, 27 Ноября
Коронавирус. Заражено: 260 452 193 человека. В России: 9 502 879. В Татарстане: 37 057. В Челнах: 5 075
Новости
Подробно


«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

22.12.2015, 09:18

Предприниматели Набережных Челнов и Закамья накануне встретились с министром труда РТ Эльмирой Зариповой и руководителем госинспекции труда Евгенией Костюшиным. Мероприятие прошло в рамках проекта «Бизнес и власть: откровенный разговор», инициатором и модератором которого является бизнес-омбудсмен РТ Тимур Нагуманов. Полтора часа бизнес жаловался на проблемы с персоналом, нехватку молодых кадров, воровство и профессиональных безработных, которые крадут время бизнесменов и деньги государства. Эльвира Зарипова рассказала о преференциях для «социальных предпринимателей», а Евгений Костюшин о выявлении «латентного травматизма». Сhelny-biz.ru публикует подробную стенограмму беседы.

«ПРЕКРАЩЕНИЕ ИНДЕКСАЦИИ ВЫСВОБОЖДАЕТ В ЦЕЛОМ ПО СТРАНЕ ПОРЯДКА 345 МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ»

Наталья Дорофеева, индивидуальный предприниматель:

– Я индивидуальный предприниматель, в следующем году я заплачу государству 120 тысяч рублей в Пенсионный фонд. Распространяется ли индексация пенсий на индивидуальных предпринимателей?

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Эльвира Зарипова, министр труда, занятости и социальной защиты РТ:

– Безусловно, индексация пенсий работающим пенсионерам со следующего года в части накопительной пенсии отменяется. Это вызвало большой резонанс, такой вопрос был задан Владимиру Путину, президенту РФ, на его ежегодной пресс-конференции. Он вспомнил ту практику, которая существовала в Советском Союзе и применяется до сих пор в странах СНГ: или пенсионеры работают, или сидят на пенсии. Если человек работает, то он пенсию не получает, а если сидит на пенсии, то не работает. В то время был определенный круг специалистов, профессий, которые были востребованы, так как не было молодых кадров. Были те специальности, где пенсионер имел возможность и работать, и получать пенсию. На ИП данное положение тоже распространяется, так как оно касается всех пенсионеров России. Но мы должны помнить, что там есть одна оговорка, которую нужно пенсионерам объяснять. В тот момент, пока пенсионеры работают, их пенсия не индексируется. В момент принятия решения о полном прекращении трудовой деятельности его пенсия пересчитывается с учетом той индексации, которую человек не получил, и пенсионеру выплачивается пенсия в полном объеме. Гражданин при выходе на пенсию ничего не теряет. Прекращение индексации высвобождает в целом по стране порядка 345 миллиардов рублей. Эти деньги нам нужны для повышения эффективности социальных расходов. Пенсионер работает для того, чтобы поднять свой доход. Говоря об индексации пенсии, мы должны еще понимать, что та ее часть, которая не подлежит индексации, не сопоставима с размером оплаты труда, который пенсионер получает.

Тимур Нагуманов, бизнес-омбудсмен:

– Мы можем часа 2-3 рассуждать о том, правильно это или нет, что отменили индексацию пенсий для работающих пенсионеров, особенно для ИП. У предпринимателей другого варианта, вроде как, не остается, как уйти в тень. Мы должны говорить сейчас о технических вопросах. Ваш вопрос был техническим – коснется ли это ИП - вам ответили развернуто. Наталья Егоровна, у вас был еще один вопрос о грантовой поддержке специального бизнеса.

Наталья Дорофеева, ИП:

– Будет ли продолжена грантовая поддержка социальным предпринимателям по линии Минтруда? Меня конкретно интересует, что относится к социальным предпринимателям?

Эльвира Зарипова:

– Вы по какой линии получали поддержу? По антикризисной?

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Наталья Дорофеева:

– Я не получала ни одной поддержки. Я хотела узнать, кто относится к социальным предпринимателям?

Тимур Нагуманов:

– Здесь вопрос тянет больше на ликбез. На всех встречах у нас вопрос социального бизнеса поднимается, это очень актуальная тема. Я, например, как экономист не очень понимаю формулировку «социальный бизнес». Объясните, пожалуйста, нам всем, что это, и как поддерживается государством?

Эльвира Зарипова:

– Общей трактовки «социальный предприниматель» в нормативно-правовых актах нет. Мы понимаем, что это представитель бизнеса, который ведет свой бизнес в сфере оказания социальных услуг. Проще говоря, это открытие частных детсадов, частных центров реабилитации. Для поддержки негосударственного сектора в сфере социальной защиты есть ряд преференций, которые вступили в силу с 2015 года. Это определение ставки по прибыли, упрощенные СанПиНы. СанПиНы для открытия домов-интернатов были достаточно жесткими, однозначными. Сейчас для представителей бизнеса в этой сфере есть некие упрощения. Это не говорит о том, что они не должны соблюдать какие-то санитарно-гигиенические нормы. Поддержка соцбизнеса осуществляется по трем направлениям: кредит, прибыль, СанПиН. Сегодня на рынке республики 127 учреждений, из них три работают, как негосударственный сектор. Они предоставляют свои услуги и мы им компенсируем те затраты, которые понес бизнес в рамках тех нормативов, по которым осуществляется финансирование негосударственного сектора. Три учреждения в Набережных Челнах, одно в Нижнекамске и Казани работают с нами в сфере социальной реабилитации детей с ограниченными возможностями и в сфере реабилитации взрослых инвалидов. Следующее направление, которое мы хотим развивать и ждем неких шагов от бизнеса - это оказание услуг по обслуживанию на дому. Например, службы сиделок для людей, нуждающихся в постоянном уходе. Есть и грантовая поддержка. Она реализуется в рамках конкурса, сумма гранта – 200-300 тысяч рублей. Есть грантовая поддержка и по линии НКО.

Теперь по грантам для предпринимателей. С 2015 года в рамках антикризисных мер реализовывались проекты «Социальные проекты предпринимателей». Вводные были: возраст предпринимателя до 30 лет, создание вакантных мест для людей с ограниченными возможностями. В республике было выдано 8 грантов по 300 тысяч рублей. Я знаю, что 5 из них будут действовать вне зависимости от того, будет ли поддержка.

«ЧЕЛОВЕК ПОЕХАЛ ПО РАБОЧИМ ВОПРОСАМ И РАЗБИЛСЯ НА МАШИНЕ – ЭТО ТОЖЕ ТРАВМАТИЗМ НА ПРОИЗВОДСТВЕ»

Ильфат Сахабутдинов, ООО «Система охраны труда»:

– В республике и по России достаточно много несчастных случаев на производстве. По своему опыту я пришел к такому выводу, что доведение информации в области охраны труда находится на низком уровне. Как министерство труда РТ в дальнейшем собирается повысить уровень образования в области охраны труда?

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Эльвира Зарипова:

– Хотелось бы сказать, что в области охраны труда у нас есть позитивные сдвиги. Последние 6 лет мы работали в рамках целевого подхода. Это позволяет нам понимать, что мы хотим, какие цели нужно достичь. За это время было реализовано 6 программ. Одна из них – обучение работников и работодателей в бюджетных сферах. Все, что касается предпринимателей, то порядка 40 тысяч человек обучаются за счет собственных средств, есть дистанционные формы обучения.

Ильфат Сахабутдинов, ООО «Система охраны труда»:

– По практике скажу, инспектор по труду проводит либо плановые проверки, либо после несчастного случая. Предупредительной работы нет, я ее не вижу. В каком направлении будет вестись работа?

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Евгений Костюшин, руководитель государственной инспекции труда:

– 2013 года республика Татарстан занимала третье место в рейтинге по количеству смертей на производстве. В 2014 году мы шестые. Это серьезная динамика. На самом деле, за каждой травмой, за каждой смертью стоит человеческая жизнь. Травматизм на производстве будет всегда. Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже, скорее всего, травматизм на производстве. Несчастный случай произошел с ним на территории горбольницы. По сути дела, он занимался своей работой. ДТП. Человек поехал по рабочим вопросам и разбился на машине – это тоже травматизм на производстве. У нас общая задача – снизить влияние различных вредных производств и факторов травматизма. Отбросим те случаи, когда от работодателя что-то зависит. Я, конечно, очень переживал. Год еще не закончен, но, я думаю, что статистически мы этот год закончим хуже. Во-первых, изменилось законодательство, во-вторых, сейчас люди стали меньше скрывать факты, чаще обращаться. Мы начали работать по выявлению так называемого латентного травматизма, когда работодатель просит сказать, что несчастный случай случился дома. Проходит время и все обещания работодателя о том, что он будет поддерживать, не исполняются.

Павел Евдокимов, «Инжиниринг плюс»:

– Я неделю назад встречался со студентами 4 курса одного профессионального техучилища. Я спросил, кто уже определился с будущей работой? Из 35 человек подняли руки 3 студента. Вопрос: как решается проблема с подготовкой кадров? И второй вопрос: известно, что прежде, чем дать объявление в СМИ о наборе кадров, нужно дать объявление в центр занятости. Что делать с профессиональными безработными? Они приходят, никто работать не собирается. Они отнимают и мое время тоже, воруют бюджетные деньги. Приходят, я говорю: переодевайся, работа ждет, за стеной молотки стучат. Никто не остался…

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Тимур Нагуманов:

– Он же еще себе там молотком по пальцу ударит, потом Евгений Костюшин придет…

Эльвира Зарипова:

– Вопрос адаптации выпускников учреждений для нас, безусловно, актуальный. Мы с 2014 года возвращаемся к вопросу прохождения стажировки. По направлению центра занятости выпускники направляются на то или иное производство. Пройдя эту стажировку, выпускник, скорее всего, там останется. Либо он наоборот поймет, что учился не там, где надо, и вовремя поменяет свой профессиональный горизонт. Профессиональные безработные – та сфера, над которой мы очень плотно работаем.

«КОГДА ВЫ ГОВОРИТЕ, ЧТО В ГЧП ЗДРАВООХРАНЕНИЕ НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНО, НУ, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТАК!»

Александр Зотов, «Танар»:

Самая больная проблема здравоохранения – отсутствие врачей. Больные не могут попасть в поликлиники, а тем более к узким специалистам. Это большая проблема народа, которая, в принципе, возникает из-за кадров. Через дорогу работает частная клиника, где много врачей, пустые кабинеты и огромное количество узких специалистов. Они готовы принять. Вопрос к министерству труда, занятости и соцзащиты: можете ли взяться за вопрос частного государственного партнерства? Здравоохранение не очень заинтересовано в государственно-частном партнерстве, хотя предложения были. Может ли ваше министерство взять вопрос на свой контроль и с нашей командой проработать его? Решение революционное, очень трудное, но выход есть.

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Эльвира Зарипова:

– Давайте встретимся, посмотрим. Когда вы говорите, что в ГЧП здравоохранение не заинтересовано, ну, не может быть так! У нас есть майские указы президента, по которым мы должны развивать государственный сектор.

Тимур Нагуманов:

– Александр Николаевич, Адель Вафин, министр здравоохранения РТ, будет гостем следующей встречи. Я прошу вас подготовиться и озвучить вопрос ему. Все-таки ГЧП должно заниматься министерство здравоохранения.

Андрей Болтакс, НПО «СтартПласт»:

– У нас есть несколько предпринимателей, у которых по два токарных станка. Хотелось бы услышать, что делается для малого бизнеса, чтобы он вышел «в белый свет» и не попал в какие-то жесткие рамки? Есть какая-либо программа, чтобы на вашей базе можно было обучиться или вызвать специалиста, который мог бы аттестовать это рабочее место в гараже или ангаре? Чтобы его (предпринимателя) потом просто не посадили, если он привлечет друга своего к работе.

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Евгений Костюшин:

– На самом деле все это есть. Услуги тех организаций, которые занимаются подобной оценкой, не очень дорогие. Я не знаю почему, но в нашей жизни это не очень распространено. Говорю это не ради рекламы, но пригласите тех, кто продает спецодежду, спецсредства к себе. Вы столько всего нового узнаете, что есть вообще какие-то революционные вещи! Что сейчас, к примеру, не нужно покупать двухкилограммовые макси для сварки, что, оказывается, есть очки, есть воздухоотводы. Исходя из этого, уже много чего можно решить. Насчет обучения… у нас в каждом городе есть хорошие обучающие центры, там отличные преподаватели. Челны, кстати, в этом плане на особом счете. Любой вопрос, который возникнет, можно там задать. Мы тоже открыты, поэтому если какие-либо вопросы возникнут, можно адресовать.

Тимур Нагуманов:

– Предприниматель благодаря нашему законодательству постепенно становится профессионалом во всех сферах. Он должен обучиться и тому, и этому… Я понимаю, что мы сейчас законодательство не поменяем, но должен быть простой путь, «инструкция по применению» так скажем, которая объяснила бы базовые вещи. Потому что обучающие центры заточены на профессиональной подготовке. Предприниматель туда не пойдет.

«ЭТО ДИСКРИМИНАЦИЯ. ИЗВИНИТЕ, СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС НИКОМУ НЕ НУЖЕН»

Ришат Вазеев, «Челны-хлеб»:

С 2016 года меняется законодательство в области оказания услуг аутсорсинга. Те правила аутсорсинга, которые действуют для фирм, распространяются ли на группу компаний в целом? То есть одно юрлицо или одно аффилированное лицо может ли оказывать услуги другому юрлицу внутри группы компаний? На форумах разная информация…

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Евгений Костюшин:

– Вопрос трактуется по-разному. Давайте подождем и рассмотрим вопрос после Нового года.

Ришат Вазеев:

– Второй вопрос более узкий. На предприятии происходит хищение. Есть четко понятный виновник, вину которого доказывает видеоматериалы, уголовное дело заведено. Что мне с этим человеком на предприятии делать? В законе нет четкой трактовки этого вопроса.

Тимур Нагуманов:

– Дело заведено, но судебного решения пока нет? Так? Мы никогда не можем считать человека виновным, пока нет судебного решения.

Ришат Вазеев:

– Ну, а что мне с этим человеком делать? Его коллеги к работе не допускают…

Евгений Костюшин:

– Здесь все зависит от того, что прописано в трудовом контракте, какие обязанности на него возложены. Общего рецепта по этому поводу мы не дадим. Если можете, подойдите ко мне после встречи, я посмотрю ваши документы.

Эдуард Ковалев, «Татнэт»:

– Вопрос по поводу «ходоков» из Центра занятости. Когда к тебе приходит устраиваться разнорабочим здоровый парень и говорит, что не хочет работать, просит поставить печать… Все понятно – хочется достать бейсбольную биту… Но когда ко мне через весь город едет бабушка, которую я просто не могу взять на работу..! Почему нельзя прописать в объявлении параметры необходимого мне сотрудника?

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Эльмира Зарипова:

– Это дискриминация. Извините, судебный процесс никому не нужен. В данном случае я на стороне закона. Описывать, что вам нужен «мужчина (это будет дискриминация по половому признаку) в возрасте от 30 до 40 лет (дискриминация по возрасту), проживающий в районе…». В любом случае это дискриминация.

Тимур Нагуманов:

– Вопрос правильный, но в любом случае решения нет.

В завершении мероприятия модератор встречи Тимур Нагуманов отметил, что сейчас прорабатывается вопрос о встречах с министром промышленности и торговли РТ, министром здравоохранения и еще рядом других глав министерств и ведомств. Следующая встреча в Набережных Челнах состоится уже в 2016 году.

«Пример с Андреем Железновым - это ведь тоже травматизм на производстве»

Сhelny-biz.ru