, 2 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«У него не хватило фантазии, чтобы назвать сеть по-другому. Наверное, думал, что мы никогда не пересечемся»

15.04.2015, 07:00

Известный челнинский бизнесмен Евгений Венгер, собственник сети пивных ресторанов MAXIMILIAN’S, через суд добился признания недействительным товарного знака своих конкурентов из Санкт-Петербурга, которые развивают сеть MAXIMILIAN. В конце прошлого года суд по интеллектуальным правам города Москвы удовлетворил иск ООО «Максимилианс-Казань», постановив «досрочно прекратить правовую охрану товарного знака» MAXIMILIAN для вида услуги «рестораны; кафе, услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; услуги баров». Нужно отметить, что оба проекта имеют ряд схожих моментов: запустились примерно в одно и то же время – конец 2000-х годов, имеют созвучные названия и аналогичную концепцию. В последние годы конкуренты начали экспансию в регионы и, по признанию Евгения Венгера, этот момент и стал первопричиной возникшего спора.

Как рассказал Порталу Предпринимателей Евгений Венгер, схожесть и созвучие между татарстанским MAXIMILIAN’S и питерским MAXIMILIAN отнюдь не случайны. Когда-то эти проекты разрабатывал один и тот же человек – менеджер из Австрии. «Первопроходцем» по разработке концепции стал MAXIMILIAN’S, однако первыми официально запустились конкуренты, открыв в конце 2008 года ресторан в Санкт-Петербурге.

- Этот специалист, разработав нам концепцию пивных ресторанов, взялся за проект в Питере. Видимо, у него не хватило фантазии, чтобы придумать что-то новое, чтобы назвать сеть по-другому. Наверное, думал, что мы никогда не пересечемся. Так и происходило, пока наши конкуренты не решили развивать свою сеть. Мы открылись примерно на полгода позже, в 2009 году, это было связано с организацией проекта, которая затянулась у нас на 1,5 года.

Отметим, что на данный момент питерская сеть MAXIMILIAN насчитывает 5 заведений в Санкт-Петербурге, по одному – в Ярославле и Нижнем Новгороде. Что касается бизнеса Евгения Венгера, то в него входят рестораны MAXIMILIAN’S в Набережных Челнах, Казани, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске, Уфе, Новосибирске и Тюмени. Обе сети продолжают экспансию в регионы, сделав это направление одним из приоритетных.

- Мы давно знали о своих конкурентах. Они открывали рестораны в Санкт-Петербурге, а нам был интересен федеральный уровень, развитие в разных городах. Пока они не начали движение в сторону регионов, нас с ними не ассоциировали. Сейчас же мы часто пересекаемся. Отмечу, что MAXIMILIAN’S успел себя зарекомендовать во многих городах России, все нас знают, а тут появляется схожее заведение, с которым нас путают. Видимо, на этой волне они и выезжают. Но нам по сути это не выгодно.

Свежий пример такой путаницы датирован мартом нынешнего года, когда в СМИ распространилась информация, что осенью в Красноярске откроется ресторан-пивоварня петербургской сети Maximilian площадью 2,5 тыс. кв. м. Сообщалось, общая сумма инвестиций в проект превысит 6 млн. долларов. Договор аренды подписан на 10 лет. В статьях фигурирует имя Евгения Венгера, которого издания называют владельцем петербургской сети Maximilian. Сам предприниматель тогда опроверг эту информацию.

Нужно отметить, что, несмотря на все эти казусы, дело до судебных тяжб у бизнесменов не доходило вплоть до 2014 года. ООО «Максимилианс-Казань» обратилось в суд по интеллектуальным правам с иском к ИП из Санкт-Петербурга Аркадию Теплицкому, нынешнему правообладателю товарного знака MAXIMILIAN. В своем заявлении компания просит «досрочно прекратить его правовую охрану вследствие неиспользования». Речь идет об услугах 43 класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (МКТУ), к коим относятся «рестораны; кафе, услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; услуги баров». К слову, суд установил, что словесный товарный знак MAXIMILIAN был зарегистрирован в 2004 году на имя ИП Максима Арциновича, который передал исключительные права на него предпринимателю Аркадию Теплицкому. Причем, передача исключительных прав на товарный знак была осуществлена по договору, зарегистрированному в сентябре 2014 года.

- Мы свой знак зарегистрировали в 2009 году, - говорит директор по развитию сети ресторанов MAXIMILIAN’S Павел Кибирев, - в классе использования у нас значится то, что касается пива, так как у нас пивоваренный завод. В настоящее время мы расширяем свою сферу деятельности, наша сеть растет, и мы решили зарегистрироваться в более широких классах использования. При регистрации выяснилось, что в этом классе («рестораны; кафе, услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; услуги баров» - ред.) наш конкурент не использует свой товарный знак MAXIMILIAN, схожий по степени смешения с нашим. Он был зарегистрирован в «лохматом» 2004 году на некое физлицо, и после этого не использовался. По аналогии сейчас регистрируют домены для сайта, а потом перепродают. Наши конкуренты выкупили права на товарный знак MAXIMILIAN у перворегистратора. Но это не меняет дела – знак не использовался, а значит должен быть уничтожен.

Как следует из материалов дела, согласно закону, а именно п. 1 ст. 1486 ГК РФ, «правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно <…> вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации». Это описание вполне соответствует ситуации с товарным знаком MAXIMILIAN. Представители петербургской сети представили свои доказательства обратного – многочисленные договоры, которые, по мнению ответчика, подтверждают использование оспариваемого товарного знака. Суд не согласился с ними, отметив, что «необходимым условием является то, чтобы подобное использование осуществлялось именно под контролем правообладателя», что ответчику доказать не удалось. Суд встал на сторону ООО «Максимилианс-Казань», решив «досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 521996 в отношении услуг 43 класса МКТУ, указанных в регистрации».

- Нужно отметить, что сначала мы пытались с ними найти компромисс, рассматривая возможность работать параллельно, - рассказывает Павел Кибирев. – Ну как, к примеру, Adidas и Abibas. Если бы они достигли соглашения, то они бы друг другу не противоречили: имели бы право по закону продавать изделия под своими товарными знаками. Но Adidas на это не пошел, он просто уничтожил всех пиратов, которые использовали схожую по степени смешения товарную марку. В нашем случае мы не ставим задачу заставить конкурентов снимать свои вывески, но дальше мы будем смотреть, как будут развиваться события. Мы хотели договориться, но они не согласились.

Добавим, что в своем исковом заявлении ООО «Максимилианс-Казань» обосновало свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака рядом фактов. В частности, истец заявляет, что ему принадлежит фирменное наименование, включающее словесное обозначение «Максимилианс», сходное до степени смешения с товарным знаком «MAXIMILIAN». Кроме того, сеть, основанная в Татарстане, осуществляет свою хозяйственную деятельность в сфере общественного питания, кафе, ресторанов и баров, и ее фирменное наименование также схоже до степени смешения со спорным товарным знаком. «Исходя из вышеизложенного, учитывая вышеперечисленные и представленные истцом доказательства, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что общество заинтересовано в использовании в гражданском обороте на территории Российской Федерации словесного обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком «MAXIMILIAN» по свидетельству Российской Федерации № 521996 в отношении услуг 43 класса МКТУ», - говорится в деле.

- Вчера суд рассмотрел апелляционную жалобу по нашему делу, и повторно встал на нашу сторону, - говорит Павел Кибирев. – По решению суда, знак, который нам мешал, просто не имеет права на жизнь. Он считается незарегистрированным, а значит не охраняется государством. Мы не зря пошли в суд, нужно, чтобы все было законно. Какой-то компромисс всегда можно найти. К примеру, ограничить наших конкурентов территориально, чтобы они использовали свой бренд только в определенной зоне. Будут ли они снимать вывески – на их усмотрение, какие они для себя в этом видят риски. К примеру, если в какой-то деревне появится магазинчик под вывеской «Пятерочка», я не думаю, что федеральная сеть будет это отслеживать и возражать. Но нужно понимать, что она может подать в суд и выиграть компенсацию за упущенную выгоду. Отмечу, что нам не все равно, мы свой бренд уважаем, ценим. Нематериальные активы имеют все большее значение в нашей жизни.

Анастасия Абзалова-Цой

Фото: sobaka.ru, chelnyclub.ru