, 1 Декабря
Новости
Подробно


«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

04.11.2022, 21:26

Полгода назад в Челны приехали почти 300 переселенцев из Мариуполя. Многие из них ждут, когда появится возможность вернуться на родину, но пока учатся жить заново – без страшных снов и звуков обстрела. В санатории «Жемчужина» продолжают оставаться несколько семей, 10 человек нашли работу прямо в санатории. Chelny-biz.ru посетил мариупольцев и услышал истории про «до» и «после». Как пережили эвакуацию, как строят жизнь за тысячи километров от родного дома, чему радуются и что никогда не забудут – рассказали директор «Жемчужины» Елена Шуралева и сами переселенцы.

ЕЛЕНА ШУРАЛЕВА

«У НАС БЫЛО НА ТОТ МОМЕНТ НЕСКОЛЬКО ВАКАНСИЙ, МЫ ИХ ПРЕДЛОЖИЛИ И НЕКОТОРЫЕ СОГЛАСИЛИСЬ»

Прошло больше полугода с тех пор, как у переселенцев начался новый этап в жизни. Некоторые стали не только жить, но и работать в «Жемчужине».

- Когда они приехали и немного обжились, попросили нас помочь с работой, каждый, кто был готов, задался вопросом, где применить свои силы, - рассказала директор санатория Елена Шуралева Chelny-biz.ru. – Многие стремятся быть самостоятельными, что очень правильно. И чтобы начать как-то осваиваться, зарабатывать на жизнь, они попросили подобрать работу либо через центр занятости, либо через наши вакансии. У нас было на тот момент несколько «клеток», мы их предложили и некоторые согласились. Сейчас они работают с нами уже четыре месяца. В нашем сотрудничестве для них есть определенные удобства. Например, не нужно добираться до места работы, так как все находится здесь. Я думаю, что у нас получилось взаимовыгодное сотрудничество.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

Таким образом, переселенцы разобрали в санатории 10 вакансий. По словам Шуралевой, в основном ряды сотрудников пополнились в сервисной службе. Трудоустроились горничными, работниками зеленого хозяйства. В лечебном корпусе есть медсестра, а в столовой кондитер.

- Сотрудники есть в прачечной, в центре размещения гостей, диспетчерском центре и в библиотеке. Очень широкий спектр. Мы все имеющиеся вакансии предложили и по их желанию трудоустроили.

Незаменимым для «Жемчужины» стал трудолюбивый Петр Асаенок с супругой. Ему еще на ярмарке вакансий предложили работать в санатории разнорабочим, а его жене поваром. Шуралева с улыбкой поделилась, с каким энтузиастом он вовлечен в свою работу.

- Такие сотрудники как Петр, это большая находка для любого трудового коллектива, - отметила она. - Нам бы пять таких замечательных работников, и многие бы направления хозяйственной деятельности нашего санатория были бы всегда гарантировано в полном порядке. 

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

НАТАЛЬЯ ДЕНЮКОВА

«КОГДА ДЫМ РАССЕЯЛСЯ, Я УВИДЕЛА, ЧТО ЦЕЛОГО КУСКА ДОМА НЕТ. ЭТО БЫЛА ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ»

Наталья Денюкова с сыном эвакуировались не сразу. В Донецке, откуда они родом, уже привыкли, что вокруг неспокойно, поэтому не сразу приняли происходящее за правду.

- Бомбили же нас всегда, мы привыкли к этим звукам. И не уезжали, думали все успокоится, как всегда. Когда объявили эвакуацию, весь Донецк думал, что это фейк, и никто особо не спешил, - рассказала собеседница. – Эвакуировались мои подруги с детьми, но я продолжала ждать – надеялась, что все закончится… А дальше выехать уже не было возможности, либо под снарядами. Поэтому мы остались до 30 марта. Я терпела, смотрела, как мой сын засыпал и плакал по ночам. Он знал, что все его друзья уехали, говорил мне: «Мама, почему ты послушала всех? Мне так страшно, давай уезжать быстрее». Я говорю: «Миш, подожди, сейчас немного успокоится, и мы попробуем с тобой уехать».

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

В 2014 году еще беременной Денюковой пришлось эвакуироваться, когда начались сильные обстрелы. С того времени она сохранила опыт – у нее был подготовлен чемодан с документами и вещами на все сезоны.

- У нас на подъездах уже была развешена информация: «Берите с собой вещи на четыре сезона», - вспомнила она и объяснила, почему они продолжали жить в квартире, а не перебрались в подвал. – Так как у меня уже есть опыт, мы в подвал не пошли. Мариупольцы говорят, что сидели в подвалах, но у них немного другая ситуация – их бомбили из танков, а у нас прилетали снаряды сверху. Я ночевала в 2014 году в подвале, меня хватило на два дня. Пахнет сыростью. Да и чтобы добыть еду и воду, ты все равно должен выходить. Ты вышел – тебя убило. Смысла нет. Мы сидели в квартире, там удобно и комфортно. Если прилетит, то уже судьба получается. Мы главное в  комнаты, которые со стороны фронта, старались не заходить. Помню, как быстренько забегала на кухню, чтобы поставить чай. Последние месяцы я работала дома за компьютером в колл-центре. И читала свои скрипты из-под стола, чтобы люди не знали, что у меня что-то где-то не в порядке.

Фото: © РИА Новости / Максим Блинов
Фото: © РИА Новости / Максим Блинов
  

Спала собеседница с сыном на отодвинутой от стены кровати. В «расщелине» заранее постелили овечью шкурку.

- Начинался обстрел. Сначала я бросала сына за кровать, потом сверху на него и одеялом закрывала. Спали так, потому что бомбежка она и днем, и ночью, а спать хочется, - поделилась реалиями того времени женщина.

Окончательное решение об эвакуации Денюкова приняла в одно ужасное утро.

- Как-то утром звонит папа и спрашивает: «Вы там целы вообще?». У нас с ним дома расположены близко, через школу. Он с девятого этажа увидел, что прилетел снаряд в соседний от нас дом. А мы слышим обстрелы постоянно, даже не обратили внимания на этот звук. Оказалось, что попало в дом рядом с нами. Седьмой, восьмой и девятый этажи уничтожило, внизу сложились просто плиты, и людей там похоронило. И я выглядываю в окно. У нас обычно этот дом загораживало солнце. Смотрю – светит сквозь дым. Запах пороха. Когда дым рассеялся, я увидела, что целого куска дома нет. Это была последняя капля, - вспоминает она.

Фото: Александр ИВАНОВ/ mariupol-news.ru
Фото: Александр ИВАНОВ/ mariupol-news.ru
  

Денюкова взяла уже готовый чемодан и поехала на автостанцию. Имея опыт прошлых лет, обратилась сразу в МЧС России. Ее с сыном сразу направили в эвакуацию в Таганрог, откуда они поехали в Татарстан с другими переселенцами.

- Успокоились и привыкли, - оглядывается назад на полгода Денюкова. - Потому что сначала мы были оторваны от дома в совершенно новой обстановке. Мы не знали, что нас будет ждать дальше, сколько мы здесь сможем находиться. Было очень тревожно. И плюс все обстоятельства того времени, что мы и наши дети пережили. Это сказывалось, наверное, где-то около месяца. Сейчас мы немного успокоились, наши дети ходят в школу. Каждый нашел себя. Кто хотел устроиться на работу, уже работает. Пенсионеры сидят дома. Вот так и продолжаем жить.

С середины апреля собеседница уже работала в «Жемчужине» ведущим специалистом в отделе продаж и бронирования путевок.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

- Я когда приехала, знала, что мои несчастные пять тысяч быстро закончатся. Понимала, что мне надо сразу устраиваться на работу. Мне не выплатили последнюю зарплату, и я не стала ни у родителей, ни у кого денег брать. Сказала: «Вам они здесь пригодятся, я-то еду в мирную страну, у меня там все будет нормально». И когда устраивали у нас ярмарку вакансий, я все три дня ходила и везде записывалась на всякий случай. «Жемчужина» тоже предложила свои вакансии, - вспоминает собеседница, как была готова на любой вариант, но с учетом прошлых должностей получила хорошую и удобную работу в самом санатории.

Денюкова также ведет почти всю работу с переселенцами. Стала их представителем в санатории. Собеседница идеальный вариант на эту должность, так как прекрасно понимает каждую сторону.

- Поднялась – дома, спустилась – на работе, - отметила она большой плюс своей работы.

Сын Денюковой учится в гимназии №14. В этом году он пошел во второй класс.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

- Я была очень рада, что мой сын наконец-то закончит свой первый класс, - поделилась она. - Потому что я видела, что шансов закончить учебу у него в Донецке уже не было. Сначала мы сидели на каникулах, потом школу закрыли из-за ковида, и еще месяц войны. То есть мы пропустили три месяца.

Всех школьников из «Жемчужины» отвозят и привозят в школу на автобусе. Денюкова похвалила местные школы, назвала их «шикарными». Поблагодарила за то, что детей одели в форму и помогли полностью собраться для учебы. Особенно впечатлил ребенка лагерь «Заречье» в Казани.

Стресс от пережитого снять Денюковой помогали концерты, которые проводили в первый месяц в санатории. По ее словам, она ходила на каждый и боялась пропустить даже один.

- Сидела, ревела. Мне было не стыдно, потому что весь этот стресс выходил со слезами. И когда нам предлагали танцевать, я всегда выходила. Это помогло расслабиться, снять стресс, - вспоминала она.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

Каждые выходные женщина с сыном выбираются в город.

- Я не люблю дома сидеть, поэтому мы везде почти у вас побывали. Были на майдане. Летом посещали пляж. Ходим постоянно гулять в «Омегу». Ходили в кино в «Торговом квартале», - перечислила собеседница и парки, а затем отметила. – Мне очень нравится, что у вас рядом лес. Замечательно просто! Свежий воздух, огромная река. Очень красивые виды, горизонты…

В Донецке у Денюковой остался муж, отец, свекровь. Женщина готова жить везде, лишь бы рядом был супруг. Ее сердце хочет вернуться, но она боится за сына – ведь вся территория города заминирована.

ГАЛИНА ШЕХОВЦОВА

««БЫЛО ТЯЖЕЛО, ПОТОМУ ЧТО В ДОМЕ НАЧАЛИ УМИРАТЬ ЛЮДИ. И РОДНЫЕ НЕ МОГЛИ ИХ ОТДАТЬ ЗЕМЛЕ»

Когда началась спецоперация в Мариуполе, Галина Шеховцова находилась дома с мужем. Уже утром неподалеку разбомбили школу.

- Мы не видели короткого боя, мы видели только как летели бомбы, которые разбивали наши окна, двери, стены и крыши. Началось массовое закрытие магазинов, аптек, больниц и мародерство, - со слезами на глазах возвращается в воспоминаниях в родной край Шеховцова.

Фото: © REUTERS / Alexander Ermochenko
Фото: © REUTERS / Alexander Ermochenko

По ее словам, бомбили Мариуполь с раннего утра и до самой ночи.

- Ни тепла, ни света. Без окон было очень тяжело, поэтому жители всего города были вынуждены спуститься в подвалы. Там было минимальное, но тепло. Пусть оно было сквозняком, пусть оно было холодное, но не настолько, как было в квартирах. Были люди, которые оставались в квартирах, потому что в подвале элементарно не было места, где расположиться, - рассказала собеседница.

Еду варили мужчины на всех в небольшом котелке на построенном «мангале»: кирпичи и металлическая сетка посередине. Когда закончились запасы воды, люди набирали воду, которая стекала с крыш или черпали из луж.

Фото: © РИА Новости / Виктор Антонюк
Фото: © РИА Новости / Виктор Антонюк
  

- Было тяжело, потому что в доме начали умирать люди. По естественным, биологическим, причинам. И родные не могли этих людей отдать земле. Их выносили на простынях рядом с домом. Это очень тяжело вспоминать.

Покинули подвал люди, когда загорелся их дом. По словам собеседницы, в него попали зажигательные ракеты, которые летели от завода «Азовсталь». На глазах людей горели не просто их квартиры, а вся прожитая жизнь. И ранним утром Шеховцова с мужем пошли к морю, откуда впоследствии эвакуировались, спустя множество этапов, в Набережные Челны.

В подвале пенсионерка отморозила ноги и ходила еле-еле на пятках. По приезду в автоград ее госпитализировали в больницу с обморожением второй степени. Как ей сказали врачи, если бы она приехала чуть позже, уже ничем не смогли бы помочь. Еще по приезду в Россию женщине выписали дорогой антибиотик, но русских денег у них не было. Шеховцова поделилась, как на лекарство ей из личного кармана дала средства директор школы, где разместили эвакуированных на время.

- И она меня спасла, потому что это был антибиотик очень дорогой, - вспоминает она.  

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

Врачи в автограде и санатории поставили заново на ноги Шеховцову. Она долго восстанавливалась и физически, и морально.

Работу в библиотеке пенсионерке предложила Елена Шуралева после их разговора.

- Я рассказала ей про мой сон. Каждую ночь мне снится, как на меня падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!». И потом сон прерывается, я просыпаюсь в два часа ночи и больше не сплю, - поделилась в разговоре ночным кошмаром собеседница. – Елена Леонидовна предложила мне работу библиотекарем. Видите, какая здесь богатая библиотека! Здесь я общаюсь с людьми. И я сплю уже нормально, бомбы на меня не падают.

Шеховцова нашла спокойствие в книгах. Она помогает детям раскрашивать огромный картонный домик, формирует подборки произведений и организовывает выставки.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

Собеседница рассказала про поездку в Елабугу и поход в татарский драмтеатр. По ее словам, она понимала все происходящее, даже не зная татарский язык – настолько яркие были жесты актеров на сцене. Оказалось, что среди переселенцев то и дело обсуждают открытие нового здания театра «Мастеровые». Шеховцова мечтает однажды попасть на один из спектаклей.

Женщину поразила доброта жителей. Она вспомнила, как бабушка принесла пирожки для переселенцев и как ей предлагали помочь с жильем челнинцы – готовы были выделить комнату, домик в селе, лишь бы люди жили под мирным небом. Несмотря на это, супруги не смогут всю жизнь оставаться в автограде – в Мариуполе осталась их жизнь.

- Мы не можем получить информацию, какие дома и когда будут ремонтироваться, как и когда нам встать в очередь. Мы надеемся, что может быть, местные власти помогут нам получить эту информацию, - поделилась пенсионерка.

Фото: Александр ИВАНОВ/ mariupol-news.ru
Фото: Александр ИВАНОВ/ mariupol-news.ru
  

ВАЛЕНТИНА МУХИНА И ВАЛЕРИЙ СИРОТИН

«МЫ СИДЕЛИ В ПОДВАЛЕ, НИКОГО УЖЕ НЕ БЫЛО. И НАМ СКАЗАЛИ: ЭВАКУИРУЙТЕСЬ»

История того, как Валентина Мухина и ее сын Валерий Сиротин нашли друг друга после эвакуации, широко известна в автограде. Мужчина рассказал Chelny-biz.ru, как это произошло.

- Мы сидели в подвале, никого уже не было. И нам сказали: «Эвакуируйтесь в село Виноградное». И вот мы пошли. Шла бомбежка, солдаты российские подошли уже, - поделился он во время перерыва на новой работе.

Когда они шли, военный предложил подвезти его маму на машине, так как долгие маршруты для старенькой бабушки могут быть непосильны. Семья договорилась встретиться у церкви, но оказалось, что Мухину отвезли гораздо дальше от обговариваемого пункта. Сиротин шел пешком, и когда пришел, не смог найти ее. Он искал свою маму четыре дня у блокпоста, пока жил у добросердечного местного жителя.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

Приехав в Волгоград к сестре, он обращался и в «Красный крест», и искал маму через людей. После он узнал, что можно написать заявление в полицию, где по базе данных просмотрят фамилию в списках. Так Сиротин узнал, что мама в Татарстане. Изначально он хотел забрать ее, но жизнь поменяла его планы.

- Чудесный город и чудесный санаторий. Действительно, «Жемчужина» в таком смысле, что в Волгограде такого нет. Тоже чудесный город, люди, но такого нет, - поделился собеседник, что не мог найти подходящую работу в Волгограде. Мужчина всю жизнь проработал на заводе.

И Сиротин устроился в санаторий разнорабочим. Он планирует вернуться в Мариуполь, но пока восстанавливается, работает здесь и присматривает за мамой.

- Тут есть тренажерный зал, отлично кормят. Я как приехал с Волгограда, потерял больше 20 килограммов, здесь за месяц мне удалось вернуть семь. Природа, воздух, тут же можно работать, - отметил он плюсы нынешнего положения.

«Каждую ночь мне снится, как падают бомбы. Я закрываю голову руками, кричу «Нет!»

За его мамой в санатории чутко ухаживают. Она даже поделилась, как одна женщина предложила ей вместе жить – чтобы было веселее двум пенсионеркам. Но Мухина не хотела никого стеснять, поэтому лечится и набирается сил в «Жемчужине», но уже в окружении любимого сына.

Ангелина Самцова

Фото на главной: © Sputnik / Илья Питалев

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости