, 24 Мая
$ 61,2610
€ 72,2390
Предложения банков
Новости
Подробно


«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

19.04.2018, 21:37

Судебное заседание по продлению домашнего ареста Алексею Миронову обернулось громкими заявлениями о давлении на бизнес руками правоохранительных органов. Три адвоката (два московских, один – казанский) назвали обвинение «абсолютно беспредельным», а методы расследования - незаконными. По их словам, бизнес «Еврогрупп» уже четыре месяца парализован из-за изъятия всех документов. Сам Миронов, заметно взвинченный ситуацией и многочасовым ожиданием суда, заявил, что из него тянут признание, предлагая некие «компромиссы». Он, кстати, подал жалобу главе Следственного комитета Александру Бастрыкину и попросил защиты у президента Татарстана.

Меж тем, следствие по-прежнему настаивает, что Миронов представляет угрозу, может давить на свидетелей и уничтожить некие документы, до которых следователи еще не добрались. Подробности из зала суда – в репортаже Chelny-biz.ru.

«ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ СНАЧАЛА ВЫДАВЛИВАЮТ С ПОМОЩЬЮ ГРАЖДАНСКИХ СУДОВ, А ПОТОМ ПОДКЛЮЧАЮТ СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ»

Рассмотрение ходатайства следствия в Советском суде Казани было назначено на три часа дня, но заседание началось только после шести. Дежурный судья долго принимала партию арестантов, которых подвозили в здание, и все откладывал дело по челнинскому бизнесмену. За это время Алексей Миронов лично сходил за водой для себя и своих адвокатов (их сегодня было трое, двое - из Москвы). Одна из них, глядя на бизнесмена, заметила, что при домашнем аресте он лишен даже возможности постричься. Претензий к следствию у адвокатов Миронова много. Во время утомительного ожидания они высказали журналистам свою позицию по делу, устроив мини-брифинг. Московский юрист Борис Валеев заявил, что руководство города давит на бизнесмена руками следственного комитета.

– Суть дела такая: меняется руководство города, и предпринимателя сначала выдавливают с помощью гражданских судов, а потом подключают следственный комитет. Все мои слова подтверждены документами Арбитражного суда, – обозначил позицию Валеев. – На компанию «Еврогрупп» оказывалось тяжелейшее давление, и не в экономическом плане, а в политическом и в административном плане, в гражданско-правовом. Мы можем только догадываться, почему это произошло. Может быть, какие-то бизнес-интересы свои преследуют.

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

Адвокат имел в виду двухлетний спор подконтрольных Миронову компаний с исполкомом из-за 28 участков в Челнах. К осени 2017 года ГК «Еврогрупп» выигрывала большинство дел в Арбитраже: из 19 процессов только четыре закончились в пользу исполкома, еще 17 исков находилось в работе. И в тот момент, как подчеркивает Борис Валеев, появилось уголовное дело, прошли первые обыски у бизнесмена и бывших чиновников (в октябре 2017 года). В результате, напомним, Алексей Миронов вернул городу 53 га земли стоимостью около 2 млрд рублей.

Когда журналисты спросили, кому конкретно Миронов так неугоден, адвокат уклончиво ответил:

– Они всем известны. Они сами не скрывают того, что всеми правовыми и не правовыми способами («любыми способами», как они заявляют) хотят избавиться от компании «Еврогрупп» и Миронова. Эти лица в средствах массовой информации уже озвучены. Это руководство города Набережные Челны.

«ОБВИНЕНИЕ АБСОЛЮТНО НЕЗАКОННОЕ, АБСОЛЮТНО БЕСПРЕДЕЛЬНОЕ»

Борис Валеев неоднократно обращал внимание на особенности вменяемых Миронову преступлений. Напомним, бизнесмену инкриминируются земельная и налоговая аферы. Мошенничеством следствие считает получение участков в 19-м микрорайоне и перепродажу их турецкому инвестору «Санрайс Капитал» под строительство ЖК Sunrise City. В мае 2013 года компания «ADG Челны» получила на аукционе право аренды двух участков (40113 кв. м и 5568 кв. м) на год за 11 млн рублей. В ноябре без аукциона был перезаключен новый договор на десять лет с размером годовой аренды в 196 тыс. рублей. Уже 9 декабря 2013 года ООО «ADG Челны» переуступило свои права ООО «Компаньон Ч» и ООО «Т Инвестор». А те 11 декабря передали земли ООО «Санрайс Капитал» за 136 млн.

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

По версии следствия, в 2013 году Миронов после продажи земель уклонился от уплаты налогов, будучи в сговоре с неустановленными сотрудниками ИФНС. Истинный размер сделки следствие оценивает в 400 млн рублей, исходя из него сумму не уплаченных налогов – в 127 млн.

– Обвинение абсолютно незаконное, абсолютно беспредельное. Обвиняют в неуплате налогов, но почему-то вменяют статью 159 УК РФ (мошенничество), а не 199 (уклонение от уплаты налогов). Якобы было хищение земельного участка из государственной собственности. При этом земля как находилась в собственности города, так и остается там, переходит в собственность жильцов, которым построен жилой дом Sunrise City. Компания моего подзащитного была просто арендатором, - утверждает Борис Валеев. - Даже, если были нарушения, - это не статья 159. А для чего это делается? Что, они законов не знают?! Все прекрасно знают. Просто статья 199 в предпринимательской деятельности подразумевает, что после проведения обысков производится возврат имущества, информации, рабочей документации, дабы не парализовать деятельность фирмы. А в нашем случае категорически не возбуждают дело по экономической статье, а остаются на уголовной. Потому что она позволяет изъять все и держать у себя, - считает правозащитник. - За месяц три обыска: в юридическом, финансовом и коммерческом отделах. Изъяли все!

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

По словам адвоката, деятельность «Еврогрупп» уже четыре месяца парализована.

- И в отношении руководства администрации города было указание прокуратуры возбудить уголовное дело за воспрепятствование осуществлению предпринимательской деятельности, - сообщил Борис Валеев. - Это не голословные обвинения. У нас есть документы прокуратуры.

По словам Виктории Демидовой, второго московского адвоката Миронова, от имени челнинского бизнесмена написаны жалобы «на незаконные методы расследования и воздействия» Александру Бастрыкину, председателю Следственного комитета Российской Федерации, а также в администрацию президента РТ Рустама Минниханова.

- Очень важный момент, - вновь вступил в разговор Валеев, – не случайно, что суды всех инстанций признали обыски незаконными. В моей практике это второй или третий случай, когда суд признал обыск незаконным. А тут из пяти только два устояли. По юристу Халиуллину все обыски признаны незаконными. Судьи-то не ангажированы!

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

«МИРОНОВ МОЖЕТ УГРОЖАТЬ СВИДЕТЕЛЯМ, УНИЧТОЖИТЬ ДОКУМЕНТЫ, МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ КОТОРЫХ В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ НЕ УСТАНОВЛЕНО»

Заседание началось с опозданием в несколько часов. Следователь Тимур Курбанов попросил продлить содержание Алексея Миронова под домашним арестом еще на два месяца (всего до пяти) – до 22 июня.

– Трехмесячный срок содержания под домашним арестом Миронова заканчивается 22 апреля, однако закончить предварительное следствие в указанные сроки не представляется возможным, – пояснил Курбанов. – По уголовному делу в настоящее время назначена судебно-экономическая экспертиза. Кроме того, необходимо допросить ряд свидетелей. Основания, по которым Миронову избиралась данная мера пресечения и в дальнейшем продлевалась, не изменились, не отпали. Он обвиняется в совершении тяжкого преступления, и у следствия имеются основания полагать, что, оставаясь на свободе, он может угрожать свидетелям, уничтожить доказательства, некоторые документы, местонахождение которых в настоящий момент не установлено, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

Следователь попросил приобщить к материалам ряд документов, в том числе протоколы допроса дополнительные свидетелей. Московские адвокаты не возражали, но попросили ознакомиться с бумагами и сфотографировали их.

– Вам понятно ходатайство? Согласны, не согласны? – обратилась судья Ильзида Каримова к Миронову.

– Ну, наверное, согласен, – неуверенно ответил он сначала, решив, что суд спрашивает о приобщении документов к делу. Но, поняв, что речь о продлении меры, изменил свой ответ. – Конечно, не согласен. Я думал, что вы спрашиваете про материалы дела…

Адвокаты один за другим задавали вопросы следователю. Виктория Демидова указала на фактические ошибки в уголовном деле, например, в дате рождения Миронова.

– Вы вообще то лицо привлекаете? – иронизировала Демидова.

– Да. Это техническая ошибка, – сослался следователь.

Адвокат Борис Валеев обратил внимание, что следствие и ранее говорило о судебно-экономической экспертизе, но она так и не назначена. Кроме того, указал, что все постановление «посвящено Халиуллину», и ни слова нет про Миронова, разве что в самом конце в связи с неуплатой налогов.

– В постановлении Миронов везде фигурирует, – возразил прокурор. – Вот на первой странице, на второй шесть раз. Почему вы говорите, что только Халиуллин?

Оказалось, что адвокат сделал вывод и громкое заявление, исходя из совершенно другого постановления, не имеющего отношения к мере пресечения. 

Сторона защиты еще до заседания обращала внимание на меняющуюся сумму ущерба по налоговому преступлению. Речь о ней зашла и при судье. 

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

– В постановлении об избрании меры пресечения указано налоговое преступление, связанное с неуплатой 127 млн рублей. Вы основываетесь на этом. Вчера же ваши сотрудники представили справку о том, что Миронову могут быть предъявлены претензии на сумму значительно меньше – 87 млн рублей. Почему следствие вводит суд в заблуждение? – спросил Валеев, а также заявил, что основания для избрания меры пресечения изменились. – Первоначально было два эпизода – хищение участка и неуплата налогов. Обвинение было предъявлено только по одному. Фактически объем обвинения существенно снизился, основания отпали. Может быть, пора уже обойтись без меры пресечения?

Ситуацию по налогам прокомментировал и сам бизнесмен:

– В последний раз со 127 млн сумма упала до 1 млн. У них все время такие попытки: «Признай вину, вот мы тебе посчитали. Давай вместе посчитаем, примем решение, компромисс найдем». Все в этом роде с их стороны. Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину – то, чего нет. Хотя налоговыми органами подтверждается, что в моей компании на тот период, когда я был руководителем, все налоги уплачены на 100%. А с их стороны идет давление…

– Мы здесь не входим за рамки расследования уголовного дела, – заметили ему.

– Я не вхожу, я говорю об их постоянном давлении на меня…

Однако судья прервала Миронова, пообещав слово в прениях.

НО ЭТО ДАВЛЕНИЕ – ОНО ПОСТОЯННО, ЧТОБЫ МЫ ПРИЗНАЛИ ВИНУ, КОТОРОЙ НЕТ. ОГОВАРИВАЮТ МЕНЯ И МОИХ РОДСТВЕННИКОВ»

Прокурор предложил отложить рассмотрение на 72 часа, чтобы следствие донесло постановление о назначении экспертизы. Но судья Каримова возразила, что речь идет о продлении меры пресечения, а не назначении, поэтому такой вариант не предусмотрен.

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

Адвокат Виктория Демидова в прениях заявила, что следственные органы не представили достаточно данных о том, что Миронов может скрыться, оказывать давление на свидетелей.

– Это все голословные заявления с целью ввести суд в заблуждение и продлить этот домашний арест, – обратилась Демидова. – Я считаю, для объективного расследования этого дела Миронов должен находиться под альтернативной мерой пресечения – под подпиской о невыезде и являться на все следственные действия. Так и следствие будет работать, и Миронов сможет отстаивать право на защиту, нормально общаться с адвокатами, добывать новые доказательства. Сейчас все действия следственных органов направлены на то, чтобы оказать колоссальное давление на бизнес Миронова и на него самого.

Глава «Еврогрупп» повторил мысль о путанице в долгах по налогам и подтвердил слова адвоката о давлении:

– На меня, мою семью и сотрудников все время пытаются оказать давление разными способами. Меня уже привлекали свидетелем с октября месяца, и с этого момента они изъяли все в доме, в офисе, парализовали тем самым деятельность компании. Мы уже шесть месяцев не можем полноценно работать. Люди должны получать зарплату, развиваться, мы должны платить налоги. Мы никогда не останавливали платежи в бюджет и своим сотрудникам. Но это давление – оно постоянно, чтобы мы признали вину, которой нет. Вводят в заблуждение суд, оговаривают меня и моих родственников. За эти два месяца не было ни одного допроса, только беседы, чтобы я оплатил налоги. Пытаются надавить на мой бизнес!

«Все беседы сводятся к тому, чтобы я признал вину: «Давай посчитаем, компромисс найдем»»

Выслушав всех, судья удалилась в совещательную комнату. В итоге – решение не в пользу бизнесмена. Еще два месяца под домашним арестом.

Chelny-biz.ru