, 16 Ноября
$ 67,9975
€ 76,7556
Предложения банков
Новости
Подробно


«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

19.10.2018, 11:11

«Было принято решение, что утверждаем эту стелу. Была проделана работа. А сейчас, оказывается, впустую все!» – возмутился предложением челнинских властей объявить голосование за монумент первостроителям Юрий Петрушин. Председатель Совета старейшин возглавляет попечительский совет, который был создан в Челнах еще в мае прошлого года для строительства спроектированной Владимиром Нестеренко стелы. Вместо этого на заседании экспертно-консультативного (градостроительного) совета накануне представили еще четыре проекта, которые, по мнению участников обсуждения, «нахватали» или даже, возможно, «специально подогнали»… Обсудить их пригласили самих первостроителей города, которые настаивал на том, что решающее слово должно быть за ними. Какой проект поддержал главный архитектор города, чем не угодил «КАМАЗ на постаменте» и почему строители боятся, что молодежь выберет не тот вариант – в материале Chelny-biz.ru.

«ВЫ СЧИТАЕТЕ НАШИМ ПОТОМКАМ НАДО ПОДТВЕРЖДАТЬ ЕДИНСТВО ГОРОДА И «КАМАЗА»? У НАС ЧТО, ЕСТЬ КАКИЕ-ТО ПРОБЛЕМЫ С ЭТИМ?»

– Вопрос обсуждается долгое время. Сколько только комиссий, инициативных групп не создано. На последней планерке Наиль Гамбарович поручил нам рассмотреть варианты, вынести на всеобщее обсуждение, – открыл заседание руководитель исполкома Ринат Абдуллин. – Вопрос слишком ответственный.

Первым к трибуне вышел архитектор Владимир Нестеренко со своей Стелой первостроителям и с макетом, который уже повидал множество совещаний. Он дважды повторил суть своей идеи:

– Через соединение традиционных архитектурных форм 60–80-х годов с современными выразить связь времен периода грандиозной стройки с сегодняшним временем и через это выразить связь поколений. Вот почему образ стелы простой и лаконичный, состоящий из четырех колонн, на которые опирается плита, обрамляющая центральную колонну, завершенную гербом города. Колонны и тогда, и сейчас являются одним из конструктивных элементов строительства. Весь «КАМАЗ» пронизан ими, – объяснил он выбор формы. – Почему четыре колонны? Каждая из них символизирует строительство «КАМАЗа», города, Нижнекамской ГЭС и пригородной зоны. Плита, объединяющая эти четыре символа, как-бы подчеркивает необходимость гармонии между этими структурами как главное условие для создания комфорта для жизнедеятельности человека. Центральная колонна призвана создавать ощущение величия и масштабности сооружения, подчеркивая важность исторического события для нашего государства. Герб города, венчающий колонну, подчеркивает торжество достигнутой цели.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Монумент, напомним, планируется установить в поселке ГЭС на пресечении двух магистралей – Казанского проспекта и Альметьевского тракта, на холме рядом с поликлиникой №2 и парком Культуры и отдыха. Ранее, напомним, стелу хотели установить в парке Победы, затем разговоры шли о площади Азатлык, но в итоге ей нашли место в старой части города. Это очень важное в градостроительном отношении место, считает Владимир Нестеренко, здесь проезжают десятки тысяч человек. Прилегающую территорию предлагают разделить на несколько зон: площадь Первостроителей и аллея, которая соединяется с главной аллеей парка и выходит к этому комплексу, а также территория, где будут размещены бюсты героев. Предусмотрена гостевая стоянка. У архитектора, кстати, уже готова и рабочая документация.

Если стелу Нестеренко обсуждали неоднократно на совещаниях разного рода, то остальные четыре проекта большинство участников совета увидели впервые. Архитектор Малика Шамсиева представила вариант под названием «Город и «КАМАЗ» едины».

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Данное концептуальное предложение изображает единство города и «КАМАЗа». Паруса олицетворяют белый город – парящий, легкий и воздвигнутый на берегу Камы. На стилобате данного монумента – барельефы с основными достопримечательностями города, изображениями первостроителей. Символичный образ паруса перекликается также и с гербом города, – коротко описала она идею.

– Вы считаете нашим потомкам надо подтверждать единство города и «КАМАЗа»? У нас что, есть какие-то проблемы с этим? – спросила Файруза Мустафина, бывший ректор НГПУ, а ныне советник мэра по вопросам образования.

Третий вариант – «Скала роста и развития» – представила участникам совещания архитектор Елена Гусак.

– Скала символизирует мощь развития «КАМАЗа» и города Набережные Челны, – пояснила она. – Скала – скульптурно-монументальный элемент для установки «КАМАЗа» как результата труда многонациональной страны. В свое время сюда съехались строители со всей России, чтобы построить такой великий завод. На скале можно также разместить карту СССР и скульптурную группу первостроителей «КАМАЗа» и города.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Уже на этом этапе приглашенные на обсуждение первостроители готовы были голосовать за первый проект, назвав его самым подходящим и достойным, но презентацию решили продолжить. К трибуне вновь вышла Малика Шамсиева. Ее второй вариант – «более приземленный и не такой романтичный» – «КАМАЗ – плод человеческого труда». Он изображает руки работников-первостроителей, чьим трудом образовался город на Каме. Есть два варианта, что будут держать эти руки – Земной шар либо КАМАЗ. Этот вариант, кстати, поддержал молодой главный архитектор города Василь Набиуллин, отметив, что руки – это сильный и яркий образ.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

И, наконец, пятый вариант – «Технический прогресс» – представил Николай Сарапулов. Его идея – на пьедестале «сложной динамической формы, символизирующей прогресс, развитие и постоянно движение вверх и вперед» размещена стилизованная модель КАМАЗа. Вся конструкция будет выполнена в металле серебристого цвета. Предположительно – в алюминии. Современная форма пьедестала с разных ракурсов может символизировать разные вещи, отметил автор: трамплин, берег, реку, волну...

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Теперь горожанам предстоит проголосовать за один из пяти проектов. Голосование, которое организует управление информационной политики и по связям с общественностью, пройдет в течение месяца на различных площадках: на официальном сайте города, в группе «Администрация города Набережные Челны» «ВКонтакте».

– «Против всех» будет вариант? – шутя, спросил Абдуллин.

«ВЫ – ВЛАСТЬ! НЕЛЬЗЯ ТАК НАД НАРОДОМ ИЗДЕВАТЬСЯ»

– Все предложенные проекты заслуживают внимания, – открыл обсуждение Василий Маньковский, глава ГК «КОМ». – Но все, кроме проекта Стелы первостроителям, уместны где-нибудь у «КАМАЗа», на территории завода. А значимость труда, который вложили в строительство города, завода, промзоны первостроители, я думаю, можно подчеркнуть первым проектом. Я лично приехал в город…

– Спасибо, Василий Владимирович, – неожиданно прервал Абдуллин. – Вы уважаемый человек, вы свое мнение сказали. Давайте дадим возможность сказать всем жителям нашего города, – призвал он к голосованию в сети и предложил завершить обсуждение, но…

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Я, наверное, выступаю по этому поводу в последний раз, – взял слово Юрий Петрушин, глава правления ТПП, председатель Совета старейшин города и попечительского совета, созданного для возведения стелы. – Я больше этот вопрос поднимать никогда не буду. Мягко говоря, я считаю, что сегодняшнее обсуждение – это какая-то непонятная спекуляция. Я восемь лет занимаюсь этим вопросом. Был объявлен конкурс на этот памятник, было представлено порядка 11 работ, была комиссия, которая подводила итоги. Это в 2016 году было. И параллельно были проведены слушания. Все проголосовали, выбрали один вариант. Сейчас ссылаются на то, что слушаний не было. Было несколько! Первое обсуждение было с первостроителями. Собрали всех, кто жив сегодня. На встрече присутствовал мэр. Потом было второе слушание. Последнее было, Файруза Зуфаровна, – обратился Петрушин к Мустафиной для подтверждения, – в ДК «Энергетик», где было собрано 600 человек! Эти 600 человек проголосовали. Давайте соберем их и как-то объясним этим людям, почему вопрос не решается! Мне непонятно, почему снова какие-то решения, опять какие-то конкурсы… Это бесконечно будет, коллеги! Мы хотели к 100-летию Комсомола заложить фундамент. После того, как прошел конкурс, и эта стела победила, была проделана определенная работа. Мы пригласили сюда президента, вы понимаете, нет?! – повысил голос спикер. – Презентовали ему эту стелу в парке Победы. Он задал один вопрос: «Сколько нужно денег?» На эту стелу были даны 100 млн! И началось… Парк Победы обустроили (не буду давать сегодня оценку качеству, это не тема данного разговора), то одно, то другое. Я поехал к Минтимеру Шариповичу, чтобы эту идею поддержали, чтобы город поддержали. Он мне задает вопрос: «Мэру звонить?» Я говорю: «Не надо, вопрос решен». И сегодня все начинается снова! Я вообще не понимаю эту ситуацию! Что в городе творится? – возмутился Петрушин. – Мы говорим о сотнях, тысячах людей, которые отдали свою жизнь, из которых половина сегодня лежат на кладбище. В знак благодарности мы хотели поставить эту стелу. Я не понимаю, к чему эти хождения!

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Юрий Иванович, не вводите в заблуждение. Было долгое обсуждение. Мы сегодня говорим про конкурс, чтобы получить одобрение жителей города, – вступил в полемику Абдуллин.

– Это уже второй конкурс!

– Публично сегодня мы это делаем в первый раз, – настаивал сити-менеджер. – Такого еще не было. Сегодня поручение – провести голосование, получить оценку от населения. Все идет своим чередом.

– Почему раньше этого не сделали? Зачем было три года тянуть?! Где вы раньше все были?

– Я не знаю, где вы были. Надо было раньше…

– Вы – власть! – не выдержал Юрий Петрушин. – Это вы должны были организовать! Мы сколько раз к вам в кабинет ходили! Я в последний раз был у мэра перед отпуском. Он сказал: «Да, стела будет, я даю поручение». Нельзя так над народом издеваться!

«КАКИЕ-ТО ЛЕГКОВАТЫЕ ПРОЕКТЫ. ИЛИ, МОЖЕТ, СПЕЦИАЛЬНО «ПОДОГНАЛИ» ОСТАЛЬНЫЕ ЧЕТЫРЕ…»

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Коллегу поддержал Ильдус Камалов:

– Сегодня все говорят: «КАМАЗ, строители КАМАЗа». А где строители ГЭС, работники «Камгэсэнергостроя»? Нужно рамки истории немного отодвинуть назад. Просто так взятый памятник «КАМАЗу» в бетоне или в железе – это для территории завода. И потом через 20 лет, возможно, КАМАЗ будет уже на воздушной подушке, форма поменяется, и молодежь тогда будет думать: «Ну и ну, у них 50 лет назад такие уродливые машины были!» У меня долгое время было противоречие в отношении варианта Нестеренко. Но сегодня он абсолютно убедительно рассказал о нем. Колонны – это традиционный знак в строительстве, начиная с египетских сооружений, греческих, тот же Парфенон. Нужна стела, которая олицетворяет все стройки – и «КАМАЗа», и гидроэлектростанции, и города. Я считаю, что противников варианта Нестеренко особо нет. На самом деле у него очень глубокий смысл заложен.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Это вариант замечательный, – поддержал Сергей Лобанов, бывший командир БКД. – Мне не понравилось, что сегодня были представлены какие-то легковатые проекты. Или, может, специально «подогнали» остальные четыре проекта. Что такое «Город и «КАМАЗ» едины»? В чем идея вообще? Ну, парус – это красиво, конечно. А остальные – это КАМАЗ где-то на постаменте… Сергей Федорович (Ворошнин, главный дизайнер ПАО «КАМАЗ», который также присутствовал на заседании совета – ред.) за 10 лет уже 10 вариантов предложил! Предприятие, я думаю, скоро примет решение и сделает хороший постамент возле дирекции. Это будет отлично смотреться! Вон, у авиационного завода в Казани Ту-22 стоит – красиво! Я бы хотел, чтобы, когда будут выложены варианты для голосования в интернете, там были описаны идеи каждого, чтобы народ понимал, в чем их смысл.

– Город идет не концептуально. Остальные четыре проекта – это случайные «хваталки», и мне жалко обижать авторов. Вы им не дали даже правильный посыл, чтобы они что-то грамотно спроектировали, и они в итоге нафантазировали, – высказался сам Сергей Ворошнин. – Был утвержденный проект «Монументально-художественная схема оформления города». Но с тех пор вы это все потеряли, вы кусками что-то находите. Например, поручили «КАМАЗу» отреставрировать очередной монумент «Слава строителям КАМАЗа». Это сгнивший скрепер на первой дороге. Мэрия разрабатывает положение, будет проводить конкурс… Ребята, вы что, концептуально не думаете?

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Никто такого поручения не давал, – растерянно прокомментировал Абдуллин.

– Это у вас в протоколе есть. В бумажке, которую готовили, чтобы попросить деньги у президента. Это я к чему – опять посыл неправильный, случайно хватаетесь ремонтировать непонятно что. Там нечего ремонтировать! Там все сгнило!

«Я ПОЕХАЛ ЧЕРТ ЗНАЕТ КУДА! ЕЗДИЛ ПО РОССИИ, МОТАЛСЯ, А СЕЙЧАС, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ВПУСТУЮ ВСЕ!»

Пока город продолжает обсуждать концепцию монумента, на него уже идет сбор средств. Фонд сооружения памятной стелы, учрежденный попечительским советом под председательством Юрия Петрушина и зарегистрированный в Минюсте почти год назад, собрал около полумиллиона. Об этом на заседании совета сообщил директор фонда Марс Барашов.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Я как директор не афишировал себя, так как не должен был говорить о строительстве, пока нет утвержденного эскизного проекта, нет решения исполкома, – представился Барашов. – Чтобы дальше вести работу с предприятиями по сбору средств для фонда, надо, чтобы появилось решение исполкома о строительстве памятной стелы. Иначе получается, что я как самозванец... Я уже год работаю, езжу по предприятиям. Мы собрали около полумиллиона. Это небольшие деньги. Люди спрашивают: «А что это такое? А сколько будет стоить?» Чтобы здесь не было никаких иллюзий, скажу вам: многие против. Много комментариев, которые не одобряют этот проект.

Барашов вспомнил, как стелу впервые презентовали Магдееву, когда он только приехал в Челны, вспомнил предложение провести всероссийский конкурс.

– Мы мелковато подошли к этому делу. Почему не объявили такой конкурс? Я считаю, мы, первостроители, тоже виноваты, должны были делать такую стратегию, чтобы участвовали и московские архитекторы, и другие. Идей много должно быть! Стела должна быть такой, чтобы всем от мала до велика было понятно, что это стела первостроителям. Давайте сделаем…

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Однако эта идея не нашла поддержки со стороны Петрушина.

– Каждый раз, когда у нас совещание по этой стеле, у нас постоянно ругачки! – остановил его Ринат Абдуллин. – Прекращайте ругаться! На последнем совещании было принято решение выставить на всеобщее обсуждение.

– А что, Совет старейшин города вы уже списываете? Там были вы, был мэр, было принято решение, что утверждаем эту стелу. Я поехал черт знает куда! Ездил по России, мотался, а сейчас, оказывается, впустую все! – Юрий Петрушин уже и не пытался сдерживать эмоции.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Наверное, здесь должно быть более значимым мнение первостроителей, кто еще жив и здоров, – высказался Василий Маньковский, когда напряжение немного спало. – Конечно, мы будем пытаться до молодых донести нашу точку зрения. Но то, что близко и понятно нам, наверное, должно перевесить другие мнения.

– Я бы хотел сказать, что молодым жить с этим – давайте так повернем вопрос. Почему вы боитесь, что люди не примут? Возможность проголосовать будет у всех. Мнение большинства людей мы должны получить. Объект очень серьезный, – повторил сити-менеджер.

– Да, только мы с вами блефуем, потому что эти пять проектов – они неравнозначные, – настаивал Ворошнин. – Один доведенный, а остальные четыре – «недоноски», при всем уважении к представителям.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Альберт Петров, глава УКС «Камгэсэнергострой», который до этого молчал, заметил, что ветераны, старики «не шибко любят голосовать».

– Будет там 90% молодежи, которая не знает, как город строился, как «КАМАЗ» начинался. Но они будут решать, не зная, о чем идет речь, – высказался Петров. – Сегодня уже утверждается республиканский бюджет на будущий год. Мы должны со своей заявкой выйти. Сейчас мы проговорим, проголосуем, потом нам скажут: «Ребята, извините, бюджет утвержден, денег нет, давайте на следующий год». Так и получится. Хотя 99% знают, что нормальный проект, нормальный смысл, – указал он на стелу Нестеренко. – Но опять мы потеряем время…

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

– Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать? – поддержала Федия Минхазеева, бывший бригадир Комсомольско-молодежной бригады «Камгэсэнергостроя», а ныне глава ТОС «13 комплекс». – Все строительство началось с «КамГЭСа», а «КАМАЗ» – уже потом. Первопроходцы приехали в 59-м году, они построили ЗЯБ. Вот откуда истоки идут. Я прошу учесть это.

Прозвучало предложение собрать авторитетное жюри для принятия решения. Однако власти намерены определить мнение большинства жителей города, чтобы со спокойной душой дать старт стройке. Итоги голосования планируется подвести в конце ноября.

«Половины первостроителей уже нет. Вы пойдете за ними на кладбище подписи собирать?!»

Анна Перебаскина