, 8 Февраля
Новости
Подробно


«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

25.01.2023, 22:20

В Набережных Челнах начался суд над Александром Карпенко, главой скандально известной строительной компании «Химстрой». Ему вменяют семь эпизодов мошенничества. Следствие полагает, что Карпенко проводил двойные сделки с квартирами в доме 58/02. Пострадавшие бьются за свои квадратные метры почти два десятка лет. Некоторых уже нет в живых.

Как некогда крупнейшая строительная компания из Нижнекамска запутала покупателей своими «клонами», на какие обещания шли обманутые дольщики и чего ждут спустя долгие годы – в материале издания.

ЗА ЧТО СУДЯТ ЭКС-ГЛАВУ «ХИМСТРОЯ»

«МЫ ДЕЛО ИМЕЛИ ТОЛЬКО С КАРПЕНКО. НИКАКОГО МАТЮЩЕНКО МЫ НЕ ВИДЕЛИ. МЫ ЗНАЕМ ТОЛЬКО ОДНОГО КАРПЕНКО!»

Александру Карпенко вменяют семь эпизодов мошенничества (ч.3. ст. 159 УК РФ и ч. 4 ст. 159 УК). По версии следствия, глава «Химстроя» совершал двойные сделки с недвижимостью. То есть одну квартиру он мог продать дважды. События приходятся на 2006-2015 годы. В числе пострадавших рядовые дольщики и сотрудники фирмы-подрядчика, с которыми обещали рассчитаться жильем (контора, где трудились строители, вложилась в объект стройматериалами). В их квартирах давно живут другие люди.

История с дольщиками дома 58/02 давно известная. Ситуация с двойными продажами возникла в том числе из-за «колонов»: было два юрлица с одинаковым названием – ООО «Химстрой» и ОАО «Химстрой». Оба принадлежали строительному магнату из Нижнекамска Василию Матющенко, но в разные годы на разных позициях в этих юрлицах фигурировал Карпенко (то заместитель гендиректора, то гендиректор). В 2006 году начались продажи квартир в доме 58/02, договоры заключали на ОАО, хотя по документам хозяином земли было ООО. Далее в 2009 году компании заключили между собой договор долевого участия, где ООО – застройщик 58/02, а ОАО - дольщик. Акционерное общество получило право на все жилые и нежилые помещения в доме, но при этом часть из них уже была продана. Самое интересное, что объект начали строить без разрешительной документации.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

В этом же году ОАО вошло в процедуру банкротства, хотя должно было продолжить финансирование стройки. ООО «Химстрой» попробовало стребовать деньги и исполнение обязательств с дольщика, но получило отказ от конкурсного управляющего. Но, несмотря на это, квартиры, указанные в договоре с акционерным обществом, не были отчуждены в пользу ООО. Это, считает следствие, и использовал в своих интересах Карпенко. Он начал заключать договоры долевого участия от ООО, что и повлекло факты двойных сделок.

По версии следствия, Карпенко, занимая должность сначала замгендиректора, а потом и.о. гендиректора, «действовал умышленно и в корыстных целях, не намереваясь исполнять свои обещанные обязательства перед дольщиками».

В уголовном деле 23 тома. Обвиняемый находится под подпиской о невыезде. В горсуде прошло уже несколько заседаний по делу Карпенко. На одном из них побывал и Chelny-biz.ru. Представитель прокуратуры зачитывал выдержки из материалов дела. Но по большей части они касались тех потерпевших, которых в тот день не было на заседании. В суд исправно приходят четверо, они утверждают, что обманутых может быть больше, в том числе и в других городах Татарстана.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

Сам Александр Карпенко на суде немногословен и с трудом общается с судьей и даже с адвокатом. Мужчина постоянно переспрашивает, задает вопросы, списывая на проблемы со слухом. Судье приходилось терпеливо повторять, а иногда на помощь приходила адвокат – она либо дублировала обращение, либо отвечала сама.

- Мы дело имели только с Карпенко. Никакого Матющенко мы не видели. Мы знаем только одного Карпенко! – подтверждали на заседании обманутые дольщики. При этом сам Карпенко на суде отказался что-то комментировать изданию. Сослался на плохое самочувствие.

- Я сейчас не в состоянии что-то говорить. Давайте как-нибудь в другой раз. Я после тяжелой операции, - пояснил он.

- Могу только сказать, что он не виновен, – отметила адвокат.

О своей невиновности, по словам пострадавших, Карпенко заявлял и ранее. Он утверждал, что нецелевого расходования средств не допускалось - полученные от вкладчиков деньги полностью уходили на стройку, зарплату рабочим и прочие расходы.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

НА ЧТО КЛЕВАЛИ ПОСТРАДАВШИЕ

«МЫ ВИДЕЛИ, ЧТО ДОМ ВРОДЕ КАК ПОЛНОСТЬЮ ДОСТРОЕН, НО ПОКА НЕ ЗАСЕЛЕН. РЕШИЛИ, ЧТО ДОЛГОСТРОЕМ ОН ТОЧНО НЕ БУДЕТ»

Покупатели шли на выгодную рыночную стоимость квадрата. Всех их обрабатывал Карпенко, который с порога представлялся топ-менеджером фирмы. Всем рассказывал, что строительство идет по плану и сдать объект должны уже вот-вот. Подстегивал фактами, что на квартиры много желающих и цены вскоре подскочат.  Все пострадавшие сходятся  в том, что говорил он очень убедительно, подкрепляя слова различными документами. При этом отмечают, что бейджа у него не было, поэтому покупатели зачастую думали, что перед ними и есть владелец фирмы Василий Матющенко. Подписи, кстати, на договорах тоже стояли его.

Венера Губаева пришла в «Химстрой» в 2007 году, чтобы купить квартиру для родителей – ветеранов Великой Отечественной войны. Скинулись деньгами с братьями. Квартиры «Химстроя» привлекли более дешевым ценником. В доме 58/02 на тот момент было достроено пять этажей.

- Мы видели, что дом вроде как полностью достроен, но пока не заселен. Решили, что долгостроем он точно не будет. Сложились с братьями деньгами, продали однокомнатную квартиру в Челнах, вложили деньги родителей, которые копили их на черный день. В итоге получилось чуть больше 1,1 млн рублей. Тогда на эти деньги можно было купить двухкомнатную квартиру. С нами составили предварительный договор долевого участия, взяли деньги, тем самым нарушив соответствующий федеральный закон. Ведь в тот момент разрешения на строительство у них не было.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

Средства, по рассказам пострадавшей, забирали тоже по следующему сценарию – они лежали на счету Губаевой в республиканском банке, Карпенко предложил поехать за ними, выделил кассира и трех рабочих со стройки (для охраны!). Группа на служебной машине «Химстрой» отправилась в банк. Последний раз свои деньги женщина видела в отделении банка, когда кассир прятала их в свою сумку.

- В предварительном договоре было указано, что в течение года я должна заключить основной договор. Я неоднократно приходила в офис, но Карпенко уклонялся, сбегал, я его не заставала на месте. Избегал общения со мной. Прошел 2008-й год, и я поняла, что меня обманули. Была вынуждена подать иск, чтобы предварительный договор признали основным. Тогда судья мне предложила забрать заявление, уговаривала это сделать. Я соглашалась только взамен того, что он вернет деньги. Суд в итоге просто вынес решение, что я отозвала заявление. А денег я так и не увидела.

Вскоре выяснилось, что ее квартиру в 2012 году продали другим. Причем новые хозяева тоже подавали иски о регистрации договора долевого участия. Их удовлетворили.

- Когда я спросила у Карпенко, почему это произошло, он ответил, что продажи шли и с ООО «Химстрой», и с ОАО «Химстрой». Якобы произошла путаница, - рассказала женщина.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

Деньги Губаевой удалось вернуть спустя несколько лет. Но для этого пришлось пройти долгие судебные тяжбы и визиты в прокуратуру. Карпенко передал ей 1,3 млн в кабинете следователя. Но челнинка считает, что фактический ущерб должен быть выше – с учетом инфляции около 1,6 млн рублей.

- Я пожаловалась на приеме у Ерпелева: сказала, что это деньги моих родителей, ветеранов ВОВ. До сих пор ни квартиры, не денег. А сделку мы оформляли, когда еще мои родители были живы. Он дал поручение отработать вопрос. Карпенко принес деньги пачками, и в кабинете следователя мне передали 1,3 млн. А что это за деньги на сегодня? Даже каморку не купить. Более того, они еще и уменьшить эту сумму хотели!

Другой пострадавший планировал приобрести в строящемся доме сразу 13 квартир. Мужчина пришел оформляться в 2006 году, где заключил больше десятка предварительных договоров. Фирме он доверял – был наслышан про застройщика, говорили, что он строит давно и качественно, а основного собственника, Василия Матющенко, знали как «очень авторитетного и влиятельного человека в сфере строительства». Челнинец успел внести деньги только за одну квартиру и стал ждать сдачу дома. Проблемы начались в 2007 году, когда вскрылось, что нет разрешения на строительство. Мужчина вскоре тоже оказался в числе тех, кто подал иск в суд на регистрацию договоров дольщиков. Получил удовлетворительный итог и зарегистрировал документы на все квартиры в Росреестре. Но дом так и не начал строиться. Потом в дело в 2013 вмешался исполком Челнов. На одном из визитов в мэрию челнинец и увидел, что одна из его квартир ушла другим собственникам и те также зарегистрировали ее через суд.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

ЧТО ОБЕЩАЛ ПОСТРАДАВШИМ КАРПЕНКО

«ВСЕГДА ГОВОРИЛ: «НЕ ПЕРЕЖИВАЙ, КВАРТИРА ТВОЯ БУДЕТ». ТОГДА Я В НЕМ НЕ СОМНЕВАЛСЯ – НОРМАЛЬНЫМ, АДЕКВАТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ КАЗАЛСЯ»

Рифкат Ибрагимов был сотрудником одного из подрядчиков ОАО «Химстрой». В 2007 году стороны заключили предварительное соглашение, что ОАО «Химстрой» выделит в пользу «Камгэсавто» трехкомнатную квартиру в строящемся доме 58/02, оценивалась она почти в 2 млн рублей. Затем компания переуступила ее своему поставщику топлива – ООО «Сварка Комплектующие-Промсервис». После квартиру решила приобрести семья сотрудника компании Рифката Ибрагимова, мужчина вложил свои личные средства. При этом на всех этапах уведомления уходили в «Химстрой», но квартира так и не была оформлена должным образом. Ибрагимов прождал некоторое время, а потом подал в суд. Там-то и выяснилось, что у квартиры теперь новые хозяева.

- Карпенко меня всегда держал у себя. Всегда говорил: «Не переживай, квартира твоя будет». Когда я указывал на то, что жилье оформлено на другого человека, он все равно продолжал это говорить. Тогда я в нем не сомневался – нормальным, адекватным человеком казался. Говорил: «Не переживай, пойдет мой юрист, оформит все сам, проблем нет, зачем будешь тратить деньги». При этом при выписке из Регпалаты было видно, что там другие собственники, но в «Химстрой» показывали пустые «шахматки». Я потерял к ним доверие. В 2016 году Карпенко сказал, что квартиры якобы продал сотрудник мэрии Нурмухаметов (Нияз Нурмухаметов – бывший начальник отдела долевого строительства, - ред.), и его уже судили. Мол, скоро вся недвижимость вернется, и я получу жилье. Он же себя в грудь бил, говорил, что если бы я не достроил дома, то все бы без квартир остались.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

Галимзян Кузяхметов в 2013 году купил квартиру в «Химстрое», когда Карпенко уже официально вступил вдолжность гендиректора. Вложил почти 2 млн рублей. Права собственности ему тоже пришлось устанавливать через суд.

- Из Регпалаты тогда пришли документы, в которых черным по белому написано – «квартира продана». Но другим собственникам. Три года он тянул меня за нос и дал в итоге квартиру меньше на 14 кв.м. Я ее в итоге продал. Но Карпенко мне остался должен за эту разницу еще 402 тысячи рублей. Было соглашение, что он эти деньги вернет. И на этом история закончилась. И деньги не вернул, кормил завтраками: «Через неделю, через месяц приходи». Я как на работу к ним в офис ходил! Карпенко – пустослов и плут, на нем печать ставить негде! – возмущается пострадавший.

Кроме этого, в числе пострадавших были люди, которых уже нет в живых. За них судебные тяжбы продолжают дети, супруги и родственники. Среди них, например, Фарида Шайдуллина, которая живет в поселке с пятью детьми – договор с «Химстроем» оформлял ее супруг, он же вложил деньги, но некоторое время назад скончался.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

Сейчас люди ждут решения суда. Если экс-гендиректор признает вину, у них появятся законные основания выбить свои деньги или квартиры. В том числе через Фонд обманутых дольщиков. Пострадавшие также хотят добиться ареста имущества – в том числе офис по адресу 39/10, который обманутые дольщики называют «местом преступления», потому что именно там якобы обманывали клиентов и собирали деньги.

- Если преступление докажут, то мы получим деньги, а если скажут что нет – мы ни копейки не получим, даже из Фонда обманутых дольщиков, - отмечают пострадавшие.

Впервые уголовное дело по «Химстрою» было возбуждено в 2016 году. Тогда его завели на неустановленных лиц из числа руководства ООО «Химстрой» и ОАО «Химстрой». Следствие считало, что в период с 2005 года до марта 2016 года кто-то из топ-менеджеров серьезно «надул» покупателей. Ущерб обозначали как «особо крупный». Но спустя время расследование прекратили с формулировкой «за отсутствием состава преступления», а реализация квартир, мол, произошла ошибочно. На тот момент сам владелец компаний Василий Матющенко был уже мертв. Вопросы к Александру Карпенко возникли после того, как несколько человек пожаловалась заместителю генпрокурора России Николаю Шишкину. В марте 2021 года он провел прием в Набережных Челнах. Следствие после визита возобновили.

«Мы что должны делать? Богу молиться? Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком!»

- Вор должен сидеть, если он воровал. Для этого суд и идет. Закон для всех один, - подвел итог один из пострадавших Рифкат Ибрагимов. - Не могут у нас разобраться – виновен, не виновен. Один живет, второй отдал деньги в строительство, но остался ни с чем. Получается, что я обманул свою семью, детей и внуков, обещая им жилье. Сейчас я пришел к такому мнению: будут или не будут его сажать, нам от этого ни жарко, ни холодно. Нам важно, чтобы вернули квартиры или адекватную компенсацию. Такие квартиры сейчас стоят 6-7 млн. А мы что должны делать? Богу молиться? Квартиры все равно с неба не падают… Мы уже 16 лет ходим в эти суды, бодаемся с этим человеком. Если он не виноват, то пусть напишет заявление в правоохранительные органы и расскажет, кто виноват, кто его подставил.

Юлия Шестакова

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости