Новости
Подробно


«Вы мне можете дать это заявление? Я проведу служебную проверку»

01.12.2015, 17:17

«Разобраться» с городской санэпидстанцией обещала на встрече с челнинским бизнесом руководитель Роспотребнадзора по РТ Марина Патяшина. Глава ведомства рассказала, когда «нагрянут» к челнинцам внеплановые проверки, и что ждать управляющим компаниям, отказывающимся чистить мусоропроводы. За полтора часа общения в рамках проекта «Бизнес и власть: откровенный разговор» предприниматели задали два десятка вопросов. Например, как «внедриться» в санитарно-защитные зоны промышленных предприятий и согласовать их. Сhelny-biz.ru публикует подробную стенограмму мероприятия.

«МЫ ВИДИМ, ЧТО ИНОГДА ВАМ НЕПОНЯТНЫЕ ЛАБОРАТОРИИ НАВЯЗЫВАЮТ ИЗЛИШНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ»

Восемнадцатая по счету встреча «Бизнес и власть: откровенный разговор», инициатором и модератором которого является Тимур Нагуманов, бизнес-омбудсмен Татарстана, собрала около 50 предпринимателей Набережных Челнов и городов Закамья.

Марина Патяшина, руководитель управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по РТ:

– Я думаю, что вы все ощущаете снижение административного давления на бизнес. Это связано с уменьшением числа проверок. Снижается число всех контрольно-надзорных мероприятий, планируемых проверок субъектов надзора малого и среднего бизнеса. В основном, в плане плановых проверок у нас остаются система образования, бюджетные учреждения, учреждения здравоохранения – они представляют наибольший риск здоровью населения. В то же время перед службой стоит огромная задача – сохранить необходимую защиту населения при минимальном количестве проверок, которые мы осуществляем. Те встречи, которые проводятся, бывают очень полезными не только для предпринимателей, но и для нас. Мы видим те проблемы, которые их волнуют. Некоторые из них требуют применения санитарного законодательства. Мы ежегодно отправляем в федеральную службу все предложения, которые исходят от бизнеса и которые инициируют законопроекты на федеральном уровне. Мы видим, что возникают какие-то перекосы в работе, что тоже не исключено. Здесь мы поправляем свою работу, чтобы было все одинаково, понятно. Ведь наша и ваша деятельность направлена на сохранение здоровья наших граждан. Пока мы, к сожалению, видим невысокую заинтересованность предпринимательского сообщества в соблюдении санитарного законодательства. По результатам проверки, 85% предпринимателей все же нарушают требования санитарного законодательства. У нас есть нацеленность продолжать разъяснительную работу, чтобы показать те риски, с которыми предприниматели могут столкнуться.

Наталья Дряблова, закусочные «Ак Батыр»:

– Кто может проводить лабораторные исследования в рамках производственного контроля?

Марина Патяшина:

– Любой аттестованный и аккредитованный орган, у которого есть аттестат аккредитации на те виды исследования, которые вы планируете. В программе производственного контроля закладывается то, что вам действительно нужно, несете за нее ответственность вы, и вы имеете право корректировать эту программу. Мы видим, как иногда вам непонятные лаборатории навязывают излишние исследования, которые совершенно не характеризуют качество и безопасность выпускаемого продукта. Вы оставьте только те виды исследования, по которым вы можете свой производственный процесс контролировать.

Тимур Нагуманов, бизнес-омбудсмен РТ:

– Марина Александровна, вы сказали, что навязывают какие-то исследования. Как можно понять, где лишнее, а где – нет?

Марина Патяшина:

– Не нужно проводить освещенность, если у вас она была нормальной в период ввода в эксплуатацию объекта. Раз в квартал освещение замеряют. Мы видим, что вы платите деньги, причем в добровольном порядке. Если это общепит, имеет значение качество приготовляемых блюд, микробиологическая чистота, готовность, например, насколько проварена и прожарена мясная продукция.

«ИМПОРТНАЯ ПРОДУКЦИЯ ВЫЗЫВАЕТ У НАС НАИБОЛЬШИЕ ОПАСЕНИЯ»

Расиль Мустафин, ООО «Славица»:

– В каких случаях инспекторы не предупреждают о проведении плановых проверок?

Марина Патяшина:

– Есть случаи, когда внезапность законом обусловлена, когда уже возникает угроза жизни и здоровью людей. Когда приходят экстренные обращения о случаях отравления, или есть угроза заболевания. Тогда инспектор приходит внезапно. Пример: пришло обращение об антисанитарных условиях на каком-либо объекте, расписано все подробно, есть приложенные фотоматериалы. Тогда эту проверку мы согласовываем с прокуратурой и выходим внезапно. Есть еще повод для внезапной проверки – нарушение при продаже определенных товаров. Надо понимать: все, что касается организации питания, проводится без уведомления и по согласованию с прокуратурой.

Равиль Морданов, ТД «Манго»:

– У меня в точки розничной торговли (продукты питания) люди приходят и спрашивают: почему у нас колбасы отвратительные? Их невозможно есть! Я говорю: извините, я не занимаюсь их изготовлением.

Марина Патяшина:

– А вы колбасы продаете?

Равиль Морданов:

– У меня всего понемножку. Только за последние полгода человек 5 подошло. Есть какой-то минимальный контроль качества продукта? Как организована проверка?

Марина Патяшина:

– Мясные продукты – это та сфера, которая подвергается наименьшему числу проверок, поскольку изменилась технология приготовления колбас. Раньше колбасы готовили по ГОСТу. Это был тот стандарт, который не позволял сделать ни шаг вправо, ни шаг влево. Сейчас у производителя есть возможность изготавливать продукт по техническим условиям. В отношении мясных, колбасных изделий в наш адрес крайне редко поступают жалобы. Но, вместе с этим, иногда нарушения выявляются. Например, на этикетке написано «свинина», она не заявлена в составе продукта, но имеется в составе. Или не заявлены какие-то пищевые добавки или консерванты. Это те нарушения, которые мы выявляем. В отношении продукции отечественной или импортной… Последняя вызывает у нас наибольшее опасение. Например, если срок годности очень длинный, значит, она имеет химические компоненты, которые позволяют продукции долго сохранять срок годности. Конечно, если мы говорим об отечественной продукции, то она имеет более благоприятные показатели по качеству. Мы нацеливаем на покупку именно отечественной продукции потому, что она более качественна.

Тимур Нагуманов:

– Получается, что по итогам проведенных проверок колбасы у нас нормальные?

Марина Патяшина:

– Эти обращения крайне редки. Если вы готовы сказать, кто производит продукцию, мы отберем эту продукцию и доведем до сведения, что там не так. Подтвердить, что вся колбасная продукция у нас хорошая, мы не можем. Повторюсь, обращения единичные. Мы же видим, что плановых проверок малого бизнеса практически нет, поэтому дайте нам факты для проведения внеплановых! Вы обвиняете нас в том, что качество низкое…

Тимур Нагуманов:

– Мы никого не обвиняем…

Игорь Голубев, ресторан «Круглый стол»:

– Установлена ли административная ответственность за не внедрение ХАССП?

Марина Патяшина:

– Если у вас предпринимательская деятельность без образования юридического лица, штраф – от 20 до 30 тысяч рублей. Если это юрлицо, то сумма выше – от 100 тысяч рублей.

«ПРОМЫШЛЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ НЕ ВСЕГДА НАСТРОЕНО НА СОКРАЩЕНИЕ САНИТАРНО-ЗАЩИТНОЙ ЗОНЫ»

Эдуард Ковалев, ООО «ТАТНЭТ»:

– В городе существуют санитарные зоны промышленных предприятий. Санитарные зоны накрыли сеть площадей, в которых существуют коммуникации. Есть прецедент, что в зоне предприятие общественного питания постоянно кормит от 500 и более человек. Можно ли как-то попасть в эту санитарную зону? Есть какие-нибудь варианты? В какие суммы это выльется?

Марина Патяшина:

– Все предприятия промышленности подразделяются на пять классов опасности. Для первой санитарная зона – 1000 метров, для пятой – 50 метров. Есть возможность сокращения зоны до границы предприятия. В санитарно-защитной зоне не размещаются лечебно-профилактические, детские, образовательные учреждения, производство пищевых продуктов и складов пищевых продуктов. Предприятий общественного питания это не касается. В связи с этим кафе и столовые на промышленных предприятиях всегда были, они могут располагаться в санитарно-защитной зоне. Также могут там расположиться рынки мелкой торговли, торговые комплексы.

Эдуард Ковалев:

– А механизм сокращения какой?

Марина Патяшина:

– Промышленное предприятие не всегда настроено на сокращение санитарно-защитной зоны. Если оно сократит эту зону близко к забору, то оно не сможет развиваться, потому что количество выбросов будет увеличиваться. Чаще всего те, кому нужно размещаться в санитарной зоне, и инициируют ее сокращение, договариваясь с предприятием. Без предприятия этого сделать нельзя, так как нужны данные по количеству выбросов. Без предоставления экологической документации это невозможно.

«ДЛЯ ВАС ИХ ВСЕГДА 30 ДНЕЙ ЧТО ЛИ ГОТОВЯТ? У НАС ОТДЕЛ ЭТИМ ЗАНИМАЕТСЯ И РАБОТАЕТ ОЧЕНЬ ОПЕРАТИВНО»

Николай Атласов, ООО «ПромИндустрия»:

– У нас предприятие второго класса опасности. Мы благополучно согласовали здесь, в Татарстане, санитарно-защитную зону, в августе отправили документы в Москву. Вопрос: существует ли какой-нибудь порядок выдачи документов, а то приходится ждать по 30 дней? Второй вопрос касается санитарно-гигиенических паспортов на опасные отходы. Нельзя ли ускорить эти процедуры, которые есть у каждого предприятия, и поставить паспорта просто на поток? Это все-таки тормозит бизнес: 30 дней на разработку паспортов, их получение.

Марина Патяшитна:

– Я не могу ответить за федеральные органы. По второму вопросу… для вас их всегда 30 дней что ли готовят? Наш отдел этим занимается и работает очень оперативно…

Николай Атласов:

– На практике это происходит достаточно долго.

Марина Патяшина:

– У вас предприятие как называется?

Николай Атласов:

– Полигон для «Экоповолжье-Челны»

Марина Патяшина:

– Какой срок вас устроит? Две недели нормально?

Николай Атласов:

– Хорошо!

Марина Патяшина:

– Миляуша Асхатована, санитарно-гигиенические паспорта выдавать в течение двух недель!

Константин Пучкин, промпарк «Развитие»

– Каким предприятиям необходимо разработать проект санитарно-защитной зоны? И имеются ли нарушения на территории Татарстана?

Марина Патяшина:

– Нарушений санитарно-защитной зоны много. Все предприятия относятся к 1-5 классам опасности. Для 1-3 класса опасности санитарная зона обязательно требует проектной разработки. Если это 4-5 классы опасности (автостоянка, торговые комплексы, небольшие производственные помещения), разработка и согласование санитарно-защитной зоны требуется только тогда, когда в нерекомендуемой зоне появляются, например, лечебные, детские или образовательные учреждения.

Тимур Нагуманов:

– В Набережных Челнах достаточно много промышленных парков. От предпринимателей поступал вопрос, как рассчитывается защитная зона для промпарков: по отдельности или для всего парка с учетом всех видов деятельности, осуществляемых на его территории?

Марина Патяшина:

– С учетом всех видов деятельности по наиболее вредному классу опасности. Если предприятие 1-2 класса опасности, то считаются суммарные выбросы и считается от 1-го класса. Но это не значит, что их нельзя сократить.

«ВЫ МНЕ МОЖЕТЕ ДАТЬ ЭТО ЗАЯВЛЕНИЕ? Я ПРОВЕДУ СЛУЖЕБНУЮ ПРОВЕРКУ»

Олег Давыдов, ООО «КамЭко»:

– Я представляю компанию, которая занимается чисткой и дезинфекцией стволов мусоропроводов ароматизированными комплексами отечественного производства. На данный момент мы столкнулись с проблемой – управляющие компании. Они находят причины и отговорки, по которым нам не то, что отказывают в заказах, а стараются избегать этих работ, хотя с данной проблемой сталкивается каждый житель Набережных Челнов, как минимум, два раза в день, когда заходит и выходит из подъезда. Ствол мусоропровода – это еще и пожарная вытяжка, из которой дует, распространяются болезнетворные бактерии. Почему в системе ЖКХ отсутствуют механизмы воздействия на УК, которые обеспечат исполнение нормативов? Ствол мусоропровода должен чиститься. Помимо Федерального закона есть постановление, ГОСТы, СНиПы, СанПиНы... По Татарстану есть постановление, что работы должны производиться раз в месяц. Сейчас это все на бумаге имеется, а на деле работа не производится. Хотя участились обращения к нам от жителей города, они просят нас прийти. Мы не можем прийти самостоятельно без управляющей компаний, потому что нам нужен доступ, договор с ними. У нас, правда, есть бессрочные договоры с четырьмя управляющими компаниями по 2014 году, но 2015 год показывает, что они стараются включить волынку, найти свои препоны и отказать нам. Говорят, что это неэффективно.

Марина Патяшина:

– Мусоропровод, действительно, должен очищаться определенными дезинфицирующими средствами за исключением хлорсодержащих. Вместе с тем, я бы посоветовала вам жалобы, которые поступают в ваш адрес, направить нам, поскольку обращения по плохой дезинфекции мусоропроводов к нам поступают крайне редко. Мы когда ходим по управляющим компаниям, просим акт работ по очистке и дезинфекции камер мусоропровода, они нам в основном их предоставляют. Наверно, когда мы выходим на проверку, управляющая компания заключает договор с вами или иными компаниями на эти работы…

Тимур Нагуманов:

– На самом деле, управляющие компании просто экономят деньги. Мы этот вопрос достаточно глубоко изучали, потому что и к нам были обращения. Пробелы в этом вопросе есть. Недавно мы обратились в адрес премьер-министра республики Ильдара Халикова с просьбой дать поручению Минстрою разработать регламент по очистке мусоропроводов для применения на территории республики Татарстан. Но все-таки без позиции Роспотребнадзора проблему эту не сдвинуть с мертвой точки. Понятно, что УК экономят деньги, им это невыгодно. Но это факт, что проблема влияет на здоровье жителей, поэтому я попросил бы вас посодействовать в этом вопросе.

Любовь Семенова, «Камский бекон»:

– Часто для получения лицензии нужны паспорта влияния на организм человека для объектов 1-4 классов опасности. Последний раз в Росприроднадзоре нам сказали, что нужны еще паспорта на 5-й класс опасности. Хотя, согласно законодательству, на этот класс опасности вообще не оформляются ни паспорта, не получаются лицензии. Хотела бы узнать, так ли это, и нужны ли паспорта на 5-й класс опасности для получения лицензии?

Марина Патяшина:

– Чтобы ответить на этот вопрос, я должна посмотреть на ваши документы: что у вас было, какая технология производства, какие документы оформляются. Вы из нашего отдела с кем работаете?

Любовь Семенова:

– Мы только начали работу с вами. Мы просто обратились в Росприроднадзор, нам сказали, что имеются дополнения в законодательстве, поэтому сейчас нужны паспорта и на 5-й класс опасности для получения лицензии.

Марина Патяшина:

– У нас пока вид деятельности и порядок выдачи этого документа не изменился.

«МНЕ, ЕСЛИ ЧЕСТНО, НЕ ОСОБО ПРИЯТНО СЛУШАТЬ ЭТО»

Дмитрий Федоров, «Конкор-Оптика»:

– Для получения лицензии на ведение медицинской деятельности, необходимо получить от Роспотребнадзора сертификат соответствия помещения. Но, чтобы получить такой сертификат, нужно экспертное заключение от специализированной организации. У нас в городе навязывается получение этого заключения в Санэпидстанции. Проблема в том, что в челнинской Санэпидстанции остался всего лишь один сотрудник. В июне было лицензирование ФАПов (фельдшерско-акушерский пункт), и этот сотрудник был занят. В итоге все частники сидели и ждали. Мы два месяца не могли салон открыть. Обратились в Елабугу, там сказали, что ничего делать не будут. Есть частные компании, но Роспотребнадзор не выдает лицензии на основе их экспертного заключения. У меня три предложения: либо увеличить количество сотрудников в челнинской Санэпидстанции, либо не блокировать заключения частных компаний, либо разрешить обращаться по этому вопросу в Елабугу.

Марина Патяшина:

– Мне, если честно, не особо приятно слушать это. Регламент четкий, и он достаточно ясен и понятен. Я не могу понять, как можно ждать два месяца. Другая лаборатория это делать не может в силу того, что в административном регламенте оговорено, что государственную услугу получение санитарно-эпидемиологического заключения на медицинскую деятельность осуществляет только госорган. Никакие другие лаборатории не задействованы в силу того, что мы находимся в одной системе. И я, выдавая заключение за своей подписью, не могу доверять лаборатории, которая может быть заинтересована выдать вам положительное заключение. У нас есть две службы: Роспотребнадзор и Центр эпидемиологии, которые оказывают госуслуги. Вы обращаетесь с заявлением на получение заключения в Роспотребнадзор, срок рассмотрения – один месяц. Мы в рамках этого заявления даем предписание подведомственной организации – Центру гигиены и эпидемиологии – выйти и провести экспертизу. Как правило, мы на это даем не больше двух недель, чтобы самим уложиться в месячный срок. Они в течение этого времени (и меня не волнует один или 10 человек там у них работают) должны выполнить. Почему это должно меня волновать? Если у них не хватает сотрудников, пусть будут добры, перераспределить обязанности и сделать все в срок! Вы мне можете дать это заявление, я проведу служебную проверку. Сроки оказания государственных услуг в течение 30 дней мы отслеживаем жесточайшим образом.

Chelny-biz.ru

Комментарии
02.12.2015, 09:00

Ого

Как интересно: мусоропроводы должны чистить и дезинфицировать раз в месяц! А у нас (44-21, УК Паритет) вообще никогда не дезинфицируют. И строка в платежке за коммунальные услуги "обслуживание мусоропровода", видимо и предназначена в том числе за эти работы?
02.12.2015, 09:19

колбаса действительно отстойная. причем у всех местных производителей. ощущения, что о мясе люди совсем забыли
02.12.2015, 09:26

и наше "Строим будущее"...
02.12.2015, 09:44

в прошлом году, как начался кризис, у "Челны-мяса" резко ухудшилось качество колбас. непонятно, что они кладут внутрь. очень похоже на веревку
03.12.2015, 11:37

"Челны-Хлеб" не лучше! Хлеб на второй день плесневеет, а он стоит 37 рублей! "Чак - Чак" есть не возможно, т.к. весь пропах жжёным маслом. А он стоит почти 200 рублей. В сети магазинов "КАМИЛА" хлеб Набережно-Челнинского хлебокомбината имеет коричневый цвет, т.к. сожжён. Где входной контроль в магазинах?! Им, что всё равно, что продавать?!