, 7 Июля
Новости
Подробно


«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

01.06.2022, 19:23

В ближайшее время территорию легендарного челнинского Завода ячеистых бетонов начнут ровнять с землей. До конца года планируют завершить демонтаж на участке, который будут застраивать уже в 2023-м. Металл и строительные отходы пойдут на переработку, а потом на стройку самого ЖК. Chelny-biz.ru посетил территорию заброшенного предприятия и оценил масштабы сноса. Что сохранят, как территорию будут наполнять креативом, что молодежь видит в кирпичной трубе центральной котельной, и какова судьба «прописанных» на заводе лося и памятника Ленину.

КАК ВЫГЛЯДИТ ЗЯБ СЕЙЧАС И ЧТО ЕГО ЖДЕТ

«НА ТЕРРИТОРИИ ЗАВОДА СТАНЕТСЯ ТОЛЬКО ОДИН ОБЪЕКТ. ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ БУДЕМ СНОСИТЬ»

Накануне Завод ячеистых бетонов посетила креативная молодежь, которая пытается внести в проект застройщика свою лепту. Экскурсию по месту, где когда-то бурлила жизнь, проводил Ильдар Ахметгареев, исполнительный директор компании «Каен». Он сразу предупредил: дальше дозволенного не заходить, объект местами очень ветхий.

Тишину неработающего завода нарушает пение птиц. Местность утопает в зелени, цветут яблони, сирень и черемуха. От былой активности остались обшарпанные скамейки, клумбы, заросшие сорняком.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

– Пока тут все так, как было. Буквально через месяц здесь начнутся демонтажные работы по определенной схеме, – сообщил Ильдар Ахметгареев у входа на территорию завода.

В первую очередь демонтаж коснется участка от железной дороги. Здесь появятся часть жилого квартала, садик и кусок парка. К застройке планируют приступить уже в следующем году.

– На территории завода станется только один объект. Все остальное будем сносить. Все есть. Финплан есть, согласование есть, – пояснил Chelny-biz.ru Ахметгареев, не называя, правда, суммы, заложенные на столь трудоемкий процесс.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

Здесь же у входа стоит трехэтажная постройка – то самое единственное здание, которое уцелеет. Когда-то сюда должны были переехать дирекция и заводская столовая. Но этого так и не случилось. Здание станет частью будущего общественного пространств. Застройщик готов оставить его для креативного наполнения.

– У нас, конечно, была мысль взорвать вот эту трубу. Чисто в рекламных целях. Но это дорого стоит, – указал Ахметгареев на кирпичную башню бывшей центральной котельной. В свое время она снабжала теплом сам завод и близлежащие объекты: спортшколу «Витязь» и жилые дома.

– Вы ее оставлять не планируете? – удивились гости, которым приглянулся объект.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

– Нет, потому что рядом с детским садом такие сооружение нельзя ставить. Это все демонтируется, – ответил экскурсовод.

Все деревья на территории завода будут вырубать. Единственной зеленой зоной останется яблоневый сад, который изрядно запущен. Его предстоит подлечить, обновить. Садом планируют заняться отдельно.

На территории будущего ЖК оставят и гигантского лося. «Не зря же выкупали!» - объясняют хозяева. Как скульптура оказалась на территории завода, пока не ясно. Ильдар Ахметгареев рассказал одну из легенд появления животного. Считается, что заказчику не понравилось, как выполнена скульптура: несоразмерно большая по сравнению с туловищем голова, выпяченные вперед передние ноги. Возможно, что так он и прописался на заводе. Застройщик отметил, что еще проведет отдельное «расследование» и выяснит истинную лосиную историю. Оставят на прежнем месте и памятник Ленину.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

Вместе с Ахметгареевым молодежь заглянула в цех по производству пустотных плит. Все оборудование отсюда уже вывезли. Прошлись мимо арматурного цеха, цеха по производству ячеистого бетона, котельной. Все это сравняют с землей, а оставшееся после сноса пройдет процедуру рециклинга.

– Металл уйдет в металлолом, железобетон будет дробиться и превращаться в щебень и потом повторно использоваться. Раньше была проблема, куда его девать. Сейчас на него спрос хороший. Поэтому у нас нет вопросов, куда его девать, – рассказал Ильдар Ахметгареев. – Материал будет использоваться при застройке участка, но не в полном объеме, конечно. Некоторые детали будут просто демонтированы на реализацию. Все остальное просто прогонится через специальное устройство, которое все это дробит, превращает в щебень, пыль, песок, а потом это отдельно уже реализуется.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

ЧТО ПРЕДЛАГАЕТ КРЕАТИВНАЯ МОЛОДЕЖЬ

«ПОЧЕМУ ЛЮДИ НЕ ХОТЯТ ОСТАВАТЬСЯ ЖИТЬ? ПОТОМУ ЧТО ТУТ НЕТ КУЛЬТУРНОЙ, ИНТЕРЕСНОЙ ЖИЗНИ»

– Нельзя ли оставить какое-нибудь здание? – поинтересовался Эмиль Алеев, совладелец бара Hakuna Matata, когда экскурсионная группа остановилась у одного из колоритных зданий из кирпича. - В больших городах есть такая практика. Например, в Москве здание завода «Красный октябрь», который оставили под творческий кластер.

– Допустим есть здание, что с ним делать дальше?! – будто ожидая такой вопрос, отреагировал Ахметгареев. – Оттого, что ты оставил такое здание, оно само по себе жить не будет. «Красный октябрь» работает, когда есть бизнес, есть деньги либо меценаты, которые финансируют просто от души.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

– Этот цех визуально круче, чем то здание, которое вы готовитесь оставить под креативный кластер у входа, – поддержала активиста Дарья Янукович.

– Если взять арт-кластер «Красный октябрь» и перенести его в новое здание, будет уже не то, – продолжил идею Алеев.

– Оно не будет играть, оно не будет притягивать новых людей. Если мы построим прямоугольную коробку и скажем: «Давайте, креативные ребята, заезжайте к нам!» - им не будут интересно заселять это пространство, – настаивала Янукович.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

Тему продолжили уже в историческом месте – в кабинете первого директора завода. К этому времени из Казани приехал Ильдар Шагитов, директор компании «Каен».

Здесь за овальным столом со схемой города обсудили застройку территории и то, как креативная молодежь могла бы себя здесь реализовать. Гости предложили оставить некими «маяками» здание центральной котельной из красного кирпича, водонапорную башню, металлические кран-балки. Все это смотрелось бы среди жилого массива «необычно и креативно», считают активисты. Ильдар Ахметгареев заявил, что микрорайон будет застраиваться жильем разной этажности, поэтому такие арт-объекты просто затеряются.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

– Есть пример в Москве, где в жилом районе оставили водонапорную башню. Ничего хорошего не получилось. Да, с точки зрения рекламы, идея вообще супер. Но ведь мы не для рекламы делаем. Вопрос не в том, что мы ее оставим, вопрос в том, что нам с ней делать дальше? – вновь акцентировал Ахметгареев. – Кирпичную трубу котельной тоже думали сохранить. Но, во-первых, у нее состояние не очень. Нужно вкладываться. Ее раньше не сносили, просто потому что затраты большие. Ее разобрать не так просто. Но оставлять ее под жилым домом и детским садом – тоже не вариант.

– Есть люди, у которых дети выросли, и они не собираются оставаться в Набережных Челнах. А это как раз-таки потенциальные покупатели жилья в данном районе. Почему они не хотят оставаться жить? Потому что тут нет культурной, интересной жизни, –взяла слово дизайнер Любовь Егорычева. –Хочется сделать что-то такое, что создавало бы притяжение. Все о нем говорят, но никто его не чувствует. Здесь речь не только о вашей территории. Она вскрывает другие боли, которые еще не решены в городе.

Тут застройщики уже в лоб спросили у присутствующих: что они хотят здесь сделать?

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

– Сохранить историю места как точку притяжения. Что-то, что может напоминать о заводе, – послышалось в ответ.

– Мы говорим, что подумаем. Возможно, что-то сохраним, может, что-то добавим, может что-то убавим, – ответил Ильдар Шагитов. – Я понимаю, что история водонапорной башни очень интересная. У меня вообще со студенческих лет была идея сделать что-то типа жилья в водонапорной башне. Но с каждым годом жизни я понимаю, что это была бы идея фикс. Может быть, котельная… Не знаю. Надо смотреть по ее состоянию. Надо понимать, что это большие котлы. Как их вынимать? Если мы их будем вынимать в том виде, в котором видим, я так понимаю, мы половину этой котельной разрушим. Целесообразно ли сохранять вторую половину?! Снаружи, да, здание выглядит большим, но внутри четыре небольших кабинета. Сохранять объект ради четырех таких кабинетов? Что креативного мы туда разместим?! Может быть, есть смысл сохранить. Будем смотреть. Я понимаю, что сегодня вы не дадите предложений. Мы поэтому вас и пригласили, чтобы понять, оценить. Предмет на подумать, конечно, хороший. Давайте думать, давайте сохранять. Лося мы точно оставим. Это даже не обсуждается. И Ленина тоже.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

Застройщики подчеркнули, что еще есть возможность для творчества, но наполнение необходимо продумать уже сейчас, на старте проектирования первой очереди. Молодежь предложила использовать элементы завода как артефакты, возможно, даже организовать местный музей.

– Я понимаю, что сейчас бесполезно что-то обсуждать. Нужно переварить, сформулировать предложения. У нас-то времени мало, на самом деле. Мы начинаем проектирование первой очереди. Внутрь мы сегодня не заходили, но можем поискать уникальные вещи, о которых вы говорили, внутри. Они есть, я вас уверяю, и это не только таблички, – подхватил идею Ахметгареев. – Есть шикарная библиотека с архивами чертежей. В одном из цехов я нашел поздравление коллектива завода с юбилеем. Подписал его Бибишев, а дальше - все остальные. Основной вопрос, который сегодня стоит – нейминг, лицо и философия.

Ильдар Ахметгареев предложил «переварить» увиденное и через неделю встретиться вновь, возможно, уже с конкретными предложениями.

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

«У нас была мысль взорвать трубу. Но это дорого стоит»

Лилия Хамитова