, 17 Апреля
$ 75,5535
€ 90,4602
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 139 721 479 человек. В России: 4 684 148. В Татарстане: 19 964. В Челнах: 2 250
Новости
Подробно


«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

08.03.2021, 07:39

Хрупкая, изящная, при этом жесткая и принципиальная – так характеризуют коллеги героиню этого интервью. Самая узнаваемая в Набережных Челнах представительница прекрасного пола в погонах –  Эльвира Тимирова, заместитель прокурора города, человек с говорящей фамилией. В начале 2000-х, едва переступив за порог университета, она подключилась к делу ОПГ «29 комплекс», специализировалась на раскрытии убийств, вместе с операми искала и выкапывала запрятанные в лесном массиве трупы. Сделав карьеру в следствии, освоила новое для себя направление - надзор за исполнением федерального законодательства - и помогла тысячам челнинцам восстановить нарушенные права. О ярких моментах службы зампрокурора города, о «правде, которая все равно когда-нибудь всплывет», детской мечте, сбывшейся в надзорном ведомстве, и о том, почему женщины вовсе не слабый пол - Эльвира Тимирова рассказала Chelny-biz.ru накануне праздника.

«Я ПОМНЮ, ГОВОРЮ ОПЕРАТИВНИКУ: «НАДО КОПАТЬ ДАЛЬШЕ». ОН МНЕ: «ЭЛЬВИРА, ЗДЕСЬ ТРУПА НЕТ». Я ЕМУ: «ЗАПАХ ЕСТЬ»

– Считается, что женщины — слабый пол. А вы, Эльвира Василовна, как нам известно, на заре своей карьеры специализировались на раскрытии убийств.

– Это был 2003 год. Я на тот момент заканчивала университет. На последнем курсе проходила практику в прокуратуре Набережных Челнов, мои руководители как раз расследовали уголовное дело ОПС «29 комплекс». И вот каждый день с утра до вечера я находилась с ними, будучи практиканткой. Мне было очень интересно. С октября по май, как на работу, ходила. Ильдар Равилевич Адгамов - мой первый руководитель - потом стал судьей. Далее был Айдар Мунирович Салимуллин (сейчас зампрокурора города - авт.). Если честно, на тот момент здесь была только вакансия следователя, и я, конечно, ответила согласием, поскольку устроиться на работу в органы прокуратуры было очень сложно.  У меня даже других мыслей не возникло.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

Получив должность следователя, я специализировалась именно на нераскрытых убийствах. Первое время - где-то полгода - мне давали расследовать различного рода преступления. Потом уже перевели в постоянно действующую следственную группу, и я выезжала только на убийства. В период дежурства – совместно с оперативными сотрудниками. Работали на раскрытие, дабы разложить всю цепочку преступления. Назначали все экспертизы, направляли все запросы - далее дело уже передавали другому следователю.

А насчет того, что женщины слабый пол – вопрос очень спорный. Женщина может проявить слабость тогда, когда она этого захочет! (Улыбается).

– Вы родом из пригорода Челнов – Тукаевского района, села Мелекес. Работа в правоохранительных органах для вас - мечта детства или наставление родителей?

– Да, я родилась в селе Мелекес, которое находится  в очень красивом и живописном месте, где проживают хорошие и добрые люди. Мое детство прошло в этой деревне.  Работа именно в прокуратуре была моей мечтой с шестого класса. Мои родители в выборе профессии участия не принимали. На мое решение очень сильно повлиял близкий родственник, который в то время уже работал в органах прокуратуры. Он с детства был для меня большим авторитетом, и я очень хотела быть похожей на него. Я слышала разговоры о его работе, видела, какую пользу она приносит людям. Бывало, даже приходила к нему, будучи еще школьницей, сама просилась и помогала. Уже в том возрасте четко понимала, какие функции выполняет прокуратура. Поэтому и выбрала эту профессию, целенаправленно к ней шла. После школы поступила в Казанский университет.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

– Как вы, молодая девушка, едва переступив за порог университета, научились встречаться со смертью каждый день? Какой опыт извлекли из того периода работы?

– Поначалу у меня это в голове не укладывалось. Для меня было  большим потрясением увидеть, насколько жестокими и циничными могут быть люди. В первое время не умела абстрагироваться от работы, принимала все близко к сердцу. Действительно, сложно в психологическом плане. С ребятами мы работали практически круглые сутки: спать ложились в четыре утра, к семи уже шли обратно на службу. Нужно было перебороть лень, усталость, все, что накопилось. Но это большая школа. Я приобрела самое главное - верных и преданных друзей.

При этом в самом начале своего пути я была очень стеснительной. Уже став следователем, я научилась организовывать свою работу и оперативных сотрудников, направлять ход расследования уголовного дела, выстраивать общение с коллегами, другими работниками правоохранительных органов, руководством и с теми же подозреваемыми и обвиняемыми. Это были мои первые шаги, и я получила бесценный опыт, поняла, что в любой ситуации необходимо оставаться человеком. Я приобрела важнейшее качество – настойчивость. И поняла самое главное - все зависит в первую очередь от нас самих. Не бывает недостижимых целей, не бывает нерешаемых  задач - все в наших руках. От того, как ты работаешь, сколько времени и сил уделяешь, зависит окончательный результат. И я никогда не переставала работать над собой. 

– Наиболее сложное преступление, которое вам довелось раскрыть? Были, наверняка, и случаи, где вы не смогли выйти на след преступника?

– Много лет назад в 10-м комплексе во дворе многоквартирного дома расстреляли участника одной из ОПГ. Убийство до сих пор не раскрыто, к сожалению. Мы с оперативниками выезжали, пытались установить, кто где стоял, откуда стреляли. Но есть такие дела, которые должны немного полежать. Правда все равно когда-нибудь всплывет.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

Что касается первого вопроса, запомнилась глубокая осень. В Челнах была серия убийств водителей КАМАЗов. Вызывали их на рейс (те возили песок), а в последующем убивали. Грузовики перегоняли в Московскую область, там транспорт разбирали на части и реализовывали. Нам удалось установить два факта убийства. Мы получили оперативную информацию о том, где похоронили одного из водителей. Говорили, что закопан в лесу в Тукаевском районе. Мы со следственно-оперативной группой выехали туда. Понятые тоже там, людей много было. Копали-копали, а трупа нет. Я помню, говорю оперативнику: «Надо копать дальше». Он мне: «Эльвира, здесь никого нет». Я ему: «Запах есть». А он: «Нет, это запах листвы». Ну и все, мы уехали. Я была уверена и не понимала, как так?! Указали место, запах есть, а трупа нет. Он же специфичный, его ни с чем не спутать! Через некоторое время поступает информация, что труп выкопали и зарыли в другом месте. Тогда мы уже поехали в вечернее время, на «буханке», со всей группой. Темно. Как это было страшно! Там мы уже нашли тело водителя. Оказалось, убийцы, узнав, что нам стало известно место захоронения, попытались скрыть свои следы.

Честно, я очень долго вообще старалась не вспоминать то время. Сейчас уже могу рассказывать, но для этого понадобился десяток лет. При этом я по сей день не смотрю фильмы и программы со сценами насилия. 

– Вас по праву можно назвать самой узнаваемой женщиной в погонах в Набережных Челнах. Как удается оставаться одновременно очаровательной, хрупкой, изящной и при этом жесткой, принципиальной в работе?

Спасибо за комплимент (улыбается). Я, конечно, не знала, что одна из самых узнаваемых женщин в погонах. Я работаю в соответствии с действующим законодательством и этикой прокурорского сотрудника. Для достижения законности и правопорядка просто необходимо в некоторых случаях проявлять и жесткость, и принципиальность. Конечно, не всем это нравится, но это мой долг. Но при всем этом я остаюсь женщиной со своими чувствами, эмоциями и желаниями.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

– Форма не обременяет?

– Нет, не обременяет. Это мой путь, который я выбрала и ступила на него осознанно.

– Основная часть ваших коллег, руководителей - это мужчины. Как считаете, для вас это больше плюс или минус? Сталкивались ли с неравенством в работе?

– Бытует мнение, что не должно быть разделения по гендерному признаку в любой работе. Действительно, в моем окружении большинство - мужчины, но это никогда не создавало проблем, я бы даже сказала, что это плюс. В мужском коллективе мне лично даже легче работать. С неравенством среди коллег-мужчин никогда не сталкивалась. А если что-то пойдет не так, мы - женщины - можем проявить жесткость и принципиальность, доказать, что вовсе не слабый пол (улыбается). Мы все выполняем свои профессиональные обязанности для достижения одной цели. Ведь не зависит от того, женщина ты или мужчина, когда говоришь правильные вещи, обоснованные, приводишь необходимые доводы. В таких случаях проблем не будет.

«Я ПРОДОЛЖАЛА ПРИЕЗЖАТЬ СЮДА, ОЧЕНЬ СКУЧАЛА ПО ЧЕЛНИНСКОЙ ПРОКУРАТУРЕ. ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО МОЯ ALMA MATER, РОДНЫЕ СТЕНЫ»

– Вам довелось поработать заместителем в Тукаевской районной прокуратуре. В Челнах – замом при Александре Петровиче Евграфове (экс-прокурор города - авт.). Теперь надзорное ведомство возглавляет Дмитрий Николаевич Ерпелев. Сложно ли работать после смены руководства?

– Кто-то верит в судьбу, кто-то нет, я вот верю. Был такой период, когда, поняв, что остановилась на месте, я приняла решение перейти на работу в суд. Начала готовиться к экзаменам. Но даже неделя не прошла, как мне позвонили из отдела кадров прокуратуры республики и предложили должность заместителя прокурора Тукаевского района. Я, конечно же, согласилась. Там проработала относительно недолго, почти два года. Работа очень сильно отличалась: намного спокойнее, обстановка семейная. Но я продолжала приезжать сюда, очень скучала по челнинской прокуратуре. Это действительно моя alma mater, родные стены, люди, с которыми я начинала работать. Александр Петрович предложил мне должность заместителя прокурора города, и вот я до сих пор здесь.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

Конечно же, у каждого руководителя свои требования и система управления. Каждый из них оставил большой след в моем профессиональном развитии. Но мое становление в качестве руководителя произошло именно при Александре Петровиче Евграфове, за что я ему очень благодарна. Он своим собственным примером научил меня слушать и слышать, всегда внимательно относился к доводам сотрудников. Работая под его крылом, мы поняли, что только в команде можно достичь результатов. Сейчас продолжаем трудиться уже под руководством Дмитрия Николаевича, который также трепетно и чутко относится к своей работе, к подчиненным, за что мы ему тоже очень благодарны.

– Был в вашей карьере период работы в системе Следственного комитета. Как сложилось, что вы снова вернулись в прокуратуру?

– Я на тот момент работала помощником прокурора, осуществляла надзор за процессуальной деятельностью Центрального ОВД. Когда создавался Следственный комитет, мне предложили перейти туда помощником. Это ведь был новый орган, период его становления. Я работала под руководством Долгова Марата Шамильевича. Мы организовывали всю работу на начальных этапах. Оттуда я ушла в декретный отпуск, родила сына. В какой-то момент я поняла, что работа в Следственном комитете мне не интересна. По моему личному убеждению, в прокуратуре ты получаешь знаний и опыта куда больше. Помню, пришла к Александру Петровичу (Евграфову - авт.) и заявила: «Вы поймите, мне там неинтересно». Он тогда с удивлением: «Я тебя не понимаю!» Там было куда меньше работы. Я ему очень благодарна, что он тогда услышал меня и вернул в прокуратуру.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

– Долгие годы, уже став заместителем прокурора, вы курировали надзор за исполнением федерального законодательства. Это случилось после ухода на заслуженный отдых гуру своего дела Венеры Кутдусовны Рамазановой, которая посвятила надзорному ведомству почти 40 лет жизни. Как после такой авторитетной женщины вам удалось завоевать уважение руководителей? 

– Это было после того, как я перешла из Тукаевской районной прокуратуры. Оттуда я вернулась с опытом работы в общем надзоре. Кроме того, достаточно долгое время, еще будучи в прокуратуре Набережных Челнов, успела поработать у Венеры Кутдусовны. Она тогда говорила, что я единственный человек, который сам попросился в общий надзор. Такая у меня черта характера: когда я понимаю, что в какой-то области для себя ничего нового больше не получу, я начинаю искать что-то другое.

Первые две недели после перехода на должность помощника прокурора в общий надзор я чувствовала себя студенткой, так как в этой сфере практически ничего не знала. В то время мне очень помогла поддержка коллег. Мысли о том, что не справлюсь, никогда не возникало, так как переход в общий надзор был моим осознанным решением, я хотела развиваться именно в этом направлении.

Тут надо отдать должное - большая заслуга Венеры Кутдусовны. Она меня научила взаимодействию с руководителями разного уровня. Но у меня не было задачи завоевывать уважение руководителей, я работала в соответствии со своими принципами и нравственными ценностями.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

После ухода Венеры Кутдусовны на заслуженный отдых мне предложили занять ее место. Город большой, поэтому решение принималось не только Александром Петровичем, но и Илдусом Саидовичем (Нафиковым, прокурором РТ - авт.).

«МЫ ВНОСИМ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, И РУКОВОДИТЕЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ ПОГАШАЕТ ДОЛГ ПЕРЕД СВОИМИ РАБОТНИКАМИ. ИСПЫТЫВАЮТ РАДОСТЬ ИХ БЛИЗКИЕ, ДЕТИ»

– Под вашим руководством жестко контролировалась невыплата заработной платы на городских предприятиях, велась принципиальная борьба с незаконными постройками, по итогам ваших проверок чиновники становились фигурантами уголовных дел. Как сами оцениваете этот период?

– Давать оценку своей работе я считаю не совсем корректным, она была выстроена на основе действующего законодательства. Одно могу отметить - я получаю истинное удовлетворение от своей работы. Вот представьте, даже то, что касается невыплаты зарплаты. Мне принципиально важно, чтобы люди получили свои честно заработанные деньги. Мы вносим представление, и руководитель организации погашает долг перед своими работниками. Соответственно, испытывают радость их близкие, дети. Ты делаешь благое дело! Таких моментов было очень много. В день по 20-30 обращений поступало. Для меня также было приятно, когда после наших мер реагирования обеспечили лекарствами детей-инвалидов, когда отец выплатил алименты ребенку, или человек, которому по закону положена квартира, наконец-то получил ее. Это и есть результат нашей работы, то, ради чего и работает каждый сотрудник прокуратуры. Стоять на страже действующего законодательства, помогать людям в силу предоставленных нам полномочий.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

– Сколько человек тогда находилось непосредственно под вашим подчинением? Что для вас важно в первую очередь в коллективе?

– В моем подчинении было 20 помощников прокурора. Полностью согласна с высказыванием «один в поле не воин», поэтому в коллективе ценю сплоченность. Когда у тебя команда, и каждый поддерживает друг друга, понимает, куда необходимо двигаться, можно достичь высоких результатов. Большую часть жизни мы проводим на работе, поэтому рядом должны быть люди, на которых можно положиться. В сотрудниках ценю честность. Я могу на многое закрыть глаза. Но честность для меня - это та черта, которую нельзя переступать. Я не понимаю тех, кто кичится работой в прокуратуре. Мы все люди в первую очередь и должны иметь уважение друг другу, уметь сопереживать, помогать в сложных ситуациях, в которых кто-то оказался.

Радуюсь, что сотрудники растут, но когда к ним прикипаешь, когда видишь каждый день, как они развиваются, я не скрываю, плачу, провожая их. Все они: Алина Ибрагимова, Ирина Якупова, Айнур Гараев, Рамиль Шарипов, Ильнар Гарипов, Ильнур Габдурахманов – слава богу, на хорошем счету у руководства. Я не могу сказать, что это моя заслуга. Прежде всего, это работа в нашей прокуратуре, которая дает колоссальный опыт.

– Имеется ли кадровый голод в надзорном ведомстве?

– У нас все ставки заполнены. Кадровый голод ощущается, конечно же, в органах МВД.

– Да, как нам известно, со сменой руководства в прокуратуре общий надзор был передан другому заместителю – Айдару Мунировичу Салимуллину. Теперь за вами закреплена работа органов расследования. В последнее время очень много нареканий по их процессуальной деятельности, в частности по работе полиции. Как вы считаете, ухудшилось ли качество следствия?

– Сейчас у меня надзор за процессуальной деятельностью отделов полиции «Центральный» и «Комсомольский», МЧС, а также по дорожно-транспортным происшествиям в Закамской зоне. Для меня эта работа не новая, я уже надзирала за органами следствия и дознания. Она интересная и специфичная. Что касается нареканий, то они были всегда. Как я уже ранее высказалась, сейчас большая проблема – это отсутствие кадров. Молодежь с неохотой устраивается в органы МВД, а квалифицированные сотрудники, получив необходимый опыт, уходят в другие сферы либо на заслуженный отдых.  Но в то же время я не могу согласиться с тем, что качество следствия намного ухудшилось. Всегда есть сотрудники, которые с честью и достоинством исполняют свой служебный долг.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

Вспомнить хотя бы таких выдающихся руководителей, как Хусниев Файзулла Фахрутдинович (бывший глава УВД Челнов - авт.), его заместители Гарипов Дамир Фатыхович, Сабиров Рустам Мухтарович.

«НЕДАВНО ОТКРЫЛА ДЛЯ СЕБЯ БОЛЬШОЙ ТЕННИС – ОЧЕНЬ КРУТОЙ ВИД СПОРТА»

– Коллеги называют вас ярым борцом за справедливость. Бывало, что опускались руки и вас выбивало из колеи?

– У каждого человека бывают минуты слабости, не скрываю, и у меня возникало желание уйти из прокуратуры. Но в то же время я понимала, что еще не до конца реализовала свои возможности в защите прав и интересов граждан и государства. Это меня и останавливало, потому что продолжала гореть работой. Брала себя в руки и вперед. 

- Ваше жизненное кредо?

– Мое жизненное кредо – поднимаясь на новые ступени и вершины жизни, никогда не забывай о тех людях, которые были с тобой на предыдущих.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

– Эльвира Василовна, как вам удается отдыхать при таком напряженном графике работы?

- Люблю проводить свое свободное время в кругу родных и близких. Большую поддержку получаю от своего сына. Он – моя главная опора. Человек с большой буквы – моя мама. Спасибо ей за все. Стараюсь регулярно заниматься спортом в зале, сейчас еще пробую себя в танцах, люблю кататься на лыжах. Недавно открыла для себя большой теннис – очень крутой вид спорта. Вдохновляюсь своей цветочной оранжереей. Никогда не думала, что так сильно увлекусь разведением комнатных цветов. Я всегда смотрела на маму и считала, что это не мое. Сейчас у меня порядка 30 горшков с комнатными растениями.

– Как начинается ваше утро?

– Утро начинается  с чашечки кофе (смеется). Я люблю посидеть в одиночестве и выпить этот бодрящий напиток. Потом уже бужу ребенка, включаю красивую музыку. Обязательно утренняя зарядка.

– Что будет для вас самым лучшим подарком на 8 марта? И что бы вы пожелали представительницам прекрасного пола в этот весенний праздник? 

– Как у любой женщины, у меня много желаний. Самый большой подарок – это видеть улыбку близких и родных мне людей. Каждой женщине я желаю душевного равновесия, чтобы утро они встречали с улыбкой на лице, заряжая свои семьи счастьем, и несли в этот мир добро и красоту.

«Я была уверена и не понимала, как так! Указали место, запах есть, а трупа нет...»

 Олеся Аверьянова