, 3 Июля
Новости
Подробно


«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

23.05.2022, 15:40

Современная стоматология – совсем не та, что раньше, которая вызывала учащенное сердцебиение и дрожь в коленках. Виртуальная примерка зубов, челюстные 3D-модели, лечение под наркозом и усыпление газом – не ровня примитивным бормашинам. Но такой рывок вперед спровоцировал и проблему демпинга за счет ухудшения качества. В стоматологии крутятся большие деньги, поэтому многие рвутся в эту сферу ради легкой наживы. Конкуренция достигла таких высот, что клиники готовы на обман и использование дешевых китайских материалов, лишь бы урвать себе клиента. Чем это чревато для пациентов и как с этим бороться, с Сhelny-biz.ru поделился один из основателей клиники «Гуд Дентал», главный врач, хирург-ортопед Станислав Ильин. Также он рассказал об особенностях лечения детей под наркозом, современных цифровых технологиях в стоматологии и минусах медицинского сетевого бизнеса.

«МОЖЕТ ПОКАЗАТЬСЯ, ЧТО КЛИНИКИ ХОТЯТ СДЕЛАТЬ СТОМАТОЛОГИЮ ДОСТУПНОЙ, ПО ФАКТУ ЭТО ДЕМПИНГОВАЯ ВОЙНА»

– Станислав Владимирович, чем вызвана проблема демпинга в современной стоматологии?

– На рынке сейчас очень большая конкуренция. В Татарстане из университетов в год выпускается 150 специалистов. И может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию более доступной, по факту же это демпинговая война между клиниками. В Казани, к примеру, можно найти установку имплантата под ключ за 25 тыс. рублей. Как можно сделать такую цену? Купить дешевые китайские компоненты, нанять техника без каких-либо навыков... В итоге у пациентов сквозь керамику на зубах металл просвечивает, а железный мост можно легко согнуть рукой. Вот такое качество за копейки продают многие клиники.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

Есть и такие: сначала говорят, что установка имплантата 15 тыс., потом выставляют чек на 30 тыс., а человек уже никуда деться не может. Такое часто бывает в сетевых клиниках: они стараются урвать эти свои 30 тыс., и им не важно, что клиент больше к ним не придет. Я всегда пациента предупреждаю, что цена, возможно, выйдет выше. И он уже решает, соглашаться или нет. А если мы это не обсудили, то я, как правило, беру потом только за материалы. Такая лояльность очень важна, человек понимает, что здесь хотят не денег с него содрать, а вылечить.

– Как Вы видите решение этих проблем?

– Я за командную работу между специалистами. Часто ведь у одной клиники нет ресурсов для лечения сложных случаев, но там могут выполнить что-то другое. Мы же все друг друга знаем. К нам, например, половину наших пациентов направляют другие стоматологи. Остальная половина приходит по сарафанному радио. Мы лечим сложные случаи: переделки других врачей, костные пластики. Приезжают со всего Татарстана. Недавно я съездил на обучение в столицу, и теперь мы можем проводить особо трудные операции, которые до этого делали только в Москве и Санкт-Петербурге. Также у нас практикуется лечение под наркозом и седацией. Такую услугу в городе на сегодняшний день могут предложить всего пара клиник. И вот такая совместная работа стоматологов принесла бы больший результат, чем когда каждый себе в карман деньги быстро заработал и забыл про пациента.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

«ГАЗ ИДЕАЛЬНО ПОДХОДИТ ДЛЯ СТОМАТОФОБОВ И НЕКОНТАКТНЫХ ДЕТЕЙ»

– Лечение под наркозом в стоматологии для многих еще в новинку. Насколько данная услуга востребована в Челнах?

– Очень востребована. В первую очередь, она нужна при сложных случаях, когда операцию делаешь три-четыре часа. Мы же именно поэтому и создали с Павлом Валерьевичем Никитиным, руководителем «Гуд Дентал», нашу клинику. До совместного проекта у каждого была своя небольшая клиника, но для решения сложных стоматологических случаев и задач пришлось объединить наши усилия. С этого все и пошло. Совместно открыли клинику, потом под наркозом стали лечить и детей. Взяли опытных в этом деле специалистов, других отправили на обучение. Затем в качестве альтернативы стали использовать закись азота. Пациент не спит, как бывает под наркозом, но при этом находится в спокойном расслабленном состоянии, что позволяет врачу без труда провести лечение. Газ идеально подходит для стоматофобов и неконтактных детей. 

– Для детей газ безопасен?

– Мы используем ненаркотический газ севоран. Севоран – это золотой стандарт анестезиологии. Помню, ребенку трех-четырех лет пришлось за раз лечить 18 из 20 зубов! Там он рот вообще не открывал. Вот как раз для таких детей и создан газ. Но если с ребенком поговорить заранее, то можно решить вопрос и без наркоза. Наши детские врачи настолько входят в образ, что дети в восторге: в кабинетах у нас игрушки, картинки, один врач в костюме мыши лечит, другая с крыльями, как фея. Много к нам детей-инвалидов приводят. Некоторых мы лечим лишь за часть стоимости, т.к. понимаем, что ребенку надо, но финансово семья не потянет.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

– Насколько вообще развита детская стоматология в Набережных Челнах?

– Не очень, я скажу. Наверное, даже нет таких клиник, которые были бы полностью заточены под детей. Есть те, кто себя так позиционирует, но там ограниченный спектр услуг. Например, в Москве детям уже давно коронки ставят. В нашей клинике тоже есть такая услуга, в Челнах подобного больше нет. Предназначены они для сильно разрушенных молочных зубов. Если большие кариозные полости просто заляпать пломбами, детские зубки могут не выдержать. Пломба через полгода выпадает, и зуб дальше разрушается. В таких случаях мы ставим коронку – это, по сути, колпак, который позволяет сохранить зуб и его корни дольше.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

«МОЖНО ОТСКАНИРОВАТЬ УЛЫБКУ И СДЕЛАТЬ ВИРТУАЛЬНУЮ ПОСТАНОВКУ БУДУЩИХ ЗУБОВ»

– Кстати, по поводу оборудования и материалов. Санкции каким-то образом вас коснулись?

– Мы используем разные материалы: корейские, швейцарские, американские, потому что для каждого лечения подходят свои имплантаты. По оборудованию так же. Много корейского – это оптимальный вариант в соотношении цена-качество. Что касается санкций, мы уже несколько кризисов пережили, поэтому сразу стали закупать все, что можем. Вначале чувствовался дефицит материалов, но сейчас все поступает, только дороже в два раза, и все очень быстро раскупают. На материалы цены подскочили на 20-30%, а на анестезию – раза в четыре. Мы впрок запасли материалов, поэтому весь март работали без повышения цен. Потом уже тоже были вынуждены поднять стоимость, но только на ту величину, о которой заявил нам поставщик, а не в два раза. Возможно, скоро и вовсе будем использовать в лечении российские имплантаты. В России работают три таких завода.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

– Говоря о современных подходах в стоматологии, какой тренд на сегодня наиболее значимый?

– Стоматология все больше уходит в цифру. Можно заранее отсканировать улыбку и сделать виртуальную постановку будущих зубов. Можно делать хирургические шаблоны, более точно исследовать суставы, оперативно заказывать коронки: кнопку нажал – и техник на другом краю страны уже делает. А раньше приходилось ждать несколько дней, пока модель зуба отольют. Тот же спиральный томограф давал большую погрешность, очень тяжело было ставить имплантаты, чтобы не повредить нерв. Сейчас же при использовании цифровых томографов с этим стало все гораздо проще.

– Использование цифровых технологий наверняка требует определенного уровня квалификации сотрудников?

– Наши специалисты регулярно ездят на обучение и повышают квалификацию. Во-первых, по закону через каждые пять лет надо подтверждать свой диплом. Во-вторых, если ты хочешь расти, ты должен учиться. Иногда мы сами приглашаем специалистов. У нас в клинике даже ассистенты постоянно обучаются, чтобы максимально эффективно использовать время в процессе лечения. И если человек не хочет учиться, смысла нам работать с ним нет.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

«СЛОЖНО НАЙТИ СПЕЦИАЛИСТОВ, КОТОРЫЕ ГОТОВЫ ВМЕСТЕ С ТОБОЙ РАСТИ»

– Получается, в вашу команду нелегко попасть?

– Да, берем не всех, в этом плане я человек жесткий. Всегда есть проблема в квалифицированных кадрах. Смотришь на человека – ну, не дано ему, базовые задачи может закрывать, а сложные нет. Много тех, кого силой заставили пойти учиться на стоматолога. А еще выпускники сразу ждут много денег, хотя сами еще никто. Вообще сложно найти специалистов, которые готовы вместе с тобой расти. При создании клиники мы выбирали лучших, так что коллектив у нас опытный. Я сам лично обучаю наших врачей, т.к. знаю, что потом с жалобами ко мне ведь придут. Сейчас у нас большая дружная команда, и для каждого стоматология – это и работа, и хобби, и даже жизнь.

– За свои полтора года существования «Гуд Дентал» совершила большой рывок вперед: поток клиентов растет, вас рекомендуют по всей республике. В чем секрет?

– Для нас очень важно качество во всем: в кадрах, оборудовании, обучении, подходе к клиенту. Нашим пациентам должно быть комфортно, поэтому мы создавали центр, где клиент сможет получить весь комплекс услуг: ему не нужно идти в другую клинику, чтобы сделать снимок или поставить брекеты. К тому же мы беремся за самые сложные операции, которые не делают ни в городе, ни в республике. Второй секрет – нужно любить свою работу и клиента. Думать о нем не только в процессе лечения, но и через год, и два. Мы контролируем своих пациентов на протяжении нескольких лет. И еще один секрет, вернее, даже совет новичкам: ваша задача – нежно и аккуратно удалить зуб, тогда пациент вас полюбит и придет к вам снова.

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

– Станислав Владимирович, а для Вас лично что значит стоматология?

– Я, возможно, не очень хороший управленец, но мне нравится моя работа. В будущем я хочу заниматься исключительно сложными случаями и просто получать удовольствие от проделанного, знать, что я смог помочь человеку, и что больше никто так в городе не делает. Поэтому мои планы – расти дальше как профессионалу. Правда дальше мне только за границу ехать к мировым светилам – в России всех докторов я уже объездил. На учебу было потрачено столько времени и средств, что можно небольшую стену запечатать сертификатами. У меня не было богатых родителей, которые бы дали мне денег на клинику. Все что сейчас есть – это кредиты и каждодневная упорная работа.

– Как в эту сферу медицины вообще попали?

– Случайно. Жил в Альметьевске, там все поступали в нефтяной, а я ненавидел математику, зато понимал биологию и химию. Отец друга работал стоматологом, и я подумал: а почему бы не попробовать? Отучился, в 2007 году приехал в Челны и какое-то время работал на пяти работах и только два раза в месяц ночевал дома. В первую смену - в поликлинике на удалении зубов, после обеда ехал в частную клинику, вечером – в поликлинику в неотложку и еще по субботам выходил в челюстно-лицевое отделение. Когда пару раз приехал на удаление не в ту клинику, убавил количество работ до трех, потом появились мысли о своей клинике. Я хотел двигаться дальше, открыл свой кабинет и совмещал две работы. Потом уже полноценно занялся своим делом, и хоть количество работ свелось к одной, трудиться меньше я не стал, такой наплыв пациентов. С Павлом Никитиным давно были знакомы, и как-то наши мысли по поводу создания клиники с наркозом совпали. Три месяца муссировали эту тему, потом целый год делали ремонт, и вот осенью 2020 года открылась клиника «Гуд Дентал».

«Может показаться, что клиники хотят сделать стоматологию доступной, по факту же это демпинговая война»

– Какие планы на будущее?

– Многие советуют открыть сеть клиник. Но, как сказал один мой знакомый, владелец АЗС: «Когда у меня одна заправка, у меня стопроцентный 95-й бензин, когда у меня их будет десять, я уже тебе такого сказать не смогу». А нам же очень важно качество, мы стремимся к идеалу, а когда мы уйдем в сеть, за этим будет сложно следить. Поэтому мы развиваемся и работаем над дальнейшим улучшением наших услуг, чтобы без труда могли решить любые, даже самые сложные задачи пациентов.

Екатерина Смолякова

Партнерский материал