗ СЕРЬЕЗНЫХ ВЫЗОВОВ НАШЕЙ СТРАНЕ. УХОД ПОКОЛЕНИЯ ПЕРИОДА ПЕРЕСТРОЙКИ, ПРИХОД СЛЕДУЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ»

– Очень интересно происхождение вашей фамилии. Вы знаете, откуда она?

– Не могу ответить на этот вопрос. Я только знаю, что мои предки – ссыльные стрельцы, которых Иван Грозный отправил в Казанское ханство.

– До какого колена знаете своих предков? И кем они были по профессии?

– Генеалогическое древо построено достаточно глубоко. Профессия у всех – крестьяне (улыбается). Все работали на земле.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Как родители восприняли, что вы ушли в промышленность, уехали в город? С пониманием, не противились?

– Не противились. Все решения в жизни я принимал сам. Наверное, с 15-летнего возраста они воспринимали мои решения правильно. Я практически никогда не приносил им никаких беспокойств. Очень рано стал сам зарабатывать. Не было случаев, чтобы какие-то проблемы возникали. Мои родители радовались моим успехам.

– Вы помните свой первый заработок, его размер, и на что потратили?

– Еще в школьное время, в совхозе на сельхозработах. Копейки нам заплатили.

– А Максиму (младший сын – ред.) вы даете карманные деньги?

– Когда нужно, конечно. У меня у самого не было необходимости в карманных деньгах, не было заведено такого. Бюджет в семье был общий.

– Вы рассказывали как-то, что с Максимом даже вместе делали табуретки. Вы продолжаете такое мужское воспитание?

– Я старался, когда он еще был в Челнах, придумывать что-то такое. Какой-то конструктор или еще что-то. Сейчас это, может быть, не так сильно получается.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Ваш сын – представитель нового поколения. Что вам в этом поколении нравится, а чего вы не понимаете?

– Я не пытаюсь судить это новое поколение. Да, они другие. Надо понимать, что это поколение, которому мы в скором времени передадим страну, передадим предприятие. Это будет очень непросто происходить. Я думаю, что это один из серьезных вызовов нашей стране. Уход поколения периода Перестройки, приход следующего поколения, которое было рождено не в Советском Союзе. Нам предстоит передача ответственности за страну, за дело. Они, действительно, другие. Их надо понять. Каждое новое поколение – другое. Другая шкала ценностей. Но базовые ценности все равно остаются.

«ГРАФИК – КАК ПРИГОВОР. ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ОТКЛОНИТЬСЯ В СТОРОНУ НЕ ТОЛЬКО В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ, НО И В ТЕЧЕНИЕ МЕСЯЦА»

– Есть ли у вас четкое расписание дня? Какой-то график, которому вы следуете.

– График – как приговор. Ты не можешь отклониться в сторону не только в течение дня, но и в течение месяца. От этого много волнений – все ли успею.

– Бывает ли, что вы просыпаетесь утром, а в голове мысль: «Не хочу! Такой день!».

– Нет, не бывает (улыбается).

– А как выглядит ваш идеальный день, когда вы можете распоряжаться собой как угодно?

– Это в отпуске.

– За счет чего вы получаете энергетическую подпитку? Футбол? Экстрим?

– Нет. Надо очень трезво относиться к экстремальному спорту.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Творчество Гергиева и Мацуева – не подпитка для вас? И что из классической музыки вы лично любите?

– Это сами по себе личности выдающиеся. А что касается классической музыки – я прошел «курс молодого бойца», слушая ее в исполнении нашего оркестра Игоря Лермана. Мне было интересно и раньше, но любовь к этому виду искусства привил он. Он, можно сказать, одержим своим делом. Уже потом судьба свела меня с Валерием Гергиевым. Это удивительный человек. Очень приятный, у нас сложились дружеские отношения. Денис Мацуев – по-другому особенный человек, очень легкий в общении, мгновенно располагает к себе.

– Ваш сын Максим демонстрирует какие-то музыкальные способности?

– У него очень хороший слух. Но нагрузка в школе достаточно большая.

– А можно ли увидеть вас в кинозале?

– Я больше дома. Когда семья была здесь, то мы, конечно, ходили в кино. По воскресеньям это было нередко. В Москве сложнее с логистикой. В субботу – это такой же рабочий день. Поэтому надо сориентироваться, сколько это займет. В итоге понимаешь, что время дороже.

– Какой жанр ваш? Боевики, фантастика?

– Больше философское кино. В это воскресенье, когда у сына были каникулы, было задание посмотреть «Пиноккио». Честно говоря, не смотрел раньше. «Приключения Буратино» – да. Посмотрел «Пиноккио», чтобы мы потом могли его обсудить.

– Есть ли еще какие-то традиции в семье?

– По выходным стараемся активно проводить время вместе.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– А елку на новый год ставите? Живую или искусственную?

– В квартире елка искусственная. Мне жалко рубить дерево. Поэтому подхожу чисто утилитарно к вопросу.

– Вы знаете цены на простые вещи: хлеб, молоко, колбасу? Примерно.

– Я хожу в магазин в субботу или воскресенье. Вместе с сыном мы покупаем продукты. Меня не столько цены интересуют, сколько сам процесс, когда мы что-то делаем вместе. Ему это интересно. Хотя список покупок примерно один и тот же. Так что да, в ценах я ориентируюсь.

«НАГРУЗКА, КОТОРАЯ ВИСЕЛА НА «КАМАЗЕ», НЕ ПОЗВОЛИЛА СДЕЛАТЬ РЕЗКИЙ РЫВОК. МЫ БЫЛИ ВЫНУЖДЕНЫ ПЛАТИТЬ ПО ДОЛГАМ, И ЭТО НЕ СКОРО ЗАКОНЧИТСЯ»

– У вас появилось любимое место в Челнах за годы жизни здесь?

– «КАМАЗ» (улыбается).

– Какие качества в человеке для вас самые важные, и какие вы не приемлете?

– Двуличие не приемлю. В человеке важны честность, порядочность.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Есть ли у вас друзья? Или в основном коллеги?

– Да нет, не только. Есть такие отношения, когда через бизнес люди становятся друзьям. Со многими мы общаемся семьями в неформальной обстановке. Например, вчера прилетел один из наших партнеров, мы обсуждали вопросы бизнеса, и он сообщил мне новость, о которой я пока не могу говорить. Он сделает заявление на следующей неделе. Но он прилетел, чтобы сообщить мне ее лично, чтобы я не из прессы узнал.

– Есть что-то такое, что вы в жизни не сделали и о чем сожалеете?

– Наверное, есть. Но я стараюсь об этом не думать. Время сильно меняет ориентиры. Но я точно понимаю, что, к сожалению, та нагрузка, которая висела на «КАМАЗе», не позволила сделать резкий рывок вперед. Мы были вынуждены платить по долгам, и это еще не скоро закончится.

– Много времени вы вынуждены проводить в командировках. Это очень серьезная нагрузка. Сколько вы должны находиться непосредственно на предприятии, чтобы чувствовать весь процесс?

– Потребность моего физического присутствия на «КАМАЗе» – минимум 50% рабочего времени. К сожалению, структура управления поменялась, и не всегда это удается. Это меня напрягает, потому что я бы хотел больше времени посвящать производству, стратегическим вопросам.

– Как только вы пришли на «КАМАЗ», вас сразу начали «сватать» на другие предприятия. И это продолжается уже 16-й год. На вас эти слухи как-то влияют?

– Нет.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– В вашем первом интервью были слова «пришел надолго и буду работать всерьез». Вы действительно так настроены?

– Я, в принципе, со своей жизненной установкой определился. Я понимал, что пришел возраст, 40 с небольшим лет, пришло время остановиться и поработать. Были другие предложения. Но, наверное, я почувствовал, что здесь комфортно, что я хочу здесь продолжать работать. После 15 лет работы я чувствую, что все здесь родное, все прошло через сердце. Я не равнодушен к судьбе предприятия, города, людей. В 60 лет поздно уже думать о том, чтобы что-то менять.

– Что вы думает о повышении пенсионного возраста?

– Это очень правильно, с моей точки зрения. Продолжительность жизни сейчас увеличилась, люди в состоянии работать. Только я, наверное, чуть иначе подойду к этому вопросу. Это не повышение пенсионного возраста, а предоставление возможности человеку, у которого здоровье (как физическое, так и умственное) еще в хорошем состоянии, получать доход и заработать больше.

«ЕСЛИ ТЫ ДОЛГО ДУМАЕШЬ, РАССУЖДАЕШЬ И «ТОРМОЗИШЬ», ТО УДАЧА С ТОБОЙ НЕ ИДЕТ»

– Дайте совет тем, кто начинает карьеру. Может, вы назовете ТОП-5 качеств, которые приведут к успеху?

– Я назову одно: ставьте высокие цели и добивайтесь. Надо задавать высокую планку. Я всегда ставил максимальные цели.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– А случай играл в вашей жизни роль?

– Случай всегда играет свою роль. Вопрос в том – как ты принимаешь решение. Если ты долго думаешь, рассуждаешь и «тормозишь», то удача с тобой не идет.

– Когда опускались руки, не все шло по плану, что вам помогало?

– Характер, направленный на достижение цели. Я, понимаете, так устроен, что я никогда не волнуюсь в процессе. Когда я готовлюсь к чему-то, я испытываю волнение. Когда этот процесс закончен, когда начался процесс реализации, я на волнение и рассуждения не отвлекаюсь.

– Вы полагаетесь на интуицию в бизнес-вопросах?

– Однозначно.

– Подводила?

– Ни разу.

– Современной молодежи достаточно тяжело принять решение пойти работать на завод рабочим, мастером. Как вы можете переубедить молодых людей?

– Это обязательная ступенька в карьере. Ты не можешь рассчитывать на успех, если не проходишь эту школу общения с людьми, школу управления начальной ячейкой производства. Если ты эту школу не прошел, ты не можешь рассчитывать на то, что твоя карьера состоится, и ты добьешься результата.

«После 15 лет работы чувствую, что все здесь родное. В 60 лет поздно что-то менять»

– Что бы вы хотели получить в подарок от ваших близких, и какой подарок вам запомнился?

– Все подарки, которые мне дарят мои близкие и особенно супруга, запоминаются. Я никогда ничего не прошу. Самый главный подарок – это когда они хотят тебе сделать что-то доброе: фильм, песня, стихи…

Фото: Chelny-biz.ru, «Вести КАМАЗа», пресс-служба ПАО «КАМАЗ», М. Козловский, Instagram

Chelny-biz.ru