, 23 Октября
$ 65,3065
€ 75,3702
Предложения банков
Новости
Подробно


«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

09.10.2018, 19:47

Бывший глава Тукаевского района Василь Хазеев сегодня дал показания в суде. Пока в качестве свидетеля по первому громкому делу о мошенничестве с землями Боровецкого леса. Сам Хазеев, напомним, летом угодил в аналогичное дело по участкам в Князевском поселении. Экс-чиновника прокурор, адвокаты и судья «пытали» относительно деталей выделения земли родственнику Василя Шайхразиева Айрату Марданшину и бывшему юристу ГК «Еврогрупп» Альберту Халиуллину. Мужчина мало что мог вспомнить. Просветы памяти, однако, позволили установить: глава знал, что на выдаваемых землях стоял лес. Как Хазеев рисовал «тайные знаки» на документах, но переложил ответственность на подчиненных, а также впервые озвученная версия Марданшина – в материале Chelny-biz.ru.

«С МАРДАНШИНЫМ ЗНАКОМ С ПЕРИОДА РАБОТЫ В ГОРИСПОЛКОМЕ, А СО ВТОРЫМ Я ВСТРЕТИЛСЯ ВО ВРЕМЯ ОБЪЕЗДА ПО РАЙОНУ»

Сегодня в Челнах продолжился процесс по громкому земельному делу родственника экс-мэра Набережных Челнов Айрата Марданшина и бывшего юриста Альберта Халиуллина. Заседание началось с небольшим опозданием. Подсудимый Марданшин заметно принарядился к этому заседанию и в своем пальто вполне соответствовал описанному в прошлый раз свидетелями образу респектабельного визитера, который захаживал к главе района. Марданшину предстояло сегодня встретиться с Василем Хазеевым и выслушать его версию о событиях 2010-2012 годов.

Бывший чиновник явился в классическом костюме, держался спокойно и большую часть долгого допроса самообладания не терял. Изредка бросал взгляд на подсудимых, а те сверлили его взглядом. На экс-главу района, напомним, в прошлый раз на него указали бывшие подчиненные Татьяна Тедеева и Расим Асылгараев, который заявил, что Василь Гарипович лично «сказал подписать» участок Марданшину. Сегодня участники процесса с нетерпением ждали Хазеева и его версию.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

Напомним, Айрату Марданшину вменяют два эпизода мошенничества в особо крупном размере с землей Малошильнинского сельского поселения. В первом случае речь идет о хищении 10,5 тыс. кв. м земли Боровецкого леса. По версии следствия, в декабре 2010 года Марданшин обратился к главе Василю Хазееву и получил в аренду участок для сельскохозяйственного производства. Фактически же это была территория Боровецкого леса. В 2012 году мужчина оформил землю в собственность. Для этого подал в Росреестр декларацию о том, что на территории стоит деревянная баня площадью 24 кв. м. Он получил свидетельство о госрегистрации и с ним пошел в исполком для оформления участка. Руководитель исполкома Расим Асылгараев предоставил землю Марданшину в собственность. На тот момент рыночная стоимость земли составляла 13,4 млн рублей.

В том же году, по данным следствия, Марданшин и Альберт Халиуллин провернули вторую аферу. Супруга Халиуллина письменно обратилась к главе с просьбой выделить в аренду 33 921 кв. м Шильнинского леса для дачного строительства. В сентябре 2012 года участники сумели зарегистрировать право собственности на несуществующие постройки – деревянный дом (105 кв. м), дом с бетонными стенами (120 кв. м) и баню (51 квадрат). Землю попытались оформить в собственность по «дачной амнистии», но Палата земельных и имущественных отношений во главе с Татьяной Тедеевой выступила против. Тогда хозяева участка оформили собственность через суд. Дело ведет следователь по особо важным делам Станислав Хораськин.

Допрос Хазеева начал старший помощник прокурора Тукаевского района Ильдар Рамазанов.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

– Марданшина Айрата Ахметзяновича и Халиуллина Альберта Равилевича знаете? – уточнил он.

– Знакомы, – уверенно ответил Хазеев, бросив взгляд на скамью подсудимых. По мере допроса его хриплый голос становился все глуше и тише.

– Кем вам приходятся?

– … (молчание).

– Как давно знакомы? Обстоятельства знакомства?

– С Марданшиным знаком с периода работы в горисполкоме, а со вторым я встретился во время объезда по району. По поселению были какие-то вопросы.

– С какого года знаете Марданшина?

– Наверное, с 2006-го.

– Какие отношения у вас сложились до уголовного дела? Что вас связывало?

– Абсолютно никакие деловые отношения не связывали. Просто приятельские отношения, знакомы, здоровались, общались.

– Поддерживали как-то отношения за пределами работы?

– Нет.

– Сами какое отношение имели к администрации района до уголовного дела? – спросил помощник прокурор, от чего Хазеев даже опешил.

– Я возглавлял район 12 лет, – не без гордости ответил бывший чиновник. – С 1993 по 1997 и с 2010 по 2017.

– Вам как главе районе известен порядок предоставления, выделения земельных участков, какова ваша роль в этом процессе? Если человек обращается, просит участок себе…?

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

– В целом мне известно. Не являясь юристом, всех тонкостей мог не знать, но в целом я ситуацией владел, знал. Ко мне обращались с заявлениями, потом я отдавал на проработку в земельную палату.

– К вам лично обращались или в канцелярию?

– В основном через канцелярию, у меня папкой письма. Были случаи, когда напрямую обращались. Визу я ставил, всегда отправлял в палату.

– В дальнейшем судьбу того ли иного заявления отслеживали?

– Конечно, я в целом все просматривать, проследить не мог. А когда вопросы возникали и палата ко мне обращалась, мы, бывало, обсуждали.

– А что дальше – получил, не получил – отслеживали?

– Это в мои обязанности не входило, и это практически бы не смог. Если бы я занимался только земельными вопросами, а так нет.

– Кто-то из участников дела непосредственно к вам приходил по каким-либо вопросам?

– С Марданшиным встречались, бывал он у меня.

– По каким вопросам?

– В первые годы бывали встречи, а в последние годы не было его.

– Цель визитов? – допытывал представитель гособвинения.

– Сейчас я все это вспомнить не могу. Наверное, разные были.

– А вы вообще всех принимали?

– У меня был график личных приемов. А вообще я ставил перед собой цель – никого не отправлять, всех принимать. Потому что мы находимся в Набережных Челнах, людям обратно уехать проблемно. Руководители, главы поселений вообще без ограничений заходили, в приемной не держал.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

– Вы знали, что Марданшин являлся родственником бывшего главы Шайхразиева?

– Знал, конечно! – эмоционально отреагировал Хазеев.

– Халиуллин к вам когда-то приходил?

– Не помню. Не помню, чтобы он один был когда-то. Может, в составе какой-то группы.

– Что можете пояснить по поводу выделения земельного участка с кадастровым номером ***:227 (выделялся Луизе Халиуллиной)?

– Меня год назад допрашивали, я сейчас дословно рассказать не смогу.

– Кто приходил по этому участку? Рассматривали заявление?

– Не может быть такого, чтобы я заявление не рассматривал. Не помню, он сам приходил или письменное заявление было… Но этот вопрос, я помню, мы обсуждали неоднократно.

– Для кого предназначался?

– Тоже не помню, времени много прошло.

– Я правильно понял: вы не помните обстоятельства, потому что прошло много времени?

– Да.

– А вообще кто должен проверять категорию земель?

– Все это выясняла Палата земельных и имущественных отношений.

– Конкретно по участку с номером 227 вы давали кому-то указания?

– Бывали такие сложные вопросы, мы возвращались, обсуждали. Земельный комитет находит решение, заходит ко мне, мы дальше обсуждаем. Такие моменты бывали.

– В каких случаях земельная палата к вам обращается?

– Где-то накладка границ, где-то категория земли не подходит… – различные вопросы. Бывает, что участок уже выделен или частично выделен или нельзя.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

«Я ПЕРЕДАЛ АСЫЛГАРАЕВУ ЛИЧНО, НО НИКАКИХ ОСОБЫХ УКАЗАНИЙ НЕ ДАВАЛ. О ТОМ, ЧТО УЧАСТОК ВЫДЕЛЕН, Я УЗНАЛ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА»

Прокурор огласил показания Василя Хазеева, данные в ходе следствия. Они, надо сказать, отличались в зависимости от времени, и этим заинтересовались адвокаты обвиняемых. 28 октября 2017 года, через несколько дней после задержания фигурантов, действующий глава района рассказал следователю челнинского отдела, что участок с номером 227 возле Боровецкого леса был выделен гражданке Халиуллиной по акту выбора для ведения дачного строительства.

«Прежде всего мной были проверены категория земли, наличие резерва для выделения. Участок был обследован комиссией. На данное заявление я поставил свою визу, после чего передал в ПИЗО. Дальше я этим вопросом уже не занимался», – сообщил чиновник. Тогда он заявил, что не помнит, кто приносил ему документы.

Тогда Хазеева тоже расспрашивали о знакомстве с фигурантами. Про Халиуллина он ответил так: «Я его знаю только по работе. Они с Мироновым были у меня на приеме, примерно месяц назад обращались ко мне для оформления земельного участка для ведения хозяйственной деятельности».

А про Марданшина: «С ним знаком еще со времен моей работы в Комсомольском районе города Набережные Челны. Часто приходил в здание мэрии. В последние годы не общался».

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

Во время допроса 18 апреля 2018 года Хазеев дал дополнительные показания. В частности, знакомство с Марданшиным описал так: «Мне было известно, что он двоюродный брат Шайхразиева, с тех пор мы с ним здоровались, близких отношений не было. В 2010 году, когда меня назначили главой района, Марданшин стал приезжать ко мне по различным вопросам, связанным с выделением земельных участков. Каких-либо привилегий я ему не оказывал, но и напрямую никогда не отказывал. Заявления Марданшина я рассматривал в общем порядке. Если он приносил мне лично, я иногда их сразу передавал в работу либо Асылгараеву, либо Тедеевой, чтобы рассмотреть законность выделения того или иного участка. По поводу участка с кадастровым номером 227 могу пояснить, что летом 2012 года ко мне пришел Марданшин и принес заявление от имени некой Халиуллиной о выделении земли. Его я рассмотрел в общем порядке и единственное отличие – я передал Асылгараеву лично, но никаких особых указаний не давал и судьбу заявления не отслеживал. О том, что участок выделен, я узнал только после возбуждения уголовного дела.

Василь Хазеев подтвердил старые показания. Казанский адвокат Айрата Марданшина Руслан Иманов уточнил, говорил ли проситель, для кого предназначается земля.

– Уже не помню. Как я вспомню?! – ответил бывший чиновник.

– Тогда почему вы с точностью утверждаете, что Марданшин принес заявление Халиуллиной? – возразила второй защитник Наталия Саркарова.

– Я сейчас буду долго думать и не вспомню.

– Вы у следователя давали эти показания в апреле. Почему вы следователю дали дополнительные показания именно по этому участку? – допытывала Саркарова.

– Конкретно не могу пояснить.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

– Но вы утверждаете, что это заявление Марданшин принес именно по этому участку?

– Да.

– Почему такая уверенность?

– Он уже ответил на этот вопрос, – остановил адвоката судья.

– Это важно.

Адвокат Альберта Халиуллина Алексей Спиридонов предположил, что на Хазеева могли подействовать показанные следователями документы на участок бывших супругов.

– Перед тем, как идти к следователю в 2017 году, я получал из ПИЗО какие-то бумаги: акт выбора участка, еще что-то. В апреле 2018 года со мной плохо случилось, память… – ответил Василь Хазеев.

Бывшего главу еще долго «пытали» на эту тему. В какой-то момент он заявил, что не придал значения тому, чьи документы принес Марданшин:

– Я документы отправляю в ПИЗО, моя виза ничего не решает. Я особого внимания не придавал. Если бы моя виза что-то решала, тогда другое дело.

Как выяснилось, спуская подчиненным земельные документы, Хазеев ставил разные визы «для рассмотрения» и «согласно закону». Его заподозрили в неких тайных знаках.

– Что в руки попадает, ту визу и ставлю обычно. Тут никаких условных знаков не было, – оправдывался он. И подчеркнул, что постановления о выделении подписывал Расим Асылгараев.

Ключевым был вопрос о назначении спорного участка: знал ли чиновник, что Марданшин просил кусок леса?

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

– Да, о том, что там лес, мне Палата докладывала. Если какие-то вопросы возникают, они приходят ко мне, обсуждаем, – ответил бывший чиновник.

– По поводу этого участка вопросы возникали?

– Прежде всего, что это лес. Но я помню у леса нет границ красных, на кадастровый учет не поставлен. Эти моменты я помню.

– Марданшин был уведомлен о возникновении вопросов?

– Если интересовался, наверное, был. Через меня - нет. Мы такие вопрос в основном обсуждали с Палатой.

– Когда он принес заявление, между вами какого содержания разговор состоялся? – вновь спросил судья.

– Ваша честь, я сейчас не вспомню, это было в 2012 году, – устало и еле сдерживаясь ответил Хазеев.

– Может, просил что-то?

– Нет.

Прокурор уточнил, просил ли Марданшин что-то раньше. Бывший глава вновь сослался на память. Тогда ему показали письмо родственника Шайхразиева от 2010 года. Он просил уважаемого Василя Гариповича предоставить участок для строительства придорожного кафе на землях Малошильнинского сельского поселения в районе ГСК «Чайка». Хазеев признал свою подпись.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

«В ЗАБЛУЖДЕНИЕ ВВЕЛИ МЕНЯ ЮРИСТЫ. ДАЧНАЯ АМНИСТИЯ, ГОВОРИЛИ, ЧТО ВСЕ ПО ЗАКОНУ, ПРОБЛЕМ НЕ БУДЕТ. Я ИМ ПОВЕРИЛ»

Кроме того, сегодня суд выслушал еще двух свидетелей по делу – приятеля Айрата Марданшина и потенциального покупателя одного из размежеванных участков.

Первый рассказал, что в 2011 году познакомился с Марданшиным и узнал о наличии у него участков для дальнейшего ведения бизнеса. Подсудимый ему предложил территорию рядом с магазином «Кедр», недалеко от автозаправочной станции. Мужчины договорились, что Марданшин предоставит земельный участок и будет вкладываться в строительство и в дальнейшем сможет рассчитывать на часть прибыли. Участок был тогда оформлен на супругу подсудимого. В 2015 году он обратился к своему приятелю и попросил на время переоформить один из участков на сына. Чуть позже земля и вовсе была перепродана Марданшиным третьему лицу. По словам свидетеля, сумма сделки ему неизвестна.

Второй допрошенный доложил суду, что выполнял работы по межеванию участков. С такой просьбой к нему обратилась женщина, работавшая на Халиуллина. Мужчина рассказал, что на место не выезжал и не знал, что на указанной территории находится лес. Работу ему полностью оплатили – за каждый размежеванный участок (их в деле 27 – ред.) по 800 рублей. В определенный период он сам пожелал приобрести один из участков, однако позже узнал, что регистрационной палатой на них наложен арест.

В завершении процесса защита Айрата Марданшина ходатайствовала о проведении судебно-оценочной экспертизы по земельным участкам, а адвокат Халиуллина – о допросе лесничего.

Впервые свою версию, пусть и кратко, озвучил Айрат Марданшин. Он заявил, что был некомпетентен в юридических вопросах и доверился специалистам.

«Когда меня назначили главой, он стал приезжать. Привилегий я не давал, но и напрямую не отказывал»

– В заблуждение ввели меня юристы, – рассказал он в беседе с журналистом Chelny-biz.ru. – Дачная амнистия, говорили, что все по закону, проблем не будет. Я им поверил, 25 или 35 тысяч отдал. Ладно уж!

Двоюродный брат экс-главы Набережных Челнов Василя Шайхразиева вспомнил, как рос в деревне, в многодетной семье, работал в колхозе. Позже организовал свой бизнес, поставлял автозапчасти через Москву.

– В комментариях пишут, что я Хазеева водил в салоны какие-то. Не было такого никогда, откуда такое берут! – возмутился Марданшин. – Я очень люблю детей и всегда им помогаю, почему об этом никто не пишет?!

Chelny-biz.ru

Фото: chelny-biz.ru, business-gazeta.ru, chelny.3d-dom.com