, 25 Августа
$ 65,6046
€ 72,6243
Предложения банков
Новости
Подробно


«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

26.10.2015, 18:00

Chelny-biz.ru публикует продолжение из новой книги зампредседателя Верховного суда РТ Максима Беляева и старшего помощника руководителя следственного комитета РТ Андрея Шептицкого – «Бандитский Татарстан». В последней главе - «Умная собака кусает молча», автором которой является Шептицкий - описывается преступная деятельность «одной из самых кровожадных шаек из когда-либо существовавших в республике» – челнинской банды «Тагирьяновские». Сотрудник следкома подробно расписывает криминальную жизнь ОПС, выдавая ранее неизвестные факты. Сегодня – об эпизоде с чеченским авторитетом и войне с нижнекамской братвой.

Напомним, что книга уже поступила в продажу и пользуется популярностью у горожан.

…. «Тагирьяновским» было кого убивать. Сначала они расправились с лидерами мелких группировок, базировавшихся в родном комплексе, их было не меньше десятка. Преступления готовились очень тщательно. Банда тратила на подготовку по 200 тысяч рублей. В итоге более профессиональных киллеров Набережные Челны еще не знали.

Организацией практически всех преступлений занимался Безуглов. Друзья характеризовали его как авторитарного, жесткого и бескомпромиссного человека, который мог подготовить и совершить убийство любой сложности. Будучи человеком пунктуальным, он даже вел записи поступавшей информации о криминальных авторитетах и предпринимателях, круге их общения и прочем. Любимым высказыванием его было: «Одесса мама, Ростов отец, кто Гешу тронет, тому конец» (он был родом из Ростова-на-Дону). В работе помогали поучения Тагирьянова, который сделал из него не только портного, но и отменного киллера: «Вежливое общение – залог крепкого здоровья» и «Умная собака кусает молча». Лидер банды учил, что в случае конфликта не надо сразу никого убивать, нужно расположить к себе врага и, выждав, ликвидировать. Да еще так, чтобы труп не нашли.

Весной 1997 года у банды произошел конфликт с участниками ОПГ «Гэсовские» и ее лидером Георгием Шеклашвили. Возник он в общем-то на пустом месте: родственников одного из «тагирьяновских» чем-то оскорбили парни с ГЭС, после чего произошла драка.

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

Спустя несколько месяцев «гэсовские» похитили и избили Бобкова. Его за тысячу долларов США выкупил Тагирьянов – лично ездил отдавать деньги и… услышал от Шеклашвили много нелицеприятного. Стерпеть такое главарь не смог, а потому поставил перед Безугловым задачу истребить группировку. Вскоре «тагирьяновские» заманили приятеля лидера ОПГ «ГЭС» – Александра Ключникова на пустырь, где Бобков выстрелил ему в голову. Добить не успели: на месте «казни» неожиданно появился милицейский патруль.

Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет Арби Бацаев, планировавший осесть в Набережных Челнах и открыть автомобильный бизнес. Он поддержал Шеклашвили и помог захватить одного из «тагирьяновских». Несколько дней похищенного жестоко избивали. Бацаев заявил, что собирается уничтожить его приятелей.

И действительно, спустя некоторое время Геннадия Безуглова пригласили на автостоянку в поселке ГЭС для разговора. Гешу ждали несколько людей из группы Шеклашвили и сам Бацаев. Не долго думая, чеченский авторитет приставил к ноге Безуглова пистолет и потребовал заплатить 60 тысяч долларов США в качестве компенсации за нападение на Ключникова. Несмотря на ультимативный тон, Геше удалось снизить сумму до 30 тысяч с месячной отсрочкой платежа. Узнав об этом, Тагирьянов заявил, что платить чеченцу ни в коем случае нельзя, иначе он потом с них не слезет.

По городу Бацаев передвигался исключительно в сопровождении братьев Ключниковых. Выяснив, где родственники обычно паркуют автомобиль, Казаков, Дацко и Хузин подложили под задний мост их «девятки» радиоуправляемое взрывное устройство из трех аммоналовых шашек. Оно было установлено под задним сиденьем автомобиля, где обычно сидел кавказец.

Уже на следующий день, выследив автомобиль Ключниковых в районе остановки «Студенческая», Дацко привел взрывчатку в действие. Получив не совместимые с жизнью ожоги, Бацаев скончался на месте. Сопровождавшие попали в больницу.

В ноябре 1997 года дошла очередь и до Шеклашвили. Похитив авторитета, «тагирьяновские» вывезли его в район шлюзов Нижнекамской ГЭС и насмерть забили металлическими прутьями. Его труп, удивленно смотревший в небо широко открытыми глазами из-под первого прозрачного льда, нашли игравшие на реке подростки.

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

Конфликт с «гэсовскими» был исчерпан. Правда, в начале 2001 года «тагирьяновским» снова пришлось вспомнить о Бацаеве. Тогда им стало известно, что из Урус-Мартановского района Чечни в Набережные Челны переехал односельчанин Бацаева и интересуется обстоятельствами его гибели. Предположив, что тот собирается отомстить, на всякий случай решили избавиться и от него. Как и за всеми жертвами, за чеченцем установили слежку и, чтобы не ошибиться, снимали его на видеокамеру.

На мужчину напали, когда тот с родственником садился в автомобиль. Сначала киллер Данила Данилевич хладнокровно обездвижил спутника приезжего, прострелив ему ногу, затем подошел к автомобилю, в котором находился чеченец, и застрелил его.

Следующей жертвой стал криминальный авторитет из города Никольска Пензенской области Олег Васьков по кличке Боксерчик. В 2000 году он пришел в московский офис Эдуарда Тагирьянова и попытался навязать «крышу» за ведение бизнеса на подконтрольной территории. Лидер банды обратился к заместителю Безуглову и велел убить вымогателя, имени которого он тогда, кстати, и сам не знал.

Васькова нашли на родине, в Никольске, потратив на это немалые деньги. Но прежде чем приступить к ликвидации, люди Тагирьянова засняли жертву на видео, а пленку передали шефу для опознания. Узнав в провинциале обидчика, главарь дал отмашку на убийство.

Весной 2001 года в Пензу выехала группа киллеров. Здесь они сняли квартиру и по поддельному паспорту приобрели «девятку» с местными номерами, чтобы не привлекать внимание в небольшом Никольске.

Боксерчика убили утром 21 апреля 2001 года, когда он вышел из подъезда своего дома и направился в магазин. Здесь его уже поджидал автомобиль с киллерами. Олег Дацко расстрелял авторитета почти в упор из двух пистолетов ПСМ на глазах жены и соседей. Мужчина скончался на месте, а «тагирьяновские» спокойно скрылись с места преступления, бросив автомобиль и оружие. Это было самое дерзкое убийство за всю историю 25-тысячного Никольска.

В 2001 году та же участь ждала лидеров куда более крупного преступного формирования Автограда – ОПС «Боксеры», контролировавшего весь поселок ЗЯБ и считавшегося одним из самых сильных и жестоких группировок города. Тагирьянов решил приударить за работницей ночного клуба Челнов, с которой познакомился на базе отдыха «Птичка». Он не подозревал, что девушка общается с лидером «боксеров» Станиславом Оливановым. И вот как-то, находясь в гостях у приятельницы, «боксер» обнаружил, что Тагирьянов скидывает ей на пейджер сообщения с просьбой позвонить. Авторитет пришел в бешенство и решил разобраться с нахалом. По другой версии, у «тагирьяновских» и «боксеров» возникла неувязка с поставками ГСМ, которыми занимались обе группировки.

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

Так или иначе, к Тагирьянову, приехавшему в Челны из Москвы и остановившемуся в гостинице «Премьер», явился Оливанов со своим другом, также лидером «боксеров» Закиуллой Зайнутдиновым по кличке Архимед. Экзотическое греческое прозвище он получил еще в школе, где был отличником по алгебре и геометрии.

Разговор, судя по всему, был не из приятных, поскольку горе-ухажер дал Безуглову приказ ликвидировать обоих «боксеров» как потенциальную угрозу. В последующем в клубе «Батыр» зазноба случайно встретилась с Тагирьяновым, который сказал, что к нему приезжал Оливанов и если она не хотела встречаться, то могла просто позвонить и сказать об этом.

За Оливановым была установлена слежка. Кроме того, недалеко от подъезда его дома поставили старый «Москвич», в котором находился сканер с диктофоном, куда на протяжении месяца записывались все разговоры Оливанова («жучок» врезали в кабель домашнего телефона авторитета). Наблюдение продолжалось около двух месяцев. Собрав необходимую информацию, Безуглов назначил дату убийства, приурочив его к своему дню рождения – 14 октября.

Накануне «боксер» гулял на свадьбе у друга, оттуда позвонил жене, попросил поставить будильник на пять часов утра и собрать поесть, так как планировал ехать на охоту. Около полуночи Оливанов подъехал на автостоянку на своем «BMW Х5». Когда он зашел в подъезд, из колясочной вышли два киллера – Казаков и Дацко. Первый несколько раз выстрелил в мужчину, после чего пистолет заклинило. Тогда второй подошел к лежавшему на полу «боксеру» и добил контрольными выстрелами в голову. Затем все поехали к Безуглову праздновать день рождения.

После смерти Оливанова его ближайший сподвижник Архимед провел собственное расследование и пришел к выводу, что к преступлению причастны «тагирьяновские». Правда, отомстить так и не успел: попал в больницу с сердечным приступом. Выписавшись за месяц до гибели, в разговоре с дочерью Зайнутдинов обмолвился, что чувствует слежку, поскольку на трассе, ведущей в село Новотроицкое (там проживали его родители), часто стоят подозрительные автомобили. Авторитет не ошибся: киллеры готовились к ликвидации…

Информация о том, что Архимед ищет убийц друга, дошла до Тагирьянова. В это время Безуглов по делам уехал в Москву, поэтому организацией преступления занимался Дацко. Рано утром 19 июня 2002 года «боксер» сел в свой «ВАЗ-21012» и поехал в Набережные Челны. На полпути дорогу ему преградил милицейский автомобиль. Ряженый сотрудник ГИБДД («молодой» Василий Суэтин) жезлом велел водителю остановиться. Авторитет вышел из машины и направился в сторону «гаишника». Когда между ними оставалось несколько метров, другой «милиционер» Данила Данилевич вытащил ПМ с глушителем и разрядил в Зайнутдинова всю обойму.

После этих убийств преступное сообщество «Боксеры» стало распадаться. Были попытки реанимации ОПС, в частности, мафиози хотели объединиться с «гэсовскими», но в конце концов их криминальная активность сошла на нет, а через пять лет они попали под следствие.

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

Уже в 2003 году один из лидеров нижнекамской группировки «Татары» Ильдар Ахметов (Сухой) также попытался «крышевать» Тагирьянова, который построил в Нижнекамске развлекательный комплекс «Парадиз». Сухой не подозревал, что имеет дело с не менее кровожадным бандитом. Ахметов пришел в казино, устроил там дебош и заявил хозяину, что тот должен платить ему деньги, потому что построил казино на территории «Татар».

Тагирьянов отказался от предложения, и через несколько дней Безуглов получил задание на очередное убийство. Он пригласил Гешу в «Парадиз», провел в казино и показал игравшего там Ахметова.

К выполнению крайне деликатного поручения Безуглов привлек самых проверенных друзей: Бобкова, который вызвался застрелить авторитета, Хузина и Дацко. В начале ноября 2002 года киллеры сняли в Нижнекамске квартиру по поддельному паспорту Бобкова (мужчина при любом удобном случае приобретал документы, чаще всего у алкоголиков, и вклеивал свои фотографии) и установили слежку за Сухим. Вскоре было установлено, что Ахметов передвигается на автомобиле «ВАЗ-2112» с водителем-телохранителем.

Впрочем, добраться до него было не так просто. Сухой ночевал в разных домах и появлялся в них в любое время, пытаясь соблюдать конспирацию. Тем не менее «тагирьяновские» выяснили, что в одну из квартир на проспекте Мира авторитет захаживает чаще, из чего был сделан вывод, что это и есть дом Ахметова. Челнинцы почти не ошиблись. В доме жила бывшая сожительница «татарина», к которой он приезжал повидаться с детьми. После месяца наблюдений было принято решение: убийство лучше совершить в подъезде этого дома, когда мужчина вернется из казино «Парадиз», где находился большую часть свободного времени. Единственную сложность представляло то обстоятельство, что Сухой всегда был с охранником, который провожал его до подъезда, а порой и до двери квартиры.

12 ноября 2002 года в полночь Безуглов приехал к «Парадизу», где стоял автомобиль лидера «татар». Геша прождал хозяина до пяти утра, когда тот вышел в сопровождении охранника.

Безуглов сообщил об этом по рации Дацко, который находился в автомобиле недалеко от подъезда жертвы и наблюдал за обстановкой. Тот в свою очередь, увидев подъезжавшего авторитета, передал Бобкову, что Ахметов идет домой, а впереди него на небольшом расстоянии охранник.

Получив сообщение, Бобков, вооруженный ПМ с глушителем, и Хузин встали за дверью подъезда, договорившись, что пропустят охранника, а когда зайдет Сухой, Бобков выстрелит. Через минуту они услышали, как кто-то открывает кодовый замок. Охранник сразу заглянул за входную дверь, где стояли киллеры. Бобков пальнул ему в грудь, и тот осел на пол. Стрелявший сразу выскочил на улицу и произвел в убегавшего Сухого шесть выстрелов, но тот сумел скрыться за углом.

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

На следующий день киллеры вернулись домой в Набережные Челны, а Безуглов встретился с Тагирьяновым в «Парадизе» и рассказал об осечке. Лидер банды ничего не ответил, но совершить повторное нападение не просил.

В результате покушения телохранитель Сухого скончался на операционном столе от острой кровопотери и остановки сердца. Сам Ахметов отделался легким ранением и подался в бега. Это едва ли не единственный случай, когда преступники не смогли довести дело до конца. При этом Сухой был уверен, что убийство «заказал» лидер другой нижнекамской группировки Мамша либо его собственные товарищи.

От своих «гуманных» принципов не брать чужого «тагирьяновские» отступили в декабре 2001 года, похитив и убив московского предпринимателя Олега Куликова – выходца из Набережных Челнов, хорошо знакомого с Тагирьяновым. Последний, будучи весьма предприимчивым человеком, постоянно искал новые способы зарабатывания денег. Правда, раскрутив очередной бизнес-проект, сразу переключался на другой, ставя у руля своего коммерсанта и деля с ним прибыль пополам.

Так же вышло и с Куликовым. Одно время Тагирьянов плотно работал в Москве с «Газпромом». Однако через какое-то время занялся строительством ночного клуба в Нижнекамске. Вести московский бизнес он предложил земляку. Партнеры учредили фирму «Юнеко-Авиа», главой которой стал Куликов. Согласно договоренности Тагирьянов должен был получать 50 процентов доходов. Поначалу все шло хорошо. Однако неожиданно партнеры поссорились из-за того, что лидер банды изнасиловал любовницу Куликова.

Здесь стоит сделать небольшое отступление касательно взаимоотношений бандита со слабым полом. По словам его многочисленных женщин, главарь имел явно садистские наклонности. Часто избивал подруг, любил плетки, ремни и прочую атрибутику в стиле «садо-мазо» и при случае говаривал, что ненавидит всяких «эмансипированных сук». Однажды «тагирьяновские» похитили несовершеннолетнюю челнинку и устроили групповое изнасилование. При этом записали все на видео и пригрозили в случае чего показать кассету родителям. А в 2003 году в ночном клубе «Цунами», будучи в подпитии, Тагирьянов попытался познакомиться со стоявшей у барной стойки девушкой. Ухажер предложил чего-нибудь выпить, а когда та отказалась, ударил пивной кружкой по голове. Потом, взяв за волосы, стал бить головой о прилавок. Когда она упала, еще и пинал. Впрочем, на следующий день все же извинился. Другой девушке, подрабатывавшей проституткой, за излишнюю болтливость по указанию изверга отрезали ухо садовыми ножницами...

«Конфликт принял серьезный оборот, тем более что в него вмешался чеченский криминальный авторитет…»

Но вернемся к истории с «Юнеко-Авиа». Узнав об изнасиловании подруги, Куликов послал бандита подальше, заявив, что тот больше не получит ни копейки. Посчитав себя обделенным, Тагирьянов решил отомстить, тем более что надо было восстанавливать финансовое благосостояние, подорванное в результате проигрышей в московских казино.

Сначала Тагирьянов организовал фирму-близнец «Юнеко-Авиа», которая начала уводить заказы у Куликова, а с осени 2001 года стал намекать Новикову и Безуглову, что бывший партнер обделяет их. Поначалу Геша предложил уладить вопрос миром, но главарь сказал, что раз он сам вел с Куликовым бизнес, сам и разберется. А вскоре Новиков сказал Безуглову, что общего языка найти не удалось и надо «решить проблему», то есть похитить коммерсанта, получить за него выкуп и убить. Таким образом они возвращали потерянные деньги, а заодно убрали конкурента, что давало возможность спокойно развиваться фирме-близнецу «Юнеко-Авиа».

Новиков к этому времени уже располагал информацией о том, что на счета Куликова из ООО «Газпром-авиа» должны поступить около миллиона долларов за капитальный ремонт вертолета Ми-8.

В Москву были вызваны почти все «тагирьяновские». Под видом сотрудников милиции они остановили автомобиль коммерсанта, скрутили мужчину, завязали глаза и отвезли на предварительно снятую в Подмосковье дачу. У Куликова потребовали за освобождение миллион долларов. При этом разговоры с пленником вел один из «молодых», так как «старших» Куликов знал по голосу. В течение недели потерпевшего держали пристегнутым наручниками к батарее, дожидаясь поступления денег на счет «Юнеко-Авиа». Когда, наконец, это произошло, пленник позвонил в офис и распорядился перевести средства на счета подставных фирм, названных «тагирьяновскими». В результате деньги ушли куда-то в Черногорию, а Куликова задушили и зарыли в лесу. После этого Тагирьянов, все еще крайне нуждавшийся в средствах, решил, что похищение людей – наиболее перспективный способ заработка.

Андрей Шептицкий