, 22 Июня
$ 63,1295
€ 71,3490
Предложения банков
Новости
Подробно


«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

19.12.2018, 22:09

Сегодня Госсовет Татарстана утвердил план законотворчества на 2019 год, в котором есть инициативы от депутата из Набережных Челнов Ильдара Шамилова. Заместитель гендиректора по безопасности ПАО «КАМАЗ» предлагает ужесточить правила торговли алкоголем и усилить ответственность чиновников за противодействие организаторам митингов и публичных мероприятий. В интервью Chelny-biz.ru депутат объяснил, почему пора запретить продажу спиртного в домах и наступить на «горло алкогольной промышленности», для чего вводить «электронную очередь» на митинги и расширять места проведения. Подробнее о том, какие вопросы еще ставят челнинские избиратели, почему снижение преступности в Челнах на 11% - на самом деле не повод успокаиваться, Ильдар Шамилов рассказал редакции.   

«ПО МНЕНИЮ ИЗБИРАТЕЛЕЙ, НОРМА ЗАКОНА О ПРАВЕ ГРАЖДАН НА ПРОВЕДЕНИЕ СОБРАНИЙ, МИТИНГОВ, ВЫПОЛНЯЕТСЯ НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ»

– Ильдар Асхатович, в этом году резонанс получила ваша законотворческая деятельность по проблеме проведения митингов и пикетов в Набережных Челнах и Татарстане. Как известно, местные власти далеко не всем согласовывают мероприятия. Было удивительно, что вы взялись за эту конфликтную тему. Что стало поводом?

– Как говорится, ничто не предвещало... Было рядовое заседание комитета Госсовета по законности и правопорядку 2 октября, рассматривалась практика реализации республиканского закона о митингах, пикетах. Меня задело, что предполагался вывод, будто закон соответствует планируемому результату правового регулирования. А что мы планировали? Статистика публичных мероприятий в Татарстане за 2016-2018 годы свидетельствовала о достаточно серьезном росте протестных акций. Если в 2016 году их было 498, в 2017 – 667, в 2018 только за первый квартал – 217. Когда я предложил создать рабочую группу или поручить компетентным депутатам разобраться в ситуации, опять была ссылка на то, что закон соответствует планируемому результату. С чем я согласиться не мог. У меня на тот момент не было цифр и аргументов, чтобы продолжить дискуссию в комитете. Шакир Шахмедович (Ягудин, председатель комитета - ред.) сказал: «Вот вы и занимайтесь». Подошло время, наверное, для этой темы.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

– По вашему, власти на местах нарушали права граждан, запрещая митинги или ограничивая проведение по времени, месту?

– Нарушение прав я не могу оценивать, для этого есть надзорные органы и суд. Но есть обращения избирателей, на них я должен отреагировать. Например, мой запрос в адрес исполкома Челнов основан на том, что, по мнению избирателей, норма закона о праве граждан на проведение собраний, митингов, выполняется не в полной мере. Грубых нарушений нет, но что-то не так. Поэтому появились депутатские запросы и законодательная инициатива.

– В письме мэру Наилю Магдееву вы предложили на городском уровне расширить перечень площадок для проведения публичных мероприятий, предусмотреть хотя бы одну в Центральном районе. Какой ответ пришел?

– Рассмотрели и ответили, что в городе пять площадок, тогда как в Казани только четыре. Вроде бы правильный ответ, с формальной точки зрения. Но люди говорят, что Комсомольский и Автозаводский районы имеют свои площадки, а Центральный – нет. Нужно разобраться с необходимым количеством.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

«ТУТ КОРРУПЦИОННАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПРОГЛЯДЫВАЕТСЯ. ПОЛУЧИВ ДВА ЗАЯВЛЕНИЯ, СОТРУДНИК ИСПОЛКОМА РЕШАЕТ: ЭТОМУ ДАМ, А ЭТОМУ НЕ ДАМ»

– Вы подготовили для Госсовета сразу три законопроекта в области регулирования публичных мероприятий. В чем суть изменений?

– Я не собираюсь вмешиваться в то, что должна решать местная власть. Суть проблемы заключается в закрытости и реализации механизма электронного документооборота. Наша республика впереди планеты всей по «Электронному правительству», но здесь мы остаемся как бы в позапрошлом веке. Мое предложение – принимать заявки на проведение мероприятий в электронном виде. Человеку можно и не приходить в исполком или соответствующую структуру, а подать заявку онлайн, предварительно зарегистрировавшись. Тогда не будет споров. Ведь зачастую партии спорят, кто раньше принес заявку. Тут же опять коррупционная составляющая проглядывается. Получив два заявления практически одновременно, сотрудник исполкома в самом первичном звене принимает решение: этому дам, а этому не дам и скажу, что вы на 30 секунд позже принесли. Люди говорят, что обычно так и бывает, особенно в периоды политических баталий. Я понимаю, как приходится маневрировать исполкому.

В настоящее время правила, форму, время, место проведения публичных мероприятий определяет Минюст. Здесь я бы хотел расширить полномочия местных властей.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

– Как?

– Мы сейчас этот момент отрабатываем, потому что очень тонкий момент. Ну и самое главное - принять более жесткую позицию по наказаниям, если уполномоченное лицо незаконно отказало в проведении общественных мероприятий и препятствует реализации прав граждан на мирные собрания. Препятствованием ведь может быть не только необоснованный отказ, но и затягивание времени. Я хочу ввести поправку в КоАП.

«ИНТЕРЕСОВАЛИСЬ, ЧТО Я СОБИРАЮСЬ ДЕЛАТЬ, НО НИ В ГОССОВЕТЕ, НИ В ИСПОЛКОМЕ НЕТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ»

– Вы пошли на диалог с оппозицией в этом вопросе. Создалось мнение, что вы стали проводником ее идей или взяли на себя задачу нивелировать конфликт между оппозицией и местной властью. Так ли это?

– Что такое оппозиция – это политическая деятельность, которая противостоит правительственному курсу и ведет с правительством борьбу за государственную власть. Для меня, депутата, все это – мои избиратели. Я выдвигался не от партии, я самовыдвиженец, за меня голосовали представители разных политических и общественных движений. Поэтому я работаю в интересах всех граждан. И на прием ко мне приходят представители разных партий. Одни из первых обратившихся, кстати, поднимали правильные вопросы по парку Победы и по точечной застройке. Тогда в городе только появился Наиль Магдеев, и у меня самая первая встреча с ним была по точечной застройке. Было сразу инициировано совещание в прокуратуре, началась работа по сбору материалов. Мои юристы помогли людям подготовить документы в суд, и они выиграли это дело.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

– Ваши законодательные инициативы в области митингов помогут разрешить частые конфликты исполкома с оппозиционными деятелями?

– Эти предложения сделают открытыми отношения власти и граждан. Любой диалог способствует улучшению ситуации. Любая закрытость приводит к напряженности.

– В исполкоме как восприняли ваши предложения?

– Интересовались, что я собираюсь делать, но абсолютно никакого негатива. Их ответы на запрос буду использовать в работе. Ни в Госсовете, ни в исполкоме нет противодействия.

«МЫ ДОЛЖНЫ НАСТУПИТЬ НА ГОРЛО АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И НЕ СПОСОБСТВОВАТЬ ЕЕ РАЗВИТИЮ ЗА СЧЕТ ШИРОКОЙ ДОСТУПНОСТИ»

– Одна из ваших инициатив связана с горячей для города темой алкогольного регулирования. Вы предлагаете ограничить торговлю спиртным в жилых домах.

– Буквально вчера открыл 2ГИС и набрал слово «алкомаркет». Высыпалось более 100 точек на карте. Подавляющее большинство – в жилых домах или внутри комплексов. Посмотрели также через Интернет (его, конечно, нельзя назвать официальным источником) республиканские и федеральные сетевые магазины, их количество – уже 250. Запросите слово «библиотеки», в одном источнике увидите 13, в другом – 23! Вот еще пример. Ко мне недавно обратился дом 46/11А, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Плюс в этом же доме английский детский сад, продуктовый магазин и в 30 метрах сетевой магазин с полным набором алкоголя.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

Недавно на YouTube был юмористический ролик (правда, от такого плакать хочется), как человек, видимо, с бодуна, вышел зимой из дома в шортах-майке, прошел через двор, зашел в магазин и с двумя бутылками опять нырнул в подъезд. Жизнь прекрасна! Но это трагедия.

Был период, когда я участвовал в работе профильной группы, которая ограничила право входа в магазины со двора. Но владельцы моментально догадались прорубить вход снаружи. А сейчас вход во все магазины снаружи, к ним не придерешься.

Мы сейчас предлагаем в целом ограничение розничной продажи алкогольной продукции в многоквартирных домах. Да, кто-то говорит: «А нам нравится, что далеко ходить не надо». Если мы будем радоваться этому, то из самой читающей нации, которой были когда-то, превратимся в самую пьющую.

– На ваше предложение у бизнеса есть контраргумент: тогда надо запрещать торговлю не только алкомаркетам, но и продуктовым магазинам вроде «Челны-хлеба», которых тоже много в жилых домах.

– Предложение запретить любую продажу алкоголя в домах вне зависимости от типа магазина. Я понимаю, это будет очень сложно, потому что для многих торговых точек алкоголь – основная статья дохода. Знаете, я не так часто бываю за рубежом, но в последние годы обращаю внимание, специально нахожу школы и смотрю, где поблизости продают алкоголь. В лучшем случае – метров за 100 и не менее, причем не в прямой видимости.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

В советские годы я участвовал в совещаниях комсомольского актива. Однажды комсомольцы обратили внимание на дом, где с торца торговали алкоголем. Причем дети, идя из школы к остановке, проходили мимо магазина. Я помню тогда не прошло и месяца, как точку сразу перенесли с одного торца на другой. В советское время такие вопросы моментально решались, хотя и тогда доход от алкогольной продукции составлял значительную часть государственного бюджета.

– В данном случае вопрос регионального регулирования, или планируете выходить с инициативой на федеральный уровень?

– Посмотрим, здесь и региональный, и федеральный уровень. Правительством России установлен только порядок определения прилегающих территорий, а расстояния ограничивают муниципальные образования. Получаются очень разные цифры: в одних местах устанавливают 30 или 50 метров, а в некоторых – не менее 300. Здесь, я считаю, мы должны наступить на горло алкогольной промышленности и не способствовать ее развитию за счет доступности широкому кругу населения. Любой многоквартирный дом – это дети.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

Важно не только границы определить, но и ужесточить наказание за нарушение правил торговли. Давно пора. Когда выносятся штрафы в 5, 10, 15 тысяч рублей, думаю, они быстро отбиваются, поэтому никто не боится. Я настаиваю на ужесточении административной ответственности, а за неоднократные нарушения – введение уголовной.

«ГОВОРИТ: «МЫ ЗА ВАС ГОЛОСОВАЛИ. ДАЙТЕ МНЕ 5 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ ИЛИ КУПИТЕ ОБОЕВ, КРАСКИ, И Я ОТ ВАС ОТСТАНУ»

– В следующем году завершается работа этого созыва Госсовета. Какие вопросы жители Набережных Челнов поднимали в 2014 году, какие ставят сейчас? Что удалось изменить, решить?

– В отставку еще не уходим, впереди почти год. Не буду приводить данные по работе в составе коллектива Госсовета, расскажу о том, что за мной, за нашей командой. Шесть законопроектов регионального уровня. Было несколько также проектов федерального уровня. Самое первое – в 2015 году шаг за шагом три предложения по внесению изменений в Административный кодекс Татарстана в части содержания детских спортивных площадок. Мы уже забываем, какими они были пять лет назад: без мягкого покрытия, с металлическими элементами, много травм происходило. Следующие проблемы – освещение пешеходных переходов и нарушение правил отлова и содержания бездомных животных. Были конкретные обращения, факты. Мы стали разбираться, думали, за этим кроется человеческая жестокость, оказалось, банальное отсутствие средств. Наши инициативы были отклонены в Татарстане. Но я считаю, что мы достигли своих целей. Поскольку было много обращений к разным депутатам, уже в следующем году в бюджете Татарстана были предусмотрены дополнительные расходы на содержание безнадзорных животных, на пешеходные переходы и на строительство безопасных детских площадок. Здесь либо коллективное давление сработало, либо время подошло.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

Я принял более 300 обращений избирателей. Деятельность депутата заключается в том, чтобы выявлять системные проблемы. Для примера, в один из первых приемов пришла женщина, руководитель детско-подросткового клуба. Показывает фото: двери ободраны, в рамах щели. Говорит: «Мы за вас голосовали. Дайте мне 5 тысяч рублей или купите обоев, краски, и я от вас отстану». Мы изучили вопрос, оказалось, проблема назрела. Постепенно начали вкрапливать в бюджет республики ремонт и строительство детско-подростковых клубов. Целая программа появилась. С 2015 года только в Челнах 21 клуб капитально отремонтирован. По Татарстану на 2018 год выделено порядка 100 млн на ремонт. И тот клуб, о котором я говорил, тоже отремонтировали. Это же лучше, чем если бы я ей пять рулонов обоев купил.

– Какие тенденции по обращениям видите сегодня?

– Чаще людей беспокоит среда, в которой они живут – дворы, дороги, ЖКХ, госуслуги. В последнее время, видимо, с изменением пенсионного законодательства пошли обращения по дополнительным льготам ветеранам труда. Уже третья группа приходила, которая инициирует изменение законодательства по присвоению статуса ветерана. Не знаю надо ли биться за то, чтобы расширить круг лиц, имеющих этот статус. Наверное, лучше, чтобы у всех пенсионеров уровень жизни улучшался.

По дорогам часто приходили с жалобами. Спасибо программе капитального ремонта дорог, их стало меньше. Сейчас челнинцев беспокоят внутренняя обстановка и алкогольные магазины.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

– Планируете баллотироваться на следующий срок?

– Говорить об этом преждевременно. Я в работе, полон сил. В соответствии с Конституцией могу быть избранным. Если такое решение будет принято, вы узнаете.

«725 ПРЕСТУПЛЕНИЙ НА 100 ТЫСЯЧ НАСЕЛЕНИЯ. ВЫХОДИТ, ЧТО ПЯТЬ ЧЕЛОВЕК В НАШЕМ ДОМЕ ИЛИ СОВЕРШИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ИЛИ ПОСТРАДАЛИ ОТ НИХ»

– Вы возглавляете на «КАМАЗе» блок безопасности. Как оцениваете ситуацию в Набережных Челнах с точки зрения обеспечения безопасности и экономического развития? Какие проблемы требуют решения?

– Надир Дамирович (Закиров, начальник УМВД – ред.) дал статистику. В городе по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень преступности упал на 11%. В Челнах это самый низкий показатель за 12 лет. Я как руководитель, депутат должен бы радоваться, но есть другой показатель – 725 преступлений на 100 тысяч населения. Я посчитал, сколько людей в нашем доме. Выходит, что пять человек в нашем доме или совершили преступления, или пострадали от них. Это совершенно другая картина. Это меня как гражданина не радует.

Уверен, то, чем я сейчас занимаюсь, будет влиять на обстановку в городе. Увеличение числа детских площадок, хорошие дворы, нет проблем с уборкой территории, разбитыми автомашинами, нет проблем, куда машину поставить, нет ссор между людьми из-за того, ты туда или не туда припарковал. Если я буду это решать, значит внесу серьезный вклад в обстановку в городе.

Возвращаясь к политическим моментам, административным окриком и протестами проблему не решить, надо вести диалог. Как всегда, говорят, чтобы не было конфликтов, надо разговаривать.

«Ко мне недавно обратился дом, где шесть (!) точек продажи алкоголя. Это трагедия»

Лилия Павлова

Фото: пресс-служба «КАМАЗа», открытые источники