, 30 Ноября
Коронавирус. Заражено: 261 926 062 человека. В России: 9 604 233. В Татарстане: 37 811. В Челнах: 5 157
Новости
Подробно


«Теперь я свободен»

16.01.2014, 18:08

Он стоял больше 7 лет у руля телеканала «Эфир», но в сентябре 2013 г. неожиданно сменил место работы на драматический театр «Мастеровые». За плечами факультеты кинематографии, психологии и юриспруденции. Воплощено в жизнь немало креативных проектов. Но вот появления на пороге театра «Мастеровые» не ожидали. Визиту не все были рады, из-за разногласий некоторые решили храм искусства покинуть. Почему новый директор не переживает из-за увольнений и как намерен решать проблемы театра, Армандо Диамантэ рассказал порталу предпринимателей.

- В сентябре 2013 года вас представили коллективу, с чего начали работу?

- Первое, что пришло – осознание, что директор не просто хозяйственник. Это продюсер. Возможно, в больших театрах есть отдельно такая должность, но в таких маленьких, как наш, директор должен одновременно являться и продюсером. А это совершенно другое мышление. Ну, а действия я начал с анализа текущей ситуации – то, с чего начинается любой бизнес-процесс.

- Что было изменено сразу?

- Дело в том, что когда ты принимаешь управленческие решения, ты должен понимать,  каковы будут последствия. Бывает, что определенные процессы тебе не нравятся, но ты их сразу не меняешь. Ведь сейчас главная задача – одну, пусть плохо работающую модель, сменить на другую – хорошо работающую. Если ты внезапно что-то обрежешь, но еще не успеешь выстроить некую конструкцию, которая будет заменять, то можно получить провал. О чем я сразу попросил - не беспокоить подчиненных меня по пустякам во внерабочее время.


- А были прецеденты?

- Конечно! Здесь очень много людей искусства, людей эмоциональных. Им какая-то мысль приходит в голову – они сразу звонят. Вот мы и определились, что есть, конечно, случаи, когда надо действовать немедленно, но 90 % обращений можно обсудить и в рабочее время.

Сейчас я пытаюсь разобраться в причинах неэффективности. Был приглашен экономист, который просчитал все спектакли на предмет их рентабельности. Потом еще интересно было наблюдать за постановкой «Золушки»: какие службы, какие между ними связи существуют, в какие сроки они справляются, сколько это стоит. Это был первый спектакль, который полностью ставился при мне. «Вассу Железнову» при мне только презентовали зрителям.

Также была поставлена задача узнать, кто наш зритель.

-  А что конкретно вас интересует?

- Все! Я хочу знать о них все: кто это такие, что за люди, о чем они думают, чего хотят, возраст, образование и семейное положение. Чем больше я буду о них знать, тем лучше. Ведь важно понимать, что им предлагать.

Мы продаем эмоции. Вы представляете, человек ходит на работу, потом домой, потом опять на работу. А нужно разнообразие. В театре он может получить новые эмоции. Кстати, в ближайшее время мы запустим рекламную кампанию: «Пора в театр!».

- С телевидением будут совместные проекты?

- Да. Телевидение – очень мощный рычаг. Но кроме этого нужны и другие виды рекламных носителей, необходимо модернизировать сайт. Он у нас хороший, но позавчерашний. Он должен быть интерактивным и, в конечном счете, действительно пора вводить онлайн-продажу билетов.  

- А сегодня уже есть определенные решения?

- Исходя из анализа, есть. Например, в театре появятся структуры, которых раньше не было: отдел продаж, отдел контроля и качества.


- А откуда вы будете брать кадры?

- Вопрос краеугольный, он у меня и на «Эфире» стоял. Специалистов нет. Некоторые направления приходится изучать самому. Но здесь не только это. В театре не было такого направления как «клиентоориентирование». И несмотря на проблемы, остается парадокс: в «Мастеровые» практически невозможно купить билеты.

- Зал же маленький...

- Да, это причина маленького зала. Он и образует капкан, который не пускает нас в плане экономического роста.  Было бы проще, если бы у нас был большой зал, который заполнялся наполовину, и тут все было бы понятно – направить силы на привлечение зрителей. Но когда у тебя полный зал, ты начинаешь отказывать людям, но все равно не можешь назвать себя богатым! Вот здесь уже надо задуматься о рентабельности.

- Вами ведь высказывалось предложение о новом здании?

- Конечно, но это ведь огромные деньги. Если не получится, я думаю о другом варианте реконструкции существующего помещения. Можно ведь надстройку сделать. Главная цель – большой зрительный зал. Пока попробуем другие площадки. Вот, например, сейчас есть договоренность с ДК «Энергетик». У них зал побольше. Посмотрим, как люди пойдут. С залом в 143 места мы попадаем в тупик. Либо я должен поднимать цены, что скажем, не самое приятное для потребителя решение. Здесь все связано: хотите гастроли, хороших режиссеров и новые постановки – нужны деньги. С городом договоренность есть, он оплачивает часть наших расходов, остальное мы должны заработать сами.


- Как и другие муниципальные учреждения…

- Да, но если у тебя есть амбиции…

- А грантовая система?

- Перспективная. С этим направлением надо плотно работать, но грант гранту рознь. Он ведь должен вписываться в концепцию развития театра. Он не должен диссонировать. У нас есть ряд грантов, выигранных до моего прихода. Например, на постановку спектакля «Оскар и Розовая дама». Может, для театра было бы лучше поставить другой спектакль. Но сейчас надо либо ставить этот спектакль, либо возвращать деньги и идти своим путем. В принципе, я прочел – вещь интересная. Ее можно сделать кассовой, поэтому будем ее ставить. И планируем уже в этом сезоне представить зрителям.

- Мне известно, что был выигран грант на проведение фестиваля. Он будет? И если да, то когда?

- Фестиваль стоит больших денег.

- Но это же часть продвижения?

- Да. Но тут надо взвесить. У меня принцип: «либо делай хорошо, либо не делай совсем». Поэтому окончательного решения по фестивалю нет. Фестивали нужны, но к ним надо готовиться, их нужно проводить на высоком уровне. А готовы ли мы к этому? Достаточно ли у нас средств? Тут такой момент: деньги гранта - это лишь малая часть от необходимой суммы. Фестиваль стоит 1 млн. рублей – это по-скромненькому, но уже позволяет достойно принять участников (выигранный грант компенсирует четверть общих расходов – прим. ред.). На что мы можем потратить миллион? На хороший спектакль. А что сейчас более необходимо? В общем, решения пока нет. Вообще много крикунов, которые знают, как деньги потратить, почему-то нет предложений, как эти деньги заработать. А мы думаем. Спонсорство? Я не верю в этот метод.


- А если рассмотреть вариант взаимовыгодного сотрудничества. Ну, что-то вроде «product placement»?

- Рассматриваю, но только так, чтобы это не мешало зрителям.

- С каким настроением вас встретил коллектив? Как он воспринимает перемены?

-  Есть люди, которые относятся ко мне насторожено. Скажем так: у меня конфликтных отношений ни с кем в театре нет. Я проповедаю принцип «закон един для всех», и это не всегда всем нравится. Но есть еще момент, наверное, я вас удивлю: я не ставлю задачу стать самым популярным человеком. Я не понимаю выгоды своей популярности. Для того чтобы стать популярным, нужно принимать постоянно какие-то мягкие решения, но иногда с точки зрения бизнеса нужно принимать жесткие и совершенно не популярные решения. Передо мной стоит выбор: либо ты начинаешь заигрываться (я такой классный парень и всех люблю, возьму и премии всем раздам), либо ты понимаешь, что ты в мире бизнеса. А это совершенно другой мир, там нет сантиментов.

С другой стороны, представление обо мне как об исключительно жестком менеджере, который все кладет на алтарь бизнеса – это тоже неправильно. Понимание специфики, конечно, присутствует. Есть люди творческие. Ну, попробуйте их выстроить на график с 8 до 17 – будет ли это продуктивно? Они «совы», в основном утром они спят, ближе к обеду они приходят и начинают работать, зато они могут до ночи продуктивно работать. Это нормально. Очень эмоциональные люди – это тоже надо учитывать.  Иногда заявления приносят об уходе. Я не подписываю обычно с первого раза. Я говорю: «Ладно». И кладу в стол. Я понимаю, что большинство потом успокоится. Вот такая специфика. 

- Кстати, как заработная плата изменилась с вашим приходом?

- Я всегда лояльно отношусь к тому, что люди хорошо получают, но пока изменений нет. Для этого нужно увеличить доходность предприятия. Главное – желание что-то менять со стороны коллектива. Какие-то идеи и креативность я приветствую. Я кстати, коллективу уже объявил, что за креативные решения буду платить дополнительную премию. А пока я сталкиваюсь с такими проблемами, как стереотипность мышления и бюрократические проволочки. Понимаете, в коммерческом предприятии все просто, а в бюджетном возникают сложности на пустом месте.  Вот, например, проплату провести оперативно – не получается.


- Госзакупки вы имеете в виду?

- Да, одну вещь ты будешь покупать целый месяц. Видимо, это необходимо. Но мы учимся работать с этой системой. В том числе повышаем уровень квалификации наших бухгалтеров.

- Я заметила, у вас появилась рамка при входе и видеокамеры… для чего?

- Это связано с моим приходом. Камеры были у меня и на «Эфире». И на самом деле это не трата, а инвестиция. Во-первых, это на порядок повышает безопасность, каждый посетитель «запечатлевается». Во-вторых, контроль позволяет видеть, какие процессы и где происходят, кто чем занят и как оптимизировать работу всех служб.

- Вы ходили в театр и раньше, задолго до того, как стали директором…

- Я люблю театр. Я давний друг этого театра. Кстати, даже был в попечительском совете. Я смотрел все постановки, некоторые – несколько раз. Смотрю их и сегодня, правда, теперь не занимаю место в зрительном зале, а пристраиваюсь где-нибудь, получаю истинное удовольствие от увиденного. Кстати, когда актеры на сцене, они для меня боги. Это уже не работники. Но я умею разделять процессы управления и эти минуты эмоционального переживания. Они не уместны в бизнесе.


- По «Эфиру» не скучаете?

- Я не смотрю ТВ. Теперь я свободен от этого. Я все менее узнаваем. Раньше меня повышенное внимание немного напрягало. Единственное, немного есть сожаление по программе «Культурный  город». Не все успел я там сделать, а теперь проект закрыт. Но в последнее время была даже определенная усталость от телевидения. Надеюсь, что усталость от театра наступит не скоро.


Катерина Карцева