, 17 Сентября
$ 74,9278
€ 88,8644
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 30 042 299 человека. В России: 1 085 281. В Татарстане: 6 923. В Челнах: 840
Новости
Подробно


«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

27.12.2019, 23:53

«Закон в принципе не совершенен, в данном случае он не панацея, поэтому нужно мнение простых обывателей – присяжных», – говорит известный в Набережных Челнах правозащитник Евгений Котов, рассказывая историю мужчины, который на протяжении девяти месяцев находится за решеткой. Его подозревают в убийстве своего 53-летнего соседа, Котов считает, что он невиновен, но не потому, что является его адвокатом. Защитник с 20-летним опытом в своей карьере второй раз сталкивается с подобной ситуацией – когда человек, абсолютно не способный на преступление, рискует получить реальный срок. Котов намерен добиваться правды и надеется «исключить жесткую юриспруденцию и подключить понимание на бытовом уровне». Детали дела – в материале Chelny-biz.ru с разрешения подозреваемого.

«УБЕГАЕТ ЗА ТОРЕЦ ДОМА – В СТОРОНУ МАГАЗИНА «ПЯТЕРОЧКА». ТАМ ТРУП И БЫЛ ОБНАРУЖЕН»

Банальную кровавую разборку, не удивляющую своими масштабами, и которая, скорее всего, в полицейской сводке являлась «рядовой», могут вынести на суд присяжных. Впервые в Набережных Челнах. Этого требует единственный обвиняемый по делу – сосед убитого – Рузалин Мингазов.

Инцидент произошел 24 марта этого года в поселке ГЭС. 53-летнего челнинца с ножевым ранением в живот обнаружили возле магазина «Пятерочка». Тело лежало на асфальте. Пользователи соцсетей возмущались тем, что труп пролежал на земле несколько часов. Подробности происшествия не выдавались.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

Все мельчайшие детали раскрыл известный адвокат Евгений Котов, которому письменное разрешение осветить дело в прессе дал его подзащитный. Впервые за 20-летний опыт работы в качестве защитника Котов вынужден обратиться в СМИ, так как считает своего подзащитного невиновным, и тот может понести незаслуженное наказание за то, чего не совершал. С несправедливостью Котов встречается в практике второй раз.

– Там есть объективная картинка. Нападение произошло у первого подъезда жилого дома, расположенного в 10 комплексе в поселке ГЭС. В материалах дела имеется запись с камер видеонаблюдения детского сада «Аленький цветочек», – поделился Котов. – Правда, там очень плохо видно. На улице март, потерпевший бродит возле подъезда в легкой курточке. Становится понятно, что это он и есть, только после убийства. В какой-то момент открывается подъезд, кто-то там возле двери стоит. Потерпевший туда не подходит. Мой подзащитный говорил, что он выходил покурить. Он видел его, он там бродил – это все подтверждается. Через определенное время в подъезд с торца дома подходит другой человек и заходит внутрь. В этот момент потерпевший стоит возле подъезда. Спустя еще несколько минут подходит со стороны – предположительно главный свидетель – в серой куртке и в капюшоне. Вот они вместе с потерпевшим стоят. Вдруг из подъезда вылетает кто-то, мелькает тень и спустя буквально несколько секунд потерпевший убегает за торец дома – в сторону магазина «Пятерочка». Там труп и был обнаружен, то есть он добежал, упал и скончался.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

Обвинение, по словам адвоката, строится против его подзащитного на показаниях одного ключевого свидетеля, того самого в серой куртке и капюшоне. Он находился во время преступления рядом с потерпевшим и по факту должен был все видеть. Казалось бы, все просто и логично… Любопытный факт, что именно этот человек был задержан первым. Судя по всему, причиной этому явилось то, что у мужчины уже имелась непогашенная судимость.

– Его задерживают 29 марта – он дает показания без фамилий: «Да, человек из подъезда вышел, сказал «За базар ответишь», ударил его ножом, мне еще угрожал». Вот все его показания. Утром 30 марта его формально освобождают по этому делу, но задерживают по второму – выясняется, что 25 марта он отжал у кого-то телефон, то есть на следующий день после убийства. Мне кажется, что его и не отпускали. Так этот ключевой свидетель, уже 9-го апреля дает прямые показания против Мингазова. У нас есть фото таблица: он там стоит в наручниках, задержанный уже по-своему делу, то есть под контролем оперативников. Почему он на него указал? Есть рапорт: единственный человек, который похож на убийцу по описанию этого свидетеля – Мингазов.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

«СЕЙЧАС ЭТОГО МУЖЧИНУ НИКТО И НЕ ОПОЗНАЕТ, И НИКТО НЕ ПОВЕРИТ, ЕСЛИ ЭТО НЕ МИНГАЗОВ. ТОГДА ДЕЛО «ГЛУХАРЬ»

Ключевой свидетель по делу об убийстве ныне уже осужден и сейчас отбывает срок в колонии в Уфе.

– Его показания такие: он стоял с погибшим возле подъезда, тот ругался, кричал матом, показывая на верхние этажи. Здесь стоит отметить, что мой подзащитный живет на первом этаже. После ругани потерпевшего, через пару минут вылетает человек, со словами «За базар ответишь» и тут же режет его. Соседи подтверждают, что у потерпевшего действительно были неприязненные отношения с соседом, чья квартира расположена на верхнем этаже.

Адвокат не исключает, что к преступлению может быть причастен совсем другой жилец этого подъезда. Именно к нему «жертва» несколько лет назад ломилась с топором в руках. Погибший состоял на учете в ПНД.

– ­ У него были конфликты с соседями, с одним из них наиболее заметный, но это не Мингазов, – уверен Котов. – По нашей информации, у потерпевшего уже давно сложились с ним неприязненные отношения. Еще с молодости идет: они одногодки, вместе в училище учились, призывались. Погибший ему еще в 2014 году долбился топором, дверь ломал. Есть заявление в полицию, показания соседей. Окна и балкон его квартиры как раз выходят в сторону подъезда. Я не знаю, почему его не отработали, следствие его просто допросило. Сейчас этого мужчину уже никто и не опознает, и никто не поверит, если это не Мингазов. Тогда дело «глухарь».

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

Тот, на кого имеются подозрения у адвоката Котова, следствию выдал версию, что ездил с женой за продуктами в магазин. По приезду находился дома и никуда не выходил. О происшествии узнал из соцсетей.

– При этом ему звонил Мингазов и уточнял у него номер телефона сестры убитого. Мой подзащитный искал родных, чтобы сообщить о том, что с его соседом случилась беда. Это нормально? Человек, если порезал, будет искать родных? Он позвонил сестре. Она попросила, чтобы его не увозили. Мингазов это передал врачам и сотрудникам полиции. А тот, на кого у нас имеются подозрения, даже из дома не вышел. Жена его вышла погулять с собачкой, но к толпе не подходила. Ему прямо говорят по телефону, он не реагирует, ему все равно, а жена идет гулять с собачкой в самое подходящее время. Нормально это? Мне кажется, что нет. Тем более для гэсовского менталитета, для людей, которые давно там живут все одной компанией. Я не верю, не верю. И нет этого видео с «Пятерочки», кто там подходил, нет. А его изъяли, у нас есть ответ официальный.   

Тем не менее, под стражей по обвинению в убийстве из хулиганских побуждений продолжает оставаться Рузалин Мингазов. Мужчину задержали еще 9 апреля после прямых показаний того самого ключевого свидетеля, который именно в нем опознал убийцу. Однако позже он же заявил, что мог ошибиться при опознании – данный факт еще больше веет сомнение.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

– Так, 8 августа следователь едет к нему в лагерь в Уфу, допрашивать его с применением видеозаписи. «Я ошибся, наверное, я уже сейчас не уверен, у меня память плохая, может я не того опознал», - говорит уже он следователю. С чего вдруг его понесло? Где-то его кто-то сломал, а тут он из-под контроля вышел, уехал туда и все. Есть информация, что он, будучи арестованным, сокамерникам говорил: «Я опознал этого Мингазова, потому что настояли оперативники». Но эту информацию мы проверить не сможем, потому что того, кому он это говорил, сейчас никто не допросит – это первое, обеспечить его явку мы не сможем, и третье – любой сотрудник скажет, что он просто оправдывался перед сокамерниками, почему он сдал человека. Да, теоретически он мог оправдываться. Почему он потом следователю сказал, что не уверен… Может совесть заиграла, не знаю. Но веры ему нет, – отмечает адвокат.

«ОН НЕ БОИТСЯ НАКАЗАНИЯ, ИЗ-ЗА НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ СТРАДАЕТ. ЭТО ВИДНО СРАЗУ»

Что касается Рузалина Мингазова, которого следствие считает «убийцей» соседа, с момента задержания утверждает, что не причастен к преступлению. Обвиняемый и вовсе его боялся, как отмечает Котов, потому что у того были проблемы со здоровьем. Мотив преступления также в его действиях не усматривается. Психолого-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым, никаких отклонений и особенных свойств личности нет.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

– Он и экспертам говорил, что не причастен к преступлению. У него изъято четыре ножа – один ржавый в гараже, три в квартире. Проведена экспертиза, причем по-нашему ходатайству, которая два ножа исключила категорически, еще два – один из гаража, один из дома, ответ: «возможно ножом, представленным на исследование или схожим по конструкции». Это хозяйственно-бытовые ножи, любой нож на кухне возьми, если он по размеру подходящий – пожалуйста. Разве это доказательство? Свидетель говорит, что убийца выбежал с двумя ножами, положил их во внутренний карман. Куртка Мингазова исследовалась, там нет крови! У него на лацкане есть пятно, но видовая принадлежность не определяется. Там даже понять невозможно, человека кровь или животного. У ключевого свидетеля есть кровь на куртке, но он говорит, что подбегал и подкладывал куртку. Там в принципе крови не было, удар пришелся на живот, кровотечение было внутреннее.   

Отметим, что расследование уголовного дела уже завершено. Следственные органы направили его в прокуратуру, но оттуда его вернули на дополнительное расследование. По некоторым данным, сейчас дело разбирают на уровне прокуратуры Татарстана. Ходатайство с требованием прекратить уголовное преследование направлял и Евгений Котов. Стоит отметить, что в ходе следствия большую работу провел и второй защитник обвиняемого – Владимир Корсаков, бывший следователь Автозаводского отдела. Он и сейчас в деле. Адвокаты уверены полностью в непричастности к преступлению своего подзащитного.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

– Мингазов говорит-то размеренно, спокойно, у него свойство характера, что он как будто нервничать то не умеет, а только плакать. Его из себя вывести практически невозможно. С ножами бегать – это не про него. Убийца сказал: «За базар ответишь». Мингазов не владеет блатным жаргоном. Человек бесхитростный, простой. Он не боится наказания, а страдает из-за несправедливости. Это видно сразу, тут не надо быть психологом, чтобы понять, что внутри у него творится. Исправить эту несправедливость будет невозможно в случае осуждения невиновного. Как ему помочь, я не знаю? Мы обсуждали и считаем, что единственный выход – это суд присяжных. Хотя практики у нас такой совсем нет, – отмечает Котов. – Мы не видим альтернативы, как донести истину. Существенных грубых нарушений в деле нет. Ссылаться на юридические тонкости здесь сложно, мы все скованны этими рамками. Присяжные – они простые обыватели. Вот исходя из общения с моим подзащитным почему-то представляется, что, послушав его, будет достаточно, чтобы понять, что он не способен совершить убийство. Убийства бывают разные: бытовые, в ссоре, семейные, дружеское застолье, в пьяном угаре и прочее. Здесь понятно все – эмоции перехлестывают. Убийство из личной неприязни, то есть мотив должен быть устоявшимся, который сформировался задолго до убийства и вылился по незначительному поводу, либо сформировался внезапно, в ссоре. В данном случае, выходить безэмоционально, не имея мотива, в присутствии постороннего человека, наносить удар ножом и подтверждать, что убил его за слова... Для этого надо все-таки обладать определенной дерзостью, либо негативом очень сильным по отношению к потерпевшему. Характер должен быть более решительный. Мингазов такими свойствами не обладает. Поэтому, исходя из этих побуждений, и с учетом того, что доказательства не представлены, по которым могли бы убедиться, что это именно он совершил – его решение правильное – пытаться донести до суда присяжных, что этот человек не способен совершить открытое, очевидное убийство.

«МОЯ РЕПУТАЦИЯ НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ ПО СРАВНЕНИЮ С ВОПИЮЩЕЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬЮ, ПОЭТОМУ И НЕ БОИМСЯ ОТКРОВЕННО ВЫСКАЗЫВАТЬСЯ»

По словам Котова, желание привлечь к разбирательству дела суд присяжных он не связывает с недоверием суду. Загвоздка может быть в наличии прямых показаний на его подзащитного.

«Как ему помочь, я не знаю? Единственный выход – это суд присяжных»

– Если присяжные признают обвиняемого невиновным – человек подлежит освобождению сразу после вердикта, судья удаляется в совещательную комнату выносить оправдательный приговор на основании вердикта. Но если присяжные признали человека виновным, а судья убежден, что это не так, то он вправе распустить коллегию. Я не считаю, что судья единолично не сможет разобраться. Он видит человека, понимает его, но есть прямые показания, которые надо оценивать. Пусть даже если они откорректированы, пусть человек сомневается, но тем не менее они есть первоначальные. При таких обстоятельствах, конечно, судье сложно. Здесь надо исключить жесткую юриспруденцию и подключать понимание на бытовом уровне. Может быть это поможет, а может нет.

Ранее в своем интервью Chelny-biz.ru Евгений Котов делился историей парня с татуировками и о том, как намного сложнее защищать невиновных.

– Да, есть уже опыт печальный, много лет назад осудили человека, и было понятно, что это не он виновен, откорректировали показания, не смог я доработать это дело до конца. Тогда я убедился, что не тот человек осужден. Вот этот осадок остался на долгие годы и по сути сейчас новый виток. Пусть лучше дело останется не раскрытым, чем сядет невиновный. Моя репутация ничего не значит по сравнению с вопиющей несправедливостью, поэтому и не боимся откровенно высказываться. Главное – человек, который может понести наказание незаслуженно. Закон в принципе не совершенен, в данном случае он не панацея, поэтому нужно мнение простых обывателей – присяжных.

Олеся Аверьянова

Фото: Chelny-biz.ru, ugorizont.ru, moment-istini.com