, 27 Ноября
Коронавирус. Заражено: 260 452 193 человека. В России: 9 502 879. В Татарстане: 37 057. В Челнах: 5 075
Новости
Подробно


«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

06.09.2016, 18:19

Пострадавшие жители дома 53/28 дождались встречи с представителями исполкома, МЧС и строителями. Накануне вечером собрание прошло в стенах молодежного центра «Нур». Довольно спокойная в начале беседа превратилась в бурное обсуждение претензий погорельцов. Вопросы сыпались один за другим. Отвечал на них первый замруководителя исполкома Набережных Челнов Владислав Гаврилов. Недовольства связаны с размером компенсации, мебелью, которую, по словам жильцов, им «пропихивают», дешевыми обоями и линолеумом, а также тем, что до сих не известны причина и виновник взрыва. Вести о том, что отменен режим чрезвычайной ситуации, и хозяевам квартир на правой стороне злополучного подъезда уже можно возвращаться домой, никого не обрадовали, а только вызвали возмущения. По словам жильцов обгоревших квартир, они боятся возвращаться и опасаются, что их дом может сложиться, как карточный домик. Подробнее о недовольствах жильцов дома 53/28 в материале Chelny-biz.ru

«А ВЫ БЫЛИ У МЕНЯ В КВАРТИРЕ? МНЕ ДАЖЕ СПАТЬ НЕГДЕ!»

В молодежном центре «Нур» накануне собрались жители дома 53/28, чьи квартиры пострадали от взрыва и пожара в июле текущего года. На прошлой неделе возмущенные жильцы вышли на митинг. Тогда представители исполкома не пришли на встречу, объяснив приездом в город президента РТ. Накануне к погорельцам приехали первый замруководителя исполкома Набережных Челнов Владислав Гаврилов, сотрудники МЧС, а также представители подрядных организаций ООО «ГИК», «Реал» и «Челныстройремонт».

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

Начиная беседу, Владислав Гаврилов сообщил собравшимся, что с 5 сентября отменяется режим чрезвычайной ситуации, объявленный 10 июля, когда в доме 53/28 прогремел сильный взрыв, и начался пожар.

– На сегодняшний день есть заключение, что дому ничего не угрожает. Работы по усилению и ремонту строительных конструкций дома завершены, – заявил Гаврилов.

Первый замруководителя исполкома напомнил, что из резервного фонда города на проведение восстановительных работ было выделено более 25 млн рублей. Также он заявил, что проживание и питание погорельцев в гостинице «КАМАЗ» будут оплачены за счет исполкома. Хотя накануне гендиректор «КАМАЗа» Сергей Когогин сообщил, что автогигант полностью берет на себя проживание пострадавших в корпоративной гостинице.

Как озвучил Владислав Гаврилов, на сегодняшний день общая сумма затрат составляет около 4 млн рублей. Кроме того, на благотворительный счет погорельцев поступило около 1,3 млн, которые также впоследствии будут переданы им.

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Дом будет иметь хороший вид, как после капитального ремонта. Наша задача – чтобы следы от того, что там было, не остались, – подчеркнул чиновник.

Вступительное слово Владислава Гаврилова длилось довольно долго, и поначалу пострадавшие слушали молча. Чиновник в очередной раз напомнил, что ответы на основные вопросы будут получены 8 сентября. По факту взрыва возбуждено уголовное дело, и сейчас все ждут результатов экспертиз.

– Жильцы третьего и четвертого стояка уже могут возвращаться в свои квартиры, – сообщил на встрече Гаврилов. – Понятно, что там, наверное, не совсем комфортно.

– Воды нет, газа нет, – стали выкрикивать из зала.

Заруководителя исполкома попытался успокоить людей, поясняя, что все уже проверено, и оставшиеся вопросы будут решены в течение следующего дня. Однако это не помогло.

– А ремонт в квартирах нам будут делать? – спрашивали хозяева.

– Будут делать. С вами вместе, вы же уже будете в квартире, – объяснял Гаврилов.

– А вы были у меня в квартире? – возмутилась женщина. – Мне даже спать негде!

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Я еще раз говорю: если вам негде спать – это вопрос отдельный. Я говорю о тех, которые сегодня уже готовы переехать. Дом приспособлен для проживания. Мы говорим про те 18 квартир, которые находятся по правой стороне. Что касается первой и второй строительной, там уже начаты работы по прокладке канализации, холодного и горячего водоснабжения. А там, где были разрушены и демонтированы газопроводы, вопрос чуть остается.

– А охраны у нас уже не будет? – продолжали интересоваться жильцы.

– Охрану не снимаем, охрана будет. Если вы раньше вернетесь, мы быстрее отремонтируем ваши квартиры, потому что иначе вас искать надо, приглашать, на что уходит много времени.

– А вы в подъезде были? – выкрикнул мужчина. – Мы сейчас туда заселимся, и вот эту всю грязь, шпаклевку домой таскать будем. Двери все в копоти, в саже, их даже не отмыли еще!

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Я вам еще раз повторяю: вы можете вернуться, но я вас не заставляю. На этой неделе все работы по подъезду будут завершены. Двери будут менять, – продолжал отбивать атаку Гаврилов.

«ХОТЬ БЫ 20 ТЫСЯЧ ДАЛИ НАМ ДЛЯ ПОДДЕРЖКИ ШТАНОВ»

Еще один беспокоящий людей момент – уменьшение жилой площади квартир после укрепления стен. «Компенсация будет?» – интересовались жильцы.

– Пока я на данный вопрос не смогу ответить. Да, в связи с укреплением стен вы потеряли порядка пяти-шести квадратных метров. Мы на заседании этот вопрос решим, – обещал чиновник. – После восстановления надо произвести оценку.

– Два месяца прошло. Заранее ведь знали, что площадь сократится, – возмутился еще один житель. – А будет рыночная стоимость?

Однако на эти вопросы Владислав Гаврилов ответить не смог. В целом во время собрания жильцы обвиняют во всех проблемах то исполком, то строителей. Возмущения касались «дешевого» линолеума, окон, обоев и дверей. Временами у погорельцев начиналась перепалка между собой. К примеру, владелица одной из квартир обнаружила, что новые окна у соседей на первом этаже лучшего качества, чем у нее.

– Я очень рада, что у них хорошо, но мне бы хотелось, чтобы и у нас было хорошо. Получается одним так, а другим вот так! Это неправильно, – сердилась женщина.

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Им больно хорошо! А нам даже дверь не могут поменять, – подлила масла в огонь жительница верхних этажей.

– Нам бы ваши проблемы! – воскликнул хозяин квартиры, которая оказалась в числе наиболее пострадавших.

– Хоть бы 20 тысяч дали нам для поддержки штанов, – продолжал возмущаться зал.

Вопрос по поводу компенсации для некоторых стоит особенно остро. Жильцы пожаловались, что в СМИ появляется разная информация о размере материальной помощи. Один из погорельцев для доказательства показал Владиславу Гаврилову газету.

– Давайте, по деньгам я вам сразу же объясню, – прервал Гаврилов. – Наиболее пострадавшим семьям (это восемь квартир), членам их семей выплатили по 30 тысяч рублей из резервного фонда. Еще по линии государственной социальной помощи было перечислено 165 тысяч в общей сложности. Это все без учета тех средств, которые выделяют работодатели.

После долгого обсуждения жалоб первый замруководителя исполкома передал слово представителю МЧС. Погорельцев интересовало, почему уголовное дело возбуждено на неустановленное лицо, и с чем связано затягивание ответа на главный вопрос: что послужило причиной взрыва.

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Уголовное дело возбуждается в отношении неустановленного лица, так как не доказано другое. Должны быть веские основания кого-то назвать подозреваемым или обвиняемым, – пояснил представитель отдела надзорной деятельности Иван Рожков. – Как только станет известно, все потерпевшие лица будут уведомлены о решении.

– Пока решения нет, не установлено лицо, причина, и вы нам говорите, что мы уже можем заселяться? – удивилась одна из присутствующих. – Сейчас вы нам так скажете, и мы туда побежим, а потом окажемся еще и виноватыми, если что-то случится. Может, дом сложится, как карточный домик.

Как выяснилось, у жильцов 53/28 возникает много сложностей с переездом в свои квартиры. Они настаивают на том, чтобы в доме провели еще одну экспертизу.

– Мы не знаем, что там произошло, что взорвалось, и чем мы будем дышать. Почему мы тогда должны заселяться?! – возмутилась одна из присутствующих.

– Просто мы, пробыв внутри три часа, выходим оттуда пьяные, – попыталась объяснить суть претензии другая жительница. – Это же не просто так!

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Мы все работы по восстановлению перекрытий и всех строительных конструкций провели, – вновь взялся отвечать Владислав Гаврилов. – Есть заключение, что дому ничего не угрожает.

Жители дома требовали, чтобы их квартиры проверила Санэпидемстанция. Чиновник пояснил, что он уже обращался с данным вопросом в Роспотребнадзор, где ему ответили, что этот вопрос не в компетенции СЭС.

«ЭТО ВЫ ТАК СВОИ ДЫРЫ ЧТО ЛИ ЗАКРЫВАЕТЕ, ИЛИ ВАМ ВЫГОДНО ЭТУ МЕБЕЛЬ ВПИХНУТЬ?»

Ожидаемое и то, что оказалось в реальности, не совпали и по мебели. Еще на «деловом» понедельнике мэр города Наиль Магдеев заявил, что задача муниципалитета – обеспечить пострадавших как ремонтом, так и мебелью. Предоставить холодильники пострадавшим семьям вызвалась компания Haier.

– До начала отопительного сезона люди должны въехать в отремонтированные квартиры, обеспеченные мебелью в том количестве, которое у людей было: не больше, но и не меньше, может не лучше, но и не хуже, – акцентировал глава города. – Был стол, значит должен быть стол. Был кухонный гарнитур, который сгорел, должен быть кухонный гарнитур соответствующий. Все, что было, надо восстановить.

Однако, как выяснилось встрече, жильцов дома 53/28 не устроило данное пожелание. Они попросили Владислава Гаврилова, чтобы им выплатили компенсацию деньгами.

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

– Не нужен мне этот двухстворчатый шкаф, стол-тумба для чего? – возмущалась одна из жительниц. – Дайте мне просто сумму! Я сама куплю просто кровать. Зачем мне нужна вот эта мебель, которую мне сегодня диктовала глава администрации. Для чего? Это вы так свои дыры что ли закрываете, или вам выгодно эту мебель впихнуть? Дайте, нам деньги. Пройдитесь по всем квартирам, сделайте акт обследования и выделите по ним должную сумму. Зачем мне эту мебель толкать?!

– Индивидуальный подход нужен, – поддержали соседи.

– Это делается для того, чтобы у вас на первое время было, где спать и где есть, – еле успел вставить реплику Гаврилов.

– Не надо мне этого, сама куплю! – продолжала кричать жительница. – Дадите мне 10 тысяч, я на эти деньги уложусь. 100 тысяч дадите, на 100 тысяч уложусь.

– Все такого мнения? – поинтересовался Гаврилов. Практически все присутствующие подтвердили.

– Хорошо, давайте, я вынесу этот вопрос на комиссию, и мы решим.

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

Даже когда собрание завершилось, еще долго люди по-отдельности подходили к первому заместителю руководителя исполкома. Корреспонденту Chelny-biz.ru некоторые заявили, что после такого происшествия и вовсе не хотят возвращаться в свои квартиры.

– В квартире очень страшно, – рассказывала пенсионерка из квартиры, чья квартира находилась на третьем этаже и была полностью разрушена. – Нажитое за 35 лет – все потеряли. Туда я не хочу возвращаться. Этот запах уже никуда не уйдет. У мужа онкология, как нам быть? Я не требую ничего. На сумму, которую нам дали, мы приобрели одежду на осень, ничего ведь не осталось.

– Нетрадиционная ситуация – пожар, взрыв. Восемь квартир пострадавших, можно было подойти к ним индивидуально. С каждой семьей поговорить и решить, может им лучше деньгами, если есть средства, – высказала свое пожелание другая жительница дома. – А они уже приняли решение, что будут делать ремонт по типу тех новых квартир, которые они сдают. Потому что им так легче. Но ведь всего лишь восемь квартир, почему к ним нельзя подойти индивидуально?!

– Вот у меня первый этаж, я только перед взрывом завершила ремонт, который шел в течение года. 8 июля мне привезли мягкую мебель, я на ней даже не посидела… – не могла сдержать слез еще одна пострадавшая. – Девятого уехала на дачу, а 10 июля произошел взрыв.

Ответов на оставшиеся вопросы погорельцы дома 53/28 ждут 8 сентября, когда обещали озвучить результаты экспертиз по уголовному делу.

«Выходим из дома пьяными. Не знаем, что там взорвалось. Почему тогда должны заселяться?»

Олеся Аверьянова