, 2 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«Тагирьянов заявлял, что никогда не руководил никакой бандой и даже физически не мог этого делать»

17.11.2015, 17:09

Chelny-biz.ru завершает публикацию главы из книги «Бандитский Татарстан» об одной из самых кровожадных группировок Челнов – «тагирьяновские». Редакция благодарит за сотрудничество старшего помощника руководителя следственного комитета РТ Андрея Шептицкого (автора главы), а также заместителя председателя Верховного суда РТ Максима Беляева.

….После задержания «тагирьяновских» на протяжении более двух месяцев они отказывались сотрудничать со следствием – так велико было влияние их лидера, сидевшего в соседней камере изолятора временного содержания УВД Набережных Челнов. Никто не хотел начать давать показания, чтобы его не сочли предателем. Однако когда в начале сентября было принято решение о переводе Тагирьянова в следственный изолятор Казани, многие участники банды стали изливать душу. В итоге на камских островах и в Подмосковье удалось откопать десятки трупов людей, долгие годы считавшихся пропавшими без вести. Впрочем, сам Тагирьянов и часть его приближенных упорно отказывались сотрудничать с правоохранительными органами.

В ходе следствия были и провокации – к примеру, в одной из местных газет появилась фотография прокурора Набережных Челнов, якобы отдыхавшего в бане с Тагирьяновым. Позже пошли сообщения о том, что в следственном изоляторе на главаря банды было организовано покушение. Однако выяснилось, что эротоман пытался изнасиловать сокамерника, за что и получил по заслугам.

А руководство «Содбизнесбанка», через который обналичивались деньги, выплаченные ОАО «КАМАЗ» в качестве выкупа за Фабера, наотрез отказалось сотрудничать с правоохранительными органами и обещало устроить новые выборы в Татарстане. Как оказалось, банкирам было чего бояться. В ходе предварительного следствия появились доказательства того, что ООО КБ «Содбизнесбанк» является «обнальным». В результате в 2005 году, впервые в истории России, на основании представления следователя прокуратуры Татарстана Центральный Банк РФ отозвал лицензию на ведение банковской деятельности у «Содбизнесбанка». А в 2007 году в Подмосковье неизвестные расстреляли в автомобиле фактического владельца банка Александра Слесарева со всей семьей, который, вероятно, так и не смог расплатиться с многочисленными клиентами.

В ходе расследования дела «тагирьяновские» смогли загубить еще одну жизнь. 10 октября 2003 года при попытке подъема автомобиля Фабера со дна Камы (который, как и в случае с Корневым, бандиты затопили в районе фарватера) погиб 21-летний водолаз челнинского поисково-спасательного отряда МЧС.

Скандалы не помешали довести дело до суда. И если само расследование заняло чуть больше года, то с материалами дела 16 «тагирьяновских» знакомились более полутора лет, за которые было зафиксировано несколько случаев поедания обвиняемыми листов доказательств. Последние несколько месяцев правоохранительные органы, поначалу сетовавшие на затянувшуюся процедуру, воспринимали задержку спокойно. В Верховном суде Татарстана не было подходящего помещения, способного вместить такое количество обвиняемых. Самое большое занимали участники нижнекамского ОПС «Татары», поэтому было принято решение о проведении судебного заседания в спортивном зале Советского РУВД Казани.

На суде «молодые», которым были предъявлены наименее тяжкие обвинения, говорили, что раскаиваются (отрицая причастность к деятельности банды), и просили дать еще один шанс. Проявили рассудительность и Безуглов с Казаковым. Понимая, что позиция «отрицал» приведет к пожизненному лишению свободы, оба давали изобличающие себя и других участников банды показания. Некоторые «старшие», напротив, хранили молчание.

Наибольшим красноречием отличался сам Тагирьянов. К выступлениям в суде готовился основательно – в руках у него всегда была увесистая стопка бумаги. Подсудимый говорил о полной невиновности и многочисленных нарушениях со стороны следствия, попутно критикуя сидевших в зале журналистов за то, что они за последние годы сделали его в глазах сына настоящим Бармалеем.

Тагирьянов заявлял, что никогда не руководил никакой бандой и даже физически не мог этого делать, поскольку во время ее существования с 1997 по 2003 годы жил в подмосковном Красногорске и занимался бизнесом. Только в 2002 году, после развода с женой, вернулся в Набережные Челны. Впрочем, подсудимый не отрицал, что приезжал в Татарстан, но только чтобы повидаться с дочерью, порыбачить и выпить сто грамм. Кроме того, он резонно отмечал, что в Набережных Челнах никто никогда не слышал об одноименной банде. С большинством подсудимых познакомился, когда они работали на его предприятии, и, возможно, «кто-то начал олицетворять коллектив с моей фамилией». При этом главарь категорически отверг обвинения в том, что у его бизнеса было какое-либо криминальное прикрытие. В подтверждение своих слов Тагирьянов рассказал, что в 2002 году, проживая в Москве, передвигался исключительно в сопровождении татарстанского ОМОНа, «пока в этом не отпала необходимость» (с ними был заключен официальный договор на охрану).

Относительно похищения Фабера подсудимый заявлял, что не имел к нему отношения, хотя на предварительном следствии давал другие показания. В частности, что знал его с конца 1980-х годов и они собирались выпускать заготовки для автомобильных дисков. Тагирьянов должен был закупать сырье, а Фабер – наладить литье. Партнеры заключили соответствующий договор, в рамках которого он передал топ-менеджеру 120 тысяч долларов. Однако тот не выполнил условий, а попытки вернуть деньги оказались безуспешными. В какой-то момент подсудимый стал думать, что Фабер может его «заказать», поскольку с учетом процентов долг вырос до миллиона долларов. На всякий случай Тагирьянов велел Дацко установить за ним слежку. Выяснилось, что высокопоставленный металлург якобы встречается с криминальными авторитетами поселка ЗЯБ, после чего заподозрил партнера в подготовке убийства и заказал похищение...

…Оглашение приговора, состоявшееся в августе 2007 года, заняло два дня. Впервые в истории Татарстана пожизненное лишение свободы получили сразу четверо подсудимых (совершенные ими преступления обвинение характеризовало «как представляющие исключительную опасность для общества»). В первую очередь – лидер группировки, признанный виновным в бандитизме, 16 убийствах (всего «тагирьяновским» вменялось 23 убийства), трех покушениях на убийство, похищении 11 человек, четырех вымогательствах, хранении оружия, уничтожении чужого имущества и прочих преступлениях. Кроме него, навсегда ушли в тюрьму 33-летний Сергей Бобков (он лично застрелил из автомата Виктора Фабера и Наталью Стародубцеву), 37-летний Олег Дацко, который в последние годы существования банды являлся правой рукой Тагирьянова, и 24-летний Данил Данилевич (похитивший шестерых человек и убивший семерых).

Пожизненное лишение свободы грозило еще двум бывшим «тагирьяновским», которые в 2002 году завязали с криминалом и занялись бизнесом, – 37-летнему Геннадию Безуглову и 34-летнему Николаю Казакову. Однако в ходе предварительного следствия и на суде они полностью признали вину и способствовали раскрытию преступлений банды. В результате, хотя Безуглову и инкриминировалось 12 убийств, а Казакову – 11, они получили 18 и 20 лет лишения свободы соответственно. Также отделался 25-летним сроком Альберт Хузин, лично убивший трех человек. Суд назначил ему наказание, не связанное с пожизненным лишением свободы, так как он указал сотрудникам правоохранительных органов место заточения Баязитова и тем самым спас заложнику жизнь.

Остальным также назначили немалые сроки – от 5 до 25 лет лишения свободы в колониях строгого режима. Двое легкостатейных подсудимых – 24-летний Константин Куртымов (находившийся в ходе судебного процесса под подпиской о невыезде) и 25-летний Ренат Телебаев отделались восемью годами лишения свободы с отсрочкой приговора на пять лет. При этом последний был освобожден из-под стражи в зале суда.

После приговора Тагирьянов получил «распределение» в колонию особого режима в Саранске. Бобков – в знаменитый «Черный дельфин», а Дацко и Данилевич направлены в «Белый Лебедь» и на остров Огненный.

Впрочем, после приговора лидер группировки на время остался в ИВС УВД Набережных Челнов. Он снова оказался под следствием и был снят с этапа перед отправкой в Мордовию. На сей раз его обвинили в организации покушения на бывшего челнинского оперативника Евгения Капустина и убийстве начальника отдела по раскрытию имущественных преступлений УГРО Набережных Челнов Вильдана Гимаева.

И тот, и другой разрабатывали «тагирьяновских» с середины 1990-х, подозревая в причастности к совершению преступлений. Судя по всему, с милиционерами у бандитов было что-то вроде кровной вражды. Так, в день похорон отца Тагирьянова тогда еще сотрудник шестого отдела МВД Гимаев задержал бандита и его людей для проверки личности. Тагирьянов попросил милиционера отпустить, обещая прийти на следующий день добровольно. Однако его доставили в милицию прямо с похорон. В дальнейшем это событие и определило судьбу Гимаева.

В 1999 году главарь банды решил разделаться с оперативниками. Однако ликвидировать собственными силами не решился, прекрасно понимая, что именно его люди первыми попадут под подозрение и могут расколоться. Он обратился к приятелям – 29-летнему Сергею Кочкину и 46-летнему судимому жителю Московской области Сергею Красинькову. В 1980-х последний жил в Набережных Челнах и работал наладчиком оборудования в швейном ателье Эдуарда Тагирьянова. С тех пор между ними сохранились дружеские отношения. Надо сказать, что Красиньков намекал бывшему руководителю, что может пригодиться ему не только в качестве наладчика.

За каждую из жертв лидер банды заплатил по 20 тысяч долларов США. Поиском киллеров для убийства Капустина занимался Красиньков, Гимаева – Кочкин. При этом о готовящейся акции отмщения своим подручным Тагирьянов ничего не сказал. Хотя они, скорее всего, догадывались о готовящихся убийствах, поскольку по его приказу следили за обоими милиционерами и передавали собранную информацию через Безуглова главарю.

Первым 4 марта 1999 года попытались убить 34-летнего Евгения Капустина. К тому времени мужчина уволился из милиции и занимал должность директора челнинского филиала телекомпании «Эфир». Когда Капустин садился в припаркованное на стоянке авто, киллер – 39-летний нижегородец Юрий Шубин – с пульта дистанционного управления привел в действие взрывное устройство, заложенное возле машины Капустина. Однако, несмотря на тяжелейшие ранения – переломы обеих голеней и травматическую ампутацию двух пальцев стопы, а в последующем и ноги, потерпевший выжил.

А в ночь с 29 на 30 сентября 2000 года другой заезжий киллер – 35-летний уроженец Владикавказа Инал Цховребов – несколькими выстрелами из пистолета смертельно ранил капитана Гимаева, который скончался на месте. Все участники преступлений за исключением Цховребова (он был убит в Челнах на разборке) были задержаны, дали признательные показания и в последующем понесли заслуженное наказание.

В 2007 году в числе прочего Тагирьянова признали виновным в убийстве журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова. Было установлено, что в 1999 - 2000 годах за авторством последнего был опубликован цикл нелицеприятных статей о социально-экономическом положении в Липецкой области после избрания в ней нового губернатора.

Давний деловой партнер Тагирьянова коммерсант Павел Сопот, имевший бизнес в Липецкой области, часто общался с заместителем губернатора по финансам и экономике. Последний пожаловался Сопоту на очередную статью, попросил найти автора и организовать его приезд в Липецк, чтобы тот смог ознакомиться с реальным положением дел в области.

Сопот пообещал помочь, тем более в дальнейшем это сулило хорошие дивиденды. Встретившись в Москве с Тагирьяновым, показал «неправильную» статью и поинтересовался, не знает ли он, как можно разыскать Домникова. При этом, «исходя из ложно понятых представлений о товариществе», главарь банды посчитал, что из-за статьи у Сопота возникли проблемы, и решил наказать обидчика. 12 мая 2000 года подчиненные Тагирьянова подкараулили журналиста в подъезде дома и нанесли несколько ударов молотком по затылку. Спустя два месяца, не приходя в сознание, Домников скончался в больнице...

С началом расследования дела «тагирьяновских» Сопот привлекался в качестве обвиняемого, однако позже дело в отношении него прекратили «за отсутствием состава преступления». Тагирьянов на следствии также заявлял о его невиновности, сообщив, что прочитал статью, в которой шла речь о фирмах-прилипалах, занимавшихся поставками оборудования на строящийся в Подмосковье завод без проведения конкурса. Фирма Тагирьянова как раз участвовала в поставках, поэтому он и проучил журналиста, чтобы тот больше не освещал эту тему. Но на суде главарь банды заявил, что не причастен к преступлению.

Спустя четыре года он все же дал показания, изобличающие Сопота (от которых, правда, отказался на суде, пояснив, что сделал признания под пытками). В результате Сопот получил семь лет лишения свободы. Следствие пришло к выводу, что он опасался смены руководства области, которое могло стать следствием публикаций критических материалов в газете, из-за чего не смог бы решить свои финансовые вопросы, поэтому пошел к Тагирьянову.

Весной 2015 года под следствие попал бывший вице-губернатор Липецкой области 61-летний Сергей Доровский. Как выяснилось, именно он был реальным заказчиком нападения на журналиста Домникова. Недовольный публикациями чиновник обратился к приятелю Сопоту с просьбой организовать нападение на возмутителя спокойствия, а тот в свою очередь подключил Тагирьянова. Доровскому было предъявлено обвинение в подстрекательстве к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, однако за день до начала судебного процесса – 12 мая – истекли сроки привлечения к уголовной ответственности, поэтому наказания он так и не понес.

Также выяснилось, что 4 сентября 2000 года в Москве Тагирьяновым было организовано нападение на заместителя генерального директора ООО «Газпром-авиа» Владимира Новосельцева. Преступники нанесли менеджеру несколько ударов молотком по голове, сломав основание черепа, а также ударили ножом в живот. К счастью, потерпевший выжил благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.

За свои злодеяния закройщик Тагирьянов был наконец водворен в колонию для отбытия пожизненного наказания. Не исключено, что когда-нибудь он еще вернется, чтобы рассказать о новых эпизодах своей криминальной биографии.

Андрей Шептицкий

«Банда тратила на подготовку по 200 тысяч рублей. В итоге более профессиональных киллеров Челны еще не знали…»

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

«Услышав выстрел, Наталья Стародубцева вскрикнула и упала в обморок, следующая пуля досталась ей»