, 7 Декабря
Коронавирус. Заражено: 266 215 233 человека. В России: 9 833 749 . В Татарстане: 39 453. В Челнах: 5 288
Новости
Подробно


«Я пошел гулять по кладбищу...»

03.10.2013, 15:06

Сергей Еретнов, гость «Предпринимай-ТВ» вчера рассказал молодым челнинцам о том, как стал миллионером в 21 год, как без образования стал депутатом и зачем взял в руки мегафон на одной из сессий Горсовета. Портал предпринимателей приводит выдержки из его рассказа.


Критика сама по себе полезна.
Человек имеет право критиковать, при этом он может ничего не делать, если ему не хочется. Критика сама по себе – какое-то действие. Даже если она беспредметна и не влечет за собой предложений как-то изменить ситуацию.


К сожалению, в нашей стране власть сделала все, чтобы граждане не лезли в политику.
Чтобы они довольствовались тем, что можно купить машину, холодильник, съездить в Турцию. Такой вот контракт с властью существует с момента прихода Владимира Путина, сейчас он заканчивается.


Конечно, я вырос в 29-м комплексе, вместе с теми людьми, которые сейчас сидят.
Мы учились в одной школе, росли в одном дворе. Но вместе с нами там жили еще несколько тысяч человек – дедушки и бабушки, взрослые люди. Их тоже нужно считать членами преступной группировки? Было большое судебное разбирательство, одно из самых громких в России по масштабу и количеству участников. Меня даже в качестве свидетеля не приглашали, моя фамилия там ни разу не фигурировала. Я считаю, глупо отвечать на такие обвинения и объяснять, что не преступник.


Я занялся политикой, чтобы уважать себя.
Я отказался в свое время вступать в комсомол – тогда это был вызов обществу, за что меня выгнали из 10-го класса. Я так и не закончил школу и образования у меня никакого нет. Я могу сказать, что у многих наших чиновников по 2-3 высших образования, но я не думаю, что они умнее меня. Я воспитывался на книжках. Когда мне было лет 25, я начал понимать, что происходит вокруг, и мне захотелось высказать свое мнение. После моей статьи в «Вечерней Казани» ко мне пришли и стали «трясти» мой бизнес. У меня тогда был успешный бизнес, который по прошествии нескольких лет все-таки отобрали.


Я – один в поле воин.
Как раз один-то в поле и воин. Мне кажется, мой приход в Горсовет несколько расшевелил ситуацию в городе.


Я посчитал, что невозможно молчать, если можно сказать.


У меня была причина взять мегафон в руки.
Василь Гаязович, грубо нарушая регламент Горсовета и здравый смысл, полтора года не давал мне возможности говорить. Хотя никакого права на это он не имел. Какое-то время я дал ему возможность самоутвердиться. У него была привычка – когда я вставал, он тут же включал гимн. А во время гимна говорить не будешь. В итоге мне пришлось продемонстрировать, что микрофон мне не нужен, я и так могу говорить. Я сделал это намеренно, в такой эпатажной форме. Власти сами сделали грандиозную ошибку, показав это по телевизору -  видимо, думали, что народ возмутится – «как это, сорвал Горсовет»? Хотя мне кажется, что людям совершенно все равно, идет Горсовет или нет, сорван он или нет….


Я был долларовым миллионером в 1990-е годы.
У меня была недвижимость в Казани на улице Кремлевская – в то время я был единственным частным владельцем на этой улице. Моя фирма делала проекты по газификации республики, которая проходила под патронажем Шаймиева. Потом по этим проектам прокладывали трубы в деревнях, городках. Мы занимали 30% этой сферы. Из бизнеса пришлось выйти, но связи, авторитет и деньги остались.


В 21 год я наладил производство очень модных женских платьев.
В Челнах они почему-то были очень популярны, я в течение года продал здесь около 50 тысяч. Время такое было…. Тогда многие стали миллионерами.


Успешность не запрограммирована.
Я знаю очень богатых людей, которые не обладают безусловными талантами в бизнесе. Просто они оказались в нужном месте и не проворонили. Нужно понимать: хороший фотограф – не тот, кто много фотографирует, а тот, у кого есть свое видение мира. Через фотографию он это видение воспроизводит, оно нравится зрителям – это и есть талант. Хотя талант без труда обычно кончается алкоголизмом.


Надо жить так, как тебе хочется.
Главное достижение любого человека – это получать удовольствие от того, что ты делаешь, и еще, желательно, получать за это деньги.


Я категорический атеист.
Очень сложно поверить в искренность людей, которые много лет были атеистами, и вдруг все напропалую побежали к патриарху, начали помогать церкви. В этом ничего плохого, в общем-то, нет. Но такая намеренная демонстрация религиозности у меня вызывает скептицизм и презрение. Если ты веришь, то верь как-то спокойно. В бога, как он представляется в любой религии, я не верю. Другое дело, что мы не все знаем о вселенной и о том, как этот мир состоялся. Но если ты совершил преступление, а потом пошел и купил индульгенцию, как это практиковалось в Ватикане…. Или если ты исповедался, и тебе простили все грехи…. Это бред.


Я не уважаю людей за слабость, лицемерие и трусость.
Очень раздражает, особенно в молодежи, безапелляционность. Она особенно свойственна людям, которые верят в бога. Это не вызывает никакого уважения, человек в этой ситуации мне не интересен. Не бывает черного и белого, в жизни всегда есть полутона.


Я к людям отношусь с добротой, прощаю их слабости, потому что я сам слаб.
Прощать всегда надо.


У меня нет кумиров.
Из прошлого века я уважаю Черчилля. Он любил выпить, но при этом, когда страна его находилась в опасности, и власть не знала, что делать и пряталась от бомбежек, он оказался тем, кто поднял Англию на борьбу и вселил в англичан уверенность в победе. Англия тогда находилась в очень плохом положении. Когда человек, который не был примером для подражания, в нужный момент совершил поступки, которые спасли нацию, – это заслуживает уважение. Подобных примеров в нашей истории очень мало, а в истории 21-го века политиков такого масштаба, по моему мнению, и вовсе нет.


Я не считаю себя патриотом государства Российского.
Это вообще сложный вопрос – в чем должен проявляться патриотизм? Я отслужил, отдал стране 2 года. Я написал много резонансных статей как журналист – если бы мне было все равно на то, что происходит, я улетел бы в Париж и жил там. Слава богу, средства позволяют, но я же остался здесь. Я пытаюсь как-то изменить политическую действительность. Это можно считать патриотизмом?


В чем моя оппозиционность? В том, что я называю черное черным и привожу факты?
Если это и есть оппозиционность, то да - я оппозиционер. Но в данном случае я оппозиционен жуликам и ворам, но никак не народу. Именно поэтому за меня и проголосовали.


Была такая история – меня папа в детстве взял в командировку в Питер.
Именно тогда туда приехал патриарх Константинопольский и проводил службу в Невском соборе. Папа сказал ждать его у входа в церковь – а там толпа, а я толпу очень не люблю. Вы представьте, что такое бабушки, рвущиеся в церковь? Это сила, сметающая все на своем пути. Я пошел гулять по кладбищу, я кладбища вообще очень люблю. Вижу – к домику местного настоятеля идет толпа церковников во главе с патриархом. Патриарх меня спросил, что я здесь делаю, я ответил. Он меня благословил, и вслед за ним меня благословили все священнослужители. Мама считает, что именно поэтому я еще жив. Но я все-таки в бога не верю. Не думаю, что этот случай является моей охранной грамотой.


Мне кажется, что город наш будет развиваться инертно.
Просто потому, что не развиваться он не может – это большой город, сюда приезжают из деревень…. Развитие идет вопреки власти. Россия еще не умерла, потому что мы как-то умудряемся существовать, не взирая на коррупцию, отсутствие судов и так далее. Власть и народ живут параллельно друг другу. Хоть я и живу в этой стране, люблю эту страну, но я считаю, что будущее России в ближайшей перспективе очень печальное - с таким руководством и с такой политикой. И город наш не может на этом фоне выглядеть лучше, чем другие города.

 

Анастасия Карабанова