, 22 Ноября
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

05.07.2017, 14:40

«Я не увижу, когда этот проект будет воплощен… весь берег – это когда еще будет?! Лет 10 пройдет!» – переживал застройщик участка в прибрежной зоне Замелекесья, которого, проще говоря, крупно обломали на градсовете вечером накануне. Участок в 100 метрах от Мелекески планирует освоить Мунавир Гимазетдинов, глава ООО «УКС «Подряд». Строитель уже год бьется над тем, чтобы создать и согласовать стоящий проект и даже организовал конкурс по совету архитектора. Но не тут-то было. На заседании совета речь вдруг зашла о проекте на всю береговую зону, а не только на 3,1 га Гимазетдинова. Предпринимателю придется отложить планы по освоению участка еще как минимум на четыре месяца, так что этот строительный сезон он явно упустил. О том, что предложили создать вблизи реки архитекторы, чем не угодили и как очередной застройщик повторяет судьбу «Талана» – в материале Chelny-biz.ru.

«Я НЕ ПОНЯЛ, А ЭТО ЧТО ЗА СТОЯНКА НА УЛИЦЕ РАСКОЛЬНИКОВА? ПРЯМО НА ДОРОГЕ ЧТО ЛИ?»

«На разогреве» у градсовета, который собрался накануне вечером на очередное заседание, выступил архитектор Игорь Усманов. Он представил проект 25-этажной точечной башни в 35-м микрорайоне, с которой расправились довольно быстро. Ее завернули и отправили на доработку со словами «надо лучше подготовиться» из-за того, что застройщик урвал часть чужой земли под парковку.

Жилой дом из двух блоков запроектировали на пересечении улиц Раскольникова и Западной между базой ГК «Татсвет» и 17-этажным домом 35/07. Заказчик – ООО «Финансово-Строительная компания «Инсайт-Строй».

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

– Высотное здание станет вертикальным акцентом, улучшающим водный фасад города, – презентовал проект архитектор Игорь Усманов. – В оформлении фасада использованы современные отделочные материалы – керамогранит и стекло. Большая площадь витражного остекления позволяет активно использовать отражение неба.

Башни действительно впечатляющие. Общее количество квартир – 400, число парковочных мест с учетом подземной автостоянки, на которой расположились детские и спортивные площадки, – 401. Но не все они влезли в границы участка. 50 машин расположили на земле за пределами участка.

– Я не понял, а это что за стоянка на улице Раскольникова? – указал на слайд руководитель исполкома Ринат Абдуллин. – Прямо на дороге что ли? За границами участка? Вы как-то сузили. Раскольникова надо к нормальному состоянию привести.

Архитектор сослался на то, что на слайде получилась некорректная визуализация, однако отрицать, что выход за границы участка действительно был, никто не стал.

– Раз нет парковочных место, то… – многозначительно отметил начальник АТИ Айрат Насыбуллин и Абдуллин свернул обсуждение.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

«МУНАВИР ХАМАТОВИЧ, ЗАЧЕМ ВОЗНАГРАЖДАТЬ? А ВДРУГ НИКОМУ НЕ ПОНРАВИТСЯ, А?»

Градсовет продолжился позитивной, казалось поначалу, темой. Архитектор Ринат Сафиуллин и гендиректор УКС «Подряд» Мунавир Гимазетдинов вышли к трибуне, чтобы раздать дипломы победителям конкурса на разработку концепции застройки жилого квартала в Замелекесье. Речь идет об участке в 3,1 га на пересечении улиц Гостева и Аэродромной, принадлежащем «Подряду». Устроить конкурс Гимазетдинову подсказал главный архитектор Алмас Идрисов, организацию взял на себя Союз архитекторов города. Застройщик не противился и даже предусмотрел вознаграждение для победителей.

– Мунавир Хаматович, зачем вознаграждать? А вдруг никому не понравится, а? – улыбнулся руководитель исполкома Ринат Абдуллин, глядя на Гимазетдинова (и как в воду глядел, что ничего из этой затеи не выгорит). – Ну, хозяин – барин. Архитекторов, творческих людей, надо поддержать.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

Довольный, судя по всему, результатами, предприниматель поблагодарил участников конкурса, пожал руки. Первое место присудили проекту «Бриз» Марии Файзиевой, второе – проекту Ильдара Мирхазиянова «River City» (он на заседание не пришел), третье – Константину Максимову за проект «Конформация».

– Это хорошо, что проходит такой конкурс, что есть Мунавир Хаматович, который провел его. В городе не так много земельных участков, которые действительно надо через конкурс проводить, потом обсуждать. Замелекесье – знаковое место, – заметил Абдуллин. – Есть муниципальная земля, есть частная, в аренде. Сейчас идет благоустройство набережной Тукая. Наверное, надо будет сейчас и ту сторону застраивать, инвесторов находить.

Совет приготовился смотреть проекты. Первой свою работу показала победитель конкурса Мария Файзиева. Ее «Бриз» – комплекс из пяти высотных жилых домов разной этажности: один 25-этажный, два 18-этажных, 15 и 10-этажный дома. Из почти 3,1 га архитектор заняла застройкой порядка 1,1 га – 40% территории. Предполагаемая численность населения – 1435 жителей. Получилось 35 кв.м. на человека. Файзиева предусмотрела объекты социально-бытового обслуживания: детсад на 110 мест, семейный двухэтажный фитнес-центр, магазин с кафе на 70 мест. Вдоль Аэродромной разместила обвалованную двухуровневую стоянку на 390 мест и подземную стоянку под двором на 400 машин, плюс две гостевые. Итого 820 мест на 836 квартир.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

– Колористическое решение фасадов подобрано с учетом расположения жилого комплекса у воды. Создается эффект пробивающейся воды сквозь недра земли. Выбран вертикальный струнный образ, музыка воды проходит сквозь вертикали стен, – сыпала метафорами архитектор. – Движение воды отражено в образе: вода спускается и поднимается, и видны местами брызги на фасаде. Жилая застройка вливается как единый живой организм в берег реки и наоборот вырастает из пучин вод.

Другой участник конкурса Константин Максимов был менее красноречив. В его эскизном проекте «Конформация» за счет высоток минимизирована площадь застройки. Это две башни до 27 этажей и три высотных здания до 18 этажей. На внутренней территории сконцентрирована малоэтажная застройка от трех до семи этажей. Учитывая исноляцию, архитектор расположил все жилые здания под углом, что «рифмуется» с уже построенными далее по Гостева башнями.

– На этом участке, где должно быть много воздуха и света, хотелось строить как можно меньше стен. Именно поэтому было принято решение повернуть две башни на 45 градусов. И 18-этажные дома тоже повернуты под углом, чтобы пространство между ними как можно меньше напоминало бастион, которого сейчас, к сожалению, очень много строится, – отметил Максимов.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

Третий проект авторства Мирхазиянова так и не показали. Отметим, что в нем предусмотрено четыре здания (два 17-этажных, 25 и 14-этажные), на 974 квартиры, 798 парковочных мест. Численность населения – 1347 человек при обеспеченности 40 кв.м. на человека.

«МЕЛЕКЕСКУ ТАКИМИ КУСКАМИ НЕЛЬЗЯ ПРОЕКТИРОВАТЬ. НАДО ВСЕ ЗАМЕЛЕКЕСЬЕ РАССМАТРИВАТЬ ЕДИНЫМ ЦЕЛЫМ, ПОЛНОСТЬЮ ПРОЕКТ ПЛАНИРОВКИ РАЗРАБОТАТЬ»

– Мунавир Хаматович правильно делает. Отбить жилье, квадратные метры, – улыбнулся Ринат Абдуллин после презентаций, насыщенных высотками. – 50 тысяч под элитное жилье. Уже претензии какие-то есть – по 35 квадратных метров на человека. На 3,1 гектара. Примерно так же, как «Талан», там 3,2 гектара. Количество жилья здесь даже побольше. У них 45, у вас 50 тысяч, – размышлял Абдуллин, а потом прямо высказал свою мысль. – Я считаю, что Мелекеску такими кусками нельзя проектировать. Надо все Замелекесье рассматривать единым целым, полностью проект планировки разработать. Там дальше земля муниципальная, наша? – обратился руководитель исполкома с вопросом к Ленару Сальманову, директору службы градостроительного развития.

Дальше, по ту сторону улицы Гостева, ближе к Колокольному мосту земля действительно муниципальная, подтвердил Сальманов. Земельный участок с другой стороны дороги раньше находился в частных руках, он был в аренде, но через суд сегодня возвращается городу.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

– Проекты хорошие. Для точечной застройки, – уточнил руководитель исполкома. – Но чтобы масштабно посмотреть весь тот берег, надо, наверное, сделать единую работу. А Алмас Ахтямович?

Но слово тут взял Ильдус Камалов, которому тема застройки прибрежной зоны Мелекески очень близка и который пропустил предыдущие заседания совета. Он неоднократно презентовал свой проект: и на проектных семинарах, и на одном из заседаний градостроительного совета, была и публикация в Chelny-biz.ru. Он, прежде всего, поблагодарил организаторов конкурса, похвалил, что проектами занимались местные архитекторы, а не «чужие».

– Хотел похлопать. Я иногда тоже вас поддерживаю, – с улыбкой сказал он, глядя на Рината Абдуллина. – Молодец Мунавир Хаматович, организовал. Но это должен был организовывать главный архитектор и город в масштабе всего периметра. В свое время бездумно разрешили застраивать у самой воды. Это мешает формировать дальше набережную. Тут еще земля есть, но так локально, пятнами, решать фронтальную задачу по всему побережью нельзя, – поддержал Камалов.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

«У НАС ПРИНЦИП ТАКОЙ: МЕНЬШЕ ГОВОРИТЬ, БОЛЬШЕ ПОКАЗЫВАТЬ ЭСКИЗЫ»

Абдуллин передал слово Идрисову, который уже встал за трибуну:

– Алмас Ахтямович тоже подготовился.

– Нет-нет, – скромно ответил тот и развернул свою презентацию. – Некоторые рекомендации. У нас принцип такой: меньше говорить, больше показывать эскизы. То, что поработали, – это здорово. Мои небольшие скромные рекомендации связаны с пожеланием дальше продолжать работать этой группе, может быть, союз еще подключит людей.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

Все явно шло к тому, что застройщику еще не раз предстоит явиться на градостроительный совет. Главный архитектор продемонстрировал слайды, сделал очевидное замечание, что нельзя выходить за границы ГПЗУ, отметил, что дома в проектах архитекторов посажены машинально, «как будто с вертолета спустили». Показал разработанный еще два года назад генплан всей прибрежной зоны Мелекески и обратил внимание на четыре «активные точки» по улице Гостева, которая соединяет левый и правый берег. Как оказалось, на левом берегу (со стороны поселка ГЭС) на пересечении Гостева и улицы Набережная Тукая, участки предусмотрены под проекты компаний «Челны-хлеб» Рафаэля Юнусова и «Аква Регион» Евгения Вайнера (второй Orange fitness в Челнах). «Очень активные прекрасные объекты», как отметил Идрисов. И как раз напротив них на правом берегу – участок компании «Подряд» и еще один, пока пустой. Здесь по задумке архитектора должны появиться «ворота в Замелекесье», а остальные дома должны быть расположены ступенчато (он привел в пример SunriseCity) и не подходить близко к воде.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

– Прозрачность, цельное видение берега, набережная, учитывающая все любимые отметки нашего уважаемого Камалова… Если у «Подряда» желание, пусть еще продолжает платить, но я думаю, пора уже от души просто поработать еще, – подытожил Идрисов.

Абдуллин согласился, что надо поработать. У Мунавира Гимазетдинова появился повод для беспокойства.

– Я думаю, нам, исполнительному комитету, надо, раз земли наши, совместно с Мунавиром Хаматовичем сейчас объявить конкурс на проект планировки целиком Замелекесья, всей той стороны набережной. Мы определимся, какая это будет стоимость, объявим конкурс и надо будет уже заказывать проект. Надо грамотно расположить тот берег. Те работы они хорошие, но… Как вы считаете, Альберт Николаевич? – Абдуллин обратился за советом к Петрову, директору УКС «Камгэсэнергострой». – Я уж к вам как к самому опытному.

Петров внезапно похвалил первую работу и даже предложил за нее проголосовать.

– Дай бог нам претворить ее в жизнь. Я думаю, что этот микрорайончик город не испортит, а наоборот украсит, – отметил он.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

«БЕРЕГ ПУСТЫННЫЙ, БРОШЕННЫЙ. ТАМ БОЛОТО. ТАМ ЛЮДИ НАЧНУТ ЖИТЬ, ТАМ ВСЕ ОЖИВИТСЯ. А ВЕСЬ БЕРЕГ – ЭТО КОГДА ЕЩЕ БУДЕТ! ЛЕТ 10 ПРОЙДЕТ»

Однако Абдуллин продолжал гнуть свою линию.

– Мунавир Хаматович, вы не обижайтесь, – обратился он к застройщику. – Все ваши пожелания будут учтены. Архитекторы будут работать. Мы все равно будем заставлять, как и по «Талану», чтобы учитывалось мнение застройщика.

Напомним, что в ситуации с «Таланом» мнение застройщика не то чтобы сильно учли… Хотя все же проголосовали за новый проект развития 19 микрорайона (где взял участок ижевский застройщик), который предусматривает возведение здесь высоток.

– Я не увижу, когда этот проект будет воплощен, – встал с места Гимазетдинов. – Лучше поправки главного архитектора принять и пусть будет так. Берег пустынный, брошенный. Там болото. Там люди начнут жить, там все оживится. А весь берег – это когда еще будет! Лет 10 пройдет.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

– Я не согласен, – возразил Ринат Абдуллин. – Здесь надо полностью район запроектировать!

– Я уже год проектированием занимался! – с улыбкой на лице возмутился предприниматель. – Первый раз сделал, он (Идрисов – ред.) говорит, давай конкурс. А сейчас вы говорите, давайте берег…

– Комплексно надо застроить, – настаивал руководитель исполкома.

– Ринат Азгарович, может быть, действительно надо утвердить результаты конкурса, а дальше – продолжать проектировать, – предложил Петров.

– Он же тоже лукавит! Нарисовали по 35 квадратных метров, сбоку пририсовал какой-то детский садик на 100 мест, про школу никто не подумал, про магазины, социальные объекты никто не подумал. Напичкали, нашпиговали два архитектора (не в обиду будет сказано). Они задание получили, башни поставили, и дальше ничего нет. А как же район? Во что он превратится?! – выпалил внезапно Абдуллин.

– Ринат Азгарович, проект будет проходить экспертизу… – пытался реабилитировать его Гимазетдинов.

– Стоп-стоп-стоп! – отмахнулся чиновник. – Знаем мы эти экспертизы! Как заплатишь – так и нарисуют экспертизу. Мы уж одну тут изучали… Поэтому лучше подождем. Полгода ничего не решит. Сколько уйдет на проект времени? Ну, три–четыре месяца. Сейчас объявим конкурс, потом разработка, утверждение, будем принимать. Хотя бы все здесь сидящие видеть будем, что получится на том берегу. А так мы сейчас три гектара застроим, а остальные что? И будем подстраиваться под этот…частокол. Четыре месяца ничего не решит. 50 лет стоял этот берег.

«Я год проектировал! Первый раз сделал – говорят, давайте конкурс. А сейчас – давайте берег…»

– Вы верите в свои слова? – печально спросил Гимазетдинов, который, вероятно, рассчитывал совсем не на такой исход заседания совета.

– Верю. Будем заниматься! – заверил Абдуллин.

В подтверждение такого решительного настроя Алмас Идрисов обратился к Ринату Сафиуллину с просьбой мобилизовать всех архитекторов.

– Пора уже не просто красиво говорить, а брать в руки карандаш и рисовать. Надо мобилизовать всех. Три человека на весь город – это мало!

На том и порешили. Абдуллин поручил исполкому подготовить техзадание и прикинуть, сколько будет стоить работа, чтобы взять эту сумму за базу для проведения аукциона. Этот совет отодвинул еще как минимум на четыре месяца работу Гимазетдинова, который уже был на низком старте, пришел на заседание в приподнятом настроении, а покинул его с плохими новостями. Строительный сезон, судя по всему, прошел мимо.

Анна Перебаскина