, 19 Августа
Новости
Подробно


«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

29.07.2022, 16:00

Территория ЗЯБ, которую постепенно зачищают от заводских корпусов под будущую жилую застройку, внезапно стала точкой притяжения для горожан. Минувшим вечером здесь под чутким надзором строителей провели экскурсию – показали, где и как работали люди, рассказали о значимости предприятия в масштабах города и страны. Это, конечно, уже в прошлом, но активная молодежь, которая объединилась под названием «Группировка «Вне комплекса», стремится сохранить хоть что-то от легендарного завода. Что именно, как и зачем – обсуждали на встрече с жителями прямо в здании недостроя, где планировалась столовая. Застройщик, кстати, рассчитывает его сохранить под общественное пространство. Здесь установили проектор, свет, старые кресла и собрали выставку «артефактов» со всего завода (от библиотечной картотеки и пишущей машинки до портрета Ленина и старых сушек для волос). Мероприятие стало тестовым, группировка хочет повторить его, чтобы оставить память о заводе и собрать больше мнений о возможном будущем территории.     

ЧЕМ ИНТЕРЕСЕН ЗЯБ

«ТЕМА РАЗВАЛА ЗАВОДА – БОЛЬНАЯ ДЛЯ ГОРОДА. МЫ НЕ ЗНАЕМ МНОГИХ ПОДВОДНЫХ КАМНЕЙ, ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ…»

Во время экскурсии, которую проводили активисты группировки «Вне комплекса» Дарья и Данил, гостям рассказали об истории и значимости ЗЯБ для города и страны. История завода берет начало в конце 50-х годов. Тогда еще город был маленьким – порядка 30 тыс. человек, и речи о масштабной стройке на Каме не шло. Завод создавался для изготовления ЖБИ для кирпичных общественных, промышленных и жилых зданий, а также ячеистого бетона для утепления и облицовки промышленных объектов, тепловых сетей по всему СССР. Всего в стране было построено 10 таких заводов, их закупили у Польши. Челны были в их числе, потому что здесь было сырье – песок и камень. Начали строить завод нефтяники – лениногорский трест. В 62-м году производство запустили.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

– В середине 60-х принимается решение о строительстве Нижнекамска, нужно жилье. Завод перепрофилируют, – рассказал Данил. – В 65-м он начинает выпускать изделия для серии типовых домов 1-468Р. Это пятиэтажки. Первые дома были поставлены в Нижнекамск и Карелию. В Челнах первый дом этой серии был построен на ГЭСе, 1/13. На нем установлена памятная табличка. В 72-м начали выпускать серию 1-468БНЧ, она стала массовой. Она, кстати, была разработана ЦНИИЭП «Жилище» в Москве специально для Набережных Челнов. Объемы производства росли, за 70–80-е годы завод построил больше половины всех жилых домов в городе. Это пятиэтажки в Новом городе и на ЗЯБи с более сложной формой, поворотами и арками. Новая серия дала новые градостроительные возможности. Она позволила уплотнить застройку и разнообразить ее, сэкономить на строительстве.      

ЗЯБ выпускал не только комплектующие для пятиэтажек, но и бетонную плитку «Челнинку» – за нее коллектив в середине 70-х получил премию – а также наличники, боковины скамеек, декоративная плитка и тротуарные плиты, которыми выложены большинство дворов.

О закрытии завода активисты предпочли много не рассуждать.

– Тема развала ЗЯБ – больная для города. Мы разговаривали с бывшим директором Фаритом Салимгареевым, он ушел на пенсию в 2004-м. Он говорил, что завод можно было перенести из центра города – демонтировать оборудование и построить цеха в другом месте было реально, но что-то не так сложилось в современном бизнес-сообществе, – рассказала Дарья. – Мы не знаем многих подводных камней, каких-то политических решений…

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

Экскурсоводы показали цеха и корпуса, административно-бытовой комплекс, которые готовят к демонтажу. На заводе была своя прачечная, парикмахерская – сотрудников обеспечивали всеми условиями. Символичными были засохшие цветы в горшках, которые погибли, когда завод перестал работать. Как отметили активисты, люди здесь не просто работали, они тут жили, полностью обустраивая пространство для себя.

ЧТО ГОВОРИТ АКТИВНАЯ МОЛОДЕЖЬ

«МЫ НЕ ТОПИМ ЗА СОХРАНЕНИЕ КОНКРЕТНОГО ЗДАНИЯ. НАМ ВАЖНО СОЗДАВАТЬ НУЖНОЕ»

После экскурсии гостей собрали в недострое на территории ЗЯБ. Здесь собрали выставку «артефактов», которые активисты собирали по всему заводу.

Основные мысли и задумки группировки «Вне комплекса» донесла до участников мероприятия дизайнер любовь Егорычева, координатор всероссийского фестиваля «Том Сойер Фест» в Елабуге.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

– Та застройка, которой сейчас «обрастает» наш город, выглядит удручающе. Она не вызывает никакого воодушевления. Порой кажется, что в такие районы отправляют жить в наказание. Илья Варламов, известный урбанист, даже внес Челны в список городов, где не хотелось бы жить, – обозначила Егорычева масштабную проблему.

Основные моменты, которые беспокоят группировку: у города нет четкой концепции развития; как правило, челнинцы любят проводить время за пределами Челнов, в соседних городах; отсутствует действующий генплан; нет культурного кода и своего бренда, отличающего территорию; отношение к культурному наследию.

– Да, так сложилось, что мы не можем похвастаться таким архитектурным и культурным наследием, как, например, Елабуга и Казань. Но у нас есть индустриальное наследие, и вы тому свидетели, сегодня вы познакомились с ЗЯБ. Эта территория прямо в центре города, у нее стратегическое значение <…> Мы постоянно говорим: «Челны – город молодой, с молодой историей. Пока что нечего сохранять, нечего переосмысливать». По сути, мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть, – уверена девушка. – Поэтому мы здесь. Сердце этой территории – котельная. Она нам нравится, мы ее уже любим – этот красный кирпич, эти трубы, желтые проржавевшие краны… Историю не выбирают, ее сохраняют. Поэтому мы здесь. Мы хотим найти форму – в каком виде ее лучше сохранить. Естественно, с обоснованием с экономической точки зрения. И мы вообще хотим обратить внимание на происходящее, чтобы выйти за пределы своего комплекса, за пределы дома и видеть, как в нашем городе развивается среда, двигаться не к старому, не к новому, а к нужному. Мы не выступаем в роли тех, кто топит за сохранение конкретного здания. Мы склоняемся к тому, что важно создавать нужное.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

Активисты сейчас в поиске решений по развитию территории. Они стремятся выстроить в городе диалог с бизнесом и властью, показать, что это возможно.

– Нам всем не все равно. Наша главная задача – создать положительный опыт, когда горожане, девелоперы и администрация активно взаимодействуют, чтобы получить тот результат, который всех вдохновляет.

ЧТО ДУМАЮТ ЭКСПЕРТЫ

«МОЖНО НАЙТИ НОВУЮ ФУНКЦИЮ ДЛЯ ТЕХ ЧАСТЕЙ ЗЯБ, КОТОРЫЕ В ХОРОШЕМ СОСТОЯНИИ И МОГУТ НАЧАТЬ ЖИТЬ В ДРУГОМ ФОРМАТЕ»

Архитектор и проектировщик Руслан Гильманов рассказал о примерах «Арт КВАДРАТ» в Уфе и «Севкабель Порт» В Санкт-Петербурге, а после высказал свои мысли по ЗЯБ.

– В первую очередь, важно изучить территорию и выявить возможные к сохранению сооружения, определив для них новые функции. Это не значит, что сохранится все, что обязательно сохранится котельная. Пока мы просто рассуждаем на эту тему. Но определенно можно найти новую функцию для тех частей ЗЯБ, которые в хорошем состоянии и могут начать жить в другом формате. На месте сохраненных частей можно сформировать разноплановые события, которые станут драйвером новой жизни для будущего района. За несколько лет можно поднять инвестиционную привлекательность места, привлечь к нему больше внимания. Можно было бы оставить один из цехов для работы с креативным кластером (организация концертов, экспозиций, маркетов) для проведения городских фестивалей, экспо. День Молодежи как вариант. Потому что праздник на Майдане мне как-то не особо интересен. Если бы провели в одном из цехов, я бы туда пришел с удовольствием.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

Главный тезис архитектора – сохранить, восстановить, развить.

Социолог и урбанист Марья Леонтьева рассказала о проблемах моногородов в целом, о стремлении к уникальности, к тому, в чем город может конкурировать с другими. Год назад она проводила исследование идентичности Челнов в рамках запроса компании «Талан».

– У нас была такая цитата, что Челны – это город-подросток. Он воспитан своими родителями – советской творческой и научной интеллигенцией. Он сейчас оглядывается и не очень понимает, кем хочет стать, потому что времена изменились. И Челны могут найти технологию для других городов, таких же, как он, чтобы как-то жить с этим, – высказалась спикер. – Заводы для моногородов – это единицы смысла, вокруг которых выстраивается вся остальная жизнь. И очень символично, что мы сейчас на заводе. Мы можем поразмыслить о том, как ЗЯБ может стать новой точкой развития <…> На мой взгляд, это место потенциально может стать точкой переосмысления идентичности Челнов, новым городским центром, который создаст дополнительные рабочие места, и местом приложения сил для малого и среднего бизнеса. Что, возможно, может служить потенциалом участия города в очередном раунде привлечения бюджетного финансирования для развития территории. Может, система государственно-частного партнерства была бы здесь эффективна.        

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

ЧТО ГОВОРИТ ЗАСТРОЙЩИК

«ИЗНАЧАЛЬНО ФУНКЦИЯ ЗЯБ – ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. И ЖИЛЬЕ БУДЕТ САМЫМ ПРАВИЛЬНЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ТЕРРИТОРИИ»

Ильдар Ахметгареев, исполнительный директор ООО «Каен», рассказал о примерных планах на застройку территории. Для тех, кто не был на публичных слушаниях, это была новая информация. Chelny-biz.ru подробно писал о слушаниях ранее.

– Все-таки изначально функция ЗЯБ – жилищное строительство. И жилье будет логичным продолжением территории, самым правильным продолжением, – уверен девелопер. – Это должен быть самый современный микрорайон, в котором людям хочется жить, где они по-разному смогут проводить свое свободное время, где им будет комфортно. Поэтому мы заложили небольшие кварталы. Очень много внимание уделено озеленению, пешеходной зоне, велодорожкам. И очень мало – машинам.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

Территория непростая, с ней надо работать, признал руководитель.

– Надо понимать, что здесь есть определенные ограничения в инженерном плане. У нас есть железная дорога. Ее надо убирать рано или поздно. Это в планах. Но на сегодня она используется элеватором. Я разговаривал с собственником. На сегодня, как он мне сказал, «дай бог в сутки мы один состав имеем». То есть очень редко она используется, но убрать ее пока нельзя.

Застройщик сам думал над созданием общественного пространства еще до встречи с активистами.

– Во-первых, мы уже имеем общественное пространство в виде кластера, построенного ранее. Это спорткомплекс «Витязь», бассейн. Это пространство сегодня используется. На границе с ним мы решили создать большую парковую зону. Там есть исторически сложившийся парк, в который люди вложили душу. Здесь есть памятник Ленину. Это бюст из цельного куска мрамора. Лося все видели. Мы также сохраним и используем яблоневый сад, просто грех его вырубать. Получается такая опорная точка, которая будет наполняться различными активностями, где будет общественное пространство. Мы сидим сейчас в этом пространстве. Здание находится в этой парковой зоне. Мы хотим его оставить и наполнить какими-то смыслами. Вторая зона активности – ось, которая выходит к Каме. Там будет пешеходный бульвар с небольшими ресторанами и другими объектами.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

ЧТО ВОЛНУЕТ ГОРОЖАН

«ЧТОБЫ ВЫТАЩИТЬ ЭКОНОМИКУ, НУЖНО НАПОЛНИТЬ СМЫСЛАМИ. ИНАЧЕ ПРИДЕТСЯ ПОДНИМАТЬ ЭТАЖНОСТЬ И УМЕНЬШАТЬ ЦЕНУ»

После выступлений спикеров участники начали задавать волнующие их вопросы. Тут оказались как представители креативного бизнеса, так и жители соседних микрорайонов, которые волновались, как застройка затронет их.

– Как я понимаю, здесь планируется снести все, кроме зеленой зоны и построить ровно то же самое, что сейчас строится в Челнах. Внешне это похоже на квартальчики, куда просто приходишь спать, а потом надо уходить, потому что делать там нечего… Насколько это верное впечатление?

– Мы сейчас сидим и обсуждаем, чем этот район должен быть наполнен, – акцентировал Ильдар Ахметгареев. – На сегодня мы сформировали каркас, который позволяет наполнить его многими смыслами. Нам интересны такие обсуждения, чтобы понять, что надо. Мало кто может сформулировать четко, какой есть запрос к территории. Можно оставить все, что угодно, любой цех и сказать: «О, будет креативное пространство!». Через два года оно умрет, потому что оно не наполнено коммерцией. И в итоге кто-нибудь другой поставит здесь жилой дом. Мы изначально должны понимать – если мы оставляем что-то, мы изначально должны понимать, как оно будет жить. Сохранение всегда должно быть осмысленным. Есть, например, один неудачный опыт в городе – ресторан «Тюльпан». Знаете, что его убило? Хозяин объекта не смог найти ему функцию. В итоге превратил в баню, долгое время мучился, потому что и она не приносила денег. И в итоге там жилой комплекс…

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

– То, что вы показываете сегодня, – это не еще не финальная планировка?

– Это каркас. Наполнение мы еще обсуждаем. Мы понимаем сегодня, что не хотим высотную застройку, – заметил девелопер. – Максимум 16 этажей – три башни. Когда мы говорим, что плотность застройки на 28 га 200 тыс. кв.м, другие застройщики покрутят у виска и скажут: «Уважаемый, ты совсем не умеешь считать экономику». Мы понимаем, чтобы вытащить экономику, нужно наполнить смыслами. Иначе придется поднимать этажность и уменьшать цену. По-другому экономику не вытащишь. Или же мы находим некий смысл, ради которого люди готовы доплатить. Мы хотим, чтобы люди тут жили не потому, что больше негде и не по карману, а потому что хочется.

– Мы ехали сюда на машине, по сути, через промзону. Вы же понимаете, что вокруг вашей красивой территории будет промзона? Ее будут как-то благоустраивать? Есть ли у города намерение развивать территорию?

– Здесь буквально в 10-ти метрах находится спорткомплекс «Витязь», городская детская стоматология, бассейн «Дулкын». Люди сюда приходят. Да, рядом есть такое же предприятие, там территория примерно вполовину нашей, – признает застройщик. – Мы прекрасно понимаем, что кто-то должен начинать осваивать территорию. Других вариантов нет. Экономика сделает свое дело. Если цена квадратного метра будет хорошая, эти гаражи здесь закроются, и тоже построят жилье. Я вам точно говорю! Один сосед ко мне уже приходил. Он говорит: «У меня здесь бизнес плохо идет. Давайте мы здесь вместе что-то сделаем».

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

– Как ваш проект коснется Мироновки? Не подвинут ли нас? И как вообще будет организовано движение? Мы там ездим каждый день. Если вырастет нагрузка на дорогу, это будет просто нереально.

– Основная задача – выйти на Набережночелнинский проспект. Там есть хороший путепровод, просто он задействован неправильно. Город решает задачу. Рассматривается вопрос реконструкции улицы с выходом на путепровод. Насколько я знаю, готовятся выходить на проектирование, согласовывают техническое задание. Коллапса не будет точно, – заверил Ахметгареев.

– Есть пример в Москве – квартал «Красная роза». Это тоже бывшие заводы. Их переформатировали в огромные офисы. В Челнах нет хороших офисных мест. Существующий ИТ-парк очень далеко. Надо бы сделать гораздо больше пространства для офисов и коворкингов. Плюс на пешеходном бульваре, если у вас там предусмотрен торговый коридор, первые этажи должны быть полностью оборудованы под бизнес. Наша компания занимается оптимизацией бизнес-пространств, можем вам с этим помочь. Можно было бы сохранить какую-то из построек и переформатировать ее в офисное пространство, чтобы там была точка притяжения айтишников.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

– В Челнах очень много помещений, которые сдаются в аренду. Вдоль центральных проспектов пустуют, – высказал опасение исполнительный директор «Каен».

– Они же устаревшие. Мне, как дизайнеру интерьера, негде снять пространство в Набережных Челнах. Те объекты вдоль проспектов, о которых вы говорите, – это очень ужасно. Я не могу сидеть в таких неприятных пространствах. Мне негде арендовать. Мне было бы очень комфортно в открытом пространстве с высокими полотками и обилием света. А у нас все такое старое. Нет даже фасада.

– Существующая типология коммерческих помещений не отвечает запросам – ни эксплуатационным, ни эстетическим. Есть запрос к другой типологии таких объектов. Надеемся, здесь они получатся, – подытожила социолог и урбанист Марья Леонтьева.

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

«Мы пролистываем и не понимаем ценность нашей истории. Но она уже есть. Поэтому мы здесь»

Анна Перебаскина