, 1 Октября
Новости
Подробно


«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

14.09.2022, 18:30

Красные и белые метки на деревьях в Прибрежном взбудоражили жителей Набережных Челнов: «Вырубают?!» Да, не обойдется без вырубки больных и поврежденных растений, которые спасти уже невозможно. Но пока их только считают. Идет масштабное лесопатологическое обследование, какого еще не проводилось в России. Казанский аграрный университет решил пересчитать и оценить каждое дерево в парке и поставить диагноз. А заболеваний у них, как оказалось, целый букет! От чего страдают сосны и березы, что с этим делать и какое будущее у Прибрежного (не «облысеет» ли парк) – узнал Chelny-biz.ru.

ЧТО С ПАРКОМ

«НАЧИНАЕТ ГНИТЬ КОРНЕВАЯ СИСТЕМА, И ДЕРЕВЬЯ ОСЛАБЕВАЮТ»

Масштабная «перепись» деревьев в Прибрежном, которую некоторые бдительные горожане приняли за подготовку к вырубке, идет полным ходом. Деревья нумеруют, собирают информацию о каждом, ставят диагноз. Под нож они не попадут. По крайней мере, не все. Ситуацию в парке оценивают ученые, преподаватели и студенты Казанского государственного аграрного университета.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Такой удачный парк и по площади, и по месту расположения я мало где видел, – поделился сегодня Харис Мусин, член-корреспондент Академии наук РТ, заслуженный лесовод РТ и РФ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры лесоводства и лесных культур факультета лесного хозяйства и экологии КГАУ. – Берег Камы, интересный ландшафт, каскадное расположение, доступность жителям. Этот парк был создан работниками лесного хозяйства республики 40–50 лет назад. Земли сельхозпользования отдали под защитные насаждения. Лесоводы правильно подобрали главную породу – сосну обыкновенную. На супесчаных почвах благополучно растут сосновые насаждения. В то же время главная болезнь здесь – корневая губка. Она размножается в почве, начинает гнить корневая система, и деревья ослабевают. Первый признак этого заболевания – появление бузины красной. Здесь ее много.

Также специалисты обнаружили усыхающие березы и ажурные кроны деревьев – это признак бактериальной водянки. Нашли и поврежденные раком сосны – серянкой. И многочисленных вредителей (подкорный клоп, бронзовый усач и др.). Еще один негативный фактор – лесные пожары, которые потрепали деревья.    

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Перед нами поставлена задача провести лесопатологическое обследование. Мы очень глубоко пошли – работаем не только на пробных площадях, мы каждому дереву ставим диагноз. Каждое получает номер и оценку состояния по шестибалльной шкале, –рассказал Мусин. – Вот, например, сосна в возрасте примерно 50 лет, – показал специалист, – она пережила пожар. Сегодня это дерево пятой или шестой категории – самой низкой. Крона ажурная, хвои очень мало. Ствол усыхает, кора отслаивается. Его жизнь скоро прекратится.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

КАК ВЫЛЕЧИТЬ

«ЗДЕСЬ ПРАКТИЧЕСКИ У КАЖДОГО СВОЯ ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ТРОПА! ТАК НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ»

Лозунг специалистов КГАУ – непрерывное рекреационное лесопользование. Они должны предложить такой сценарий для парка, чтобы он не «полысел», а был постоянно наполнен деревьями, чтобы были организованы тропы для разных категорий посетителей: для тихого пешего, для более активного (на велосипедах, например) и маршрут для конного спорта. Казанцы, кстати, поразились тому, как парк испещрен тропинками.

– Здесь практически у каждого своя индивидуальная тропа! Так не должно быть. Из-за этих троп уплотняется почва, уходит лесная флора, травы, поэтому мы хотим предложить вариант, как можно упорядочить эти тропы, – рассказал Харис Мусин.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

Он также отметил, что самый устойчивый и здоровый лес – разновозрастной, многоярусный, многообразный по составу и сложный по структуре. Так что в Прибрежном обязательно должен появляться молодняк. Почва здесь хорошо подходит березе, липе, дубу (кстати, коренная порода республики), клену остролистному. Сейчас здесь неплохо сама по себе растет рябина. Но в то же время много американского клена, что специалистов огорчает. Эта порода способствует гниению. Вместо него нужны коренные породы.

– Мы должны описать все это, дать городу свои рекомендации, разработать мероприятия. Здесь должны быть разные виды деревьев, лесные травы, звери, микроорганизмы в почве, которые ее перерабатывают и улучшают состав, необходима аэрация почвы, – заметил профессор.

Челнам не будут советовать химические методы борьбы с болезнями деревьев. Только биологические. Деревья пятой–шестой категорий рекомендуют выборочно удалять, а на их местах – садить другие породы, чтобы лес был смешанным.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Это повышает его защищенность, – пояснил Ренат Гафиятов, декан факультета лесного хозяйства и экологии. – Некоторые породы деревьев выделяют неприятные для насекомых-вредителей вещества. Здесь, в Челнах, мы будем рекомендовать породы, которые подходят под лесорастительные и климатические условия города, чтобы они хорошо росли и создавали красоту.     

КТО И КАК ВЫПОЛНЯЕТ РАБОТУ

«НУЖНО ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО СПЕЦИАЛИСТОВ. У НАС НА НЕЕ МОБИЛИЗОВАНЫ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ПРЕПОДАВАТЕЛИ И УЧЕНЫЕ»

Такое лесопатологическое обследование, по словам Хариса Мусина, никто нигде в России прежде не проводил. В Казани была попытка сделать паспорта на каждое дерево, но не везде задумку воплотить удалось – не хватило рабочих рук и финансирования, и от идеи отказались.     

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Для такой работы нужны большие затраты и огромное количество специалистов. У нас на нее мобилизованы практически все преподаватели, все ученые факультета. Студенты проходят здесь производственную практику, – рассказал Мусин.

Каких-то сводных данных по здоровым и больным деревьям пока нет. Нумерация еще продолжается. Руками студентов. Ребята из Казани приезжают на практику в Челны каждый день. Темпы взяли неплохие – за 10 дней прошли почти полпарка. Это около 15 тыс. деревьев на 249 га. В ноябре работы должны быть завершены.

Изначально деревья нумеровали краской, но потом отказались от такой практики – на тонкое деревце нанести четырехзначную цифру проблематично. Теперь на стволы крепят ламинированные бумажные метки с указанием индекса.  

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Территория разбита по секциям, создана карта. За каждой бригадой закрепляется определенный сектор и индекс. Ребята нумеруют деревья, заносят информацию в ведомость учета, – рассказал Ренат Гафиятов. – Работа замедляется ближе к реке, когда появляется много второсортной растительности. Она затрудняет проходимость для студентов.

– Мы разделяемся на бригады, каждая получает свой участок леса, и мы начинаем пересчет деревьев. В день считаем около тысячи, в зависимости от погодных условий, – рассказал Алмаз Халилов, магистр первого курса. – Отмечаем диаметр дерева, класс, высоту, состояние, вносим примечание о болезненных характеристиках.

ЧТО С БЛАГОУСТРОЙСТВОМ

«Я ВСЕГДА БОРОЛСЯ С АРХИТЕКТОРАМИ, КОТОРЫЕ ПРИХОДЯТ, РАЗРАВНИВАЮТ ТЕРРИТОРИЮ, А ДЕРЕВЬЯ УМИРАЮТ»

Пока работа экологов тесно не переплетается с первым этапом реконструкции парка Прибрежный. Материалы лесопатологического обследования должны лечь в основу продолжения благоустройства.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– У команды, которая сегодня работает на входе в парк, свои задачи – построить дорожку, домики, площадку для выгула собак, спортивную и игровую, поставить скамеечки. Мы занимаемся экологической стороной вопроса, они – урбанизацией природы, – обозначил Айрат Насыбуллин, зампредседателя комиссии по экологической безопасности. – Мы стараемся удержать равновесие, советуем архитекторам, чего делать не стоит, чтобы не повредить корневую систему. Работаем в тесной связке, внедрили в команду своих экологов из КФУ. Я всегда боролся с архитекторами, которые приходят, разравнивают территорию, деревья умирают, почва уничтожается. Всю жизнь был такой дисбаланс. Но мы не можем не запустить их в Прибрежный, потому что городу нужен парк. Поэтому приходится искать равновесие.

Что касается тропинок – Насыбуллин не согласен, что нужно сокращать их количество.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Вы замечаете, какое удовольствие получают люди, используя свои тропинки? Мы долго спорили по этому вопросу, – поделился Насыбуллин. – Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк. Мы постепенно хотим сделать из него парк. Здесь много тропинок, потому что здесь рекреационная нагрузка очень мощная, здесь много людей. И архитекторы создают для них условия.

Сегодня команда «Архдесанта» работает на территории от входа в парк со стороны гимназии «Адымнар» до Лесного озера, не затрагивая сам водоем. На него, кстати, у города свои планы.  

ЧТО БУДЕТ С ОЗЕРОМ

«СКОРЕЕ ВСЕГО, РАБОТЫ БУДУТ ВЫПОЛНЯТЬСЯ ТАКИМ ЖЕ СПОСОБОМ, КАК НА МЕЛЕКЕСКЕ»

В Челнах сегодня завершают проект по очистке дна Лесного озера от ила. Планируется, что работы будут проводить по той же системе, что и на Мелекеске – ил откачают в геотубы, а после сушки город использует его как удобрение. 

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Проект пройдет экспертизу, получит заключение, и потом мы начнем искать финансирование. Как только определим его источник и нам согласуют сумму, будем выходить на торги и искать подрядчика для выполнения работ, – рассказал Айрат Насыбуллин. – Сейчас определяются объемы работ по всей акватории озера, объемы ила. Скорее всего, работы будут выполняться таким же способом, как на Мелекеске. Определим место, куда будем складывать геотубы. Будем закачивать в них придонный грунт. Это очень хороший материал, полезный. Когда он высохнет, будем использовать в виде удобрений для подкормки зеленых насаждений города.

К очистке планируют приступить в следующем году. Фауну озера рассчитывают сохранить – и рыбу, и бобров. Охраной полюбившихся животных, к слову, интересуются горожане. Говорят, на них уже охотятся собаки, а с появлением площадки для выгула питомцев ситуация, якобы, может усугубиться.

«Сегодня у этого объекта нет статуса – это не лес и не парк»

– Это естественная природная среда. Бобры обитают в своих защищенных жилищах. Эти существа себя в обиду не дают, ни собакам, никому, – уверен Айрат Насыбуллин.

Он отметил, что к работам по парку Прибрежный подходили очень аккуратно. К этому зеленому массиву необходимо отнестись крайне бережно, вылечить от болезней и благоустроить, сохранив равновесие между природой и городом.

Анна Перебаскина